Каспер Йоргенсен: «Надо создавать среду для бесконечной эволюции»

Интервью Каспера Йоргенсена – датского архитектора и специалиста по новым технологиям и «зеленому» строительству, руководителя исследовательского подразделения GXN в бюро 3XN.

mainImg
Архитектор Каспер Йоргенсен принял участие в состоявшемся в Красногорске 3–4 апреля форуме «Дни КНАУФ» и ответил на вопросы Архи.ру.

Архи.ру:
Архитекторы 3XN используют в своих работах как можно больше дневного света, позволяют деревьям сохранять свою естественную форму, а материалам – как бы жить своей жизнью. Вы считаете себя первооткрывателями такого подхода?

Каспер Йоргенсен:
В последние годы было сделано много научных открытий в этой сфере, и мы стремимся применять эти новые знания в своей работе. Я думаю, что архитектура долгое время вообще развивалась не в том направлении. Вся эта индустриализация строительства вот уже много лет заставляет архитекторов мыслить категориями прямых линий и массового производства. И только теперь мы наконец-то смогли сделать шаг назад и взглянуть на природу, ее формы и материалы в поисках ответов на наши задачи. Я думаю, что будущее архитектуры – именно в таких проектах, разработанных «по индивидуальному заказу», в нестандартных пространственных решениях и выразительных зданиях.
 
zooming
Каспер Йоргенсен. Фото предоставлено 3XN
Аквариум «Голубая планета» © Adam Mørk

Архи.ру:
Поговорим о вашем последнем проекте, об аквариуме «Голубая Планета» в Копенгагене: вы намеренно «вывернули здание наизнанку»? У посетителей возникает чувство, что они и есть аквариумные рыбки, а не наоборот.


Каспер Йоргенсен:
Мы хотели, чтобы здание рассказывало историю. Большинство современных аквариумов похожи на фабрики, во всяком случае, они выглядят как нечто, не имеющее никакого отношения к океану. Поэтому мы хотели создать у людей чувство единения со вселенной воды, и это чувство заложено в самом сердце здания, оно как бы захлестывает вас гигантской волной. Когда вы заходите, первое, что вы видите – это аквариум у вас над головой, и именно поэтому вам кажется, что вы уже под водой. Это самый большой аквариум в Северной Европе, там в огромных «океанических» контейнерах плавают гигантские рыбы. Да и вообще здание очень занятное: помимо аквариумов в нем есть тропический влажный лес, где свободно летают птицы, живут черепахи и змеи, а также имеется несколько мест, где даже можно потрогать рыб руками. Вот это живой контакт с природой!
Аквариум «Голубая планета» © Adam Mørk

Архи.ру:
А стекло у аквариума пуленепробиваемое?

Каспер Йоргенсен:
Еще крепче!

Архи.ру:
А обитатели аквариума и зоопарка едят друг друга, как они это делают в естественных условиях?

Каспер Йоргенсен:
Да! Например, у нас есть два вида рыб: один из них питается другим. Так что, возможно, через год у нас из двух видов останется только один. Но это природа, в ней и такое бывает.
Аквариум «Голубая планета» © Adam Mørk

Архи.ру:
Вы считаете, что правильно подобранные строительные материалы изменяют жизнь людей к лучшему?

 
Каспер Йоргенсен:
Да, именно этим мы и занимаемся в GXN, отделе инноваций бюро 3XN. Мы изучаем реакцию людей на различные материалы, наши психологи наблюдают за тем, как материалы, организация пространства и общая атмосфера влияют на людей. Интересно же узнать, из какого материала надо строить школу, в которой будут лучше учиться дети, или офис, в котором сотрудники будут эффективнее работать и делиться знаниями друг с другом, или как вызвать любопытство в посетителе музея!

