Дворец Советов

В издательстве «Коло» вышла монография о Владимире Щуко, написанная еще в середине прошлого века. Публикуем фрагмент, посвященный главному проекту архитектора.

11 Марта 2022
mainImg
0 Книга о Владимире Щуко, которая наконец увидела свет благодаря издательству «Коло» – первая и наиболее полная на сегодняшний день монография об архитекторе. Ее написал другой выдающийся деятель своей эпохи – Лев Ильин, вскоре после смерти зодчего. И автор, и герой книги – выходцы из мастерской Леонтия Бенуа в Высшем художественном училище Императорской Академии художеств.

В 1941 году автор передал рукопись для хранения в архив Кабинета теории и истории Всесоюзной академии архитектуры, а в 1942 году погиб в блокадном Ленинграде во время артиллерийского обстрела. Издание рукописи по тем или иным причинам не случилось и после войны. 

Рукопись была разделена автором на шесть глав. Текст описывает Щуко как крупнейшего советского архитектора, легко переходившего от неоклассики к конструктивизму, неординарного графика и яркого театрального художника, и в то же время является документом своей эпохи. Рукопись дополнена списками проектных и театрально-декоративных работ архитектора, автобиографией Владимира Щуко, а также воспоминаниями о нем архитектора Владимира Мунца, которые помогает создать объемный и правдоподобный образ зодчего. Издание снабжено предисловием и комментариями Ильи Печенкина и Ольги Шурыгиной.

С любезного разрешения издательства, публикуем фрагмент последней главы, посвященной кульминационной работе Владимира Щуко – проекту Дворца Советов. 
Проект Дворца Советов в Москве. Вариант. 1933. Перспектива
В. А. Щуко, В. Г. Гельфрейх, А. П. Великанов и др.
Дворец Советов

…На четвертом туре (в закрытом конкурсе) 10 мая 1933 года был принят за основу проект Б. М. Иофана. 4 июня были приглашены для совместной работы с ним Щуко и Гельфрейх. Тогда же Совет строительства вынес постановление об увенчании здания скульптурой В. И. Ленина высотой от 50 до 70 м.

Лето и осень этого же года Щуко и Гельфрейх посвятили исканиям возможности увязать скульптуру со зданием по принятому основному проекту Дворца. Эти искания отразились в ряде вариантов, выполненных Щуко и Гельфрейхом с группой своих сотрудников, с одной стороны, и Б. М. Иофаном – с другой. В вариантах Щуко и Гельфрейха виден весь последовательный ход этих исканий. Они представляют соединение первого конкурсного проекта Щуко и Гельфрейха с утвержденным проектом Иофана, который, в свою очередь, в некоторых частях испытал влияние их первого конкурсного проекта.

Искания заключались прежде всего в том, чтобы из венчающей части здания в концепции утвержденного проекта Иофана создать пьедестал для крупнейшей фигуры. Это можно было сделать только двумя путями: или сдвинув фигуру на один из краев этой венчающей массы здания (мысль Иофана), или же поставив скульптуру в центре венчающей части (мысль Щуко и Гельфрейха). При последнем решении пришлось бы увеличить высоту сооружения и число цилиндрических объемов, суживающихся по мере их нарастания.

В первых вариантах нижний первоначальный ярус трактуется как барабан, а переходная часть к скульптуре – как уступчатый купол. Постепенно значение первого основного барабана начинает уменьшаться, а роль последующих уступов – соответственно, возрастать. Их этих вариантов создалась трехъярусная композиция круглых частей, сперва с преобладанием нижнего яруса, потом – довольно четкая композиция с преобладанием по высоте и объему второго яруса при значительной высоте третьего яруса и наименьшей высоте первого. При всех этих вариантах нижняя прямоугольная часть сохраняет примерно трехступенчатый характер.
В конечном результате искания авторов привели к выводу о необходимости повысить всё здание. Для того чтобы отойти от куполообразной формы, нужно было, конечно, значительно увеличить высоту. Тем самым здание приняло форму пьедестала.

Итогом этой работы явились шесть вариантов Щуко, Гельфрейха и их группы, которые были представлены в виде фото в Совет строительства. Последний одобрил круглый вариант № 1 и предложил продолжать дальнейшую его разработку со смягчением перехода от четвертого барабана к пятому.

