Каспер Йоргенсен: «Надо создавать среду для бесконечной эволюции»

Интервью Каспера Йоргенсена – датского архитектора и специалиста по новым технологиям и «зеленому» строительству, руководителя исследовательского подразделения GXN в бюро 3XN.

mainImg
Архитектор Каспер Йоргенсен принял участие в состоявшемся в Красногорске 3–4 апреля форуме «Дни КНАУФ» и ответил на вопросы Архи.ру.

Архи.ру:
Архитекторы 3XN используют в своих работах как можно больше дневного света, позволяют деревьям сохранять свою естественную форму, а материалам – как бы жить своей жизнью. Вы считаете себя первооткрывателями такого подхода?

Каспер Йоргенсен:
В последние годы было сделано много научных открытий в этой сфере, и мы стремимся применять эти новые знания в своей работе. Я думаю, что архитектура долгое время вообще развивалась не в том направлении. Вся эта индустриализация строительства вот уже много лет заставляет архитекторов мыслить категориями прямых линий и массового производства. И только теперь мы наконец-то смогли сделать шаг назад и взглянуть на природу, ее формы и материалы в поисках ответов на наши задачи. Я думаю, что будущее архитектуры – именно в таких проектах, разработанных «по индивидуальному заказу», в нестандартных пространственных решениях и выразительных зданиях.
 
zooming
Каспер Йоргенсен. Фото предоставлено 3XN
Аквариум «Голубая планета» © Adam Mørk

Архи.ру:
Поговорим о вашем последнем проекте, об аквариуме «Голубая Планета» в Копенгагене: вы намеренно «вывернули здание наизнанку»? У посетителей возникает чувство, что они и есть аквариумные рыбки, а не наоборот.


Каспер Йоргенсен:
Мы хотели, чтобы здание рассказывало историю. Большинство современных аквариумов похожи на фабрики, во всяком случае, они выглядят как нечто, не имеющее никакого отношения к океану. Поэтому мы хотели создать у людей чувство единения со вселенной воды, и это чувство заложено в самом сердце здания, оно как бы захлестывает вас гигантской волной. Когда вы заходите, первое, что вы видите – это аквариум у вас над головой, и именно поэтому вам кажется, что вы уже под водой. Это самый большой аквариум в Северной Европе, там в огромных «океанических» контейнерах плавают гигантские рыбы. Да и вообще здание очень занятное: помимо аквариумов в нем есть тропический влажный лес, где свободно летают птицы, живут черепахи и змеи, а также имеется несколько мест, где даже можно потрогать рыб руками. Вот это живой контакт с природой!
Аквариум «Голубая планета» © Adam Mørk

Архи.ру:
А стекло у аквариума пуленепробиваемое?

Каспер Йоргенсен:
Еще крепче!

Архи.ру:
А обитатели аквариума и зоопарка едят друг друга, как они это делают в естественных условиях?

Каспер Йоргенсен:
Да! Например, у нас есть два вида рыб: один из них питается другим. Так что, возможно, через год у нас из двух видов останется только один. Но это природа, в ней и такое бывает.
Аквариум «Голубая планета» © Adam Mørk

Архи.ру:
Вы считаете, что правильно подобранные строительные материалы изменяют жизнь людей к лучшему?

 
Каспер Йоргенсен:
Да, именно этим мы и занимаемся в GXN, отделе инноваций бюро 3XN. Мы изучаем реакцию людей на различные материалы, наши психологи наблюдают за тем, как материалы, организация пространства и общая атмосфера влияют на людей. Интересно же узнать, из какого материала надо строить школу, в которой будут лучше учиться дети, или офис, в котором сотрудники будут эффективнее работать и делиться знаниями друг с другом, или как вызвать любопытство в посетителе музея!

