Юлия Тарабарина

Беседовала:
Юлия Тарабарина

English version

Сергей Надточий: «В своем исследовании мы формулируем, какими качествами и характеристиками должны обладать современные образовательные пространства, а самое главное – как они создаются»

Недавно АБ ATRIUM анонсировало почти завершенное исследование, посвященное форматам проектирования современных образовательных пространств. Говорим с руководителем проекта Сергеем Надточим о целях, задачах, специфике и структуре будущей книги, в которой порядка 300 страниц.

0 Архи.ру:
Вы руководитель исследования? Кто ваши соавторы?

Сергей Надточий, ATRIUM:
Да, я координирую этот проект уже около двух лет, но у этой книги много авторов. Это не просто традиционное исследование: мы постарались взглянуть на проблему прежде всего с позиции архитектора. Ведь архитектура – это профессия, которая призвана обобщать и учитывать весь наилучший опыт, накопленный в разных сферах человеческой деятельности и интегрировать его в финальном здании с учетом огромного количества ограничений и факторов, действующих в каждой конкретной ситуации. Имея дело с самыми разными типологиями и масштабами, мы понимаем, что создание школ – это одна из самых сложных проектных задач, и в этой книге мы делимся именно своим собственным опытом, подробно разбирая различные профессиональные аспекты проектирования.
Сергей Надточий
АБ ATRIUM

Чтобы расширить профессиональный взгляд на этот вопрос мы также привлекли к проекту экспертов из самых разных областей. Это психологи, учителя и методисты, директора школ, строители и девелоперы, производители материалов и технологий, имеющих отношение к образованию.

Изданием книги занимается издательство «Проект Россия» и главный редактор Юлия Шишалова, которая помогает нам в этой работе.

Почему вы занялись исследованием опыта проектирования образовательных пространств?
 
Мы любим проектировать образовательную среду, так как эта типология позволяет создавать пространственно сложные и уникальные решения. Но главное – мы верим в огромную воспитательную роль среды, которую мы формируем. Дети проводят в школах огромное количество времени, там складываются их привычки и основные жизненные ценности, они учатся взаимодействию с другими людьми, индивидуальной и коллективной работе и множеству других навыков.
 
Решение систематизировать свой опыт в проектировании образовательной среды и глубже понять его педагогическую роль – логичное продолжение почти 30-летней архитектурной деятельности ATRIUM. У нас больше 30 самых разных образовательных проектов: больших и маленьких, государственных и частных, рядовых и уникальных, для маленьких и взрослых. Среди них много амбициозных, сложных и ярких. Работая от Калининграда до Якутска и Казахстана, мы получили опыт проектирования в самых разных культурных и географических контекстах.
Образовательный комплекс в Нур-Султане, проект, 2020
© ATRIUM

На протяжении своей карьеры бюро работало и общалось со многими прогрессивными специалистами и заказчиками. Наши образовательные проекты высоко оценены большим количеством российских и международных профессиональных наград. Нас приглашали в жюри конкурсов, которые формировали самую современную повестку с точки зрения подходов к проектированию школ, и мы участвовали во множестве тематических конференций и мероприятий. Короче – мы в теме.  Поэтому, когда я два года назад начал работать арт-директором бюро, обобщение опыта работы с образовательными пространствами так, чтобы им можно было поделиться, показалось нам интересной архитектурной и общественно полезной задачей.
Тема становится все более популярной, и мы хотели подогреть интерес к ней. Мы сами удивились, насколько она востребована: в частности, я не ожидал, что Telegram-канал нашего исследования за пару недель наберет почти 500 подписчиков.

На каком материале вы работали – с проектами ATRIUM?
 
Конечно. Начали анализировать собственные проекты, техзадания, потом – известные и обсуждаемые исследования внутри индустрии. Пересмотрели записи BuildSchool. Где-то информация была открытой, где-то у нас был доступ к эксклюзивным  исследованиям и техзаданиям, связанным с нашей практикой, проанализировали и их. Тогда мы поняли, что можем разобраться и систематизировать проблемы, помочь другим. В то же время по мере погружения в тему стало возникать все больше новых вопросов. Появилась идея привлечь специалистов, экспертов индустрии, психологов, застройщиков и так далее.
 