Проверка силуэтов всех этих вариантов делалась не только путем построения перспектив, но и путем вмонтирования в фото, снятое с модели центральной части Москвы, масштабного макетного изображения Дворца Советов.

Принятый вариант № 1 во многом сходен с окончательной композицией. В верхней части он состоит из пяти уступов, которые возрастают по мере движения кверху; они обработаны вертикальными лопатками без антаблементов. Здесь уже введены диагональные пилоны, уступы которых в каждом ярусе увенчаны скульптурой так, как мы видим это в техническом проекте.

Последние два яруса представляют как бы башню, состоящую из нижнего очень высокого цилиндра и небольшой верхней части, служащей уже непосредственной опорой для фигуры. В прямоугольной нижней части главный вход решен также в прямоугольной форме.

В октябре и ноябре 1933 года была сделана перспектива и развитие квадратного в плане варианта. Вариант выглядел тоже очень строго, классично и лаконично. Нижние части Дворца очень близки к предыдущим вариантам. Верхние части дают очень уравновешенное соотношение прямоугольных объемов: в основном объеме три группы ярусов с постепенным умеренным нарастанием высоты кверху. Этот вариант был отклонен советом строительства.

В работе Щуко и Гельфрейха над вариантами в течение этого периода участвовали архитекторы П. В. Абросимов, А. П. Великанов, Л. М. Поляков, И. Е. Рожин, А. Ф. Хряков, Е. Н. Шухаева и Ю. В. Щуко.

В следующий период (ноябрь 1933 – февраль 1934) шла работа над архитектурным проектом Дворца Советов с центральным положением фигуры, совместно с Б. М. Иофаном. Эскизный проект был представлен в двух вариантах. Один вариант прямоуголен в плане, другой сохранял трапециевидную форму нижней части. Совет строительства постановлением от 19 февраля 1934 года утвердил прямоугольный вариант.

Прием этого варианта устанавливает окончательно основы образа Дворца Советов, и начинается длительный период искания тремя авторами – Гельфрейхом, Иофаном и Щуко – его силуэта, его деталей и всего характера его архитектуры.
Среди вариантов этого этапа нужно особо отметить варианты с винтообразным решением. Во втором снизу круглом ярусе делаются симметричные наклонные пандусы, которые потом переходят в односторонний пандус, идущий до самого верха. Это сообщает всей верхней части чрезвычайную динамичность.
После этого следуют варианты, сделанные в мастерской по заданию авторов во время поездки Щуко, Гельфрейха и Иофана за границу в сентябре – декабре 1934 года. Среди них особого внимания заслуживает вариант № 3, который дает некоторые новые мотивы в смысле переходов от прямоугольной части к круглой. Здесь введены раскреповки от прямоугольной части к круглой, а также – раскреповки в верхнем прямоугольном ярусе и постановка над ним сначала восьмиугольной части, а затем круглой.

Период января – августа 1935 года был посвящен ряду вариантов различных объемных решений и проработке планировки.

Под влиянием впечатлений, полученных в США, Щуко предложил ряд вариантов, названных сотрудниками американскими. Они по существу являются попыткой провести квадратную схему целиком через все ярусы. В трактовке последних двух ярусов видна та простота масс, которая свойственна новейшим американским небоскребам. Проект представляет любопытное и притом очень цельное сочетание классически решенной нижней части, как бы объединяющей принципы Древнего Востока, Эллады и Рима, с современно трактованными верхними, венчающими частями сооружения. Верхний ярус оставлен совсем гладким, что дает тактичный переход от сильной стилистики архитектуры к реализму венчающей фигуры. Этот проект не получил одобрения совета строительства, который, отклоняя его, указал на необходимость разработки круглого, уже утвержденного варианта.

Кроме «американских», за этот период был составлен ряд других вариантов, в которых можно отметить два основных направления. Одна серия вариантов создает постепенный переход с помощью большого количества ярусов, которые внизу, за исключением самого первого над стилобатом, очень низки и постепенно переходят в верхние ярусы, имеющие преобладающие размеры по высоте. Контур этого перехода в силуэте напоминает профиль Эйфелевой башни, но в массивных пропорциях.

