Свиток и зеркало

Архитекторы бюро ATRIUM разработали в конкурсе концепций для Туркестана четыре проекта; один из них победил в своей номинации и будет, вероятно, реализован.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

12 Октября 2019
mainImg
Серию концепций для Туркестана архитекторы бюро ATIRUM разработали поздней осенью 2018 года как отклик на задание открытого международного конкурса. «В этот момент в нашем, как правило достаточно напряженном, графике образовалось небольшое затишье, и мы с коллегами решили поучаствовать в конкурсе, – рассказывает Вера Бутко. – Увидели объявление на Архи.ру. Такого рода открытые конкурсы – хороший способ развивать в команде креативное мышление и не застаиваться. Они позволяют высказывать и отрабатывать достаточно смелые идеи на примере интересной типологии, в данном случае – целого общественно-музейного комплекса. У нас есть неплохой опыт работы над проектом земли Олонхо и «Парка будущих поколений» для Якутии, где также требовалось осмыслить национальную идентичность. Так что тема в целом была близка и интересна».

Сверхзадачей конкурса было осмыслить значение города Туркестана ни много ни мало как центра культуры тюркских народов: символического и даже в некотором роде географо-геометрического. Туркестан, россиянам известный больше всего по картинам Верещагина и словам товарища Сухова из «Белого солнца пустыни», – город очень древний, старше Москвы лет примерно на шестьсот. Туркестан – это средневековые Яссы. В XII веке в здесь жил поэт и философ, один из первых тюркоязычных мистиков суфизма Ахмед Яссауи, чье имя, как несложно понять, переводится как Ахмед из Ясс. По легенде он – ученик ученика пророка Мухаммеда, чья жизнь была божественно продлена ради того, чтобы передать Яссауи наследие учителя в символическом воплощении косточки хурмы. В конце XIV века Тамерлан, разгромив хана Тохтамыша – того самого, который ранее сжег Москву, – в честь своей победы построил над могилой Яссауи большой мавзолей и рядом мечеть, которая впоследствии стала одним из значительных центров мусульманства.

Мавзолеи Ходжи Ахмеда Яссауи (2 план) и Рабиа Султан Бегима (1 план)



Словом, сравнительно небольшой город, с населением порядка 160 тысяч человек, традиционной планировкой и застройкой преимущественно домами «частного сектора» – на самом деле исключительный по значению памятник, сейчас подана заявка на его включение в список ЮНЕСКО. В Туркестане немало и построек недавнего времени, в основном в духе традиционализма 1990-х, к примеру большая новая мечеть и университет; многое появилось к празднованию полуторатысячелетнего юбилея Ясс в 2000 году. Уже тогда было ясно, что город трактуется как памятник – сейчас руководство Казахстана запланировало усилить культурно-историческую составляющую и возвести, помимо существующих, несколько новых комплексов, а именно: Дворец школьника, Музей Ходжи Ахмеда Яссауи и Центр Назарбаев-Казахстан. Для чего и был проведен международный конкурс, хотя участки строительства, с которыми работали его участники, были обозначены как условные.

Архитекторы ATRIUM разработали концепции по всем трем темам, и предложенный ими проект центра Назарбаев-Казахстан занял первое место и был принят к реализации. Хотя, как, впрочем, это нередко случается, принята концепция, о чем организаторы уведомили авторов, а всю прочую работу, начиная со стадии Проект, в Туркестане планируют «выполнить самостоятельно». Ну что же, будет видно, какие формы приобретет в том числе победивший проект Назарбаев-центра. Однако конкурсные проекты, предложенные ATRIUM, интересны именно как серия, поскольку даже в эскизно-концептуальной форме представляют собой сплав смелой современной формы, уместной для жанра общественного центра и музея, и творчески переосмысленных местных традиций, тем более что материала для размышлений в Яссах/Туркестане более чем достаточно. Да и тема непротиворечивого соединения нового и старого, которая в последние годы неплохо удается Вере Бутко и Антону Надточему, интересна сама по себе.

Музей Ходжи Ахмеда Яссауи
Конкурс не предполагал точной привязки к местности, но музей Ходжи Ахмеда все же гипотетически мог появиться на площади перед его Мавзолеем времен Тамерлана XIV века, с ребристым майоликовым куполом, ковровым орнаментом стен и внушительной аркой входа.

