English version

Конструктор здоровья

Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

02 Сентября 2020
mainImg
Архитектор:
Юлий Борисов
Мастерская:
UNK project http://unkproject.ru
Проект:
Конструктор здоровья
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива: Юлий Борисов
Архитекторы: Дмитрий Иконников, Александр Смирнов, Наталья Манчунхаева, Павел Култышев


2020 — 2020
Типовые и стандартизированные проекты, строго говоря, уже лет семьдесят как не сдают своих позиций, но в последнее время связанная с ними повестка получила новое развитие. КБ «Стрелка» провело конкурс проектов стандартизированного жилья; похожую задачу ставили в программе модернизации домостроительных комбинатов. Год назад прошел конкурс на проекты домов престарелых. Теперь появились предложения по реализации аналогичной задачи по отношению к зданиям больниц. Концепция UNK project – одна из них; на конкурсе она заняла 2 место в номинации самых крупных зданий, больниц, рассчитанных на 400 коек.
Конструктор здоровья
© UNK project
Конструктор здоровья
© UNK project

В самом названиии концепции – «Конструктор здоровья» – кроются две его главные цели и характеристики. «Конструктор» – говорит о том, что заложенная в проект гибкость и модульность позволяет масштабировать его под разные условия, строить очередями и варьировать структуру. «Здоровье» – указывает на идеологическую основу образного решения здания, которое рассматривается не как место для болеющих, а как пространство выздоровления.
author photo

Юлий Борисов, UNK project

«Здоровое состояние людей – краеугольный камень нашей концепции. Для этого было разработано и соответствующее функциональное зонирование, и сама архитектура здания, больше не больничная, а напоминающая оздоровительный центр. Ну а поскольку это все-таки должен был быть типовой проект повторного применения, мы сделали простое, понятное решение, которое можно было бы масштабировать и варьировать, чтобы не возникало ситуации, когда во всех городах снова появляются эти одинаковые больницы».

