Blow up: музейные концепции ОМА

Илья Мукосей об изобретенном Ремом Колхасом инструменте для усиления эмоций.

Автор текста:
Илья Мукосей

mainImg
Новая площадка Музея современного искусства «Гараж» открылась для публики 12 июня: напомним, это реконструированный советский ресторан «Времена года». Двумя днями ранее, выступая перед журналистами, основатель OMA Рем Колхас заметил, что этот проект с самого начала имел для него особое значение. Почему он так сказал? Потому ли, что именно с поездки в Москву в середине шестидесятых начался его интерес к архитектуре? Или потому, что ему, наконец, удалось что-то построить в России? Или это простая вежливость? В поисках ответа на этот вопрос обратимся к портфолио ОМА.

Реализованных проектов музеев у Колхаса сравнительно немного – восемь или девять (точнее определить сложно, поскольку «Гараж» и Prada Foundation пока что числятся на сайте OMA среди строящихся, а в число построенных музеев входит, например, Музейный парк (Museumpark) в Роттердаме, который сам по себе музеем не является).

Первым построенным по проекту ОМА музейным зданием стал Кунстхаль (Kunsthal), открывшийся в 1992 году в родном городе Колхаса Роттердаме. На первый взгляд, Кунстхаль устроен намного сложнее «Гаража»: он в полтора раза больше по площади, фасады у него разнообразнее, да и внутри сплошь наклонные полы и отверстия неправильной формы в стенах и перекрытиях.
zooming
Общий вид Кунстхала в Роттердаме. Спутниковая съемка © DigitalGlobe, 2015. Картографические данные © Google, 2015
zooming
Фрагмент фасада Кунстхала © OMA
zooming
Кунстхал, деталь интерьера.


Но именно здесь начинается и сходство. Оба здания можно назвать «музеями без коллекции» – Кунстхаль называет себя так почти официально, а у «Гаража» собственная коллекция еще только формируется. При этом внутренние пространства, предназначенные для выставок в обоих зданиях, никак не назовешь нейтральными. Они имеют самую разную форму, порой не слишком высокие потолки, да и отделку стен и там, и здесь трудно назвать спокойной. Именно за эту «тесноту и суетливость пространства» критикуют сейчас «Гараж» некоторые комментаторы. Но у Колхаса, похоже, другое мнение: он считает, что места для экспонирования искусства не должны быть монументальными сами по себе.

Его собственный вкус к современному искусству, рассказывает Колхас, сформировался благодаря куратору Виллему Сандбергу, возглавлявшему Амстердамский городской музей (Stedelijk Museum Amsterdam) с 1945 по 1963 годы (сам Колхас жил в Амстердаме с 1955 по 1968). Выставки современного искусства, русского и европейского авангарда, концерты современной музыки и показы актуального кино в Амстердамском музее проводились в построенном 1954 году непритязательном двухэтажном здании размером всего лишь 24х10м, больше похожем, по словам Колхаса «на небольшую школу». Этот скромный сарайчик под двухскатной крышей вмещал в себя, помимо выставочных залов, библиотеку, типографию, кафе и аудиторию для концертов и лекций. «Корпус Сандберга» (Sandberg wing) успешно знакомил жителей Амстердама с современным искусством вплоть до 2004 года, когда его решено было заменить более современной и масштабной пристройкой.
 
zooming
Корпус Сандберга при Амстердамском городском музее, 1954-2004. Слайд из лекции Колхаса в Стокгольме, март 2013


Говоря о большинстве современных художественных музеев, Колхас подчеркивает, что они, в первую очередь, «предоставляют к использованию гигантские объемы пустого пространства», и приводит в качестве ключевого примера знаменитый «Турбинный зал» галереи Тейт Модерн в Лондоне, который «стал практически символом нашего времени».
zooming
«Турбинный зал» в галерее Тейт Модерн, Лондон, архитекторы Herzog & de Meuron. Слайд из лекции Колхаса в Стокгольме, март 2013


В результате, продолжает Колхас, «художники вынуждены выступать в этакой апокалиптической манере», ибо только самые сильные эмоции способны конкурировать с пространствами подобного масштаба. Нюансам здесь места нет. «Искусство становится все более авторитарным». В проектах ОМА, наоборот, разнообразие пространств, по мысли Колхаса, позволяет художникам и кураторам работать с более тонкими материями.
zooming
Инсталляция Олафура Элиассона Weather Project в «Турбинном зале» галереи Тейт Модерн. Слайд из лекции Колхаса в Стокгольме, март 2013


Кунстхаль отличается от большинства художественных музеев еще и тем, что его архитектор не просто предложил посетителю набор разнообразных помещений с экспонатами, но нанизал их на определенный маршрут движения. Колхас, сам в прошлом киносценарист, считает, что архитектор обязан заранее продумывать сценарии использования пространства.

