Размещено на портале Архи.ру (www.archi.ru)

12.08.2021

Из агоры в хаб

Объект:
Выставочный зал «Кунстхал»
Адрес:
Нидерланды, None, Роттердам.
Музейный и театральный комплекс в Кемерове
Адрес:
Россия, None, Кемерово.
Музейный комплекс Государственного Эрмитажа в восточном крыле Главного Штаба
Адрес:
Россия, Санкт-Петербург. Дворцовая пл., 6-8
Центр современной культуры фонда V-A-C в бывшей электростанции ГЭС-2
Адрес:
Россия, Москва. Болотная наб., 15
Филиал Государственного Эрмитажа на территории бывшего завода ЗИЛ
Адрес:
Россия, Москва. пересечении бульвара Братьев Весниных и улицы Родченко
Фондохранилище государственного Эрмитажа
Адрес:
Россия, Санкт-Петербург.
Музей Гуггенхайм-Эрмитаж
Адрес:
США, None, Лас-Вегас.
Мастерская:
Asymptote
Coop Himmelb(l)au
OMA
Архитектурная мастерская Трофимовых
Проектное бюро АПЕКС
Студия 44

Публикуем фрагмент из книги «Музей: архитектурная история», посвященный современным формам институции: музей как агломерация, хаб, фабрика или проун.

Издательский дом Высшей школы экономики выпустил книгу «Музей: Архитектурная история». Ее автор, культуролог и музеолог Ксения Сурикова исследует феномен музея сквозь призму архитектуры и предлагает рассмотреть его в широком контексте культурных трансформаций, влиявших на роли и функции музея в обществе. Последовательно рассматривая особенности бытования музея в различные исторические периоды, автор показывает, как в зависимости от стратегий отношения к прошлому менялось восприятие музейного предмета и музейной функции, а следовательно, и выстраивалась или разрушалась типология музейного здания. 

 
Ксения Сурикова, куратор, музейный проектировщик

Книга получилась универсальной. Она объединяет культурологический подход, исторический и искусствоведческий. Это попытка объяснить изменение облика музейных зданий не с точки зрения художественных процессов, а с точки зрения функции и роли музея в обществе. То есть книга будет интересна и тем, кто интересуется архитектурой, и тем, кто интересуется историей и философией музея. С одной стороны, это ретроспектива – рассказ об истории музейной архитектуры, начиная с самых ранних ее образцов. Это, в лучших традициях философии гибкой методологии, размышление о прошлом, которое направлено на то, чтобы улучшить будущее. С другой стороны, главы посвященные современной архитектуре уже дают понять, к чему музеи пришли в результате 300 лет эволюции, и хотим ли мы дальше двигаться в этом направлении.


Публикуем последние главы книги, в которых автор рассуждает о новейших российских музеях: от ГЭС-2 в Москве до культурных агломераций во Владивостоке и Кемерове. 
Будущее. Музей-хаб

Постепенно процессы универсализации и размывания исключительно музейных функций превращают музей из агоры (универсального городского пространства) в хаб (аналог транспортного узла, объединяющего несколько разнофункциональных объектов, задачей которого является выстраивание взаимосвязей). Теперь строятся и проектируются музейно-театральные, музейно-образовательные, музейно-туристические комплексы и кластеры, музеи и другие значимые городские объекты строятся в непосредственной близости друг от друга, образуя целые скопления, агломерации. 

Музей-хаб необязательно должен быть масштабным или чрезвычайно разветвленным. Важно, чтобы он предоставлял возможность взаимодействия различных систем друг с другом. Идеи взаимосвязи и соединения, отсылающие к механизации, часто ассоциируются у архитекторов с образами фабрик. Эти образы в дальнейшем активно воплощаются в новых проектах. 

Именно таким зданием-фабрикой должен будет стать новый центр современной культуры ГЭС-2 в Москве, спроектированный Ренцо Пьяно по заказу фонда V-A-C. Центр должен открыться в здании бывшей электростанции в 2021 г. Участок, на котором будет располагаться здание, является частью квартала, где находятся корпуса кондитерской фабрики «Красный Октябрь», превратившиеся в кластер для стартапов, кафе и ресторанов; Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» – городская лаборатория, включающая образовательную и исследовательскую программу; и здание кинотеатра «Ударник» – уникальный памятник конструктивизма. Взаимодействие между зданием V-A-C Foundation и этими компонентами городской среды, безусловно, будет способствовать разнообразию повседневной жизни этой части острова. Таким образом, она станет местом притяжения для москвичей, россиян и иностранных гостей. 
Предоставлено Renzo Piano Building Workshop (RPBW)
Предоставлено Renzo Piano Building Workshop (RPBW)
Центр современной культуры фонда V-A-C в бывшей электростанции ГЭС-2.