Архитекторы ATIRUM предложили две версии, и в обоих случаях здание трехъярусное, с одним подземным этажом, где размещается библиотека, медиазона, залы для временных выставок, офисы администрации и техпомещения. В уровне земли авторы разместили экспозицию, посвященную жизнеописанию Ходжи Ахмеда, а на втором этаже – литературный музей, цитаты трудов и исторические артефакты. Музей, таким образом, в своей надземной части растет от жизни к творчеству, а в подземном пространстве подчиняется правилам современного музейного проектирования, где нижний ярус как правило оставляют для помещений тоже важных, но не требующих дневного освещения и в той или иной мере технических.

Версия 1
Наиболее проработана и, сразу признаюсь, красива. В основу проекта положено две идеи: космического зеркала как «важнейшей метафоры суфийской философии»: человек созерцает себя в Боге, и становится зеркалом, «в котором Бог созерцает Свои имена и свойства» [Ибн Араби, Учение о творении]. Вторая идея – свитка с божественными откровениями, посланными пророкам: архитекторы трактуют свиток как обоснование повествовательного пространства, линейной структуры музея, организующей постепенное движение зрителя и последовательное восприятие им информации о 63 годах земной жизни учителя, с 1103 по 1166, – затем Ходжа Ахмед удалился в закрытую келью, утверждая, что его глаза недостойны видеть солнце. Как развертывается свиток, постепенно знакомя нас с заключенным в нем знанием, так разворачивается и экспозиция, ведя посетителя музея по маршруту. И как Бог отражается в очищенной душе достойного человека, так в зеркале музейного фасада отражается, по словам авторов, душа Ходжи Ахмеда.
Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
© ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    1 / 3
    Логотип проекта и ключевое изречение. Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    2 / 3
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    3 / 3
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION

Оба подхода исключительно красивы внешне и внутренне, поскольку объединяют основанное на исторических текстах «литературное» обоснование и выразительную современную форму. Зеркальный фасад представляет собой объемную конструкцию, обнимающую квадрат музея с трех сторон. Конструкция облицована идеальным полированным металлом, прекрасно отражающим окружение, – ее можно было бы сравнить с ширмой, но на торцах она расширяется, образуя две «муфты» входов.
Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
© ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
© ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION

В верхней части фасад загибается крупным «карнизом», который, конечно, на карниз похож очень отдаленно, поскольку плавно продолжает зеркало вертикальной поверхности, отражая окружающую музей площадь сверху. Цоколь отсутствует, и зеркало вырастает прямо из земли, становясь замечательным визуальным аттракционом. Площадь вокруг удваивается в отражении, но главное – одно из крыльев зеркального металлического объекта-оболочки нацелено точно на прямое отражение Мавзолея XIV века: самый ценный на площади памятник удваивается, не искажаясь в изгибах, так что мы можем встать между подлинником и отражением, увидев в зеркале еще и себя.
Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
© ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION

Надо ли говорить, что зеркальный металл – один из любимых материалов современной архитектуры, что неудивительно исходя из его замечательных пластических свойств. Используется он не слишком часто, а лишь тогда, когда требуется создать эффект значительной притягательности, что в случае с площадью Мавзолея в Туркестане, пожалуй, надо признать оправданным. Впрочем, прием помещения остросовременного здания в историческую среду принадлежит к числу достаточно давних модернистских находок: здание простых форм и современных материалов отражает исторические постройки не методом копии, а буквально, как зеркало, – выраженный таким образом поклон окружению оказывается уважительным, но не подобострастным. Полированный металл в этом смысле – новое стекло, он зеркальнее, в нем меньше швов и он больше похож на скульптурный объект. Такое здание – конечно же, вариант скульптуры неомодернизма, оно гибкое, текучее как ртуть, но в то же время не видит в себе антагониста историческим памятникам, напротив, все рассчитано так, чтобы музей стал зеркалом почитаемого объекта, не только отражая его, но и помещая в раму. Зеркало также дает замечательную возможность наложить контурный портрет Ходжи Ахмеда и слова заголовка прямо на изображение Мавзолея, причем не медийное и не распечатанное на гигантском баннере, а живое, что особенно притягательно.