Другая серия вариантов приближается к конусу, причем число ярусов становится меньше и они крупнее. Предпоследний, самый высокий ярус получает сильное развитие. Некоторые из этих последних вариантов переходят уже в грузность, сооружение становится тяжелым. Все эти варианты, в которых делается еще раз проверка качества силуэта, не получили развития.

Во всей дальнейшей работе над образом здания (восьмой этап) разрабатывается идея вариантов № 1 и № 7 пятого этапа. В результате этого в январе – феврале 1936 года был создан второй архитектурный проект. Он исполнен в двух вариантах фасада: с шестью и с пятью барабанами. Проект был представлен в совет строительства, который утвердил вариант с пятью барабанами.

После принятия архитектурного проекта был объявлен конкурс на скульптуру Ленина, увенчивающую Дворец, размер которой тогда определен был уже в 100 м (в результате конкурса, как известно, был выбран проект скульптора С. Д. Меркурова). Это привело к перифразе архитектурного проекта в новый, измененный, где при сохранении прежней общей высоты Дворца, считая и скульптуру, высота последней была увеличена за счет уменьшения высоты самого здания.

Первый ярус прямоугольного основания над стилобатом в фасаде, обращенном к Кремлю, трактуется в большинстве вариантов всех этапов в виде боковых вынесенных вперед крыльев. В последующих проектах всё время идут поиски формы главного входа: в одних она прямоугольная, в других – полукруглая. Окончательный эскизный проект решает вход в прямоугольной форме, которая сохраняется и в техническом проекте.

Вариант, выполненный в марте – июне 1937 года (архитектурно-технический проект), закрепил уже установившийся образ. Основными частями всего комплекса Дворца Советов остаются: общее основание площади на уровне второго яруса набережной, стилобат с пандусами и широкой лестницей главного фасада и три прямоугольных яруса, из которых главным является первый. Из пяти ярусов круглой части первые четыре возрастают по высоте, образуя в профиле плавную, изогнутую общую линию уступов. Композиция заканчивается верхним небольшим ярусом, являющимся опорой для самой статуи.

К этому времени проект уже получает вполне выраженную архитектонику и стилистический характер. Все здание приняло в общем целостный характер, тяготеющий к новаторству.

В дальнейшем, как известно, проект в основном не изменялся и было приступлено к его осуществлению, т. е. были положены рамки всяким возможным вариантам в отношении архитектоники. Эти рамки становятся всё более и более тесными по мере того, как здание осуществляется.

Внешняя композиция здания в целом закончена, и главные творческие усилия теперь направляются на решение интерьеров. Щуко принял участие в руководстве проектированием первых главнейших интерьеров: главного зала, частично – малого зала и фойе. Эти работы проводились отдельными бригадами во главе с Хряковым по главному залу, с Ю. В. Щуко по малому залу и с [А. И.] Баранским, Рожиным и Поляковым по фойе.

Главный зал представляет труднейшую, не имеющую в истории архитектуры прецедентов задачу решения интерьера такой площади и высоты. В основном его концепция представляет ротонду, в которой огромный сферический купол опирается на цилиндрическое основание, образуемое тридцатью двумя пилонами. Система пилонов вместо колонн является конструктивной предпосылкой, которая придала залу основной современный тон. Эти пилоны отражают в своей форме движение от кулуаров к большому залу, к центру, они динамичны. То же самое устремление чувствуется и в сильнейшем художественно-декоративном идеологическом моменте – огромном пьедестале, поддерживающем выразительную многофигурную группу во главе с Лениным. В декорации нижней опорной части проскальзывают едва заметные напоминания классики, которые как бы сдерживают сильную динамичность.

Над поясом антаблемента, объединяющим пилоны, поднимается колоссальный купол, очень смело решенный без украшений и покрытый каннелюрами, которые разбиты на пояса. Это облегчает купол и вместе с тем сообщает его поверхности как бы вибрацию, которая должна быть еще усилена искусственными световыми эффектами.

В целом зал чрезвычайно прост и должен производить своей ясной формой грандиозное впечатление. Но огромная величина его поверхности позволяет всё-таки поставить вопрос: достаточна ли такая чрезвычайная простота при почти полном отсутствии деталей, чтобы зал получил необходимое архитектурное насыщение, чтобы он стал материальным? На чертеже при небольшом масштабе получается одно впечатление; в натуре, при громадных поверхностях, зал может показаться лишенным достаточного формального содержания.