Какие вопросы вы назвали бы главными или самыми актуальными?
 
Самым главным вопросом – с точки зрения нас как архитекторов – является вопрос самой архитектуры. Не фасадов и декора, а прежде всего пространственной организации и функционирования самой среды. Какими характеристиками должны обладать пространства, чтобы формировать новое качество? В чем оно заключается? За этим следует и огромное количество других задач, которые требуют своего профессионального решения. Среди них и те, которые сегодня вообще пока мало решаются: например, использование зеленых технологий. Об этом давно говорят, но адекватных примеров в России, можно сказать, нет. Далее – проблемы инклюзии и ментального здоровья детей: эта тема, как нам кажется, будет все более и более актуальна. И, конечно, нас очень интересует, как современные технологии типа AR и VR будут менять образовательный процесс. Мы понимаем, что через 10 лет у всех будут очки дополненной реальности, и наверняка учиться мы будем, используя эти технологии. Уже есть компании, которые пытаются это интегрировать в образовательный процесс. Изучив опыт их работы, мы предположили, что можно будет объединять несколько классов в разных частях света в общий лекторий, виртуальными способами делать образовательный процесс более интерактивным и игровым. Все эти сценарии еще предстоит осмыслить в будущем, но архитекторам надо начинать решать эти потенциальные запросы уже сейчас, иначе решения будут предложены исключительно технологическими компаниями, которые, при всем уважении, не специалисты в организации пространств.
 
Кто аудитория вашего исследования? Архитекторы, девелоперы, чиновники? Для кого оно делается, есть ли у него заказчик или какой-то базовый партнер?
 
Исследование рассчитано на самую широкую аудиторию, начиная от архитекторов и заканчивая самими учителями и директорами школ. На всех, кто так или иначе связан с образовательными процессами и созданием образовательных пространств – а это по факту огромное количество людей.
 
Мы обсуждали идею поддержки нашего исследования с отдельными продвинутыми девелоперскими компаниями  и получили много позитивных отзывов, но в конечном счете оказалось, что все очень сильно погружены в собственные задачи, и от идеи делать аналитику для конкретной компании мы отказались. Похожая ситуация с государством, но там своя специфика: стоит прагматичная цель построить очень много школ по всей стране к определенному сроку, так что все попытки развить уникальные решения и выйти за рамки пока оказываются излишними.
 
Поэтому мы решили: отличие нашего издания в том, что оно не привязано ни к чьим конкретным указаниям. Мы уже доросли до того уровня, чтобы делать собственную аналитику внутри бюро, формировать собственную повестку и делиться ими со всеми, кому интересно улучшение образовательной среды. В сущности, эта книга – своего рода архитектурный проект, только рассчитанный на неограниченную аудиторию, который мы реализуем на собственные средства и при поддержке партнеров, которых сами привлекаем к проекту. Это будет наша собственная социальная миссия!
Концепция территории «Парка будущих поколений» в Якутске
© ATRIUM, Восток+

В каком формате вы будете распространять исследование? Какой тираж? Нет ли планов выложить PDF в интернет?
 
Такая идея была, но после того как мы проанализировали другие работы, уже выложенные в интернет, мы пришли к выводу, что такой формат немного обесценивает глубину самого исследования. Одно дело – если вы выкладываете книгу на 50 страниц, которую можно проскроллить и использовать в быстром режиме, другое – когда у нас книга 300 страниц. Получилась довольно фундаментальная работа, за один раз человек ее не воспримет, тем более на экране компьютера. Поэтому решили остановиться на формате книги, печатного издания. Мы вообще любим книги, я даже называю себя «библиотекарем бюро», у нас собрано более семисот книг и более тысячи журналов.
 
Тираж мы пока определили в 1000 экземпляров, потом посмотрим, понадобится ли допечатка. Часть тиража мы выкупим и подарим коллегам, остальные книги будут продаваться в специализированных магазинах. Было бы замечательно, если бы нам удалось получить заинтересованные отклики, кучу писем с критикой… тогда можно было бы через пару лет выпустить обновленное издание, как говорится, «исправленное и дополненное».

Что вы думаете о рекомендациях Москомархитектуры? Вы же изучили их?
 
