Архитектор в метаверс

Поговорили с участниками фестиваля креативных индустрий G8 о том, почему метавселенные – наша завтрашняя повседневность, и каким образом архитекторы могут влиять на нее уже сейчас.

Алёна Кузнецова

Беседовала:
Алёна Кузнецова

06 Сентября 2022
mainImg
0 Метавселенные – центральная тема секции «Архитектура» на фестивале креативных индустрий G8, которая состоится в пространстве «Суперметалл» 9 сентября. Куратор секции – Сергей Надточий, арт-директор и руководитель направления по проектам для AR и VR-пространств в мастерской ATRIUM. По его мнению, мир стоит на пороге трансформации интернета, которая в свою очередь вызовет трансформацию архитектуры. И как графические дизайнеры создали двухмерный интернет, так и архитекторы создадут трехмерный, которым мы все будем пользоваться завтра. На конференции об архитектуре метавселенных расскажут пионеры этого направления в России – Иван Пузырев и Алина Черейская. 

Купить билет и ознакомиться с программой можно здесь. Мы попросили архитекторов рассказать о метавселенных и о том, что происходит в них прямо сейчас. 

Сергей Надточий

Арт-директор архитектурной мастерской Atrium, основатель платформы Dearch.space, посвященной NFT-архитектуре и дизайну. В мастерской Сергей возглавляет направления ATRIUM Digital и ATRIUM Education, которое разрабатывает проекты для AR/VR пространств и метавселенной и методологию проектирования современных образовательных пространств соответственно. 

Иван Пузырев

Сооснователь метаверс Arhead, эксперт по технологиям дополненной и виртуальной реальности с более чем 10-летним опытом работы в области цифровой стратегии, ориентированной на пространственные вычисления и использование дополненной реальности в масштабе города. В портфолио его проектов – «Культура Дубая», «Эрмитаж», «Венецианская биеннале». 
 

Алина Черейская

Архитектор и партнер SA lab, лауреат премии Europe 40under40, тьютор DigitalFUTURES. Редактор телеграм-канала @salab_daily о практическом применении роботов, AI, VR, AR и других технологий в архитектуре, а также ведущая подкаста об архитектуре в цифровую эпоху «Дом, который построил код»
Что такое метавселенная и почему она неизбежна

Алина:
Термин впервые появился в романе Нила Стивенсона Snow Crash в 1992 году – он описывал некое синтетическое виртуальное пространство, в котором можно быть кем угодно и делать что угодно. Прошло 30 лет, и все заговорили о метавселенных, поскольку появились технологии, которые могут их реализовать.

Мы находимся в переходном периоде от web 2.0 к web 3.0. Если web 1.0 – это статичные сайты, где пользователь может только потреблять контент, то в web 2.0 можно создавать контент и делиться им, а web 3.0. позволяет контентом владеть. Существенные проблемы web 2.0 – это уязвимое хранение личных данных и правообладание контентом. С помощью технологий блокчейна и NFT web 3.0 позволит их решить, а кроме того даст иммерсивный опыт за счет дополненной и виртуальной реальности и обеспечит горизонтальную систему, при которой сообщества сами определяют правила. В этом кризисе интернета и его постепенной трансформации появляются новые пространства, метавселенные становятся частью web 3.0. 

Сыграла свою роль и пандемия – изоляция дала понимание, что мы можем работать удаленно, учиться и общаться. AR и VR уже доступны, компьютеры и софты позволяют создавать виртуальные миры.

Сейчас человек живет в гибридном пространстве, где цифровой мир представлен соцсетями и сервисами, а физический – любимым кафе, городской площадью или домом. Прогнозируется, что к 2026 году 25% людей будут проводить в метавселенной не меньше часа в день, а количество активных пользователей кратно растет последние месяцы. Стоит заметить, что метавселенная должна стать единым бесшовным пространством, в 2022 году мы видим только формирование прототипов.



Иван: 
Метавселенные – это некий трехмерный интернет, следующее измерение для контента. Все, что мы видим вокруг – объемное, но по каким-то причинам цифровые интерфейсы долгое время оставались плоскими. Поэтому выход информации в трехмерное пространство можно воспринимать как что-то органичное: если информация не вмещается на маленькие экраны, ей нужно новое место. Это продолжение постепенного движения от книг, звукозаписей, кинематографа, радио и мобильных платформ к интерпланетарному феномену, соединяющему людей и информацию. 