Конструктор функций и схем
Начнем с участка. Часто при «приземлении» проекта, взятого из банка типовых решений, на конкретную территорию возникают сложности «привязки», влекущие за собой дополнительные затраты. Чтобы этого не происходило, UNK project масштабируют принцип «конструктора» на само «игровое поле», т.е. предлагают функционально зонировать участок в соответствии с определённой логикой. Территория больницы делится на четыре зоны – приватную для пациентов стационаров, публичное пространство с гостевыми парковками, изолированные блоки (например, инфекционное отделение) и транспортно-техническую зону. К этому привязывается транспортная схема: на территории всегда организуются пять отдельных въездов, которые разделяют потоки посетителей и персонала, станции скорой помощи и изолированных отделений.
Конструктор здоровья. Схема озеленения
© UNK project
Конструктор здоровья. Транспортная схема
© UNK project
В этой же логике, в готовом виде, «в пакете» предоставляется и концепция благоустройства: более густая зелень для камерных дворов стационаров, «зеленые» кулисы для патологоанатомического корпуса, газоны в зоне основных пешеходных путей, удобное расположение парковок персонала, мест загрузки, вертолетной площадки скорой помощи.
Конструктор здоровья. Функциональное зонирование
© UNK project
Теперь о конструкторе самого здания. Чтобы иметь возможность сравнительно быстро адаптировать проект под различные исходные данные и окружение – к примеру, построить больницу в Якутии или увеличить в ней платные отделения сообразно с запросом – структура объема делится на 11 функциональных блоков, которые можно набирать как кубики. При этом блоки в достаточной степени автономны, их можно убирать или наоборот наращивать функции, а также делить очередность стройки в зависимости от задач.
Конструктор здоровья. Адаптация на этапе проектирования и эксплуатации
© UNK project
Конструктор здоровья. Адаптация на этапе проектирования и эксплуатации
© UNK project
Ядром любого такого конструктора выступает центральная группа общественных помещений с вестибюлем и администрацией, вокруг которой по горизонтали и вертикали собираются остальные. Это группы поликлиник – детской и взрослой, платные отделения, акушерское отделение и еще три изолированных блока, которые по технологии должны быть дистанцированы от остальных – инфекционное и патологоанатомическое отделение и станция скорой помощи.
Конструктор здоровья
© UNK project
Центральная группа помещений – это не просто вход с регистратурой, а полноценное общественное пространство, где можно отдохнуть и встретиться с пациентами, купить цветы, зайти в аптеку, перекусить. Делая эту достаточно просторную зону смысловым центром больницы, UNK project подчеркивают гуманность современного прочтения самой функции – люди приходят в больницу не болеть и страдать, а оздоравливаться. Поэтому на рендерах входная группа выглядит скорее как вестибюль санатория, фитнес-клуба или общественного центра.
Конструктор здоровья. Главный вход в отдельном блоке
© UNK project
Далее концепцией устанавливаются определенные правила компоновки блоков – что с какой стороны поставить, чтобы облегчить навигацию и врачам, и пациентам, а также сократить время их перемещения по больничным коридорам. Функция предполагает и обязательное разделение потоков персонала и пациентов.
Конструктор здоровья. Принцип конструктора: 11 основных блоков
© UNK project
На первом этаже, рядом с входным блоком компонуются поликлиники и травмпункт, приемные отделения стационаров, а также отделение паллиативной и амбулаторной онкологической помощи. На втором этаже – актовый зал, равноудаленные от отделений лаборатории, функциональная диагностика и рентген. На третьем этаже – обеспечивается связь стационаров – с оперблоком и отделением интенсивной терапии. Четвертый этаж – занимают акушерское отделение и взрослая поликлиника. Пятый – неврологическое, шестой кардиологическое отделения. В подземной уровне сгруппированы помещения для персонала – гардеробы, столовая, администрация, тренажерный зал.
Конструктор здоровья. Сборка блоков и адаптация решений
© UNK project
Конструктор здоровья. Связанность функционального наполнения блоков
© UNK project

Преимущества стандартизации
Сложная и достаточно жесткая больничная технология требует от проектировщиков особых знаний, поэтому больницы проще делать именно типовыми. Впрочем, по идее UNK project, это не мешает проекту быть гибким – заложенная в него модульность обеспечивается единообразием конструктивного шага и типовой шириной помещений в блоке. Это в свою очередь позволяет адаптировать его на этапе проектирования и эксплуатации. Например, в сетку 5400х4800 мм укладывается два кабинета по 12 м2, или один 24 м2 – это значит, что можно легко уменьшать или увеличивать количество лечебных и процедурных кабинетов или коек в стационарах, если в этом будет необходимость. «Конструктор» также позволяет пристраивать при необходимости платные отделения или подгонять структуру под особенности конфигурации участка.
Конструктор здоровья. Адаптация к различным конфигурациям участка
© UNK project
Конструктор здоровья. Схема генплана
© UNK project