Внутри здания площадью почти 20 000 м² все функции распределены по четырем основным зонам. Городская зона состоит из комбинации общедоступных помещений и выходит на открытую площадь, чтобы уловить и привнести уличную жизнь в пространство центра. В центре здания располагается крытый объем, который действует как входная зона и точка начала посещения музея. С северной стороны музей соединен с библиотекой и медиацентром, а с юга – с рестораном. 

Выставочная зона максимально адаптирована под различные типы выставок. Это сочетание пространств разного размера и высоты, предлагающее условия для размещения любых произведений искусства. 

Зона образования расширяет посетительский опыт и предлагает в том числе посетить «Школу искусств», задача которой – воспитание нового поколения кураторов, критиков и историков. Здесь же располагаются помещения для life-long learning (обучения на протяжении всей жизни), ориентированного на широкую публику. Частью этой зоны также являются арт-резиденции и мастерские художников. 
Предоставлено Renzo Piano Building Workshop (RPBW) Центр современной культуры фонда V-A-C в бывшей электростанции ГЭС-2.
Предоставлено Renzo Piano Building Workshop (RPBW)
Центр современной культуры фонда V-A-C в бывшей электростанции ГЭС-2.
Предоставлено Renzo Piano Building Workshop (RPBW) Центр современной культуры фонда V-A-C в бывшей электростанции ГЭС-2.
Предоставлено Renzo Piano Building Workshop (RPBW)
Центр современной культуры фонда V-A-C в бывшей электростанции ГЭС-2.
Предоставлено Renzo Piano Building Workshop (RPBW) Центр современной культуры фонда V-A-C в бывшей электростанции ГЭС-2.
Предоставлено Renzo Piano Building Workshop (RPBW)
Центр современной культуры фонда V-A-C в бывшей электростанции ГЭС-2.

В рамках проекта четыре кирпичных дымохода, которые в настоящее время возвышаются над зданием, будут заменены на стальные. Благодаря осознанному подходу они из четырех загрязняющих окружающую среду труб превратятся в четыре важных экологически безопасных устройства, улавливающих наиболее чистый воздух на высоте 70 метров, активируя естественную вентиляцию и снижая потребление энергии. Природа в целом будет являться неотъемлемой частью проекта. Помимо применения экологических технологий, на территории музея будет разбита настоящая березовая роща. 
Предоставлено Renzo Piano Building Workshop (RPBW)
Предоставлено Renzo Piano Building Workshop (RPBW)
Центр современной культуры фонда V-A-C в бывшей электростанции ГЭС-2.

В основе проекта лежат две основные концепции: во-первых, создать пространство, в котором посетители смогут перемещаться, руководствуясь собственной интуицией. Им будет достаточно оглянуться, чтобы понять, что внутри, куда идти и как двигаться. В идеале им не нужен будет план для посещения всего центра. Вторая концепция относится к стратегии взаимодействия: архитекторы стремились создать плавную и видимую паутину, единое целое, задуманное как своего рода пространственная скульптура, которая состоит из лестниц, лифтов, коридоров, навесов и платформ, соединяющих друг с другом все пространства и действия, а также выделяющих входы со стороны Болотной набережной и пешеходного моста. 

Как сказал во время презентации сам Ренцо Пьяно: «40 лет назад, когда я, тогда молодой архитектор, вместе с моим коллегой Ричардом Роджерсом работал над проектом Центра Помпиду, у нас родилась метафора музея как фабрики, которая для нас одновременно была метафорой свободы. Это место, которое так похоже на фабрику, должно стать местом встречи, открытым социальным пространством, полным света, который я считаю одним из основных материалов современной архитектуры. Когда-то это место производило электроэнергию, сегодня такой энергией является образование. Именно поэтому мы уделили в проекте большое внимание библиотеке, учебным залам и так далее». 
Центр современной культуры фонда V-A-C в бывшей электростанции ГЭС-2. Интерьер. Проект
Центр современной культуры фонда V-A-C в бывшей электростанции ГЭС-2. Интерьер. Проект
Предоставлено Renzo Piano Building Workshop (RPBW)

Аналогичный музей-фабрику строит Хани Рашид для московского представительства Эрмитажа на территории промзоны бывшего автомобильного Завода им. Лихачева (ЗИЛ). Здание музея будет располагаться в центре квартала ЗИЛАРТ, рядом с концертным залом, Парком искусств с арт-объектами и «бульваром русского авангарда». 