Малый зал имеет полуциркульную форму. Общий тон его архитектуры по тогдашнему эскизу тоже очень сдержанный, но по форме плана несколько ближе к античному характеру. Кривые части амфитеатра очень кстати должны быть украшены скульптурами на пьедесталах. Однако так же, как и в пьедестале группы Ленина в главном зале, в малом элементы декорации не совсем учитывают масштаб и силу, необходимые для внутренних помещений: эти скульптуры на пьедесталах будут выглядеть как бы монументами с городской площади.

Архитектура смежных зал являлась наиболее разработанной частью интерьеров ко времени созыва пленума Союза архитекторов, посвященного строительству Дворца Советов, в июле 1939 года. Парадное решение помещений, которые непосредственно соединяются с кулуарами и главным залом, представляет собою сложную проблему. Здесь надо дать интерьер, который был бы достаточно самостоятельным и вместе с тем учитывал бы то, что он непосредственно переливается в соседнее пространство.
Вся стилистическая характеристика этих интерьеров, при общей благородной основе, представляла на тот момент еще некоторую борьбу между современными устремлениями и приемами классической архитектуры.

Решение интерьера главного зала уже при жизни Щуко было доведено до такой законченности, что он прорабатывался в дальнейшем только в деталях. К сожалению, проектирование всех остальных интерьеров в это время было только в зачатке, и Щуко не привелось углубиться в эту работу, о которой он так мечтал. Его идеи, его приемы в известной степени продолжают развиваться и могут плодотворно отразиться и в дальнейшей работе над Дворцом Советов. Определение этих путей не входит в план и возможности настоящей работы.