Индентичность и стандарт
Что же касается архитектурной образности здания при типовом подходе – то и она здесь не пострадает. Авторы предложили не лишать больницы регионального своеобразия за счет заложенной в концепцию возможности экспериментировать с формообразованием входного блока. В его архитектуре можно отразить и особые функциональные требования, и специфическую айдентику. Центральная группа помещений может быть в форме юрты, иглу или домиков со скатными крышами. Так, центральный «нетиповой» элемент здания, в большей степени «соприкасающийся» со взглядом посетителей, чем остальные, решает вопрос индивидуализации и набившей оскомину однотипности стандартных больниц.
Конструктор здоровья. Входной блок отражает особенности регионов РФ
© UNK project
Прием «живет» в одной плоскости с принципом индустриальности строительства – быстровозводимость достигается путем применения системы фасадных модулей. Они будут поставляться на объект уже крупноформатными, собранными и готовыми к монтажу, что в полной мере обеспечивает необходимую скорость и экономичность стройки. Отсутствие строительных лесов – а модули монтируются изнутри здания, с перекрытия – возможность вести монтаж параллельно с возведением монолита – могут сократить срок фасадных работ до 1.5 – 2 месяцев.
Конструктор здоровья. Фасадные модули
© UNK project
Фоновый рисунок фасадов больницы составлен на основе идентичного подхода, из модулей трех типоразмеров: для стационаров – в ширину палаты (3.6 м), для поликлиник – шириной 1.35 м, подходящей для всех типов кабинетов, и для остальных блоков – универсальный вариант в 1.8 м. Высота везде одинакова, 3.2 м, и равна высоте типового этажа.
Конструктор здоровья. Фасадные модули
© UNK project
Кроме того рисунок фасадов может варьироваться в различных цветах, иметь акцентные плоскости, на которые, как рассказывает Юлий Борисов, «можно наносить разный рисунок, получать разный смысл, учитывая особенности места, либо ментальности, либо климата». Модули позволяют менять толщину утеплителя, изменять процент остекления, делать балконы в стационаре, применять местный материал в отделке – в общем строить, по сути, разные здания.
Конструктор здоровья. Фасадные модули
© UNK project
Таким образом в «Конструкторе здоровья» решаются две основные проблемы института типового проектирования, связанные с вопросами индивидуализации в типовом. Во-первых, за счет гибкости и адаптивности он позволяет избежать слишком затратной «привязки», чем нередко страдают проекты из банка типовых решений. А во-вторых – предотвратить однотипность больниц, где функция полностью «подминает» под себя архитектуру. Современное прочтение проекта повторного применения от архитекторов UNK project комплексно и гармонично соединяет технологию и архитектуру, базируясь на схеме взаимной организации блоков, удобной настолько, что она приобретает черты универсальности, и наделяя ее в рамках концепции максимально возможной гибкостью на макро- и микроуровнях. Что, как следствие, обладает всеми необходимыми качествами для достижения главной цели, заявленной авторами – превращения больницы в гуманной и эффективной пространство: место исцеления и выздоровления.
  • zooming
    1 / 9
    Конструктор здоровья. План подземного этажа
    © UNK project
  • zooming
    2 / 9
    Конструктор здоровья. План первого этажа
    © UNK project
  • zooming
    3 / 9
    Конструктор здоровья. План второго этажа
    © UNK project
  • zooming
    4 / 9
    Конструктор здоровья. План третьего этажа
    © UNK project
  • zooming
    5 / 9
    Конструктор здоровья. План четвертого этажа
    © UNK project
  • zooming
    6 / 9
    Конструктор здоровья. План пятого этажа
    © UNK project
  • zooming
    7 / 9
    Конструктор здоровья. План шестого этажа
    © UNK project
  • zooming
    8 / 9
    Конструктор здоровья. План первого этажа скорой медицинской помощи
    © UNK project
  • zooming
    9 / 9
    Конструктор здоровья. План второго этажа скорой медицинской помощи
    © UNK project
Архитектор:
Юлий Борисов
Мастерская:
UNK project http://unkproject.ru
Проект:
Конструктор здоровья
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива: Юлий Борисов
Архитекторы: Дмитрий Иконников, Александр Смирнов, Наталья Манчунхаева, Павел Култышев