«Новый музей – это такой проун, который может изменяться в трехмерном пространстве», – комментирует Хани Рашид супрематическую композицию из параллелепипедов и призм галерейных объемов высотой от 5 до 14 метров. Она заключена в оболочку сложной фацетной формы, составленную из стеклянных панелей, которые планируется дополнить медиафасадами. На двух подземных уровнях расположатся депозитарий, лекционная аудитория, образовательный центр и технические помещения. На первом этаже – входная двусветная зона с гардеробами, кассами, кафе и информационными стойками. Три экспозиционных раздела располагаются в трех крыльях, соединенных проходом. Комплекс будет площадкой для выставок разных авторов и направлений, но основу экспозиции составят произведения современного искусства. Для каждого типа экспонатов предполагаются свое помещение: в закрытых залах с окнами разместятся работы, при создании которых использовались масляные краски, кожа или дерево, в закрытых галереях без окон будут выставляться фотографии, произведения из ткани и бумаги, а в открытых – камень, керамика и металл. 
Филиал Государственного Эрмитажа на территории бывшего завода ЗИЛ
Филиал Государственного Эрмитажа на территории бывшего завода ЗИЛ
© Asymptote / предоставлено пресс-службой Москомархитектуры

Тема открытости/закрытости присутствует и в логике устройства выставочных пространств. Одни галереи представляют собой замкнутые объемы и составляют стержневую композицию здания, другие – так называемые сквозные галереи – связывают их между собой. Физические уровни этажи соответствуют различным уровням восприятия искусства: чем выше – тем острее и сильнее воздействие. Хани Рашид предполагает, что подобное «импрессионистское» выстраивание экспозиций вдохновит кураторов и художников на новые подвиги и эксперименты. Архитектор уверен, что после десятилетий восприятия музея как храма сегодня эта институция становится более функциональной – в художественном плане музеи обращаются к понятию фабрики, месту полемики и эксперимента. 

В отличие от ясности и интуитивности идеи ГЭС-2, здесь авторы проекта стремились создать у посетителя постоянное ощущение блуждания по галереям и ключевым узлам здания, чтобы заставить его испытать удивление и сделать открытие, «заблудиться» в этих пространствах и искусстве. Хани Рашид попытался оторваться от стандартного представления о потоках и «музейном опыте», каким мы его знаем сегодня, представив вместо этого идею искусства и сложности пространства как мотивацию архитектуры. 
Филиал Государственного Эрмитажа на территории бывшего завода ЗИЛ
Филиал Государственного Эрмитажа на территории бывшего завода ЗИЛ
© Asymptote / предоставлено пресс-службой Москомархитектуры

В прямом смысле хабом, частью транспортного узла, станет еще один эрмитажный проект – открытое фондохранилище для комплекса зданий Реставрационно-хранительского центра Эрмитажа в Санкт-Петербурге. Его проектирует бюро OMA Рема Колхаса, который уже не первый раз работает с Эрмитажем. Его вариант реконструкции восточного крыла Главного штаба, проигравший в 2002 г. проекту «Студии 44», был весьма интересен с точки зрения трансформации самого современного музея. Был у Колхаса и опыт создания отделения «Эрмитаж-Гуггенхейм» в Лас-Вегасе (2001). Нынешний проект открытого фондохранилища для комплекса зданий Реставрационно-хранительского центра Эрмитажа «Старая деревня» также вполне инновационен: он и учитывает потребности музейного центра, и стремится стать активным компонентом городского контекста. Объект расположится в новом районе Санкт-Петербурга, работая на идею мультицентричности мегаполиса. 

Вектор развития современного музея как институции направлен к постоянному повышению его публичной роли. Музей уже не только хранит и показывает искусство, но выступает полем для диалога между разными слоями общества. От закрытого, интимного пространства он пришел к максимальной доступности. Обособленность, свойственная музею на протяжении всей истории его существования и выражавшаяся в том числе и архитектурно, сменилась стремлением к слиянию с окружающей средой. Теперь эти изменения коснулись и такого совсем уж непубличного музейного феномена, как фондовые коллекции, спровоцировав появление нового способа хранения предметов и, соответственно, нового архитектурного пространства – открытого фондохранилища. 

