Мастерская трех Нильсенов

Ким Нильсен, руководитель датского бюро 3XN, рассказал Архи.ру о своей любви к инновационным материалам и знакомству с другими культурами.

mainImg
Елизавета Клепанова:
Почему Ваше бюро называется 3XN? И как расшифровывается название его подразделения GXN – и чем оно занимается?

Ким Нильсен:
Все просто: когда мы только основали наше бюро, нас было трое партнеров с одинаковой фамилией – Нильсен, и мы назвали бюро Nielsen, Nielsen & Nielsen. Со временем Нильсенов осталось двое, и бюро превратилось в 3XN. На сегодня я единственный Нильсен среди руководства бюро.
А подразделение GXN получило свою первую буквы от «green» – зеленый. Под руководством партнера Каспера Йоргенсена (интервью с ним Архи.ру публиковало – прим. ред.) там исследуют и разрабатывают новые строительные материалы и технологии. К примеру, там сотрудничают с биологами, чтобы позаимствовать полезные идеи у природы: изучают свойства паутины, которая как материал в 50 раз прочнее стали. Теперь мы пытаемся создать схожий с ней по свойствам строительный материал.
Ким Нильсен. Фотография предоставлена 3XN
Штаб-квартира Saxo Bank. Фото © Adam Mõrk

– По сути, эти исследования проводятся на благо общества, но насколько они интересуют публику? Она не устала от разговоров об «устойчивом развитии»?

– Напротив, это очень привлекает людей. GXN принимали участие в выставке «Материальный мир» о новейших строительных материалах, которую организовал Датский архитектуры центр. И среди посетителей было много людей не из мира архитектуры, причем приходили они с детьми, тем более что все выставленные материалы можно было потрогать.
Концертный зал Muziekgebouw в Амстердаме. Фото Andrea Giannotti с сайта archdaily.com

– 3XN много проектирует за рубежом. Но где все-таки легче работать – в Дании или за границей?


– Конечно, легче в Дании. Впрочем, очень хорошо и в Нидерландах. Голландские заказчики неравнодушно относятся к людям и остро чувствуют свою социальную ответственность, они настроены на достижение результатов в архитектуре и с уважением относятся к проекту. И даже при небольших финансовых возможностях – а там, как правило, не очень много средств выделяют на строительство – всегда заботятся о проекте.
В Голландии не бывает, чтобы заказчик не следовал советам архитектора и мешал его работе. А ведь такие непростые ситуации не редкость, и я думаю, что нужно отказываться от заказчиков, которые вас не устраивают.
Штаб-квартира компании Horten. Фото © Adam Mõrk

– Сложно ли в Дании согласовать нестандартный проект, пройти все бюрократические препоны?

– В Дании система очень открыта к нестандартным архитектурным решениям, так что все не так уж сложно. Копенгаген – это вообще своеобразный полигон для новой архитектуры – как, кстати, и Нидерланды. Это два места в мире, где вполне возможно работать по-новому, и тебе совершенно не будут препятствовать. Это потому, что мы и голландцы смотрим на правила больше как на рекомендации, а не как на ограничительные факторы.
Штаб-квартира компании Horten. Фото © Adam Mõrk

– Вы часто работаете с нестандартными формами и новыми технологиями. Как вам удается убедить заказчика согласиться на эксперимент?

– Все, в конечном счете, сводится к экономической выгоде для клиента. Сделать, к примеру, здание экологичным в любом случае будет выгодно. Даже если на первом этапе будет вложено больше средств, чем при обычном решении, эти деньги впоследствии вернутся к заказчику – через 10 лет. И разумный клиент, понимая это, как правило, соглашается.
К примеру, для штаб-квартиры юридической фирмы Horten в Копенгагене мы придумали рельефный фасад, который одновременно открывал виды на воду из «эркеров», обеспечивал интерьер дневным светом и защищал его от солнечного жара. Для клиента, конечно, устройство такого фасада требовало больших финансовых вложений по сравнению с прямоугольным, плоским вариантом, но мы убедили его, что, заплатив сейчас, он потом значительно сэкономит на электричестве, сократив затраты на освещение и охлаждение помещений.

