Мастерская трех Нильсенов

Ким Нильсен, руководитель датского бюро 3XN, рассказал Архи.ру о своей любви к инновационным материалам и знакомству с другими культурами.

Беседовала:
Елизавета Эбнер

mainImg
0 Елизавета Клепанова:
Почему Ваше бюро называется 3XN? И как расшифровывается название его подразделения GXN – и чем оно занимается?

Ким Нильсен:
Все просто: когда мы только основали наше бюро, нас было трое партнеров с одинаковой фамилией – Нильсен, и мы назвали бюро Nielsen, Nielsen & Nielsen. Со временем Нильсенов осталось двое, и бюро превратилось в 3XN. На сегодня я единственный Нильсен среди руководства бюро.
А подразделение GXN получило свою первую буквы от «green» – зеленый. Под руководством партнера Каспера Йоргенсена (интервью с ним Архи.ру публиковало – прим. ред.) там исследуют и разрабатывают новые строительные материалы и технологии. К примеру, там сотрудничают с биологами, чтобы позаимствовать полезные идеи у природы: изучают свойства паутины, которая как материал в 50 раз прочнее стали. Теперь мы пытаемся создать схожий с ней по свойствам строительный материал.
Ким Нильсен. Фотография предоставлена 3XN
Штаб-квартира Saxo Bank. Фото © Adam Mõrk

– По сути, эти исследования проводятся на благо общества, но насколько они интересуют публику? Она не устала от разговоров об «устойчивом развитии»?

– Напротив, это очень привлекает людей. GXN принимали участие в выставке «Материальный мир» о новейших строительных материалах, которую организовал Датский архитектуры центр. И среди посетителей было много людей не из мира архитектуры, причем приходили они с детьми, тем более что все выставленные материалы можно было потрогать.
Концертный зал Muziekgebouw в Амстердаме. Фото Andrea Giannotti с сайта archdaily.com

– 3XN много проектирует за рубежом. Но где все-таки легче работать – в Дании или за границей?


– Конечно, легче в Дании. Впрочем, очень хорошо и в Нидерландах. Голландские заказчики неравнодушно относятся к людям и остро чувствуют свою социальную ответственность, они настроены на достижение результатов в архитектуре и с уважением относятся к проекту. И даже при небольших финансовых возможностях – а там, как правило, не очень много средств выделяют на строительство – всегда заботятся о проекте.
В Голландии не бывает, чтобы заказчик не следовал советам архитектора и мешал его работе. А ведь такие непростые ситуации не редкость, и я думаю, что нужно отказываться от заказчиков, которые вас не устраивают.
Штаб-квартира компании Horten. Фото © Adam Mõrk

– Сложно ли в Дании согласовать нестандартный проект, пройти все бюрократические препоны?

– В Дании система очень открыта к нестандартным архитектурным решениям, так что все не так уж сложно. Копенгаген – это вообще своеобразный полигон для новой архитектуры – как, кстати, и Нидерланды. Это два места в мире, где вполне возможно работать по-новому, и тебе совершенно не будут препятствовать. Это потому, что мы и голландцы смотрим на правила больше как на рекомендации, а не как на ограничительные факторы.
Штаб-квартира компании Horten. Фото © Adam Mõrk

– Вы часто работаете с нестандартными формами и новыми технологиями. Как вам удается убедить заказчика согласиться на эксперимент?

– Все, в конечном счете, сводится к экономической выгоде для клиента. Сделать, к примеру, здание экологичным в любом случае будет выгодно. Даже если на первом этапе будет вложено больше средств, чем при обычном решении, эти деньги впоследствии вернутся к заказчику – через 10 лет. И разумный клиент, понимая это, как правило, соглашается.
К примеру, для штаб-квартиры юридической фирмы Horten в Копенгагене мы придумали рельефный фасад, который одновременно открывал виды на воду из «эркеров», обеспечивал интерьер дневным светом и защищал его от солнечного жара. Для клиента, конечно, устройство такого фасада требовало больших финансовых вложений по сравнению с прямоугольным, плоским вариантом, но мы убедили его, что, заплатив сейчас, он потом значительно сэкономит на электричестве, сократив затраты на освещение и охлаждение помещений.

– Намного ли дороже использовать новые технологии и приемы, чем привычные методы?


– Новые выходят дешевле. Возьмем Middelfart Savings Bank: большая часть его здания была изготовлена заводским способом и лишь смонтирована на стройплощадке. Так как стоимость ручного труда в Дании очень высока, в результате была сэкономлена крупная сумма. Именно поэтому мы и стремимся применять новые технологии, для нас это не тема «суперсовременного имиджа», а простой вопрос экономии сил и средств.
Middelfart Savings Bank © Adam Mørk

– Я не вижу в вашем портфолио частных жилых домов. Вы сразу начали карьеру с проектов общественных зданий?