Можно делать предварительный прогноз, что к 2026 году 1/4 населения мира будет проводить порядка часа в метавселенной в той или иной ее форме. Если считать виртуальными мирами любой совместный онлайн опыт внутри трехмерного мира, то такие феномены как Minecraft, Roblox или Fortnite уже сейчас собирают миллионы уникальных пользователей каждый месяц. Более современные метавселенные, которые касаются децентрализации и предполагают связь с некоей формой блокчейна, пока что привлекают не так много людей. Но это будет меняться. В метавселенных люди смогут получать ценности, которые ни в коем случае не противоречат ценностям физического мира. Это не способ выхода из физического мира, а лишь способ его дополнить.
Что архитектор может сделать для метаверс?

Сергей: 
Создавать архитектуру для метавселенных могут все ее пользователи, но свобода самовыражения в метавселенной имеет свои проблемы. Исторически города развивались стихийно, но сейчас мы хорошо понимаем проблемы самостроя, фавел и плохого градостроительного планирования. Перед нами стоит задача разработать системы взаимодействия и контроля, чтобы новое качество интернета не превратилось в хаос. Сейчас эту задачу пытаются решить сами технологические компании, иногда вовлекая пользователей, но этого явно недостаточно. Необходимо перенести экспертизу архитекторов в метавселенную.

В современном мире прогресс двигают технологические компании, но они ориентируются на свои маркеры успеха: количество совершенных покупок, количество времени, которое человек проводит на странице, и так далее. Действуя в своих интересах они могут создавать среду, не ориентированную на общепринятые социальные ценности. Характерный пример: автомобильное лобби середины XX века было настолько мощным, а архитекторы настолько не осознавали масштабы трансформации городов под действием технического прогресса, что мы до сих пор разгребаем ошибки того времени. Архитекторы должны взять на себя ответственность за то, что уже происходит в метавселенной, попытаться создать там архитектурно правильную среду.
Метавселенная Liberland
© Zaha Hadid Architects

Алина: 
Нынешние прототипы метавселенных часто похожи на города: те же общественные пространства, территории, которые можно застраивать, здания, парки и улицы. Сейчас это воксельная геометрия и низкополигональная эстетика – архитекторы привыкли к другой концепции. В то же время цифровой мир не сковывает нас нормами или физическими ограничениями, строительными правилами, бюджетом. В цифровом мире важно то, как ты работаешь с геометрией, как можешь ее оптимизировать, какой нарратив предлагаешь пользователю. Архитекторам предстоит придумать язык для этого цифрового мира. Будут авторские пространства, которые сотрудничают с архитекторами, но будут и стихийные. 

Иван: 
Для существования метавселенной необходимо три компонента. Первый – это мир, контекст, трехмерное пространство. Второй – это аватар. А третий – контент, который может быть расположен внутри пространства и с которым может взаимодействовать аватар. Все эти компоненты будут модернизироваться, дополняться, появятся субкатегории, но самым масштабным и значимым останется контекст. Точно так же, как архитектор в физическом мире, архитектор в метавселенной сможет влиять на ощущения целой группы людей внутри пространства. Сейчас это уже делают гейм-дизайнеры. Стадия мимикрирования под физический мир должна быстро пройти или занять небольшую часть в архитектуре метавселенных, поскольку челлендж заключается в новых материалах, инструментах и отсутствии большинства ограничений физического мира. 
Что должен уметь архитектор метавселенных 

Алина:
Важнейшим навыком я бы назвала creative coding, которое сочетает умение программировать и  и художественные навыки. Мы видим мощное развитие искусственного интеллекта,  которое уже меняет принципы и инструменты создания архитектуры. Нейронные сети умеют генерировать изображения, видео, менять геометрию, и мы в шаге от того, что они начнут генерировать 3D-объекты по описанию. Важно понимать принципы написания кода и находиться на стыке разных дисциплин.

