Средовой пионер

В проекте клубного дома MITTE архитекторы предложили модель развития прилегающей к участку территории, взяв за основу методику работы со средой в одноименном районе Берлина и характерные черты московской архитектуры рубежа XX–XXI веков.

author pht

Автор текста:
Елена Петухова

mainImg
Архитектор:
Сергей Сенкевич
Мастерская:
Проектное бюро АПЕКС
Проект:
Здание с апартаментами и подземной автостоянкой на Летниковской улице, вл. 13
Россия, Москва, Летниковская улица, вл. 13

Авторский коллектив:
Руководитель проекта: Александр Павлов
ГАП: Сергей Сенкевич
ГИП: Николай Першин
Архитекторы: Татьяна Шмелева, Андрей Шмелев, Георгий Шафоростов, Анастасия Шафоростова, Евгений Чебышев

2018

Заказчик: Hutton Development
 
 
Зона хаоса
Легендарная пестрота московской застройки – результат продолжавшейся многие столетия градостроительной карусели, на практике означавшей, что каждый собственник имел возможность по-своему трактовать заданные параметры будущих строений. В пределах, казалось бы, абсолютных величин «красных линий» и высотных регламентов всегда находился люфт, открывавший перед предприимчивым девелопером или амбициозным архитектором пути выхода из общего ряда. Примеров подобного «исхода» достаточно по всей Москве – от главных улиц до спальных районов. Что уж говорить о промышленных зонах, опоясывающих город между Садовым и Третьим транспортным кольцом. Степень разношерстности структурной, высотной, функциональной и стилистической при общем преобладании типологии бараков зашкаливает. И сегодня эта градостроительная «каша» оказывается в фокусе самого пристального внимания девелоперов, что оборачивается новым хаосом, в котором престижные бизнес-центры, креативные кластеры и жилые комплексы соседствуют со складскими ангарами, промышленными корпусами, жилыми домами, подпольными автосервисами и руинами не переживших перестройку предприятий. Говорить в этой ситуации о контекстуальной архитектуре не приходится. Окружающая застройка не дает проектировщику никаких ориентиров, от которых можно было бы отталкиваться. Каждый находит свою собственную систему и способ противостоять хаосу при помощи архитектуры.​

Оптимистичные ассоциации
Северная часть Даниловского района Москвы, ограниченная Летниковской улицей и изгибом Москвы-реки, может служить прекрасным примером градостроительного хаоса столичного «ржавого пояса». Обширная территория, словно старинный паровоз, который нужно раскочегарить, прежде чем он стронется с места и потихоньку наберет ход, вот уже лет десять как начала меняться, но отдельные успешные проекты пока не могут кардинально изменить имидж «мира на задворках Павелецкого вокзала». Но такая ситуация продлится недолго. Преобразования, словно волна, идут от Садового кольца, и когда к ним добавится программа реконструкции набережных Москвы-реки, с пристанями и новыми зонами отдыха у воды, район превратится в один из самых престижных и быстро развивающихся. Неудивительно, что прозорливые девелоперы, видящие на двадцать и тридцать лет вперед, уже сейчас инициируют по обоим берегам реки новые проекты привилегированного класса, одним из которых стал клубный дом с апартаментами, спроектированный на улице Летниковской проектным бюро АПЕКС для компании Hutton Development, получивший название MITTE.​
Вид на комплекс апартаментов со стороны двора © Проектное бюро АПЕКС
Ситуационный план © Проектное бюро АПЕКС

Архитекторы увидели в районе, набирающем темпы конверсионных преобразований, аналог берлинского Митте – отсюда и название комплекса. Прославившийся на весь мир своей креативной, комфортной атмосферой и пестрой средой, где перемешаны жилые и офисные здания, торговые и развлекательные центры, район постепенно заполнил зияющие лакуны в застройке Восточного Берлина, все еще несущего в себе послевоенные и постсоциалистические отметины. Эти шрамы постепенно затягиваются под влиянием энергии, привнесенной сюда тысячами успешных, талантливых и свободных духом людей, для которых Берлин стал идеальным местом для бизнеса, творчества и образования. Архитекторы увидели в хаосе «Запавелечья» схожий потенциал и, веря в возможность московского повторения берлинского сценария (а почему нет?), предложили девелоперу дать дому это имя, символизирующее современные представления о качестве и комфорте жизни в мегаполисе.​