Возможно, кураторам было бы легче работать с нейтральными по оформлению и простыми по форме объемами, с нейтральной средой, не навязывающей собственных сценариев? Но современное искусство, которое по своей природе полемично, должно реагировать на окружение. Если же реагировать не на что, как раз и приходится ограничиваться приемами, вызывающими самые сильные эмоции.

Те же принципы сценарного программирования музейного пространства и формирования его из разнообразных по размерам и пропорциям помещений, что были применены в Кунстхале, прослеживаются и в других построенных ОМА музеях, например, в двух проектах для Сеула (Leeum Museum, 2004 и Seoul National University Museum of Art, 2005). Те же принципы мы встречаем и в «Гараже».
zooming
Leeum Museum в Сеуле, фрагмент интерьера © OMA
zooming
Музей искусств Сеульского национального университета, структурная схема © OMA


Но, возможно, не все идеи, появившиеся у Колхаса в процессе работы над проектами музеев, ему уже удалось реализовать в построенных зданиях? Похоже, так и есть. «Участие в большом музейном буме было для нас не слишком успешным», признается Колхас, и демонстрирует слайд, из которого следует, что неосуществленные проекты музеев современного искусства, выпущенные ОМА, по площади эквивалентны тридцати четырем футбольным полям. Какие еще интересные мысли можно найти на этих просторах? В частности, они касаются приемов работы с историческим материалом.
zooming
«34 футбольных поля современного искусства». Слайд из лекции Колхаса в Стокгольме, март 2013


В 2000-е годы, консультируя Государственный Эрмитаж в Санкт-Петербурге, Колхас был впечатлён запущенными интерьерами Генштаба и некоторых помещений самого Эрмитажа, которые не показывают публике. Он задался вопросами: «Всякий ли музей нуждается в модернизации? Возможно, иногда требуется бездействие? Может ли нежелание меняться стать инструментом, который бы усилил ощущение подлинности, нередко пропадающее при модернизации? Не стоит ли архитектору в определенных случаях выступать в роли археолога?»

Рассказывая об «Эрмитажном проекте» (Hermitage Project) в своих выступлениях, Колхас демонстрирует коллажи, на которых шедевры мирового искусства выставлены на фоне полуразрушенных дворцовых интерьеров. Идея заключалась в том, что сочетание самых выдающихся произведений с самым убогим и запущенным (но при этом старым и подлинным) окружением многократно усиливает эффект воздействия этих самых произведений на зрителя. Благодаря этому тонкие, деликатные материи становятся равны по силе влияния примитивным эффектам «авторитарного» искусства.
zooming
«Эрмитажный проект». Сочетание выдающегося произведения с убогим и запущенным окружением. Слайд из лекции Колхаса в Стокгольме, март 2013


Этот предложенный в рамках «Эрмитажного проекта» инструмент для усиления эмоций Колхасу впервые удалось реализовать на практике именно в «Гараже». Конечно, руинированность «Времен года» слегка ослаблена реставрацией. Обшарпанные стены словно покрылись лаком, и под ногами посетителей не хрустит обвалившаяся штукатурка, как это представлялось при взгляде на эскизы. Но инструмент все равно мощный.
zooming
Интерьер Музея соременного искусства «Гараж», проект. Слайд из лекции Колхаса в Стокгольме, март 2013


Между Эрмитажем и «Гаражом» есть существенное различие: в первом выставляются признанные шедевры, а во втором основной упор, все-таки, будет сделан на новое, актуальное искусство. Сработает ли увеличительное стекло Колхаса в этом случае? Сработает, если будет что увеличивать. Работа с таким пространством – серьезный вызов и для художников, и для кураторов. Им сильные эмоции гарантированы точно.
***

В работе над статьей использованы материалы лекций, прочитанных Рамом Колхасом в
Музее современного искусства в (Moderna Museet) в Стокгольме в марте 2013 года [см. видеозапись лекции] и в Фонде Галери Лафайет (Fondation Galeries Lafayette) в Париже в июле 2014 года [см. видеозапись лекции].
 

23 Июня 2015

Автор текста:

Илья Мукосей
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.