Иван: 
Важнейшим навыком в профессии архитектора становятся гейм-дизайн и понимание игровых механик – не всегда это примитивный сбор кристалликов, аудитория может быть сложной. В целом контрастные комбинации профессий рождают уникальное видение внутри метавселенной, это очень ей полезно. Не стоит бояться, что метавселенные – это только про игры. Когда появился интернет, мы думали, что максимум будем отправлять имейлы, никто понятия не имел, что с помощью кремниевой коробочки можно будет заказывать еду или такси. Метавселенная ищет себя точно так же, придет большое количество функций, придет UX и UI-дизайн. 
Влияние цифровой архитектуры на физическую 

Сергей: 
В метавселенной нет традиционной конструктивной логики, а иногда можно даже менять физику, давая возможность аватарам прыгать на 10 метров вверх и ходить по потолку. Такие условия для творчества создадут новое качество архитектуры, которое, я абсолютно уверен, перейдет из виртуальной архитектуры в физическую. Для тех, кто считает, что стать настоящим архитектором можно только в том случае, если ты строишь и работаешь с материалом, напомню, что многие великие архитекторы вырабатывали свой стиль и подход именно на виртуальных проектах – можно вспомнить Fun Palace Седрика Прайса или утопические проекты Булле и Леду. Архитектурный дискурс в последние лет 20 находится в кризисном состоянии, потому что нет значимых, трансформирующих тенденций. Метавселенная – это новый подход, новые лидеры мнений. Совсем скоро они создадут новый визуальный язык, качество пространств, изменят стили.
Метавселенная Liberland
© Zaha Hadid Architects

Иван: 
Метавселенную можно рассматривать в том числе как цифровой слой, который накладывается поверх города и читается с помощью, например, смартфона. Поэтому здания должны обладать набором элементов, которые помогали бы не только человеческому зрению, но и машинному: уже сейчас есть беспилотный транспорт, дроны и роботы, которые могут заниматься доставкой и другими сервисами. На более дальнюю перспективу – я думаю, что смелость и безумство архитекторов в метавселенной будут вводить новую визуальную привычку у людей, что повлияет на архитектуру физического мира. 

Алина: 
Сейчас метавселенная может служить площадкой для тестирования идей, которые позже будут воплощены в физическом мире. Zaha Hadid Architects разрабатывает для Liberland генеральный план и общественные пространства для презентаций. 

Цифровой мир должен стать экспериментальным пространством для переосмысления того, что мы строим в физическом мире с учетом глобального влияния строительного сектора на экологию. Более того, метавселенные более инклюзивны благодаря доступности и расширенному функционалу.

Что ты сделал для метаверс? 

Алина:

В SA lab обратились к теме дигитальной архитектуры в 2020 году при проектировании объектов для фестиваля GEEK PICNIC. Когда мероприятие сменило формат с оффлайн на онлайн, мы придумали виртуальные павильоны. Проект исследовал возможности архитектуры без привычных ограничений и времени; за один день павильоны посетили более 10 000 пользователей, и это все еще возможно сделать любому пользователю с компьютером.
 

Спустя несколько месяцев мы провели с ARCHSLON и SYNTHESIS MOSCOW первый в России архитектурный онлайн фестиваль 360FEST, в котором студенты создавали виртуальные пространства для музеев. 
 
 

В 2022 году в рамках программы DigitalFUTURES на базе университета Tongji мы учили студентов из 9 стран создавать виртуальные пространства и ландшафты на воркшопе The Wormhole Gallery. Виртуальные галереи часто похожи на физические – это белые боксы с контентом. В данном проекте мы полностью переосмысливаем типологию галереи, размышляем о материальности и тактильности в цифре, а еще скрещиваем физику, геймдизайн, архитектуру и кодинг. Получилось  созерцательное пространство, в котором можно уединиться и путешествовать между работами архитекторов. Финальные проекты всех воркшопов размещены в трёх метавселенных – Voxels (Cryptovoxels), Decentraland и TopoPixel.
  
 

На фестивале G8 будет релиз новых проектов, которые еще не были нигде опубликованы.

Также мы хотим объединить наш образовательный опыт в единой среде, работая над проектом KODIIA – платформой с интерактивными образовательными инструментами для креативных разработчиков. KODIIA нацелена на формирование синтеза технических и творческих навыков и фокусируется на программировании как творческом инструменте для создания игрового опыта, виртуальных пространств и графических экспериментов. Сейчас можно оставить заявку на ранний доступ к бета версии. 