11 Марта 2022

Похожие статьи
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Теория руины
Публикуем фрагмент из книги Виктора Вахштайна «Воображая город. Введение в теорию концептуализации», в котором автор с помощью Георга Зиммеля определяет руины через «договор» между материалом и архитектором.
Инструменты природы
Публикуем фрагмент из книги архитектурного критика Сары Голдхаген, в котором исследуется возможность преодолеть усыпляющее воздействие городской среды, используя переменчивость природы.
Выставки больших надежд
В Strelka Press выпущено русскоязычное издание книги Ника Монтфорта «Будущее. Принципы и практики созидания». Публикуем отрывок о Всемирных выставках в Нью-Йорке 1939/40 и 1964 годов, где экспозиция General Motors «Футурама» представляла эффектную картину ближайшего будущего.
Из агоры в хаб
Публикуем фрагмент из книги «Музей: архитектурная история», посвященный современным формам институции: музей как агломерация, хаб, фабрика или проун.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Ваши бревна пахнут ладаном
По любезному разрешению издательства Garage публикуем две главы из книги Николая Малинина «Современный русский деревянный дом»: главу о девяностых и резюме типологии современного деревянного частного дома.
«Не просто панельки»
Публикуем фрагмент книги Марии Мельниковой «Не просто панельки: немецкий опыт работы с районами массовой жилой застройки» о программах санации многоквартирных зданий в Германии и странах Прибалтики, их финансовых и технических аспектах, потенциальной пользе этого опыта для России.
Уолт Дисней, Альдо Росси и другие
В издательстве Strelka Press вышла книга Деяна Суджича «Язык города», посвященная силам и обстоятельствам, делающим город городом. Публикуем фрагмент о градостроительной деятельности Уолта Диснея и его корпорации.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Press в рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Памятник архитектуры
Публикуем главу из книги Григория Ревзина «Как устроен город». Современное отношение к памятникам архитектуры автор рассматривает в контексте поклонения мощам, смерти Бога и храмового значения парковой руины.
Башни и коробки. Краткая история массового жилья
Публикуем фрагмент из новой книги Strelka Press «Башни и коробки. Краткая история массового жилья» Флориана Урбана о том, как в 1960-е западногерманская пресса создавала негативный образ новых жилых массивов ФРГ и модернизма в целом.
Новейшая эра
В июне в Музее архитектуры презентована книга-исследование, посвященная ближайшим тридцати годам развития российской архитектуры. Публикуем фрагмент книги.
Технологии и материалы
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Сейчас на главной
Белый пароход
Лицей Ла-Провиданс в бретонском Сен-Мало по проекту бюро ALTA соединил местные традиции и ресурсоэффективность.
Множество террас
Музей Циньтай по проекту бюро Atelier Deshaus вписался в прибрежный ландшафт, имитируя плавную неровность рельефа.
Кузнецовская Москва
В Музее архитектуры открылась выставка «Москва. Реальное». Она объединяет 33 объекта, реализованных полностью или частично и спроектированных в период последних 10 лет, на протяжении которых Сергей Кузнецов был главным архитектором города. Несмотря на дисклеймеры кураторов, выставка представляется еще одним, достаточно стерильным, срезом новейшей истории архитектуры Москвы, периода, еще не завершенного. Авторы каталога говорят о третьей волне модернизма в российской архитектуре.
Внутри смартфона
Офис компании VLP в Санкт-Петербурге напоминает современный гаджет – компактный, минималистичный и контрастный. Из других особенностей: зонирование с помощью растений и кабинет руководителей рядом с общей кухней.
Просьба не беспокоить
Secret Boutique Hotel, открывшийся в деловом квартале «Московский шелк», предлагает своим гостям камерность и приватность. Бюро Archpoint сделало каждый номер в чем-то особеным, а также продумало пространства для деловых или очень неформальных встреч.
Лесная шкатулка
Храм Вознесения Господня, построенный под Выборгом на фундаменте финской усадьбы, встраивается в пейзаж, достойный кисти Ивана Шишкина или Исаака Левитана. Внутреннее убранство храма одновременно минималистично и наполнено отсылками к истории места.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Мост-завиток
Проект пешеходного моста, предложенного архитекторами бюро ATRIUM Веры Бутко и Антона Надточего для Алматы, стал победителем премии A+A Awards портала Architizer в номинации «Непостроенная транспортная инфраструктура». Он и правда хорош: «висячий сад» в бетонных колоннах-кадках над городской трассой сопровожден завитками деревянных пандусов, которые в ключевой точке складываются в элемент национальной орнаментики.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Душой и телом
Частный спа-комплекс, напоминающий галерею искусств: барельефы из переработанного пластика в зоне бассейна, NFT-искусство в баре и антикварная мебель в комнатах отдыха.
Новая устойчивость
Экспозиция молодых архитекторов NEXT стала одним из самых ярких и эмоционально насыщенных событий прошедшей Арх Москвы. Предлагаем виртуально познакомиться со всеми 13 объектами.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Неоновая трансформация
Устаревший сингапурский молл 1990-х превращен бюро SPARK в яркий молодежный аттракцион. Кроме перепланировки, архитекторы занимались «содержательной» стороной и большую роль отвели инфографике и указателям, в том числе неоновым.
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Горская гавань
Конкурс на концепцию развития территории «Горская» завершился победой консорциума под лидерством Wowhaus, однако проект, вероятно, реализован не будет. Рассказываем о причинах и публикуем предложения победителей.
История вопроса
Эрик Валеев и бюро IQ разработали экспозиционный дизайн для выставки «Россия. Дорогами цивилизаций» в Историческом музее.
Под лаской пледа
Для семейной кондитерской в спальном районе Минска ZROBIM Architects создавали уютный интерьер без налета старомодности с помощью разнообразных фактур, штучной мебели и продуманного освещения.
Правильное хранение
Обновляя интерьер винного бутика на территории алтайского курорта, архитекторы студии Balcon сделали ассортимент частью дизайна и позаботились об условиях хранения.
Три слагаемых культуры
В Шэньчжэне завершилось строительство культурного центра района Баоань по проекту Rocco Design Architects. Третьим и самым важным его элементом стало здание театра.
Пресса: Сергей Скуратов: «Садовые кварталы» — это зеркало...
В начале 2022 года была завершена застройка жилых корпусов «Садовых кварталов» — знакового для Москвы комплекса, строившегося более десяти лет. О том, что в проекте удалось, что не удалось, о радостях и трудностях совместной работы звезд архитектуры рассказал знаменитый архитектор Сергей Скуратов.
Доступное жилье в деловом центре
Комплекс Émergence Lafayette в одном из крупнейших деловых районов Европы, лионском Пар-Дьё, призван принести туда жизнь за пределами рабочего дня и обеспечить доступными квартирами нуждающихся, в том числе – работающую молодежь.