Размещено на портале Архи.ру (www.archi.ru)

06.06.2022

Сергей Надточий: «В своем исследовании мы формулируем, какими качествами и характеристиками должны обладать современные образовательные пространства, а самое главное – как они создаются»

Юлия Тарабарина
Объект:
Школа-интернат в Кожухово
Адрес:
Россия, Москва. 1-ый Красковский пр.
Детский сад на Золоторожском Валу
Адрес:
Россия, Москва. ул. Золоторожский Вал, вл. 11, корп. 12
Концепция территории «Парка будущих поколений»
Адрес:
Россия, Якутск.
Образовательный комплекс в Нур-Султане
Адрес:
Казахстан, Нур-Султан.
Образовательный комплекс в составе ЖК «Символ»
Адрес:
Россия, Москва. г. Москва, ул. Золоторожский вал, 11
Школа «Летово»
Адрес:
Россия, Москва. поселение Сосенское
Мастерская:
ATRIUM
Авторский коллектив:
Архитекторы «Аtelier pro»: Дорте Кристенсен, Паскаль Лейстра

Архитекторы «Аtrium»: Вера Бутко, Антон Надточий, Анна Шапиро, Сергей Бирюков, Айказ Папертян, Тимофей Лютомский, Виктория Гайдай, Алексей Калашников

Благоустройство и ландшафт: Buro Sant en Co landscape architecture

Недавно АБ ATRIUM анонсировало почти завершенное исследование, посвященное форматам проектирования современных образовательных пространств. Говорим с руководителем проекта Сергеем Надточим о целях, задачах, специфике и структуре будущей книги, в которой порядка 300 страниц.

Архи.ру:
Вы руководитель исследования? Кто ваши соавторы?

Сергей Надточий, ATRIUM:
Да, я координирую этот проект уже около двух лет, но у этой книги много авторов. Это не просто традиционное исследование: мы постарались взглянуть на проблему прежде всего с позиции архитектора. Ведь архитектура – это профессия, которая призвана обобщать и учитывать весь наилучший опыт, накопленный в разных сферах человеческой деятельности и интегрировать его в финальном здании с учетом огромного количества ограничений и факторов, действующих в каждой конкретной ситуации. Имея дело с самыми разными типологиями и масштабами, мы понимаем, что создание школ – это одна из самых сложных проектных задач, и в этой книге мы делимся именно своим собственным опытом, подробно разбирая различные профессиональные аспекты проектирования.

Сергей Надточий
Сергей Надточий
АБ ATRIUM

Чтобы расширить профессиональный взгляд на этот вопрос мы также привлекли к проекту экспертов из самых разных областей. Это психологи, учителя и методисты, директора школ, строители и девелоперы, производители материалов и технологий, имеющих отношение к образованию.

Изданием книги занимается издательство «Проект Россия» и главный редактор Юлия Шишалова, которая помогает нам в этой работе.

Почему вы занялись исследованием опыта проектирования образовательных пространств?
 
Мы любим проектировать образовательную среду, так как эта типология позволяет создавать пространственно сложные и уникальные решения. Но главное – мы верим в огромную воспитательную роль среды, которую мы формируем. Дети проводят в школах огромное количество времени, там складываются их привычки и основные жизненные ценности, они учатся взаимодействию с другими людьми, индивидуальной и коллективной работе и множеству других навыков.
 
Решение систематизировать свой опыт в проектировании образовательной среды и глубже понять его педагогическую роль – логичное продолжение почти 30-летней архитектурной деятельности ATRIUM. У нас больше 30 самых разных образовательных проектов: больших и маленьких, государственных и частных, рядовых и уникальных, для маленьких и взрослых. Среди них много амбициозных, сложных и ярких. Работая от Калининграда до Якутска и Казахстана, мы получили опыт проектирования в самых разных культурных и географических контекстах.
Образовательный комплекс в Нур-Султане, проект, 2020
Образовательный комплекс в Нур-Султане, проект, 2020
© ATRIUM

На протяжении своей карьеры бюро работало и общалось со многими прогрессивными специалистами и заказчиками. Наши образовательные проекты высоко оценены большим количеством российских и международных профессиональных наград. Нас приглашали в жюри конкурсов, которые формировали самую современную повестку с точки зрения подходов к проектированию школ, и мы участвовали во множестве тематических конференций и мероприятий. Короче – мы в теме.  Поэтому, когда я два года назад начал работать арт-директором бюро, обобщение опыта работы с образовательными пространствами так, чтобы им можно было поделиться, показалось нам интересной архитектурной и общественно полезной задачей.
Тема становится все более популярной, и мы хотели подогреть интерес к ней. Мы сами удивились, насколько она востребована: в частности, я не ожидал, что Telegram-канал нашего исследования за пару недель наберет почти 500 подписчиков.