Краеугольный дом
Мечты о возможных перспективах Даниловского района и его нынешнее состояние – это две большие разницы. И если на соседней Дербеневской улице уже видна штрих-пунктирная разметка будущего полноценного городского квартала, то на Летниковской своеобычный градостроительный хаос кажется непоколебимым. Расположение зданий и их габариты варьируются самым причудливым образом.​
Сечения по Летниковской улице © Проектное бюро АПЕКС

Единственным более или менее напоминающим уличный фронт отрезком является серия из трех домов начала 2000-х годов на четной стороне улицы, прямо напротив участка, предназначенного для строительства клубного дома MITTE, и это соседство дало архитекторам компании АПЕКС возможность создать модель будущей застройки, какой она представлялась им по аналогии с берлинским тезкой. Один или два дома, стоящих вдоль одной стороны улицы, – это еще не система. Нужно сформировать полноценный профиль улицы с определенным соотношением ее ширины вместе с тротуарами и высотами домов. Будущий клубный дом станет тем недостающим элементом, благодаря которому появится точка отсчета для следующих проектов – фактически станет средовым «краеугольным камнем». Вместе с домом напротив он образует своеобразный портал или пропилеи, открывающие путь в будущее города, который здесь вырастет, если реализуется оптимистичный сценарий развития района.​

Очевидная логика
Специфика участка существенно ограничивала диапазон планировочных и объемно-пространственных решений. Почти квадратный в плане участок по одной из боковых сторон срезался под небольшим углом из-за присутствующих на подоснове «красных линий», обозначающих не то намеченную в прежние годы трассировку будущей магистрали, не то эхо планов по прокладке коммуникаций.​
Ситуационный план и «красные линии» © Проектное бюро АПЕКС

Расположить на получившемся в результате трапециевидном участке дом можно было разными способами (в форме цилиндра, призмы со скругленными углами, трехгранного блока и т. п.), и все они были исследованы, но логический и рациональный подход возобладали. Выбор проектировщиков остановился на варианте Г-образного корпуса с одним скошенным углом, выходящим на несбывшуюся магистраль и образующим в объеме эффектный акцент в духе «дома-утюга».​
Варианты формообразования © Проектное бюро АПЕКС
Схема формообразования © Проектное бюро АПЕКС

Чтобы не терять полезную площадь, здание максимально приближено к границам участка. Лишь вдоль косой стороны пришлось отступить на 4,2 метра, чтобы обеспечить требуемый пожарный проезд. Еще один отступ от периметра, на этот раз на двух верхних этажах, на уровне, совпадающем с отметкой карниза расположенного напротив здания, потребовался для выстраивания более гармоничного градостроительного диалога.​

Максимальная комбинаторность
Планировочные решения Г-образного корпуса можно было бы считать достаточно традиционными, если бы архитекторы не включили в проект ряд решений, направленных на оптимизацию использования площади этажа и учитывающих изменившиеся запросы покупателей подобного рода недвижимости.​
План на отм. ±0.00 © Проектное бюро АПЕКС

Не сразу бросается в глаза оригинальный способ расположения лестниц внутри лестнично-лифтового узла. По требованиям безопасности в доме должно быть две лестницы, а на плане она вроде бы одна. На самом деле внутри одной лестничной клетки размещены две лестницы с перекрестными маршами, каждая из которых предназначена для обслуживания жителей одного из двух «крыльев». Редкий для Москвы и вообще России тип двухмаршевых лестниц тем не менее удалось согласовать и с девелопером (спасибо трехмерным визуализациям и аргументу об экономии площади), и с МЧС (спасибо действующим нормативам).​

Здесь же, в блоке лестнично-лифтового узла, во внутреннем углу дома размещен технический балкон, снаружи выглядящий как метровая щель в фасадной оболочке. Он предназначен для установки внешних блоков кондиционеров.​
План типового этажа © Проектное бюро АПЕКС
План 9-го этажа © Проектное бюро АПЕКС

По обе стороны от Г-образного коридора в центре корпуса расположены апартаменты, чья площадь варьируется от 27–28 м2 для студии, 45–48 м2 для двухкомнатного блока и чуть больше 60 м2 для трехкомнатного. Кроме того, покупатель волен приобретать несколько блоков и объединять их между собой. Самые большие апартаменты расположены вдоль Летниковской улицы и на верхних этажах, откуда открываются лучшие виды на архитектурные доминанты Даниловского района. Отличительной особенностью планировок жилых блоков является включение кухни в общие зоны, а в самых компактных апартаментах кухня располагается в проходном коридоре, ведущем из прихожей в гостиную. Пожертвовав отдельной кухней, архитекторы смогли выделить больше места для спальной зоны в виде алькова с полноценной кроватью. Еще совсем недавно такое распределение приоритетов могло шокировать и оттолкнуть покупателя, но для целевой аудитории дома MITTE значительно важнее хороший сон, чем кулинарные эксперименты у плиты, тем более что современное поколение деловых и активных предпочитает заказывать еду на дом.​
Разрез © Проектное бюро АПЕКС

