Уолт Дисней, Альдо Росси и другие

В издательстве Strelka Press вышла книга Деяна Суджича «Язык города», посвященная силам и обстоятельствам, делающим город городом. Публикуем фрагмент о градостроительной деятельности Уолта Диснея и его корпорации.

Автор текста:
Деян Суджич

mainImg
0 Выставка [Всемирная выставка 1964 года] настолько впечатлила Уолта Диснея, что он нанял мозесовского инженера Уильяма Поттера для работы над проектом EPCOT – «Экспериментальным прототипом поселения завтрашнего дня», который он намеревался построить во Флориде. Кроме того, он привлек компанию General Motors для создания автомобильного аттракциона, выручка от которого должна была использоваться для финансирования этого эксперимента. Дисней, как он сам выражался, хотел построить образцовый город на 20 тысяч жителей, где были бы не только дома, но также школы и коммерческие предприятия. Общественный транспорт был бы представлен монорельсовой железной дорогой, автомобильное движение должно было осуществляться под землей, а ее поверхность оставалась пешеходам – с таким стандартным элементом радикальных урбанистических концепций мы сталкиваемся и сегодня, полвека спустя: когда в Абу-Даби решили построить экспериментальный эко-город Масдар, первоначально планировалось запретить там автотранспорт, заменив его автоматическими такси, передвигающимися под землей.

Насколько можно судить по заявлениям Диснея, EPCOT замышлялся как ответ на высказанную Джейн Джекобс озабоченность относительно будущего городов. При всем новообретенном материальном благополучии в Америке и Британии 1960‑х за фасадом внешней уверенности нарастала тревога, что физическая ткань города при всей ее кажущейся прочности постоянно находится на грани разложения. Здоровая плоть города может быть в любой момент уничтожена даже самой банальной инфекцией, превращающей благополучные улицы в трущобы. Дисней был уверен, что у него все выйдет по-другому: «У нас не будет трущобных районов – мы просто не допустим их возникновения. У нас не будет землевладельцев, а значит и манипуляции голосами. Люди будут не покупать, а арендовать дома, причем по очень скромным тарифам. Пенсионеров у нас тоже не будет: все должны работать». Дисней не понимал одного: создать город сложнее, чем построить университетский кампус, больницу или бизнес-парк. Пусть у курорта есть некоторые городские атрибуты – места для работы, питания, сна, шопинга и обучения, – но городом его в конечном итоге назвать нельзя. Никто из них – ни Осман, ни Мозес, ни Дисней – не осознавал или не верил, что демократическая система управления играет важнейшую роль в формировании и повседневном функционировании города. Без демократической подотчетности властей невозможен анализ поставленных задач и результатов их выполнения, нет шанса учесть пожелания бедняков и маргиналов и нет никаких гарантий, что общественные деньги будут тратиться честно.

Уолт Дисней так и не построил свой город, но созданная им Disney Corporation после открытия первого Диснейленда участвовала в проектировании и создании настоящих улиц в настоящих городах – если слово «настоящий» в этом контексте имеет какой-то смысл. Торговые центры в Лос-Анджелесе, обновленный Квинси-маркет в Бостоне, офисные комплексы Кремниевой долины – все эти проекты чем-то обязаны знаниям и умениям Диснея, его идеям относительно улицы и пешеходов. В период, когда Disney Corporation возглавлял Майкл Эйснер, компания, кажется, была полна решимости приблизить вкусы масс к высокой культуре. В совет директоров тогда вошел Роберт Стерн, декан факультета архитектуры в Йельском университете. Замыслив создать новый парк развлечений под Парижем, Майкл Эйснер пригласил на выходные в свою загородную резиденцию авторов книги «Уроки Лас-Вегаса » Роберта Вентури и Дениз Скотт-Браун, чтобы вместе с группой других авторитетных архитекторов обсудить его стратегию. Кончилось дело тем, что Эйснер изучил портфолио практически всех видных архитекторов современности: приглашения представить детальные проекты получили Рем Колхас, Жан Нувель, Майкл Грейвс, Альдо Росси, Фрэнк Гери и еще десяток знаменитостей, что свидетельствует о росте уровня запросов у целевой аудитории Disney.