Конечно, да. Мне кажется, это очень полезная история, отличная работа, но на другом полюсе. Мы хорошо дополняем друг друга. Если мы в своем исследовании делаем попытку определить, что такое классная современная школа, сформулировать представление о верхней планке качества, то Москомархитектура работает с другой стороны: пытается – не касаясь, заметим, функциональных и планировочных решений, – предложить минимальный уровень эстетических решений. Это тоже очень важно и полезно, но наши месседжи здесь не пересекаются. Как ни парадоксально, мы в нашем исследовании мало говорим об эстетике, деталях, ритме окошек и прочем – только показываем примеры. Кстати, в рекомендациях МКА приведены три наших проекта в числе примеров: рады, что наши усилия оказались замечены и оценены.
Школа-интернат в Кожухово
© ATRIUM

Какова структура исследования? Вы рассматриваете 30 своих проектов?
 
Мы так или иначе используем проекты из нашего портфолио, потому что хорошо их знаем. Но задача книги не в том, чтобы показать наши проекты, их можно посмотреть и на нашем сайте. Мы долго думали о правильной структуре подачи: есть классический подход, когда проект за проектом разбирают со всех сторон. Мы решили пойти с другой стороны: от проблем, которые мы разбираем на примере разных проектов. К примеру, если мы говорим о дворах или атриумных пространствах, то приводим разные сложные примеры, типологически разнообразные: здесь у нас актовый зал работает как вестибюль, а здесь встречаются два атриума… И пытаемся найти интересные аналогии из мировой практики. Хотя мы не анализировали каждый внешний проект подробно, скорее использовали наиболее яркие вещи как примеры. Брали не только школы, но и университеты, искали классные идеи, интересные технологии.
 
Сколько у вас таких тем/проблем?
 
Сейчас получается 11 или 12 глав. Педагогическая теория, общая стратегия… Самый большой раздел – функционально-пространственные решения. Отдельно разобраны вестибюли, столовые, спортзалы, классы, рекреации и так далее, все ключевые пространства, которые даны нам по государственным стандартам, но при этом они еще и переосмыслены. Приведены примеры дополнительных функций – это сейчас актуально. Большая глава – о работе с территорией. За ней блок «Эффективность»: выжимка ключевых решений, которые помогают оптимизировать проект. Хотя мы и стремимся к идеальной школе, это не означает, что она должна быть парком аттракционов. Отдельная история – школа и город. Сейчас школ не хватает, к 2025 году мы, вероятно, выйдем на плато, а потом учеников будет становиться меньше из-за демографического спада, тогда все более актуальным будет внеклассное использование школьных пространств. В заключительной части у нас инклюзия, ментальное здоровье, AR, VR. Большой блок перед этим – технологические решения, куда мы сейчас активно ищем партнеров, чтобы рассказать о конкретных материалах, конкретной мебели, которая будет использоваться, освещении и так далее. Кое-что мы знаем из практики, но всегда важно получить информацию из первых рук, возможно, даже поделиться результатами внутренних исследований компаний, которые работают на рынке.

Какая практическая польза от этого исследования для будущих проектов ATRIUM? Будете делать что-то совсем новое, необычное, чего не делали раньше?
 
Не совсем так. Безусловно, мы будем расти, но одна из важных задач исследования – сформулировать некий качественный базис в создании образовательных пространств. Опыта в индустрии пока мало и он единичен. Если по квартирам застройщики пришли уже к тому уровню, когда знают о каждом сантиметре своего продукта, со школами пока не так. О них уже говорят, даже строят на них рекламу, но они все еще не являются частью продукта. Меня удивляет, что в Москве все знают что такое «жилье бизнес-класса», а это около половины всех строящихся проектов, но еще не сформировался уровень качества «школы бизнес-класса», хотя, безусловно, качественная образовательная среда должна быть доступна всем вне зависимости от их достатка и места проживания.
 
Нередко к нам приходят заказчики с желанием сделать современную школу, но без проработанного ТЗ и в очень сжатые сроки (сроки – одна из основных проблем работы со школами, так как если их переносят, то сразу на целый год). Делать что-то нестандартное – это всегда риск, но мы пытаемся показать весь спектр классных идей, проанализированных нами, чтобы выбрать несколько принципов и сразу заложить их в наше задание на проектирование. Такой подход обеспечивает более прогнозируемый и эффективный процесс работы, что в конечном итоге дает более высокий результат. 
 