Архи.ру:
И что же заставляет людей делиться знаниями?
Каспер Йоргенсен на форуме «Дни КНАУФ». Фото Александры Полянской

Каспер Йоргенсен:
Социальная вовлеченность. Необходимо создавать места, где люди будут встречаться в неформальной обстановке – это стимулирует общение. Необходимо проектировать «правильный» каркас здания, но в то же время позаботиться о его акустической и визуальной прозрачности. И чтобы достичь этого, недостаточно просто построить один огромный оупен-спейс, ведь секрет именно в разнообразии создаваемого пространства. Мы часто рассматриваем наши здания как «город в городе» со своими улицами, центральным бульваром, тихими тенистыми уголками и залитыми солнцем площадями... Именно поэтому наши планы зданий отличаются такой контрастностью и таким разнообразием. У нас всегда есть центральные лестницы и переходы сквозь межэтажные перекрытия — именно они создают эту прозрачность и формируют места для общения и обмена знаниями. Интересно, что именно лестницы заставляют вас остановиться и задуматься, именно там коллеги чаще всего «сплетаются языками», и там же люди ждут друг друга – стоя или сидя. Лестницы придают зданию динамичность и стимулируют общение между людьми.
Фасад штаб-квартиры компании Horten в Копенгагене из травертина и оргстекла. Фото предоставлено 3XN

Архи.ру:
Ваш проект для конкурса на архитектурную концепцию Музейно-просветительского центра Политехнического музея и МГУ не получил первую премию, но все равно это была очень интересная работа. Она так и ляжет в стол? Или вы планируете реализовать ее в другом месте?

Каспер Йоргенсен:
Мне очень жаль, что наша работа не выиграла в конкурсе, она мне очень нравится. Это прекрасный пример «фирменного стиля» 3XN, когда здание вливается в город и создает там открытое общественное пространство. Я думаю, это было бы очень динамичное здание. Оно объединило бы все части экспозиции Политеха в единое целое. Во многих наших проектах есть повторяющиеся элементы, но этот проект был уникальным. И, что особенно обидно, в другом месте его не повторишь, этот проект четко привязан к московскому контексту.

Архи.ру:
А какова «история» этого здания? В своем воображении вы наверняка проходили по нему много раз. Что бы испытывал посетитель?

Каспер Йоргенсен:
Это история о том, как люди объединяются друг с другом, а здание объединяется с городом. В этом здании можно было бы устраивать выставки, лекции, корпоративные мероприятия – все, что угодно. Но, что особенно важно, мы хотели взять все эти функции и сплавить их в единую прозрачную структуру. Было бы здорово добиться такого эффекта связанности в здании с таким сложным планом. Мне бы хотелось летом сидеть там на террасе, смотреть внутрь музея и чувствовать себя частью происходящего, но также и чувствовать себя частью Москвы. Так что очень жаль, что это здание никогда не будет построено.

Архи.ру:
Но вас вдохновляет перспектива работы в Москве? Вы продолжите искать возможности построить здесь что-нибудь?

Каспер Йоргенсен:
Однозначно! Мы надеемся принять участие еще в нескольких конкурсах.

Архи.ру:
Давайте представим, что вы главный архитектор Москвы. У вас миллионы квадратных километров земли под застройку и миллионы жителей. Что бы вы сделали?

Каспер Йоргенсен:
Я бы сделал в Москве несколько центров и постарался бы развивать уникальные качества каждого из них, чтобы вся городская жизнь не сводилась к одному единственному центру. Москва выглядит местами или в определенное время суток как мертвый город. Поэтому я бы сделал упор на разнообразие и постарался бы повысить привлекательность «нецентральных» районов.
Штаб-квартира компании Horten. Фото © Adam Mõrk

Архи.ру:
Несомненно, вы человек, который задумывается о последствиях своих действий. Почему вы выбрали своей профессией архитектуру? Почему не философию или не борьбу с нищетой в странах третьего мира?