Самым парадоксальным во всей этой истории выглядит включение в список Альдо Росси. От такого решения сенатора Джозефа Маккарти хватила бы кондрашка или он бы наверняка обвинил Disney в антиамериканской деятельности. Дело в том, что Росси был марксистом и давним членом итальянской компартии. Рассуждая о месте коллективной памяти в городской среде, он пытался привнести в урбанизм элемент поэзии. Несмотря на политические убеждения Росси, Майкл Эйснер был полон решимости уговорить его поработать на Disney, и в конце концов тот согласился принять ряд заказов, но дело не пошло на лад. Его проект курортного комплекса в Ньюпорте, работающего по схеме таймшера, – в виде средиземноморской деревни с копией разрушенного римского акведука – так и не был воплощен, а от участия в Евродиснейленде Росси отказался сам, недовольный постоянным вмешательством заказчика в его работу. «Лично я не чувствую себя оскорбленным и мог бы проигнорировать все замечания, высказанные в адрес нашего проекта на последнем совещании в Париже, – писал Росси. – Когда Бернини пригласили в Париж для работы над проектом Лувра, его замучили чиновники, постоянно требовавшие внести в проект изменения, чтобы сделать его функциональнее. Я, конечно, не Бернини, но ведь и вы не король Франции».

Единственный проект Росси по заказу Disney, доведенный до конца, был осуществлен в поселении Селебрейшн во Флориде. К какой категории относится этот населенный пункт с 7500 жителей, созданный Disney Corporation после смерти ее основателя, сказать трудно. Чаще всего его называют деревней. Впрочем, самая нелицеприятная характеристика этого поселения, где есть здания, спроектированные ведущими американскими архитекторами-постмодернистами, в том числе Майклом Грейвсом, Робертом Стерном и Чарльзом Муром, но нет общественного транспорта, принадлежит Бюро переписи населения США и звучит так: «статистически обособленная местность». Росси спроектировал для сотрудников Disney комплекс из трех отдельно стоящих зданий. Конфигурация комплекса заимствована у пизанского Кампо-Санто: здания сгруппированы вокруг лужайки с обелиском в центре, а их фасады включают элементы классической архитектуры. Посреди Флориды это пространство выглядит сюрреалистическим и нездешним, как на картине де Кирико.

Росси был зачарован тем, как памятники, оставшиеся от античных городов, выживают, меняются со временем и влияют на нашу сегодняшнюю жизнь. К примеру, среди переулков тосканского города Лукка вы натыкаетесь на овальную площадь, окруженную кольцом жилых домов, основой для которых послужили древнеримские стены, – и постепенно осознаёте, что когда-то здесь находился амфитеатр. В хорватском городе Сплит сохранился дворец Диоклетиана – словно ископаемое посреди современного города: к его античным стенам прилепились здания всех последующих эпох. Росси искал способы воспроизвести эти исторические слои и отпечатки в новых постройках и городах, не имеющих собственного прошлого. И нашел образец в самом неожиданном месте: упрощенные классические формы зданий Карл-Маркс-аллее в Восточном Берлине, как казалось Росси, поставили сдержанную величественность монументального города на службу – он не преминул это отметить – пролетариату, а не буржуазии.

В своей книге «Архитектура города» Росси изложил новое понимание города как «коллективной памяти живущих в нем людей». По его словам, «сам город является коллективной памятью народов; так же как память привязана к фактам и местам, город представляет собой локус коллективной памяти. Эта связь между локусом и горожанами формирует главенствующий образ, архитектуру, пейзаж; и так же как факты входят в память, новые факты встраиваются в город. В этом вполне позитивном смысле великие идеи наполняют и формируют историю города».

В другом разделе книги Росси определяет понятие «локус» как «особую и в то же время универсальную связь, существующую между определенными местными условиями и строениями, расположенными в этом месте». Хотя идеи Росси о городе как средоточии коллективной памяти жителей связаны с его марксистскими убеждениями и философией структурализма, они имеют немало общего с привязанностью Диснея к «Мейн-стрит США» как напоминанию об общем прошлом американцев – и поэтому вполне могли импонировать Disney Corporation.