2020 — 2020

02 Сентября 2020

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
UNK project: другие проекты
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Футуристическая сеть
Автомобильный мост как место для пешеходных прогулок и созерцания, сеть пешеходных артерий и капилляров, насыщенных зеленью и предназначенных для передвижения и общения. А также сеть «интеллектуальных устройств», помогающих человеку – проект “Linked city”.
Город Умный
Рассматриваем результаты конкурса на архитектурно-градостроительную концепцию территории «Рублево-Архангельское», где когда-то планировалось строить «Город миллионеров». Конкурс состоялся осенью 2018, победили три команды: Archea Associatii, Nikken Sekkei и Zaha Hadid Architects, их российские коллеги: ABD architects, UNK project и ТПО Прайд.
Принцип перископа
Юлий Борисов нашел нетривиальный образ, трансформировавший банальную «коробку» Дворца единоборств в Лужниках в иконическое здание, блестящее и современное, но наделенное контекстуальными аллюзиями и способное активно взаимодействовать с территорией и людьми.
Школа нового поколения
Какой должна быть школа, в которой нет места для скуки? Ответ на этот вопрос дало бюро UNK project в своем проекте образовательного комплекса в Южно-Сахалинске, который получил название «Нескучная школа».
10 аэропортов
В стране интенсивно строят и реконструируют здания аэропортов: российские и иностранные архитекторы, причем нередко интерьеры получаются интереснее наружности, а иногда и фасад неплох. Рассматриваем 7 построек и 3 проекта по следам круглого стола с Арх Москвы.
Вспоминая Баухаус
Можно ли выразить в архитектуре связь школы Баухаус и ее педагога Василия Кандинского? Работая над проектом ЖК с предельными показателями плотности, глубины и высоты, UNK project сделали такую попытку, вольно скомпоновав 12-этажные пластины в трех измерениях прибрежного пространства.
Крылатый образ Перми
В новом терминале аэропорта Перми бюро Асадова не только добилось баланса между технологичностью, безопасностью, комфортом и имиджевой составляющей, но и предложило новый символ для всего Прикамья.
Городские сады
В проекте реновации кварталов в районе Хорошево-Мневники архитекторы UNK project использовали принцип подобия, в меньшем масштабе повторяя композиционное и функциональное построение, характерное для всей Москвы
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Юлий Борисов: «Наша главная проблема – время»
Для Юлия Борисова нет секрета в том, что такое качество. Об этом все сказано у Витрувия и в стандарте ИСО 8402-86. Но как сделать качественную архитектуру, а значит архитектуру, приносящую добро людям, – вот это вопрос, решением которого и занимается бюро UNK project.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Линза в духе Эшера
Архитекторы UNK project реанимировали неудобный, но перспективный участок рядом с метро «Проспект Вернадского», разместив на нем бизнес-центр «Академик». Продуманная функциональная программа, технологические новшества и особое внимание к формированию идентичности здания позволили успешно решить все проблемы.
Юлий Борисов: «Следующее поколение будет менять квартиры,...
На прошедшем в рамках урбанистического форума «Среда для жизни» круглом столе «Для кого и как строить жилье?» глава UNK poject говорил о том, как будет выглядеть жилье для «поколения Z». Мы попросили Юлия Борисова подробнее рассказать о том, как, по его мнению, изменятся критерии оценки жилья и работа архитектора.
Уникальное общее
Представляем видеозапись круглого стола, проведенного Archi.ru на АРХ МОСКВА NEXT! В разговоре о новых форматах общественных пространств и методиках их создания приняли участие представители ведущих архитектурных бюро Москвы.
Юлий Борисов: «Одной только графикой улучшить жизнь...
В рамках воркшопа «Весенний МАРШ», организованного МАРШ Лаб по инициативе правительства республики Татарстан, группа Юлия Борисова предложила вместо простого проекта благоустройства села Старое Дрожжаное программу его эко-развития, совместив экологию с экономикой.
Рукотворная история
В проекте, сделанном в рамках закрытого конкурса, архитекторы UNK project попытались «ускорить время» и добавить технократическому городу эмоций, представив себе, как мог бы выглядеть исторический центр Сколкова, если бы он у него был.
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Древность, дроны и кортен
Руины средневекового замка Гельфштын на востоке Чехии благодаря реконструкции по проекту бюро atelier-r не только избежали обрушения, но и стали доступней туристам.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.