Иван: 
Мы занимались первой виртуальной выставкой цифрового искусства в Эрмитаже, кураторы удивительным образом дали нам карт-бланш. Мы взяли здание Биржи, отсканировали его и полностью воссоздали. Цифровой художник Олег Сороко применил набор алгоритмов, который позволил трансформировать нижнюю часть пространства до неузнаваемости и придать ему невероятное количество линий и форм, которые казалось бы неподвластны руке человека. Олег не вылепливал их, а запрограммировал алгоритм, который выдал эту форму. Верхняя часть осталась строгой репликой здания Биржи. Получилась транзакция между чем-то историческим и чем-то абсолютно новым. 

В рамках фестиваля Future Cities мы создали виртуальный мир, в котором были представлены арт-объекты художников, существующие и в физическом мире, но в разных городах. Мы аккуратно перенесли инсталляции и городские ландшафты в метаверс, получилось путешествие, которое можно совершить, не выходя из дома. 

Еще один наш клиент – застройщик Hutton. В рамках международной ярмарки современного искусства Cosmoscow он будет презентован свой проект, маленький тизер – каждый участник презентации сможет отправиться на Луну. 

На базе нашей платформы arhead.io Сергей Надточий с командой создал пространство для компании DEIP – он отправил нас внутрь компьютерной платы путешествовать в виде сгустка энергии. Для меня это было напоминанием о материальности: когда мы говорим об облаке – это лишь метафора, на самом деле все данные хранятся на серверах, в физических материалах, в металле. Пробежавшись по плате и услышав про блокчейн, мы еще раз вспоминаем, что все цифровое по-прежнему материально, как все неорганическое все равно органично, потому что поднялось из земли. Это опыт, пережить который в физическом мире было бы невозможно. 

  • zooming
    1 / 4
    DEIP metaverse city – архитектура ATRIUM, платформа Arhead
    © ATRIUM
  • zooming
    2 / 4
    DEIP metaverse city – архитектура ATRIUM, платформа Arhead
    © ATRIUM
  • zooming
    3 / 4
    DEIP metaverse city – архитектура ATRIUM, платформа Arhead
    © ATRIUM
  • zooming
    4 / 4
    DEIP metaverse city – архитектура ATRIUM, платформа Arhead
    © ATRIUM

Сергей: 
Мой первый проект, посвященный архитектуре в метавселенной, был моим дипломным проектом в AA School. Под руководством основателей студии Space popular мы с другими студентами целый год исследовали возможные сценарии развития иммерсивного виртуального пространства и дизайна в нем. Мы не ориентировались на доступные инструменты и платформы, а создавали проекты, которые можно будет реализовать только через 5-10 лет.



Первый проект в ATRIUM на платформе Arhead совместно с креативным агентством Balagan мы разработали для мероприятия блокчейн-компании, создав целый виртуальный город. А уже 7 сентября откроется Somnium Fashion Week – одно из самых значимых событий в мире диджитал моды, для которого мы спроектировали основное пространство для показа и шоурум одного из брендов.
Пространство Somnium Fashion Week, визуализация
© ATRIUM

Кроме этого с платформой Dearch Space мы помогли другим криэйторам создать еще шесть фэшн-пространств. Вместе с моими партнерами, у которых тоже есть архитектурный бэкграунд, мы создали эту платформу, чтобы помогать архитекторам и дизайнерам осваивать виртуальное пространство, и чтобы компании, которые хотят представлять свой продукт и взаимодействовать с жителями метавселенной, могли это делать в качественно спроектированной среде.

Сейчас мы активно изучаем рынок, выстраиваем партнерские взаимоотношения с платформами и криэйторами, организуем их совместную работу, готовим новые мероприятия, публикации и образовательный контент. Мы верим, что именно архитекторы создадут метавселенную, и приглашаем всех присоединиться к этому увлекательному процессу!
 

06 Сентября 2022

Алёна Кузнецова

Беседовала:

Алёна Кузнецова
Похожие статьи
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Никита Токарев: «Искусство – ориентир в джунглях...
Следующий разговор в рамках конференции Яндекс Кью – с директором Архитектурной школы МАРШ Никитой Токаревым. Дискуссия, которая состоится 10 сентября в 16:00 оффлайн и онлайн, посвящена междисциплинарности. Говорим о том, насколько она нужна архитектурному образованию, где начинается и заканчивается.
Архитектурное образование: тренды нового сезона
МАРШ, МАРХИ, школа Сколково и руководители проектов дополнительного обучения рассказали нам о том, что меняется в образовании архитекторов. На что повлиял уход иностранных вузов, что будет с российской архитектурной школой, к каким дополнительным знаниям стремиться.
Арсений Афонин: «Полученные знания лучше сразу применять...
Яндекс Кью проводит бесплатную онлайн-конференцию «Архитектура, город, люди». Мы поговорили с авторами докладов, которые могут быть интересны архитекторам. Первое интервью – с руководителем Софт Культуры. Вебинар о лайфхаках по самообразованию, в котором он участвует – в среду.
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Сергей Надточий: «В своем исследовании мы формулируем,...
Недавно АБ ATRIUM анонсировало почти завершенное исследование, посвященное форматам проектирования современных образовательных пространств. Говорим с руководителем проекта Сергеем Надточим о целях, задачах, специфике и структуре будущей книги, в которой порядка 300 страниц.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может...
Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Технологии и материалы
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Сейчас на главной
Зодчество: лауреаты 2022
В пятницу в Гостином дворе вручили награды фестиваля Зодчество 2022. Хрустальный Дедал достался ЖК Veren Village архитекторов АБ «Остоженка». Татлин, премию за проект, решили не присуждать. Рассказываем, кого наградили, публикуем полный список.
Школа как сообщество
Лондонское бюро AdjoubeiScott-Whitby Studio превратило здание Александровского училища в Калуге в уникальную школу на 150 учеников. Здание начала XX века адаптировали под британскую образовательную систему – как в программном смысле, так и в архитектурном.
Пена дней
В интерьере ресторана Sparkle бюро Archpoint переосмысляет эстетику винных погребов и обращается к образам, связанным с игристым вином – пузырькам, пене и жизнелюбию.
Небоскреб с оазисами
В Сингапуре завершено строительство небоскреба по проекту архитекторов BIG. Управляющим системами здания искусственным интеллектом и другими цифровыми компонентами занималось бюро CRA – Carlo Ratti Associati.
Королевство зеркал
На XXX по счету Зодчестве столько решеток и зеркал, что эффект дробления реальности на кусочки многократно усиливается. Только ради этого ощущения стоит посетить фестиваль. Но кроме того выставка богата, разнообразна и работает как хорошо отлаженная машина по всем направлениям: губернскому, студенческому, арт-объектному, круглостольному и прочим. Делать бы и делать такие фестивали.
Руин-бар
Нижегородский бар, спроектированный Fruit Design Studio, совмещает эстетику запустения с дворцовой роскошью, созданной из черновых материалов – бетона, армированного стекла и грубого металла.
Обещания и надежды
Объявлены шесть лауреатов Премии Ага Хана 2022. Они обещают лучшее будущее людям, демонстрируют новаторство и заботу о природе.
Оазис в дождливом городе
Бюро MAD Architects разработало интерьер первого в Петербурге коворкинга сети SOK. Его отличительная черта – обилие зелени и элементов биофильного дизайна, характерная для города колористика и отсылки к литературному наследию.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
Глядя в небо
В Саратове названы победители фестиваля короткометражных любительских роликов, посвященных архитектуре. Фильм, приглянувшийся редакции, занял 1 место. Размышляем о типологии, объясняем выбор, «показываем кино».
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Архивуд–13: Троянский конь
Вручена тринадцатая по счету подборка дипломов премии АрхиWOOD. Главный приз – очень предсказуемый – парку Веретьево, а кто ж его не наградит. Зато спецприз достался Троянскому коню, и это свежее слово.
Судьбы агломерации
Летняя практика Института Генплана была посвящена Новой Москве. Всего получилось 4 проекта с совершенно разной оптикой: от масштаба агломерации до вполне конкретных предложений, которые можно было, обдумав, и реализовать. Рассказываем обо всех.
Твой морепродукт
Пожалуй, первая в истории Архи.ру публикация, в которой есть слово «сексуальный»: яркий и чувственный интерьер для рыбного ресторана без прямых линий и прямолинейных намеков.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Интерьер как пейзаж
Работая над пространствами отеля в Светлогорске, мастерская Олеси Левкович стремилась дополнить впечатления, полученные гостями от природы побережья Балтийского моря.
Законченный образ
Каркасный дом с тремя спальнями и террасой, для которого архитекторы продумали не только технологию строительства, но и обстановку – вся мебель и предметы быта также созданы мастерской Delo.