Росси и Дисней, каждый по-своему, отлично умели с помощью дизайна пробуждать воспоминания, ассоциации и эмоции. Росси в своем проекте для Disney перенес в глубину Флориды формы традиционного европейского города, надеясь придать офисному комплексу определенное достоинство и изысканность. Но хотя в визуальном плане работы «диснеевцев» и Росси вполне убедительны, им не хватает содержательности. Парк развлечений может быть похож на город, но лишен присущих ему многослойных смыслов, поэтому Disney пытался придать такой сложной системе, как город, достаточную простоту, чтобы контролировать ее с помощью тех методов, что он использовал на «Мейн-стрит США»: сдирижированным пешеходным движением и ряженым персоналом. Но упростить город – значит лишить его всего того, что обеспечивает его функционирование в качестве города. Место, где проблема бедности решается изгнанием людей, потерявших работу, – как предлагал Дисней, – это не город. Об этом стоит задуматься британским политикам-консерваторам, отказывающим в жилищных пособиях тем семьям, что живут в благополучных районах, а значит, по их мнению, не заслуживают государственной поддержки.

04 Декабря 2020

Автор текста:

Деян Суджич
Похожие статьи
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Теория руины
Публикуем фрагмент из книги Виктора Вахштайна «Воображая город. Введение в теорию концептуализации», в котором автор с помощью Георга Зиммеля определяет руины через «договор» между материалом и архитектором.
Дворец Советов
В издательстве «Коло» вышла монография о Владимире Щуко, написанная еще в середине прошлого века. Публикуем фрагмент, посвященный главному проекту архитектора.
Инструменты природы
Публикуем фрагмент из книги архитектурного критика Сары Голдхаген, в котором исследуется возможность преодолеть усыпляющее воздействие городской среды, используя переменчивость природы.
Выставки больших надежд
В Strelka Press выпущено русскоязычное издание книги Ника Монтфорта «Будущее. Принципы и практики созидания». Публикуем отрывок о Всемирных выставках в Нью-Йорке 1939/40 и 1964 годов, где экспозиция General Motors «Футурама» представляла эффектную картину ближайшего будущего.
Из агоры в хаб
Публикуем фрагмент из книги «Музей: архитектурная история», посвященный современным формам институции: музей как агломерация, хаб, фабрика или проун.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.
«Не просто панельки»
Публикуем фрагмент книги Марии Мельниковой «Не просто панельки: немецкий опыт работы с районами массовой жилой застройки» о программах санации многоквартирных зданий в Германии и странах Прибалтики, их финансовых и технических аспектах, потенциальной пользе этого опыта для России.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Press в рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Башни и коробки. Краткая история массового жилья
Публикуем фрагмент из новой книги Strelka Press «Башни и коробки. Краткая история массового жилья» Флориана Урбана о том, как в 1960-е западногерманская пресса создавала негативный образ новых жилых массивов ФРГ и модернизма в целом.
Новейшая эра
В июне в Музее архитектуры презентована книга-исследование, посвященная ближайшим тридцати годам развития российской архитектуры. Публикуем фрагмент книги.
Технологии и материалы
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Сейчас на главной
Квартиры вместо контор
Бюро Qarta Architektura разработало проект превращения памятника чешского функционализма – бывшего здания Пенсионного управления в Праге – в жилой комплекс.
Градсовет 10.08.2022
Градостроительный совет рассмотрел проект санатория в Репино, подготовленный бюро «А.Лен». Эксперты высоко оценили архитектурное решение, но посчитали объем зданий избыточным для курортной территории.
Изнутри наружу: павильоны вечности
Реконструкция пакгаузов нижегородской Стрелки – они открылись в начале июня как концертный и выставочный залы – стала, без преувеличения, событием года в области как культуры, так и архитектуры. Их история кажется нам образцовой с точки зрения обнаружения, исследования и охраны памятника инженерной мысли XIX века. В то же время решение по приспособлению и экспонированию конструкций пакгаузов, предложенное Сергеем Чобаном – очень смелое, нетривиальное и актуальное. На грани временного, временнОго и вечного.