Архи.ру:
И что же заставляет людей делиться знаниями?
Каспер Йоргенсен на форуме «Дни КНАУФ». Фото Александры Полянской

Каспер Йоргенсен:
Социальная вовлеченность. Необходимо создавать места, где люди будут встречаться в неформальной обстановке – это стимулирует общение. Необходимо проектировать «правильный» каркас здания, но в то же время позаботиться о его акустической и визуальной прозрачности. И чтобы достичь этого, недостаточно просто построить один огромный оупен-спейс, ведь секрет именно в разнообразии создаваемого пространства. Мы часто рассматриваем наши здания как «город в городе» со своими улицами, центральным бульваром, тихими тенистыми уголками и залитыми солнцем площадями... Именно поэтому наши планы зданий отличаются такой контрастностью и таким разнообразием. У нас всегда есть центральные лестницы и переходы сквозь межэтажные перекрытия — именно они создают эту прозрачность и формируют места для общения и обмена знаниями. Интересно, что именно лестницы заставляют вас остановиться и задуматься, именно там коллеги чаще всего «сплетаются языками», и там же люди ждут друг друга – стоя или сидя. Лестницы придают зданию динамичность и стимулируют общение между людьми.
Фасад штаб-квартиры компании Horten в Копенгагене из травертина и оргстекла. Фото предоставлено 3XN

Архи.ру:
Ваш проект для конкурса на архитектурную концепцию Музейно-просветительского центра Политехнического музея и МГУ не получил первую премию, но все равно это была очень интересная работа. Она так и ляжет в стол? Или вы планируете реализовать ее в другом месте?

Каспер Йоргенсен:
Мне очень жаль, что наша работа не выиграла в конкурсе, она мне очень нравится. Это прекрасный пример «фирменного стиля» 3XN, когда здание вливается в город и создает там открытое общественное пространство. Я думаю, это было бы очень динамичное здание. Оно объединило бы все части экспозиции Политеха в единое целое. Во многих наших проектах есть повторяющиеся элементы, но этот проект был уникальным. И, что особенно обидно, в другом месте его не повторишь, этот проект четко привязан к московскому контексту.

Архи.ру:
А какова «история» этого здания? В своем воображении вы наверняка проходили по нему много раз. Что бы испытывал посетитель?

Каспер Йоргенсен:
Это история о том, как люди объединяются друг с другом, а здание объединяется с городом. В этом здании можно было бы устраивать выставки, лекции, корпоративные мероприятия – все, что угодно. Но, что особенно важно, мы хотели взять все эти функции и сплавить их в единую прозрачную структуру. Было бы здорово добиться такого эффекта связанности в здании с таким сложным планом. Мне бы хотелось летом сидеть там на террасе, смотреть внутрь музея и чувствовать себя частью происходящего, но также и чувствовать себя частью Москвы. Так что очень жаль, что это здание никогда не будет построено.

Архи.ру:
Но вас вдохновляет перспектива работы в Москве? Вы продолжите искать возможности построить здесь что-нибудь?

Каспер Йоргенсен:
Однозначно! Мы надеемся принять участие еще в нескольких конкурсах.

Архи.ру:
Давайте представим, что вы главный архитектор Москвы. У вас миллионы квадратных километров земли под застройку и миллионы жителей. Что бы вы сделали?

Каспер Йоргенсен:
Я бы сделал в Москве несколько центров и постарался бы развивать уникальные качества каждого из них, чтобы вся городская жизнь не сводилась к одному единственному центру. Москва выглядит местами или в определенное время суток как мертвый город. Поэтому я бы сделал упор на разнообразие и постарался бы повысить привлекательность «нецентральных» районов.
Штаб-квартира компании Horten. Фото © Adam Mõrk

Архи.ру:
Несомненно, вы человек, который задумывается о последствиях своих действий. Почему вы выбрали своей профессией архитектуру? Почему не философию или не борьбу с нищетой в странах третьего мира?

Каспер Йоргенсен:
Архитектура действительно меняет нашу жизнь во многих аспектах. Самые трудные и самые интересные задачи решаются в строительной сфере. Даже если взять те же вопросы энергопотребления и утилизации отходов, архитектура и строительная индустрия могут во многом их решить. Нет, я не хочу сказать, что архитектура спасет мир – я просто люблю делать свою работу хорошо. Лучше ведь строить красивые дома, а не те, от которых тошнит. И нужно делать проекты, которые не теряют своей ценности даже после того, как от их реализации отказались, и логично строить из материалов, которые можно использовать снова и снова.