От стекла в проекте используется не способность отражать, а прозрачность. Стеклянные фасады прикрывают с четвертой стороны лабиринт, созданный гибким меандром «свитка» стен. Их планировалось покрыть светло-терракотовой керамической плиткой средневекового формата, напоминающей плинфу, из которой сложен сам Мавзолей. Стены часто изгибаются и загибаются кверху, почти так же, как и карниз металлической части, как будто здесь начинаются своды, хотя «карнизы» поддерживают стеклянный потолок, насыщающий интерьер естественным светом, формируя эффект законсервированных руин: посетитель как будто бы ходит внутри города, сохранившегося отчасти, откопанного археологами из какого-нибудь пепла и накрытого стеклянным колпаком. Учитывая, что средневековый город в Яссах, к сожалению, не сохранился, «бухарских улочек» здесь нет, данное решение выглядит как уместная компенсация ощущений, тем более что не притворяется ни старым городом, ни разрушенным дворцом эмиров, а лишь интерпретирует тему, улавливая ее на эмоциональном уровне.
  • zooming
    1 / 4
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    2 / 4
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    3 / 4
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    4 / 4
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION

Третья составляющая это, конечно, лазурная керамическая плитка, символ средневековой архитектуры Средней Азии. Она сочетается с «плинфой» таким же образом, как сочетается древняя плитка с настоящей плинфой на стоящих рядом памятниках. Но поверхности лаконичнее, а рисунок наделен несвойственной среднеазиатским орнаментам вольной асимметрией, его кристаллическая решетка более гибка, хотя и удерживает масштаб. Как будто там, в XIV веке молекулярная структура жестче, а сейчас подвижнее.

Плинфяная и эмалевая фактуры стен делят зоны влияния и вступают в диалог, позиции которого очень отчетливы. Во-первых, бирюзовые изразцы – поверхность внешняя, отделочная, а кирпичная поверхность внутренняя, она должна быть отделана, и если открыта, то перед нами либо недоделка, либо пример вандализма, руинированная часть, как на входной арке исторического Мавзолея; или образ руины. То же самое мы наблюдаем на фасадах ренессансных церквей Италии, и надо сказать, что соседство отделанной идеально и вовсе не декорированной поверхности стало важной темой современной архитектуры. В проекте музея авторы, реагируя на коннотации двух тем, распределяют их соответственно. Бирюзовая глазурованная – внешняя по определению – поверхность становится основной для небольшого треугольного объема касс, гардероба и кафе. Он технический и скрыт от Мавзолея металлической «ширмой», но перекликается со средневековыми куполами, хотя и более обобщен – выглядит неким посланцем, акцентом с тыльной стороны, где пространство музея через стекло раскрывается городу. Хотя можно здесь усмотреть и элемент деконструкции темы: храмовая, состоящая из подобных колоннам изгибов, внутренность музея видна через стекло, а купол оказывается на земле: не исключено, что такой подход и отличает музей, по определению более светский, от мечети или мавзолея, которые хотя и не храмы, но священная составляющая для них важна.
Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
© ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION

Две высокие эмалевые поверхности-скобки встречают металлический объем при входах: отчего начинаешь думать, что стальное зеркало – современный вариант эмали, не только потому, что блестит, но и потому, что отражает небо, ведь кобальты на фасадах тоже были знаком небесной божественности.

Внутри же происходит своего рода рокировка. Стены образуют ленту, в пазухах ее извивов возникают небольшие полузакрытые медиазалы без дневного света. В те же извивы встроены две круглые лестничные башни, прямая цитата Мавзолея; их внутренние стены небесно-голубые.
Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
© ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION

Поднявшись по лестницам на второй этаж, мы попадаем в пространство литературного музея, где движемся по внутренней стороне ленты основной экспозиции, между ней и внешним фасадом. Здесь изгиб стены бирюзовый, а внешняя стена металлическая, на нее нанесены цитаты, но не это главное – мы оказываемся в пространстве умозрительного, слов и священных текстов, в зоне своего рода неба.
Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
© ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
© ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION

Откуда, однако, мы можем выйти, поскольку изгибы балконов объединяет овальная навесная дорожка, позволяющая пройти среди крупных кирпичных колонн условно-городского пространства, под дневным светом, и взглянуть на экспозицию сверху. Здесь, где кирпичные круглящиеся стены, – жизнь, город, может быть руины, и может быть воображаемые средневековые Яссы, причем скорее именно второе. За стеной, в прохладном металлически-эмалевом окружении, – пространство мысли, сентенций, философии. В чем-то они сопоставимы с эмпорами, галереями второго яруса внутри Мавзолея.
Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
© ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION

Теплый оттенок желтоватой терракоты и прохладный тон бирюзы постоянно сменяют друг друга, также как и темные и освещенные солнечным светом пространства (здесь вспоминаются слова Ходжи Ахмеда, что он недостоин видеть солнца). Словом, внутри такого музея посетители постоянно испытывали бы своего рода «контрастный душ» эмоций, цвета и света. Этот контраст свойственен и первому «земному», и второму «небесному» этажу, только в библиотеке, на ярусе минус-один, наступает умиротворение и покой, что и правильно, соответствует духу чтения.
  • zooming
    1 / 4
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    2 / 4
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    3 / 4
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    4 / 4
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION

Коротко говоря, проект – точнее, конкурсная концепция музея – выглядит как этюд на темы средневековой мусульманской архитектуры, приведенный к емким современным образам, которые не позволяют говорить о прямом сопоставлении с источниками или упаси Бог копировании, но, с другой стороны, высказывание рассчитано на узнавание и прочувствование метафор, и претендует на активное взаимодействие с посетителем. Иными словами, такой музей сам по себе аттракцион, и снаружи, и внутри, не рамка для артефактов, хотя и это тоже, но больше музей-монумент. О жизни Ходжи Ахмеда известно мало, в основном легенды, подлинных предметов еще меньше – так что экспонаты немногочисленны. Поэтому архитектура активно режиссирует эмоциональное воздействие и смену впечатлений.
  • zooming
    1 / 14
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    2 / 14
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    3 / 14
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    4 / 14
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    5 / 14
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    6 / 14
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    7 / 14
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    8 / 14
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    9 / 14
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    10 / 14
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    11 / 14
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    12 / 14
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    13 / 14
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    14 / 14
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 1
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION

Вариант 2
Та же структура трех ярусов – подземного, срединного и верхнего небесного – во втором варианте акцентирована сильнее и подчинена идее древа жизни. Которое, как серебряное древо Гондора (только здесь золотое), встречает посетителей у входа, будучи помещено в высокую стрельчатую арку. Все здание, также как и в первом варианте, подчинено тесно слитым между собой идеям: «литературной» смысловой и пластической модернистской.
  • zooming
    1 / 12
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    2 / 12
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    3 / 12
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    4 / 12
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    5 / 12
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    6 / 12
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    7 / 12
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    8 / 12
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    9 / 12
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    10 / 12
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    11 / 12
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    12 / 12
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION

В данном случае перед нами объемы на корбюзеанских «ножках» с брутальной бетонной поверхностью, но они соединяются стрельчатыми мусульманскими сводами, образуя вверху, над прозрачным первым этажом, белый силуэтный то ли город, то ли Тадж Махал (он тоже мусульманский мавзолей). Как-то не оставляет ощущение, что именно так мог бы выглядеть туркестанский музей в интерпретации Ле Корбюзье, в его поздний период, во времена капеллы в Роншане.
  • zooming
    1 / 10
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    2 / 10
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    3 / 10
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    4 / 10
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    5 / 10
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    6 / 10
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    7 / 10
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    8 / 10
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    9 / 10
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    10 / 10
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION

Контуры стрельчатых арок «подсмотрены» архитекторами в орнаменте мукарнасов, а рисунок асимметричных шестиугольников, присутствующий в орнаменте эмалевой части первого варианта, здесь ложится в основу плана, который группируется вокруг трех световых колодцев. Архитектура оказывается в большей степени граненой, угловатой, тогда как 1-й вариант – совершенно текучий.
  • zooming
    1 / 11
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    2 / 11
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    3 / 11
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    4 / 11
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    5 / 11
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    6 / 11
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    7 / 11
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    8 / 11
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    9 / 11
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    10 / 11
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    11 / 11
    Музей Ходжи Ахмеда Яссауи. Вариант 2
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION

В обоих случаях, как видим, проект музея в трактовке архитекторов ATRIUM превращается в подобие города, тень воспоминания о том городе, который здесь был когда-то – но, как и положено воспоминаниям, сходство «снятое», обобщенное, никакой не муляж. Кстати, по словам архитекторов, некая копия, как раз-таки муляж средневековых Ясс на площади планируется, и не исключено его появление. Так вот: проект музея этому замыслу скорее противоположен – он развивает идею, а не клонирует. 

