Мастерская трех Нильсенов

Ким Нильсен, руководитель датского бюро 3XN, рассказал Архи.ру о своей любви к инновационным материалам и знакомству с другими культурами.

mainImg
Елизавета Клепанова:
Почему Ваше бюро называется 3XN? И как расшифровывается название его подразделения GXN – и чем оно занимается?

Ким Нильсен:
Все просто: когда мы только основали наше бюро, нас было трое партнеров с одинаковой фамилией – Нильсен, и мы назвали бюро Nielsen, Nielsen & Nielsen. Со временем Нильсенов осталось двое, и бюро превратилось в 3XN. На сегодня я единственный Нильсен среди руководства бюро.
А подразделение GXN получило свою первую буквы от «green» – зеленый. Под руководством партнера Каспера Йоргенсена (интервью с ним Архи.ру публиковало – прим. ред.) там исследуют и разрабатывают новые строительные материалы и технологии. К примеру, там сотрудничают с биологами, чтобы позаимствовать полезные идеи у природы: изучают свойства паутины, которая как материал в 50 раз прочнее стали. Теперь мы пытаемся создать схожий с ней по свойствам строительный материал.
Ким Нильсен. Фотография предоставлена 3XN
Штаб-квартира Saxo Bank. Фото © Adam Mõrk
– По сути, эти исследования проводятся на благо общества, но насколько они интересуют публику? Она не устала от разговоров об «устойчивом развитии»?

– Напротив, это очень привлекает людей. GXN принимали участие в выставке «Материальный мир» о новейших строительных материалах, которую организовал Датский архитектуры центр. И среди посетителей было много людей не из мира архитектуры, причем приходили они с детьми, тем более что все выставленные материалы можно было потрогать.
Концертный зал Muziekgebouw в Амстердаме. Фото Andrea Giannotti с сайта archdaily.com
– 3XN много проектирует за рубежом. Но где все-таки легче работать – в Дании или за границей?


– Конечно, легче в Дании. Впрочем, очень хорошо и в Нидерландах. Голландские заказчики неравнодушно относятся к людям и остро чувствуют свою социальную ответственность, они настроены на достижение результатов в архитектуре и с уважением относятся к проекту. И даже при небольших финансовых возможностях – а там, как правило, не очень много средств выделяют на строительство – всегда заботятся о проекте.
В Голландии не бывает, чтобы заказчик не следовал советам архитектора и мешал его работе. А ведь такие непростые ситуации не редкость, и я думаю, что нужно отказываться от заказчиков, которые вас не устраивают.
Штаб-квартира компании Horten. Фото © Adam Mõrk
– Сложно ли в Дании согласовать нестандартный проект, пройти все бюрократические препоны?

– В Дании система очень открыта к нестандартным архитектурным решениям, так что все не так уж сложно. Копенгаген – это вообще своеобразный полигон для новой архитектуры – как, кстати, и Нидерланды. Это два места в мире, где вполне возможно работать по-новому, и тебе совершенно не будут препятствовать. Это потому, что мы и голландцы смотрим на правила больше как на рекомендации, а не как на ограничительные факторы.
Штаб-квартира компании Horten. Фото © Adam Mõrk
– Вы часто работаете с нестандартными формами и новыми технологиями. Как вам удается убедить заказчика согласиться на эксперимент?

– Все, в конечном счете, сводится к экономической выгоде для клиента. Сделать, к примеру, здание экологичным в любом случае будет выгодно. Даже если на первом этапе будет вложено больше средств, чем при обычном решении, эти деньги впоследствии вернутся к заказчику – через 10 лет. И разумный клиент, понимая это, как правило, соглашается.
К примеру, для штаб-квартиры юридической фирмы Horten в Копенгагене мы придумали рельефный фасад, который одновременно открывал виды на воду из «эркеров», обеспечивал интерьер дневным светом и защищал его от солнечного жара. Для клиента, конечно, устройство такого фасада требовало больших финансовых вложений по сравнению с прямоугольным, плоским вариантом, но мы убедили его, что, заплатив сейчас, он потом значительно сэкономит на электричестве, сократив затраты на освещение и охлаждение помещений.