На каком материале вы работали – с проектами ATRIUM?
 
Конечно. Начали анализировать собственные проекты, техзадания, потом – известные и обсуждаемые исследования внутри индустрии. Пересмотрели записи BuildSchool. Где-то информация была открытой, где-то у нас был доступ к эксклюзивным  исследованиям и техзаданиям, связанным с нашей практикой, проанализировали и их. Тогда мы поняли, что можем разобраться и систематизировать проблемы, помочь другим. В то же время по мере погружения в тему стало возникать все больше новых вопросов. Появилась идея привлечь специалистов, экспертов индустрии, психологов, застройщиков и так далее.
 
Какие вопросы вы назвали бы главными или самыми актуальными?
 
Самым главным вопросом – с точки зрения нас как архитекторов – является вопрос самой архитектуры. Не фасадов и декора, а прежде всего пространственной организации и функционирования самой среды. Какими характеристиками должны обладать пространства, чтобы формировать новое качество? В чем оно заключается? За этим следует и огромное количество других задач, которые требуют своего профессионального решения. Среди них и те, которые сегодня вообще пока мало решаются: например, использование зеленых технологий. Об этом давно говорят, но адекватных примеров в России, можно сказать, нет. Далее – проблемы инклюзии и ментального здоровья детей: эта тема, как нам кажется, будет все более и более актуальна. И, конечно, нас очень интересует, как современные технологии типа AR и VR будут менять образовательный процесс. Мы понимаем, что через 10 лет у всех будут очки дополненной реальности, и наверняка учиться мы будем, используя эти технологии. Уже есть компании, которые пытаются это интегрировать в образовательный процесс. Изучив опыт их работы, мы предположили, что можно будет объединять несколько классов в разных частях света в общий лекторий, виртуальными способами делать образовательный процесс более интерактивным и игровым. Все эти сценарии еще предстоит осмыслить в будущем, но архитекторам надо начинать решать эти потенциальные запросы уже сейчас, иначе решения будут предложены исключительно технологическими компаниями, которые, при всем уважении, не специалисты в организации пространств.
 
Кто аудитория вашего исследования? Архитекторы, девелоперы, чиновники? Для кого оно делается, есть ли у него заказчик или какой-то базовый партнер?
 
Исследование рассчитано на самую широкую аудиторию, начиная от архитекторов и заканчивая самими учителями и директорами школ. На всех, кто так или иначе связан с образовательными процессами и созданием образовательных пространств – а это по факту огромное количество людей.
 
Мы обсуждали идею поддержки нашего исследования с отдельными продвинутыми девелоперскими компаниями  и получили много позитивных отзывов, но в конечном счете оказалось, что все очень сильно погружены в собственные задачи, и от идеи делать аналитику для конкретной компании мы отказались. Похожая ситуация с государством, но там своя специфика: стоит прагматичная цель построить очень много школ по всей стране к определенному сроку, так что все попытки развить уникальные решения и выйти за рамки пока оказываются излишними.
 
Поэтому мы решили: отличие нашего издания в том, что оно не привязано ни к чьим конкретным указаниям. Мы уже доросли до того уровня, чтобы делать собственную аналитику внутри бюро, формировать собственную повестку и делиться ими со всеми, кому интересно улучшение образовательной среды. В сущности, эта книга – своего рода архитектурный проект, только рассчитанный на неограниченную аудиторию, который мы реализуем на собственные средства и при поддержке партнеров, которых сами привлекаем к проекту. Это будет наша собственная социальная миссия!
Концепция территории «Парка будущих поколений» в Якутске
Концепция территории «Парка будущих поколений» в Якутске
© ATRIUM, Восток+

В каком формате вы будете распространять исследование? Какой тираж? Нет ли планов выложить PDF в интернет?
 