Центр Назарбаев-Казахстан
Этот проект занял первое место в своей номинации и будет, вероятно, реализован, но, увы, по концепции, без участия архитекторов. Если проект музея сосредоточен на личности великого учителя суфизма, то здание центра призвано, согласно конкурсному заданию, отразить значение Туркестана как центра культуры тюркских народов и личности Нурсултана Назарбаева как лидера постсоветского Казахстана.
  • zooming
    1 / 7
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    2 / 7
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    3 / 7
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    4 / 7
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    5 / 7
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    6 / 7
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    7 / 7
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION

Объем выстроен из нескольких куполов – символических юрт и трактован как аул, образно воплощающий собой государство. Центральный зал-«юрта», самый большой, посвящен Назарбаеву; в нем запланированы медийные стены, дорогая и эффектная инсталляция. Здесь, как отзвук первого варианта музея, появляется балкон и мостик во втором уровне. При этом пространство освещает стеклянный окулюс, апеллирующий в данном случае не к римскому Пантеону, а к отверстию для дыма в шатре.
  • zooming
    1 / 5
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    2 / 5
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    3 / 5
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    4 / 5
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    5 / 5
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION

Четыре другие «юрты» – администрация, кафе, музейный зал – меньше размером. Три из них состыкованы плотной группой в одном углу, слева от заглубленного витража входа. Бока круглых «юрт» срезаны стеклянными витражами, вписывая круглые объемы в прямоугольник. Все вместе накрыто «покрывалом» небесно-голубого цвета с переходами и с тем же сетчатым рисунком – кровля здания символически отображает ландшафт Казахстана, она прорезана главным куполом и вторым, музейным. Крыша эксплуатируемая, предполагается, что посетители смогут гулять по ней, архитекторы также предложили устроить на кровле амфитеатр для мероприятий.
  • zooming
    1 / 15
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    2 / 15
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    3 / 15
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    4 / 15
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    5 / 15
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    6 / 15
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    7 / 15
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    8 / 15
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    9 / 15
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    10 / 15
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    11 / 15
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    12 / 15
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    13 / 15
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    14 / 15
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    15 / 15
    Центр Назарбаев-Казахстан
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION

Дворец школьников
Дворец школьников
© ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION

Здесь соблюден тот же принцип, что и в предыдущих проектах, – апелляция к традиции слита с современными тенденциями проектирования школ и детских клубов. От современности – атриум с амфитеатром, открытые галереи вместо коридоров, а значит, обилие света, связное пространство общественных зон, открытость, многослойность, настроенность на игру. От традиции – сравнение с медресе, мусульманской школой, как правило, выстроенной вокруг двора, чье место теперь занимает многосветный атриум.
  • zooming
    1 / 8
    Дворец школьников
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    2 / 8
    Дворец школьников
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    3 / 8
    Дворец школьников
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    4 / 8
    Дворец школьников
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    5 / 8
    Дворец школьников
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    6 / 8
    Дворец школьников
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    7 / 8
    Дворец школьников
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    8 / 8
    Дворец школьников
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION

Атриум соединяет три объема с тематической специализацией: творческий, научный и IT-шный, что отражено в рисунках перфорированного металла на фасаде каждого блока. Плюс конференц- и спортивный зал. Дополнительным источником для авторов стали природные образы: «ячеистая структура туркестанской дыни и хлопка» и ландшафт Чарынского района, казахского Grand canyon. Структура медресе накладывается на рисунок скал или потрескавшейся земли (вспоминаем ее в плане второго варианта проекта музея и в графике эмалевой синевы), так что современный геологический подход соединяется с мотивированной исторической привязкой.
  • zooming
    1 / 16
    Дворец школьников
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    2 / 16
    Дворец школьников
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    3 / 16
    Дворец школьников
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    4 / 16
    Дворец школьников
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    5 / 16
    Дворец школьников
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    6 / 16
    Дворец школьников
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    7 / 16
    Дворец школьников
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    8 / 16
    Дворец школьников
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    9 / 16
    Дворец школьников
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    10 / 16
    Дворец школьников
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    11 / 16
    Дворец школьников
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    12 / 16
    Дворец школьников
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    13 / 16
    Дворец школьников
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    14 / 16
    Дворец школьников
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    15 / 16
    Дворец школьников
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
  • zooming
    16 / 16
    Дворец школьников
    © ATRIUM + TOO NETWORK CONSTRUCTION
***

Четыре проекта развивают разные стороны одной темы – прочтения, даже проявления традиции на уровне современных стандартов, технологий и пластики. При такой задаче важно не «свалиться» ни в одну из крайностей, найти тот момент, где история и современное новаторство встречаются бесконфликтно. Несколько опытов-концепций выстраиваются в цепочку, связанную единой задачей, на которую каждая смотрит немного под иным углом, – интересно рассматривать проекты вместе, раз уж они сделаны «на одном дыхании». Не исключено, что мусульманская культура проявляется в современной архитектуре легче из-за того, что мы смотрим на нее до некоторой степени извне, может быть, с христианским контекстом было бы сложнее. А может и нет, ведь «православный» контекст давно ждет более смелого архитектурного подхода, которого лишился из-за исторических травм и закономерностей. В любом случае, опыт интересный, и музей-зеркало представляется в этом ряду конкурсных проектов самым ярким примером.