Классический пример – получение СТУ, специальных технических условий. Это требует времени и денег, заказчики нередко отказываются от СТУ, поскольку не понимают, зачем это нужно. Если же объяснить, показать на примерах, что они получат и что, наоборот, получат без СТУ, – все становится проще и яснее.
 
Я надеюсь, что исследование станет инструментом, помогающим разобраться в сложном процессе создания школы и сразу же определять какие-то ключевые шаги, решения, которые помогут в работе над проектом, а в совокупности выведут его на какой-то новый качественный уровень. Чтобы не начинать процесс каждый раз с нуля и оптимизировать в том числе и нашу собственную работу.

Приведите еще примеры… И, к слову, многофункциональность сейчас в моде, но где ее границы?
 
Многофункциональный подход дает интересные архитектурные решения и позволяет оптимизировать использование пространства, иногда очень существенно. Возьмем зону столовой: ее можно использовать как рекреационную, что дает гигантскую оптимизацию площади, но делают это редко. Другой мой любимый пример – библиотеки. По всем СНИПам они превращаются в архивы-книгохранилища с читальными залами, куда школьники редко заходят. Я, когда в школе учился, в библиотеке был раза два, потому что забывал какой-то учебник. А если использовать принцип agile, из библиотеки можно сделать одновременно и коворкинг, и лекторий, и кинозал, и место групповой работы, и место индивидуальной работы, это будет и медиатека, и архив с книгами… Если говорить о школе и городе – у нас был опыт школы с ЖК «Символ»: мы нашли решение, основанное на создании нескольких дополнительных входов, так что библиотеку можно использовать как общественный центр района, да и спортзал может работать дополнительно на некое соседское сообщество.
Атриум. Школа в ЖК «Символ»
© ATRIUM
Библиотека. Школа в ЖК «Символ»
© ATRIUM

Как это согласуется с нормами безопасности?
 
Они меняются то в сторону открытости, то в сторону заборов. Интересный вариант решения – два КПП: один при входе на территорию, другой при входе в школу. Так территорию можно сделать транзитной в неучебное время, использовать ее и, в частности, спортивные площадки как общегородские. Один из примеров школы с двумя КПП, я знаю, сейчас реализовала компания А101 в Новой Москве: они вынесли в него вестибюль, где родители ждут детей, и организовали зону кафе, чтобы все не толклись и могли приятно провести время.
 
С другой стороны, случается, что архитектор предлагает и даже реализует интересное решение, к примеру, дворик или спортзал на крыше, а администрация школы его потом закрывает и не использует… Известны вам такие примеры?
 
Известны. Спортзал на крыше был у нас в проекте международной школы в ЖК «Life Ботанический сад» девелоперской компании «Пионер». Архитектуру там делали не мы, нам достались интерьеры и дворики. Возникало много вопросов, но все они решались переговорами. Решения надо принимать вместе: архитектору, застройщику, педагогической команде.
 
Архитектор действительно может предложить много «навороченных» решений, которые не будут использоваться, поэтому важно понимать запрос. К примеру, лет 10-15 назад считалось, что бассейн в школе – это какой-то прорыв, а теперь идея непопулярна, оказалось, что операционные расходы довольно большие и лучше их перераспределить на другие функции: увеличить спортзал, оснастить мастерские и творческие студии. Или, скажем, мы просили директоров школ дать фидбек: используют ли они сдвижные перегородки и если да, то как часто. Здесь тоже нужна мера: не может же учитель постоянно тратить все перемены на то, чтобы что-то передвигать и трансформировать; ему тоже нужно отдохнуть. Мы пришли к выводу, что не в каждом классе нужны перегородки и трансформации – в одном-двух нужны, а в других нет. Поэтому важно, чтобы оператор присоединялся к проекту на ранней стадии, важно использовать консультантов, они помогут избежать убытков и переделок. Особенно если клиент строит свою первую школу. Консультант должен работать на стороне клиента, настраивать весь процесс, используя свой опыт: он может не только сказать, красиво или нет, но и посчитать экономику.
Образовательный комплекс в Нур-Султане, проект, 2020
© ATRIUM

Где применимы рекомендации вашего исследования? Насколько они подходят для государственных школ со всеми этими СТУ, которые надо получать для каждого качественного современного проекта?
 