– Намного ли дороже использовать новые технологии и приемы, чем привычные методы?


– Новые выходят дешевле. Возьмем Middelfart Savings Bank: большая часть его здания была изготовлена заводским способом и лишь смонтирована на стройплощадке. Так как стоимость ручного труда в Дании очень высока, в результате была сэкономлена крупная сумма. Именно поэтому мы и стремимся применять новые технологии, для нас это не тема «суперсовременного имиджа», а простой вопрос экономии сил и средств.
Middelfart Savings Bank © Adam Mørk
– Я не вижу в вашем портфолио частных жилых домов. Вы сразу начали карьеру с проектов общественных зданий?

– Нет, мы занимаемся частным проектированием, но не могу сказать, что это ключевая часть нашей практики. Последний частный дом я спроектировал лично несколько лет назад: это был интересный проект, он понравился даже соседям заказчика – но тот обанкротился, и проект остался на бумаге. Очень печальная история.
Но мне бы хотелось больше заниматься проектированием частных домов. Возможно, мне удастся осуществить свое желание в Индии, хотя это довольно непривычная среда для нашего бюро, и размах значительный: площадь вилл, о которых идет речь, начинается с 5 000 м2. Тем не менее, клиент увидел меня по телевизору и решил познакомиться со мной лично. Вот так мы и получили этот заказ.

– Как вы пришли к архитектуре? Наверное, всегда мечтали стать архитектором?

– Ничего подобного! Когда я закончил среднюю школу, я совершенно не знал, кем хочу стать, и потому отправился путешествовать. Я уехал в Новую Зеландию, где провел год и подружился с ребятами из школы искусств. И только тогда у меня появилась мысль стать архитектором.
zooming
Конкурсный проект Центра Политехнического музея и МГУ в Москве бюро 3XN и «Архитектурная Студия Асадова»
– Вы построили много разнообразных зданий. Но что еще вы бы хотели спроектировать?

– Трудно отрицать, что у меня есть проект-мечта. Хотелось бы спроектировать объект, который станет символом города. К примеру, мы принимали участие в конкурсе на проект Центра Политехнического музея и МГУ в Москве, и было бы здорово воплотить в жизнь нечто подобное – некий культурный центр. Мне кажется, что такие проекты очень важны для чувства гордости и самосознания горожан.
Когда мы построили музей в Ливерпуле, он понравился жителям. По их словам, музей как будто говорит: «Вот мы – жители Ливерпуля. Мы вернулись». На его месте раньше ничего не было – депрессивный пустырь. А теперь туда приходят люди, чтобы узнать историю города.

– Кто из архитекторов повлиял на вас своим творчеством и философией?

– На меня никто не повлиял: я могу восхищаться только какими-то конкретными архитектурными приемами или решениями. Мы даже не используем журналы для вдохновения перед началом проектирования.
Музей Ливерпуля © Philip Handforth
– У вас много проектов по всему миру. Как это для вас – вписываться в чужие традиции, культуру?

– Мы много изучаем контекст: это важная и масштабная предварительная работа. И именно поэтому это очень здорово – иметь возможность работать в новой для тебя культурной среде. И все связанные с этим сложности я рассматриваю только как возможность поступить иначе, чем обычно.
К примеру, мы делали оставшийся нереализованным проект для одной из жарких стран, где нужно было не только защитить здание от перегрева, но и полностью разделить помещения для мужчин и женщин, чтобы они никак не пересекались друг с другом – как того требовали местные традиции. Эта задача была очень интересной и многому нас научила.
Аквариум «Голубая планета» © Adam Mõrk
Штаб-квартира ООН © Adam Mõrk


24 Декабря 2013

Беседовала:

Елизавета Клепанова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.