Здание, предложенное Колхасом для Эрмитажа, логично встраивается в эту парадигму. Функциональное насыщение будущего сооружения разнообразно и приближает его скорее к культурному центру, нежели к музею: помимо открытых фондов, проект предполагает размещение библиотеки, выставочных залов и других общественных пространств. Градостроительное положение объекта практически обязывает архитектора сформировать доминанту. В каком-то смысле ситуация напоминает ту, с которой Колхас имел дело, создавая Кюнстхал в Роттердаме. Там он спроектировал здание на стыке двух районов – исторического центра и современной застройки; это пример того, как музейное здание может выполнять градообразующую функцию, объединяя разрозненные городские структуры. 
Выставочный зал Кунстхал. После
реконструкции 2013 года
Выставочный зал Кунстхал. После реконструкции 2013 года
© OMA

Дополнительную сложность в петербургский проект вносит наличие на участке ряда построек – первой очереди комплекса эрмитажного хранилища. Музейный комплекс в районе Старой деревни развивается с 1990 г. и на сегодняшний момент включает восемь сооружений, доминантой которых является золотой куб, по замыслу создателей (архитекторы Сергей и Наталья Трофимовы, 2010 г.) – «золотой ларец для драгоценностей». Вся архитектура комплекса строится на сочетании крупных форм, и объем колхасовского здания – застекленный многоэтажный куб – из ансамбля не выпадает. Фасады обесцвечены, не диссонируют с уже существующими сооружениями; за счет остекления создается эффект взаимопроникновения музея и городской среды. Колхас предусмотрел также наземный, крытый переход через железную дорогу, соединяющий разделенные части городского пространства. Переход одновременно служит галереей, доступной всем горожанам, а не только посетителям, купившим билет в хранилище. Перед зданием запроектировано и общественное пространство, позволяющее музею в некотором смысле выйти за пределы своих стен. Примечательно, что Колхас не стремится произвести в Старой деревне «эффект Бильбао», не возводит здание-аттракцион. Нет здесь и обычной для Колхаса формальной радикальности. Остается только гадать, результат ли это компромисса со сложным российским заказчиком или же сознательный уход от всякой лишней архитектурной риторики в пользу чисто функциональных манипуляций. 
Время агломераций 

Музеи будущего все чаще образуют агломерации. Четыре таких образования, объединяющих несколько крупных музеев или музеи и другие культурные институции, в скором времени должно появиться на территории России – во Владивостоке, Кемерове, Севастополе и Калининграде. У каждого проекта своя миссия, но объединяет их общая функция – служить связующим звеном между регионами, формировать новые взаимосвязи и соединения. 

Проект в Кемерове, столице крупнейшего промышленного региона России, призван сгладить сложившуюся диспропорцию между индустриальной и культурной составляющими области, а также повысить качество городской жизни за счет приобщения к наследию русского искусства. Инициаторы проекта рассчитывают, что комплекс будет иметь особое экономическое и социальное значение не только для региона, но и для всей Сибири и поможет сформировать обновленный образ Кузбасса как передового индустриального региона с развитой культурной составляющей, повысить культурно-туристическую привлекательность региона, включить Кузбасс в федеральные культурные концертные и выставочные проекты, создать инфраструктуру и рабочие места для молодых специалистов и выпускников школ, которые не могут найти своего применения в регионе. 
Музейный и театральный комплекс в Кемерове
Музейный и театральный комплекс в Кемерове
© Coop Himmelb(l)au

Многофункциональность комплекса будет способствовать созданию условий для повышения общего уровня культуры и качества жизни жителей Кузбасса и Сибири в целом, обеспечит широкий доступ всех категорий и групп населения к лучшим образцам мировой и отечественной культуры. Кажется, никогда еще в истории российской культурной политики музейной институции не отводилась такая фундаментальная роль – практически стать фактором, агентом коренных изменения в регионе. Создание комплекса станет просветительским проектом, воплощающим идею расширения культурного пространства России и доступности достижений отечественной культуры для граждан сибирского макрорегиона. Проект имеет важное значение и для развития международного культурного сотрудничества Сибири. 

Цель создания комплекса во Владивостоке – расширение культурных связей со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, знакомство жителей Дальнего Востока и иностранных туристов с образцами отечественной культуры, сокращение культурного разрыва, наблюдаемого сегодня между центральными и восточными регионами страны. Задачи, стоящие перед культурным хабом, не менее амбициозны, чем в случае с Кемерово, – закрепление за Владивостоком статуса туристического и культурного центра региона, повышение привлекательности города как центра культуры и туризма для россиян и туристов из стран Азии и других континентов. Кластер объединит представительства ведущих музеев и театров России, в том числе Государственной Третьяковской галереи, Государственного Эрмитажа, Государственного академического Мариинского театра, Русского музея и Музея Востока. 

Проекты в Севастополе и Калининграде станут своеобразными точками доступа для местного населения к основным отечественным художественным ценностям. 

Все четыре проекта находятся в стадии проработки, поэтому архитектурные решения для будущих музеев и театров еще не определены. Возможно, это будут сложные инфраструктурные проекты, объединяющие строения комплексов или отдельно стоящие здания. В любом случае это уникальные образования, в которых музей будет выполнять функцию проводника, обеспечивающего стабильность взаимодействий и связей.