Почему бы не попытаться строить «позитивные» дома вместо того, что бы постоянно пытаться убрать негативные последствия строительства, о которых мы все прекрасно знаем? Дома, которые вырабатывают кислород, электроэнергию и чистую воду, дома, которые не противопоставляют себя природе! Я думаю, именно поэтому мне нравится быть архитектором – это позволяет мне находить решения, которые претворяются в жизнь и становятся реальностью не только для меня, но и для многих других людей.
Штаб-квартира компании Horten. Фото © Adam Mork

Архи.ру:
Вас не беспокоит, что ваши исследования и профессиональные секреты станут известны другим людям?

Каспер Йоргенсен:
Мы не делаем никакой тайны из своей работы. Конечно, неприятно, когда твой дизайн откровенно копируют, но наша философия и результаты исследований – вот они, пользуйтесь на здоровье! Я считаю, что архитектура проявляет себя с лучшей стороны, когда она создается для конкретного здания в конкретном месте. Но мы делимся всеми знаниями, что у нас есть. Если вы делитесь идеями, стратегией и методикой, все это окупается! Мы своим личным примером доказываем, как архитектура может выйти на уровень самодостаточности, и мы надеемся, что именно так мы помогаем строить лучшее будущее.
Штаб-квартира компании Horten. Фото © Adam Mõrk

Архи.ру:
Ваша идея самодостаточности – это ведь больше, чем просто «зеленая» или экологическая философия? Вы хотите сказать, что ценность такого здания увеличивается со временем?

Каспер Йоргенсен:
Именно так. Для меня здание – это организм, который становится частью «рукотворной экосистемы». Его можно, например, разобрать и встроить в другое здание – все это напоминает некий природный круговорот. Исходя из таких позитивных установок, мы сможем создавать архитектуру, которая отдает больше, чем забирает.

Архи.ру:
То есть Вы бы совсем перестали сносить старые здания?

Каспер Йоргенсен:
В идеале, старые здания нужно рассматривать как материал для новых зданий, которые возведут в будущем. Однако реальность такова, что многие компоненты современных зданий токсичны, и их нельзя использовать повторно. Но если мы начнем строить здания из «здоровых» материалов, мы сможем создавать сценарии, согласно которым снос здания – это не смерть, а рождение новой жизни! Ведь теперь здания строятся не так, как 20 лет назад или даже 10 лет назад. А завтра у людей будут уже совсем другие потребности. Через 10 лет строительные технологии также шагнут далеко вперед. Поэтому я думаю, что мы должны использовать все возможности, чтобы уже сегодня создавать оптимальную среду для будущего развития.

Архи.ру:
То есть, создавать среду для вечности?

Каспер Йоргенсен:
Не совсем так. Скорее, создавать среду для бесконечной эволюции.

Каспер Йоргенсен (Kasper Guldager Jørgensen) родился в 1976, окончил Архитектурный институт Южной Калифорнии (SCI-Arc) в 2004 и Школу архитектуры в Орхусе в 2005. Работал в бюро Henning Larsen Architects (2005–2006), в 2006 перешел в 3XN. Ныне он партнер бюро 3XN и руководит там отделом инноваций GXN, созданным в 2007.

Благодарим группу КНАУФ СНГ за помощь в подготовке интервью.
«Зеленая школа» в Копенгагене. Изображение предоставлено 3XN
«Зеленая школа» в Копенгагене. Изображение предоставлено 3XN
zooming
Green Solution House © 3XN


Поставщики, технологии

18 Апреля 2013

Беседовала:

Александра Полянская
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.
Градсовет удаленно 26.08.2020
Предварительное, «для ППТ», рассмотрение дома – близкого соседа «Дома у моря» и исторического особняка, вызвало много замечаний и пожелание доработки, в том числе с позиций охраны памятника и градостроительной ситуации. Хотя проект сам по себе скорее позволили.
Стиль больших крыш
Zaha Hadid Architects представили свой проект футбольного стадиона для древней столицы Китая – Сианя: строительство уже идет.
Пресса: «В старых дверях есть что-то необъяснимое и загадочное»....
В Музее Ахматовой в Фонтанном доме открылась выставка «Анна Ахматова. Михаил Булгаков. Пятое измерение» – тотальная инсталляция, дающая отличное представление о том, что такое архитектура выставок и зачем она нужна.
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.