Такая идея была, но после того как мы проанализировали другие работы, уже выложенные в интернет, мы пришли к выводу, что такой формат немного обесценивает глубину самого исследования. Одно дело – если вы выкладываете книгу на 50 страниц, которую можно проскроллить и использовать в быстром режиме, другое – когда у нас книга 300 страниц. Получилась довольно фундаментальная работа, за один раз человек ее не воспримет, тем более на экране компьютера. Поэтому решили остановиться на формате книги, печатного издания. Мы вообще любим книги, я даже называю себя «библиотекарем бюро», у нас собрано более семисот книг и более тысячи журналов.
 
Тираж мы пока определили в 1000 экземпляров, потом посмотрим, понадобится ли допечатка. Часть тиража мы выкупим и подарим коллегам, остальные книги будут продаваться в специализированных магазинах. Было бы замечательно, если бы нам удалось получить заинтересованные отклики, кучу писем с критикой… тогда можно было бы через пару лет выпустить обновленное издание, как говорится, «исправленное и дополненное».

Что вы думаете о рекомендациях Москомархитектуры? Вы же изучили их?
 
Конечно, да. Мне кажется, это очень полезная история, отличная работа, но на другом полюсе. Мы хорошо дополняем друг друга. Если мы в своем исследовании делаем попытку определить, что такое классная современная школа, сформулировать представление о верхней планке качества, то Москомархитектура работает с другой стороны: пытается – не касаясь, заметим, функциональных и планировочных решений, – предложить минимальный уровень эстетических решений. Это тоже очень важно и полезно, но наши месседжи здесь не пересекаются. Как ни парадоксально, мы в нашем исследовании мало говорим об эстетике, деталях, ритме окошек и прочем – только показываем примеры. Кстати, в рекомендациях МКА приведены три наших проекта в числе примеров: рады, что наши усилия оказались замечены и оценены.
Школа-интернат в Кожухово
Школа-интернат в Кожухово
© ATRIUM

Какова структура исследования? Вы рассматриваете 30 своих проектов?
 
Мы так или иначе используем проекты из нашего портфолио, потому что хорошо их знаем. Но задача книги не в том, чтобы показать наши проекты, их можно посмотреть и на нашем сайте. Мы долго думали о правильной структуре подачи: есть классический подход, когда проект за проектом разбирают со всех сторон. Мы решили пойти с другой стороны: от проблем, которые мы разбираем на примере разных проектов. К примеру, если мы говорим о дворах или атриумных пространствах, то приводим разные сложные примеры, типологически разнообразные: здесь у нас актовый зал работает как вестибюль, а здесь встречаются два атриума… И пытаемся найти интересные аналогии из мировой практики. Хотя мы не анализировали каждый внешний проект подробно, скорее использовали наиболее яркие вещи как примеры. Брали не только школы, но и университеты, искали классные идеи, интересные технологии.
 
Сколько у вас таких тем/проблем?
 
Сейчас получается 11 или 12 глав. Педагогическая теория, общая стратегия… Самый большой раздел – функционально-пространственные решения. Отдельно разобраны вестибюли, столовые, спортзалы, классы, рекреации и так далее, все ключевые пространства, которые даны нам по государственным стандартам, но при этом они еще и переосмыслены. Приведены примеры дополнительных функций – это сейчас актуально. Большая глава – о работе с территорией. За ней блок «Эффективность»: выжимка ключевых решений, которые помогают оптимизировать проект. Хотя мы и стремимся к идеальной школе, это не означает, что она должна быть парком аттракционов. Отдельная история – школа и город. Сейчас школ не хватает, к 2025 году мы, вероятно, выйдем на плато, а потом учеников будет становиться меньше из-за демографического спада, тогда все более актуальным будет внеклассное использование школьных пространств. В заключительной части у нас инклюзия, ментальное здоровье, AR, VR. Большой блок перед этим – технологические решения, куда мы сейчас активно ищем партнеров, чтобы рассказать о конкретных материалах, конкретной мебели, которая будет использоваться, освещении и так далее. Кое-что мы знаем из практики, но всегда важно получить информацию из первых рук, возможно, даже поделиться результатами внутренних исследований компаний, которые работают на рынке.