Мы практически везде получаем СТУ и я знаю, многие коллеги поступают так же. Я бы сказал так: рекомендации, анализ, примеры могут быть полезны повсеместно. В нашем исследовании мы не даем рецепт создания таких уникальных проектов как «Хорошкола», «Точка будущего» или Летово, над которыми работали большие команды высококлассных специалистов и распоряжались гигантскими бюджетами, хотя надеемся, что и для решения таких задач оно будет полезно. Мы видим, что разрыв между такими проектами и средовыми слишком велик, хотя есть множество не очень сложных решений, которые можно применить и сократить его в разы.
Школа «Летово»
Фотография © Алексей Народицкий
Школа «Летово»
Фотография © Дмитрий Воинов

Создание проекта школы и его реализация – это сложный процесс с большим количеством участников, чтобы выйти на качественно новый уровень. Все должны предлагать новые идеи и стремиться делать продукт лучше. Например департамент образования тоже выпускает свои рекомендации, многие из которых мы учитываем, но многие считаем даже слишком сложными и избыточными. Но чем больше мы будем делиться своими идеями и своим опытом, чем больше разносторонних специалистов будет привлечено к дискуссии, тем активней будет качественный рост индустрии в целом, станет больше уникальных проектов и повысится уровень средовых. В итоге это приведет нас к реализации нашей глобальной цели – повышению уровня образования. 
 
Как вы планируете анонсировать исследование на Арх Москве?
 
10 июня мы проведем круглый стол, на который пригласили очень разных спикеров: экспертов в международных трендах и во встраивании новых образовательных форматов в школьные здания современных ЖК, авторов исследования Москомархитектуры и менеджеров уже построенных школ, которые имеют опыт эксплуатации определенных решений. Поговорим о том, почему в хорошо спроектированных школах заинтересованы и девелоперы, и город, что именно хорошая школа как институция дает своему району и как выстроить процесс взаимодействия между властями, застройщиком и образовательным оператором, чтобы добиться наилучшего результата.
 
Все наши гости автоматически станут экспертами исследования, а материалы круглого стола дополнят его результаты. Кроме того, мы зовем на дискуссию всех, кто неравнодушен к теме, и надеемся получить живой отклик и от них. Как я и говорил, вопрос качественной образовательной среды настолько важен и многогранен, что в его решение нужно вовлечь как можно большее число специалистов. Присоединяйтесь.

06 Июня 2022

Юлия Тарабарина

Беседовала:

Юлия Тарабарина
Похожие статьи
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может...
Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Новая устойчивость
Экспозиция молодых архитекторов NEXT стала одним из самых ярких и эмоционально насыщенных событий прошедшей Арх Москвы. Предлагаем виртуально познакомиться со всеми 13 объектами.
Арх Москва 2022: награды
Наград Арх Москвы, как всегда, много, на сей раз даже очень много. Рассказываем, кого за что отметили, вспоминаем прошедшую выставку. Важно: звание лучших архитекторов NEXT и обязанность делать экспозицию молодого архитектора получило бюро Надежды и Ильи Кореневых KRNV – за объект «Экзистенция».
Устоять на трех китах
В Гостином дворе открылась Арх Москва. Ее тема – «Устойчивость», но только редкие участники исследуют известные темы sustainability. Больше внимания уделено разного рода балансу и постоянству творческих поисков. Много разных и качественных арт-объектов, да и сама экспозиция тонко сбалансирована.
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Технологии и материалы
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Сейчас на главной
Чувство ритма
Новое здание Института Леонардо да Винчи в парижском деловом квартале Дефанс по проекту бюро LAN.
Своевольные стены
XRANGE Architects использовали сложный природный и социальный контекст участка на побережье Тайваня как основу для экспрессивного проекта бутик-отеля.
Просвещение в горах
Центр просвещения Luminary в горном селе сам по себе является познавательным объектом: традиционная архитектура Дагестана сочетается с модернизмом, фонтан во дворе питает ветряк, а собственную обсерваторию дополняют солнечные батаери, которые обеспечивают бесперебойный интернет.
Формула жилья
Гигантский квартал социального жилья «Байцзывань» по соседству с Центральным деловым районом Пекина для звездного китайского бюро MAD стал первым проектом подобного типа.
Приют цифрового кочевника
Апарт-гостиница, спроектированная бюро GAFA для центрального округа Москвы, предлагает гостям проживать привычную рутину через новый пространственный опыт, а также претендует на статус художественной доминанты.
Вторая, лучшая жизнь
Бюро Powerhouse Company, Atelier Oslo и Lundhagem выиграли конкурс на проект реконструкции Центральной библиотеки в Роттердаме. Они планируют не только приспособить ее к современным требованиям, но и ликвидировать последствия экономии бюджета во время изначального строительства.
Белый пароход
Лицей Ла-Провиданс в бретонском Сен-Мало по проекту бюро ALTA соединил местные традиции и ресурсоэффективность.
Множество террас
Музей Циньтай по проекту бюро Atelier Deshaus вписался в прибрежный ландшафт, имитируя плавную неровность рельефа.
Кузнецовская Москва
В Музее архитектуры открылась выставка «Москва. Реальное». Она объединяет 33 объекта, реализованных полностью или частично и спроектированных в период последних 10 лет, на протяжении которых Сергей Кузнецов был главным архитектором города. Несмотря на дисклеймеры кураторов, выставка представляется еще одним, достаточно стерильным, срезом новейшей истории архитектуры Москвы, периода, еще не завершенного. Авторы каталога говорят о третьей волне модернизма в российской архитектуре.
Внутри смартфона
Офис компании VLP в Санкт-Петербурге напоминает современный гаджет – компактный, минималистичный и контрастный. Из других особенностей: зонирование с помощью растений и кабинет руководителей рядом с общей кухней.
Просьба не беспокоить
Secret Boutique Hotel, открывшийся в деловом квартале «Московский шелк», предлагает своим гостям камерность и приватность. Бюро Archpoint сделало каждый номер в чем-то особеным, а также продумало пространства для деловых или очень неформальных встреч.
Лесная шкатулка
Храм Вознесения Господня, построенный под Выборгом на фундаменте финской усадьбы, встраивается в пейзаж, достойный кисти Ивана Шишкина или Исаака Левитана. Внутреннее убранство храма одновременно минималистично и наполнено отсылками к истории места.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Мост-завиток
Проект пешеходного моста, предложенного архитекторами бюро ATRIUM Веры Бутко и Антона Надточего для Алматы, стал победителем премии A+A Awards портала Architizer в номинации «Непостроенная транспортная инфраструктура». Он и правда хорош: «висячий сад» в бетонных колоннах-кадках над городской трассой сопровожден завитками деревянных пандусов, которые в ключевой точке складываются в элемент национальной орнаментики.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Душой и телом
Частный спа-комплекс, напоминающий галерею искусств: барельефы из переработанного пластика в зоне бассейна, NFT-искусство в баре и антикварная мебель в комнатах отдыха.
Новая устойчивость
Экспозиция молодых архитекторов NEXT стала одним из самых ярких и эмоционально насыщенных событий прошедшей Арх Москвы. Предлагаем виртуально познакомиться со всеми 13 объектами.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Неоновая трансформация
Устаревший сингапурский молл 1990-х превращен бюро SPARK в яркий молодежный аттракцион. Кроме перепланировки, архитекторы занимались «содержательной» стороной и большую роль отвели инфографике и указателям, в том числе неоновым.
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Горская гавань
Конкурс на концепцию развития территории «Горская» завершился победой консорциума под лидерством Wowhaus, однако проект, вероятно, реализован не будет. Рассказываем о причинах и публикуем предложения победителей.
История вопроса
Эрик Валеев и бюро IQ разработали экспозиционный дизайн для выставки «Россия. Дорогами цивилизаций» в Историческом музее.
Под лаской пледа
Для семейной кондитерской в спальном районе Минска ZROBIM Architects создавали уютный интерьер без налета старомодности с помощью разнообразных фактур, штучной мебели и продуманного освещения.