– Намного ли дороже использовать новые технологии и приемы, чем привычные методы?


– Новые выходят дешевле. Возьмем Middelfart Savings Bank: большая часть его здания была изготовлена заводским способом и лишь смонтирована на стройплощадке. Так как стоимость ручного труда в Дании очень высока, в результате была сэкономлена крупная сумма. Именно поэтому мы и стремимся применять новые технологии, для нас это не тема «суперсовременного имиджа», а простой вопрос экономии сил и средств.
Middelfart Savings Bank © Adam Mørk

– Я не вижу в вашем портфолио частных жилых домов. Вы сразу начали карьеру с проектов общественных зданий?

– Нет, мы занимаемся частным проектированием, но не могу сказать, что это ключевая часть нашей практики. Последний частный дом я спроектировал лично несколько лет назад: это был интересный проект, он понравился даже соседям заказчика – но тот обанкротился, и проект остался на бумаге. Очень печальная история.
Но мне бы хотелось больше заниматься проектированием частных домов. Возможно, мне удастся осуществить свое желание в Индии, хотя это довольно непривычная среда для нашего бюро, и размах значительный: площадь вилл, о которых идет речь, начинается с 5 000 м2. Тем не менее, клиент увидел меня по телевизору и решил познакомиться со мной лично. Вот так мы и получили этот заказ.

– Как вы пришли к архитектуре? Наверное, всегда мечтали стать архитектором?

– Ничего подобного! Когда я закончил среднюю школу, я совершенно не знал, кем хочу стать, и потому отправился путешествовать. Я уехал в Новую Зеландию, где провел год и подружился с ребятами из школы искусств. И только тогда у меня появилась мысль стать архитектором.
zooming
Конкурсный проект Центра Политехнического музея и МГУ в Москве бюро 3XN и «Архитектурная Студия Асадова»

– Вы построили много разнообразных зданий. Но что еще вы бы хотели спроектировать?

– Трудно отрицать, что у меня есть проект-мечта. Хотелось бы спроектировать объект, который станет символом города. К примеру, мы принимали участие в конкурсе на проект Центра Политехнического музея и МГУ в Москве, и было бы здорово воплотить в жизнь нечто подобное – некий культурный центр. Мне кажется, что такие проекты очень важны для чувства гордости и самосознания горожан.
Когда мы построили музей в Ливерпуле, он понравился жителям. По их словам, музей как будто говорит: «Вот мы – жители Ливерпуля. Мы вернулись». На его месте раньше ничего не было – депрессивный пустырь. А теперь туда приходят люди, чтобы узнать историю города.

– Кто из архитекторов повлиял на вас своим творчеством и философией?

– На меня никто не повлиял: я могу восхищаться только какими-то конкретными архитектурными приемами или решениями. Мы даже не используем журналы для вдохновения перед началом проектирования.
Музей Ливерпуля © Philip Handforth

– У вас много проектов по всему миру. Как это для вас – вписываться в чужие традиции, культуру?

– Мы много изучаем контекст: это важная и масштабная предварительная работа. И именно поэтому это очень здорово – иметь возможность работать в новой для тебя культурной среде. И все связанные с этим сложности я рассматриваю только как возможность поступить иначе, чем обычно.
К примеру, мы делали оставшийся нереализованным проект для одной из жарких стран, где нужно было не только защитить здание от перегрева, но и полностью разделить помещения для мужчин и женщин, чтобы они никак не пересекались друг с другом – как того требовали местные традиции. Эта задача была очень интересной и многому нас научила.
Аквариум «Голубая планета» © Adam Mõrk
Штаб-квартира ООН © Adam Mõrk


24 Декабря 2013

Беседовала:

Елизавета Клепанова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.