Какая практическая польза от этого исследования для будущих проектов ATRIUM? Будете делать что-то совсем новое, необычное, чего не делали раньше?
 
Не совсем так. Безусловно, мы будем расти, но одна из важных задач исследования – сформулировать некий качественный базис в создании образовательных пространств. Опыта в индустрии пока мало и он единичен. Если по квартирам застройщики пришли уже к тому уровню, когда знают о каждом сантиметре своего продукта, со школами пока не так. О них уже говорят, даже строят на них рекламу, но они все еще не являются частью продукта. Меня удивляет, что в Москве все знают что такое «жилье бизнес-класса», а это около половины всех строящихся проектов, но еще не сформировался уровень качества «школы бизнес-класса», хотя, безусловно, качественная образовательная среда должна быть доступна всем вне зависимости от их достатка и места проживания.
 
Нередко к нам приходят заказчики с желанием сделать современную школу, но без проработанного ТЗ и в очень сжатые сроки (сроки – одна из основных проблем работы со школами, так как если их переносят, то сразу на целый год). Делать что-то нестандартное – это всегда риск, но мы пытаемся показать весь спектр классных идей, проанализированных нами, чтобы выбрать несколько принципов и сразу заложить их в наше задание на проектирование. Такой подход обеспечивает более прогнозируемый и эффективный процесс работы, что в конечном итоге дает более высокий результат. 
 
Классический пример – получение СТУ, специальных технических условий. Это требует времени и денег, заказчики нередко отказываются от СТУ, поскольку не понимают, зачем это нужно. Если же объяснить, показать на примерах, что они получат и что, наоборот, получат без СТУ, – все становится проще и яснее.
 
Я надеюсь, что исследование станет инструментом, помогающим разобраться в сложном процессе создания школы и сразу же определять какие-то ключевые шаги, решения, которые помогут в работе над проектом, а в совокупности выведут его на какой-то новый качественный уровень. Чтобы не начинать процесс каждый раз с нуля и оптимизировать в том числе и нашу собственную работу.

Приведите еще примеры… И, к слову, многофункциональность сейчас в моде, но где ее границы?
 
Многофункциональный подход дает интересные архитектурные решения и позволяет оптимизировать использование пространства, иногда очень существенно. Возьмем зону столовой: ее можно использовать как рекреационную, что дает гигантскую оптимизацию площади, но делают это редко. Другой мой любимый пример – библиотеки. По всем СНИПам они превращаются в архивы-книгохранилища с читальными залами, куда школьники редко заходят. Я, когда в школе учился, в библиотеке был раза два, потому что забывал какой-то учебник. А если использовать принцип agile, из библиотеки можно сделать одновременно и коворкинг, и лекторий, и кинозал, и место групповой работы, и место индивидуальной работы, это будет и медиатека, и архив с книгами… Если говорить о школе и городе – у нас был опыт школы с ЖК «Символ»: мы нашли решение, основанное на создании нескольких дополнительных входов, так что библиотеку можно использовать как общественный центр района, да и спортзал может работать дополнительно на некое соседское сообщество.
Атриум. Школа в ЖК «Символ»
Атриум. Школа в ЖК «Символ»
© ATRIUM
Библиотека. Школа в ЖК «Символ»
Библиотека. Школа в ЖК «Символ»
© ATRIUM

Как это согласуется с нормами безопасности?
 
Они меняются то в сторону открытости, то в сторону заборов. Интересный вариант решения – два КПП: один при входе на территорию, другой при входе в школу. Так территорию можно сделать транзитной в неучебное время, использовать ее и, в частности, спортивные площадки как общегородские. Один из примеров школы с двумя КПП, я знаю, сейчас реализовала компания А101 в Новой Москве: они вынесли в него вестибюль, где родители ждут детей, и организовали зону кафе, чтобы все не толклись и могли приятно провести время.
 
С другой стороны, случается, что архитектор предлагает и даже реализует интересное решение, к примеру, дворик или спортзал на крыше, а администрация школы его потом закрывает и не использует… Известны вам такие примеры?
 