– Нет, мы занимаемся частным проектированием, но не могу сказать, что это ключевая часть нашей практики. Последний частный дом я спроектировал лично несколько лет назад: это был интересный проект, он понравился даже соседям заказчика – но тот обанкротился, и проект остался на бумаге. Очень печальная история.
Но мне бы хотелось больше заниматься проектированием частных домов. Возможно, мне удастся осуществить свое желание в Индии, хотя это довольно непривычная среда для нашего бюро, и размах значительный: площадь вилл, о которых идет речь, начинается с 5 000 м2. Тем не менее, клиент увидел меня по телевизору и решил познакомиться со мной лично. Вот так мы и получили этот заказ.

– Как вы пришли к архитектуре? Наверное, всегда мечтали стать архитектором?

– Ничего подобного! Когда я закончил среднюю школу, я совершенно не знал, кем хочу стать, и потому отправился путешествовать. Я уехал в Новую Зеландию, где провел год и подружился с ребятами из школы искусств. И только тогда у меня появилась мысль стать архитектором.
zooming
Конкурсный проект Центра Политехнического музея и МГУ в Москве бюро 3XN и «Архитектурная Студия Асадова»

– Вы построили много разнообразных зданий. Но что еще вы бы хотели спроектировать?

– Трудно отрицать, что у меня есть проект-мечта. Хотелось бы спроектировать объект, который станет символом города. К примеру, мы принимали участие в конкурсе на проект Центра Политехнического музея и МГУ в Москве, и было бы здорово воплотить в жизнь нечто подобное – некий культурный центр. Мне кажется, что такие проекты очень важны для чувства гордости и самосознания горожан.
Когда мы построили музей в Ливерпуле, он понравился жителям. По их словам, музей как будто говорит: «Вот мы – жители Ливерпуля. Мы вернулись». На его месте раньше ничего не было – депрессивный пустырь. А теперь туда приходят люди, чтобы узнать историю города.

– Кто из архитекторов повлиял на вас своим творчеством и философией?

– На меня никто не повлиял: я могу восхищаться только какими-то конкретными архитектурными приемами или решениями. Мы даже не используем журналы для вдохновения перед началом проектирования.
Музей Ливерпуля © Philip Handforth

– У вас много проектов по всему миру. Как это для вас – вписываться в чужие традиции, культуру?

– Мы много изучаем контекст: это важная и масштабная предварительная работа. И именно поэтому это очень здорово – иметь возможность работать в новой для тебя культурной среде. И все связанные с этим сложности я рассматриваю только как возможность поступить иначе, чем обычно.
К примеру, мы делали оставшийся нереализованным проект для одной из жарких стран, где нужно было не только защитить здание от перегрева, но и полностью разделить помещения для мужчин и женщин, чтобы они никак не пересекались друг с другом – как того требовали местные традиции. Эта задача была очень интересной и многому нас научила.
Аквариум «Голубая планета» © Adam Mõrk
Штаб-квартира ООН © Adam Mõrk

24 Декабря 2013

Беседовала:

Елизавета Эбнер
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Технологии и материалы
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Сейчас на главной
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Соль земли
Проект-победитель конкурса Малых городов для Усолья от АБ «Вещь!»: восстановление планировочной структуры посадской части и деликатное включение объектов благоустройства по соседству с памятниками строгановского барокко.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.
Нет плохой погоды
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает для сибирского города Мегион всесезонный парк и необычные элементы благоустройства, отвечающие суровому климату: источники витамина D, укрытия от холода и непогоды и преобразователи ветра.
Искусство света и цвета
Искусствовед Ольга Колганова – об одном из экспонатов выставки «Электрификация. 100 лет плану ГОЭЛРО», Светопамятнике Григория Гидони.
Истинное Зодчество: лауреаты 2021
Хрустальный Дедал достался Николаю Шумакову, президенту САР и СМА и главному архитектору Метрогипространса, за станции БКЛ Авиамоторная, Лефортово, Электрозаводская. Премию Татлин решили не присуждать.
Что есть истина
В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так.
На крутом берегу
После вручения премии АрхиWOOD 2021 начинаем вспоминать о победителях прошлого года и проектах шорт-листа этого года. Жизнь показывает, что один из основных трендов – черный или серый цвет фасадов.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Преемственность силуэта
Доходный дом «Астория» в центре Стокгольма реконструирован архитекторами 3XN, которые добавили к нему новый корпус со схожим профилем кровли.
От контраста к контексту
Herzog & de Meuron расширили музей Кюпперсмюле в Дуйсбурге – комплекс индустриальной мельницы, который они сами приспособили для устройства экспозиций еще в 1999.