12 Октября 2019

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
ATRIUM: другие проекты
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Лучший – в Латвии
Объявлен лауреат премии союза московских архитекторов – им, как мы и предсказывали, стал Тотан Кузембаев с усадьбой Клаугис, широко известной в узких кругах. Среди номинантов ATRIUM, DNK ag, IND architects, AI architects.
Гнездо
Новый офис бюро ATRIUM отражает авторскую концепцию Антона Надточего и Веры Бутко. В центре двухъярусного пространства подвешен арт-объект: одновременно и переговорная, и ядро композиции, и презентация метода.
Все ради вида
Проект элитного жилого комплекса «Z-House» был разработан архитектурной мастерской ATRIUM для закрытого конкурса, на котором оценивались не только качество и эффектность архитектуры, но и решения, наиболее востребованные или ожидаемые на рынке недвижимости.
WAF как зеркало тенденций
Десятый WAF в середине ноября выпустил манифест с десятью принципами. Анализируем тенденции, заявленные фестивалем, сопоставляем их с комментариями архитекторов, посетивших в этом году фестиваль.
Антон Надточий: «Архитектор ищет форму для хаоса»
Архитектура бюро ATRIUM обладает пластичной формой, формирует сложное пространство, создает иллюзию движения – в этой игре форм и пространств заложены смыслы, эмоции и функции, определяющие качество их архитектуры.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
На зеленом перекрестке
Начавшись с проектирования жилого квартала первой очереди, работа ATRIUM в ЖК «Символ» на территории бывшего завода «Серп и молот» переросла в обширный комплекс задач. Фактически Вера Бутко и Антон Надточий создали целый город в городе: со школой, детским садом, живописным мостом и парком.
Город-фонтан
В проекте Веры Бутко и Антона Надточего жилой комплекс на Новоалексеевской улице абсорбировал здания конца XIX века, оставшиеся от насосной станции Мытищинского водопровода, изящно соединив их как со скульптурно-футуристической фантазией, так и с принципами комфортного города.
Нарушая привычное
«Атриум» подтверждает универсальность своих навыков и подхода – каждый достраиваемый объект с новой функцией, а авторский стиль все также узнается. Полтора года назад закончили жилой дом со спорткомплексом, до этого молодежный центр КВН. Новая постройка – торгово-делового назначения. Называется «Водный».
В лабиринтах креативности
Интерьер штаб-квартиры «Яндекс»: старые добрые, проверенные временем приемы в стиле «Атриума», и новые остроумные находки для создания нестандартного рабочего пространства.
Сложный дом
Для бюро «Атриум» «Баркли-парк» – первый построенный многоквартирный дом в центре Москвы, для столицы – одна из первых реализаций «нелинейщиков», сложных архитекторов. За год со времени постройки он собрал достаточно много премий, а недавно получил гран-при «Архновации» в Нижнем Новгороде. Это дом-событие. А похож он на доисторическое животное в полурастаявшей глыбе льда.
Квартал за стеной из башен
Представляем еще одного финалиста конкурса на проект жилого комплекса на Рублевском шоссе – концепцию архитектурной мастерской «Атриум».
Много_башен
Публикуем все проекты, участвовавшие во втором туре конкурса на жилой комплекс на Рублевском шоссе. Победил проект бюро «Сергей Скуратов ARCHITECTS»
Парк истории Зарядья
Вера Бутко и Антон Надточий, участники консорциума MVRDV, рассказывают о проекте, который занял третье место в конкурсе на парк «Зарядье»: о своих впечатлениях от совместной работы с Вини Маасом, а также о том, каким был его первоначальный замысел.
Про ящерицу и ее хвост
Несмотря на множество ограничений со всех сторон, Вере Бутко и Антону Надточему удалось построить детский сад, похожий на игрушечный сказочный дворец. Как это у них получается?
Похожие статьи
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.