Известны. Спортзал на крыше был у нас в проекте международной школы в ЖК «Life Ботанический сад» девелоперской компании «Пионер». Архитектуру там делали не мы, нам достались интерьеры и дворики. Возникало много вопросов, но все они решались переговорами. Решения надо принимать вместе: архитектору, застройщику, педагогической команде.
 
Архитектор действительно может предложить много «навороченных» решений, которые не будут использоваться, поэтому важно понимать запрос. К примеру, лет 10-15 назад считалось, что бассейн в школе – это какой-то прорыв, а теперь идея непопулярна, оказалось, что операционные расходы довольно большие и лучше их перераспределить на другие функции: увеличить спортзал, оснастить мастерские и творческие студии. Или, скажем, мы просили директоров школ дать фидбек: используют ли они сдвижные перегородки и если да, то как часто. Здесь тоже нужна мера: не может же учитель постоянно тратить все перемены на то, чтобы что-то передвигать и трансформировать; ему тоже нужно отдохнуть. Мы пришли к выводу, что не в каждом классе нужны перегородки и трансформации – в одном-двух нужны, а в других нет. Поэтому важно, чтобы оператор присоединялся к проекту на ранней стадии, важно использовать консультантов, они помогут избежать убытков и переделок. Особенно если клиент строит свою первую школу. Консультант должен работать на стороне клиента, настраивать весь процесс, используя свой опыт: он может не только сказать, красиво или нет, но и посчитать экономику.
Образовательный комплекс в Нур-Султане, проект, 2020
Образовательный комплекс в Нур-Султане, проект, 2020
© ATRIUM

Где применимы рекомендации вашего исследования? Насколько они подходят для государственных школ со всеми этими СТУ, которые надо получать для каждого качественного современного проекта?
 
Мы практически везде получаем СТУ и я знаю, многие коллеги поступают так же. Я бы сказал так: рекомендации, анализ, примеры могут быть полезны повсеместно. В нашем исследовании мы не даем рецепт создания таких уникальных проектов как «Хорошкола», «Точка будущего» или Летово, над которыми работали большие команды высококлассных специалистов и распоряжались гигантскими бюджетами, хотя надеемся, что и для решения таких задач оно будет полезно. Мы видим, что разрыв между такими проектами и средовыми слишком велик, хотя есть множество не очень сложных решений, которые можно применить и сократить его в разы.
Школа «Летово»
Школа «Летово»
Фотография © Алексей Народицкий
Школа «Летово»
Школа «Летово»
Фотография © Дмитрий Воинов

Создание проекта школы и его реализация – это сложный процесс с большим количеством участников, чтобы выйти на качественно новый уровень. Все должны предлагать новые идеи и стремиться делать продукт лучше. Например департамент образования тоже выпускает свои рекомендации, многие из которых мы учитываем, но многие считаем даже слишком сложными и избыточными. Но чем больше мы будем делиться своими идеями и своим опытом, чем больше разносторонних специалистов будет привлечено к дискуссии, тем активней будет качественный рост индустрии в целом, станет больше уникальных проектов и повысится уровень средовых. В итоге это приведет нас к реализации нашей глобальной цели – повышению уровня образования. 
 
Как вы планируете анонсировать исследование на Арх Москве?
 
10 июня мы проведем круглый стол, на который пригласили очень разных спикеров: экспертов в международных трендах и во встраивании новых образовательных форматов в школьные здания современных ЖК, авторов исследования Москомархитектуры и менеджеров уже построенных школ, которые имеют опыт эксплуатации определенных решений. Поговорим о том, почему в хорошо спроектированных школах заинтересованы и девелоперы, и город, что именно хорошая школа как институция дает своему району и как выстроить процесс взаимодействия между властями, застройщиком и образовательным оператором, чтобы добиться наилучшего результата.
 
Все наши гости автоматически станут экспертами исследования, а материалы круглого стола дополнят его результаты. Кроме того, мы зовем на дискуссию всех, кто неравнодушен к теме, и надеемся получить живой отклик и от них. Как я и говорил, вопрос качественной образовательной среды настолько важен и многогранен, что в его решение нужно вовлечь как можно большее число специалистов. Присоединяйтесь.
беседовала: Юлия Тарабарина