Островок тишины
На курорте Циньхуандао открылся еще один музей – теперь по проекту Wutopia Lab. Он служит «островком тишины» на оживленном морском побережье.
Паркинг – ворота
Пекинское бюро MAD спроектировало «перехватывающий» гараж на 1500 машин для инновационного района Милана. Строительство начнется в этом сентябре.
Голова героя
В центре Тираны началось строительство жилой башни в форме бюста национального героя Албании Скандерберга. Авторы проекта – MVRDV.
Высотный конструктор
Один из проектов заказного конкурса для ЖК на севере Москвы. Архитекторы АБ «Крупный план» предложили простую стереометрическую пару 100-метровых башен, объединенных общим пластическим сюжетом, простым, построенном на лаконичном контрасте, но в то же время фактурном. Интересен и овал внутреннего двора, «вырезанный» на кровле стилобата.
Безудержный оптимизм
MVRDV совместно с индийским бюро StudioPOD превратили заброшенные пространства под одной из эстакад перенаселенного мегаполиса Мумбаи в завлекательную зеленую площадку для всех жителей района.
Аспекты счастья
Архстояние 2022 с девизом «Счастье есть?» получилось как всегда веселым фестивалем, но самые заметные объекты какие-то иронические, критичные и грустные, – зато все остальные, окружающие их, сосредоточились на том, чтобы наделить посетителей простой человеческой радостью. Выступили Тотан Кузембаев, Александр Бродский и другие.
Алюминий и бронза
KAAN Architecten спроектировали две башни в комплексе De Zalmhaven в гавани Роттердама: они дополняют расположенное там же самое высокое здание Нидерландов.
Рамы для города
UNStudio победили в конкурсе на проект жилого комплекса в центре города Яссы на северо-востоке Румынии.
Платок Марьям
Специальный приз международного конкурса на эскизный проект соборной мечети в Казани, посвященной 1100-летию принятия ислама в Волжской Булгарии, получили студенты Казанского архитектурно-строительного университета. Их предложение отсылает к традиционной татарской архитектуре.
Уникальность — норма жизни
Жилой дом UNIC в Париже, построенный по проекту пекинского бюро MAD, предлагает действительно уникальный, качественно иной уровень взаимодействия между человеком, архитектурным объемом, природой и городом.
Градсовет Петербурга 27.07.2022
Градсовет обсудил «средневековый» жилой квартал у Пулковского водохранилища, гостиницу а-ля рюс в деревне Шуваловка, а также гостиницу напротив Финляндского вокзала, которая восстанавливает структуру утраченной части доходного дома Павла Сюзора.
Учеба и жизнь
Представлены финалисты Премии Стерлинга-2022 – главной архитектурной награды Великобритании.
Блеск металла
В Чэнду завершен ансамбль Спортивного парка Дунъаньху по проекту gmp: в 2023 там пройдет 31-я Всемирная летняя универсиада.
Архсовет Москвы–76
Архитектурный совет Москвы горячо поддержал новый проект Юрия Григоряна для ТПУ Парк Победы, в котором измененные высотные ограничения позволили предложить тонкую стройную башню 300-метровой высоты. После обсуждения некоторых нюансов как эксперты, так и МКА единодушно пожелали проекту качественной реализации, пообещали следить за ней и поддерживать.
Архстояние 2022: четыре главных проекта
Фестиваль ландшафтных объектов «Архстояние» в этом году пройдет в Никола-Ленивце с 29 по 31 июля. Все три дня художники, архитекторы, перформеры и музыканты будут рассуждать на тему «Счастье есть?», а зрители смогут стать соавторами этого процесса.
Культура отдыха
В новом корпусе санатория «Клязьма», проект которого выполнило бюро «Крупный план», эстетика советского модернизма соединяется с современными представлениями об отдыхе.
Пещера горного короля
Офис в особняке Глазовского переулка соединяет серьезность горнодобывающей компании и креативный настрой команды: камень, дубовые столы и кожаные кресла соседствуют с невесомыми светильниками, зеленью и стеллажами для коллекций.