Упорядоченный фасад
При всей рациональности подхода к градостроительным и планировочным решениям архитекторы позволили себе поэкспериментировать, и достаточно радикально, с фасадами будущего дома. Как это принято в АПЕКС, были апробированы несколько (на самом деле – больше 10) вариантов, исследующих возможности ритмической организации, пластической деформации и стилистической адаптации. Часть вариантов обыгрывала соседство с промышленными объектами с характерной для них краснокирпичной архитектурой; часть решалась в соответствии с современными тенденциями в оформлении клубных домов. Варьирующиеся размеры окон, французские балконы вместо лоджий, выверенное соотношение площади остекления и стены, высококлассные отделочные материалы и так далее, но основные усилия были направлены на поиски структуры или модуля, способного скорректировать визуальное восприятие почти кубического объема и придать ему элегантность с узнаваемой индивидуальностью, но без внешней аффектации, на стыке московской архитектурной традиции и стилистики новой берлинской застройки, кому-то кажущейся немного скучноватой, но при этом гарантированно формирующей гармоничную среду.​
Варианты решения фасадов © Проектное бюро АПЕКС
Варианты решения фасадов © Проектное бюро АПЕКС
Варианты решения фасадов © Проектное бюро АПЕКС
Варианты решения фасадов © Проектное бюро АПЕКС

Главный архитектор проекта Сергей Сенкевич считает: «Мы во многих своих проектах стараемся использовать фасадную сетку. Возможно, так проявляется во мне школа Владимира Ионовича Плоткина, у которого я работал после института и которому безумно благодарен. И я уверен, что проектирование в одном модуле не ограничивает архитектора, а наоборот, дает ему свободу и одновременно гарантии качественного результата. Этот прием работает всегда, с любыми архитекторами, какая бы школа ни была у них за плечами».​
Фасад со стороны Летниковской улицы © Проектное бюро АПЕКС

В результате поисков сложилась интересная структура из двух оболочек: внешней – массивной решетки из кирпича – и внутренней витражной системы, облеченной в каркас из металлических ламелей под бронзу для защиты от солнца. Расстояние между внешними гранями обеих оболочек составляет всего 1,5 метра, но визуально кажется больше, за счет перспективных порталов из кирпича и их сдвоенной высоты. Кроме того, на восприятии сказывается увеличенная до 2 метров глубина открытых галерей на первом этаже, ведущих в общественные помещения. За счет получившегося навеса надобность в козырьках над подъездами отпала, за исключением одного, выполняющего роль акцента над парадным входом в клубный дом.​
Вид со стороны Летниковской улицы © Проектное бюро АПЕКС

Получившаяся структура перекликается с фасадным решением стоящего напротив дома и отдаленно напоминает бетонные «каркасы» и анодированные витражи зданий, построенных в 70–90-е годы прошлого века. Благодаря этим ассоциациям восприятие дома меняется, его по-берлински сдержанная архитектура получает изрядную долю необходимой для контекста «московскости».​
Вид на главный вход со стороны Летниковской улицы © Проектное бюро АПЕКС

Две оболочки, кирпичная и витражная, ведут джентльменскую борьбу за первенство на фасадах дома. На пяти фасадах из шести доминирует кирпичная оболочка. Тем не менее внутренний ажурный фасад все время прорывается сквозь массу кирпичной стены, то вертикальными ребрами, то тонкими линиями металлических переплетов окон и ограждений французских балконов, то поясами декоративных экранов, закрывающих межэтажные перекрытия, чтобы в итоге вырваться наружу на последних двух этажах и на скошенном углу во всем своем приглушенном блеске. Открывающийся за углом фасад полностью отдан на откуп стеклу и металлу, и лишь за следующим поворотом, на выходящих во внутренний двор стенах, вновь появляется массивная кирпичная кладка в немного упрощенном формате, без перспективных порталов. Чтобы сбить монотонность чередования проемов и простенков, архитекторы добавили «мяса», оставив пару глухих участков по бокам от дальнего торцевого фасада. Словно огромный белый плащ, кирпичная стена «оборачивает» весь дом, оставляя открытой лишь отблескивающую старым золотом «корону» верхних этажей.​
Фрагмент фасада с перспективными порталами © Проектное бюро АПЕКС