Каспер Йоргенсен:
Архитектура действительно меняет нашу жизнь во многих аспектах. Самые трудные и самые интересные задачи решаются в строительной сфере. Даже если взять те же вопросы энергопотребления и утилизации отходов, архитектура и строительная индустрия могут во многом их решить. Нет, я не хочу сказать, что архитектура спасет мир – я просто люблю делать свою работу хорошо. Лучше ведь строить красивые дома, а не те, от которых тошнит. И нужно делать проекты, которые не теряют своей ценности даже после того, как от их реализации отказались, и логично строить из материалов, которые можно использовать снова и снова.

Почему бы не попытаться строить «позитивные» дома вместо того, что бы постоянно пытаться убрать негативные последствия строительства, о которых мы все прекрасно знаем? Дома, которые вырабатывают кислород, электроэнергию и чистую воду, дома, которые не противопоставляют себя природе! Я думаю, именно поэтому мне нравится быть архитектором – это позволяет мне находить решения, которые претворяются в жизнь и становятся реальностью не только для меня, но и для многих других людей.
Штаб-квартира компании Horten. Фото © Adam Mork

Архи.ру:
Вас не беспокоит, что ваши исследования и профессиональные секреты станут известны другим людям?

Каспер Йоргенсен:
Мы не делаем никакой тайны из своей работы. Конечно, неприятно, когда твой дизайн откровенно копируют, но наша философия и результаты исследований – вот они, пользуйтесь на здоровье! Я считаю, что архитектура проявляет себя с лучшей стороны, когда она создается для конкретного здания в конкретном месте. Но мы делимся всеми знаниями, что у нас есть. Если вы делитесь идеями, стратегией и методикой, все это окупается! Мы своим личным примером доказываем, как архитектура может выйти на уровень самодостаточности, и мы надеемся, что именно так мы помогаем строить лучшее будущее.
Штаб-квартира компании Horten. Фото © Adam Mõrk

Архи.ру:
Ваша идея самодостаточности – это ведь больше, чем просто «зеленая» или экологическая философия? Вы хотите сказать, что ценность такого здания увеличивается со временем?

Каспер Йоргенсен:
Именно так. Для меня здание – это организм, который становится частью «рукотворной экосистемы». Его можно, например, разобрать и встроить в другое здание – все это напоминает некий природный круговорот. Исходя из таких позитивных установок, мы сможем создавать архитектуру, которая отдает больше, чем забирает.

Архи.ру:
То есть Вы бы совсем перестали сносить старые здания?

Каспер Йоргенсен:
В идеале, старые здания нужно рассматривать как материал для новых зданий, которые возведут в будущем. Однако реальность такова, что многие компоненты современных зданий токсичны, и их нельзя использовать повторно. Но если мы начнем строить здания из «здоровых» материалов, мы сможем создавать сценарии, согласно которым снос здания – это не смерть, а рождение новой жизни! Ведь теперь здания строятся не так, как 20 лет назад или даже 10 лет назад. А завтра у людей будут уже совсем другие потребности. Через 10 лет строительные технологии также шагнут далеко вперед. Поэтому я думаю, что мы должны использовать все возможности, чтобы уже сегодня создавать оптимальную среду для будущего развития.

Архи.ру:
То есть, создавать среду для вечности?

Каспер Йоргенсен:
Не совсем так. Скорее, создавать среду для бесконечной эволюции.

Каспер Йоргенсен (Kasper Guldager Jørgensen) родился в 1976, окончил Архитектурный институт Южной Калифорнии (SCI-Arc) в 2004 и Школу архитектуры в Орхусе в 2005. Работал в бюро Henning Larsen Architects (2005–2006), в 2006 перешел в 3XN. Ныне он партнер бюро 3XN и руководит там отделом инноваций GXN, созданным в 2007.

Благодарим группу КНАУФ СНГ за помощь в подготовке интервью.
«Зеленая школа» в Копенгагене. Изображение предоставлено 3XN
«Зеленая школа» в Копенгагене. Изображение предоставлено 3XN
zooming
Green Solution House © 3XN


18 Апреля 2013

Беседовала:

Александра Полянская

Поставщики, технологии

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.