Реабилитация белого
Использование белого цвета на фасаде клубного дома в противовес все набирающей обороты моде на темные оттенки – это отчасти дань образу «берлинского гостя» и отголосок средовой переклички с соседним домом. Цветовой нонконформизм поддерживается еще более радикальным экспериментом по выбору материала для отделки фасада – архитекторы остановились на кирпиче. Казалось бы, белый кирпич в России безнадежно дискредитирован огромным количеством сооружений из его силикатной версии, украшенных творчеством безымянных кладочников в виде старательно выложенных надписей «Миру – Мир», узоров типа «шашечка», «елочка» и прочих «цветочков» на фронтонах. Но в случае с клубным домом MITTE и архитекторы, и девелопер сделали ставку на качество конкретного кирпича ручной формовки, произведенного по технологии Wasserstrich, и его уникальные особенности. Благодаря смачиванию водой на этапе формовки кирпич приобретает легкую фактурность и «живость» внешней поверхности. Кладка из него получается очень ровной, но при этом не монотонной. Особенно эффектно этот кирпич, по замыслу архитекторов, будет работать на перспективных порталах оконных проемов на главном фасаде дома. Общее восприятие дома будет точно соответствовать его классу. Качество материалов (кирпич и анодированный алюминий под бронзу) будет нивелировать стилистические отсылы к советскому модернизму, создавая образ одновременно по-европейски сдержанной и по-московски богатой архитектуры для покупателей, научившихся ценить не только локацию, но действительно классный продукт.​
Патио © Проектное бюро АПЕКС

Бонусы
Для тех же искушенных покупателей архитекторы придумали еще два оригинальных бонуса, которые в перспективе могут претендовать на статус нового тренда московской недвижимости. Маленькое (всего 90 м2) пространство внутреннего двора архитекторы предложили использовать как общественную гостиную и зону отдыха.​
Патио © Проектное бюро АПЕКС

А на крыше продолжить эту историю и разбить небольшой сад, устроить места для отдыха, амфитеатр и разместить оборудование для просмотра кинофильмов на выдвижном экране.​
zooming
Вид на эксплуатируемую кровлю © Проектное бюро АПЕКС

Конечно, Москва – не Берлин, не Барселона и не Милан, но какие-то элементарные радости жизни в городе должны быть доступны и москвичам. Так почему бы не сделать нормой общение между соседями или с семьей и друзьями в уютном внутреннем дворе с небольшим садом и беседкой с зоной барбекю, которую можно было бы забронировать на определенное время и не беспокоиться о бытовых мелочах? Не сделать обычной практикой просмотр кино или вечеринки на крыше? Способ проведения досуга, который стал так популярен благодаря кинотеатрам под открытым небом в парках Москвы, может «прийти» к вам домой и стать еще одним прекрасным поводом для общения между соседями.​
Вид на эксплуатируемую кровлю © Проектное бюро АПЕКС

Сложно сейчас сказать наверняка, сбудутся ли мечты архитекторов о возрождении этого района. Единственное, что внушает оптимизм, – они сделали все для того, чтобы возможное будущее получило свое воплощение хотя бы в одном отдельно взятом доме. За первым успешным опытом есть шанс, что подтянутся и другие проекты. Так начинались истории десятков процветающих кварталов и районов во многих городах и мегаполисах мира. Может быть, пришло время создать свой Mitte в Москве? 

Поставщики, технологии

Schueco
Архитектор:
Сергей Сенкевич
Мастерская:
Проектное бюро АПЕКС
Проект:
Здание с апартаментами и подземной автостоянкой на Летниковской улице, вл. 13
Россия, Москва, Летниковская улица, вл. 13

Авторский коллектив:
Руководитель проекта: Александр Павлов
ГАП: Сергей Сенкевич
ГИП: Николай Першин
Архитекторы: Татьяна Шмелева, Андрей Шмелев, Георгий Шафоростов, Анастасия Шафоростова, Евгений Чебышев

2018

Заказчик: Hutton Development
 

25 Января 2019

author pht

Автор текста:

Елена Петухова
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градосвет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.