Ювелирная работа

Два корпуса дома на Долгоруковской улице похожи на древнерусские ларцы, а кирпич их стен вторит колокольне церкви Николая в Новой слободе. Проект, пусть небольшой, стал результатом тщательного анализа окружения и выбора из многих вариантов.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

21 Ноября 2018
mainImg

Архитектор:

Сергей Сенкевич

Мастерская:

Проектное бюро АПЕКС

Проект:

ЖК «Долгоруковская 25»
Россия, Москва, ул. Долгоруковская, вл. 25

Авторский коллектив:
Сергей Сенкевич, Иван Анохин
Дарья Шубенкова, Мария Столярова, Полина Илюшина, Евгений Чебышев, Алексей Пивень
 

2017

Заказчик: ООО «Русские отели» 
Речь о миниатюрном участке – всего лишь 0,32 га, 30 соток, на второй линии Долгоруковской улицы, в крайне разномастном и столь же интересном историческом окружении, к северу от Никольской церкви, анфас полукруглой площади Итальянского квартала Михаила Филиппова, за пятачком сквера местной собачьей площадки. К церкви «нарышкинской» архитектуры конца XVII века в 1904 году пристроили кирпичную трапезную и колокольню в неорусском стиле, переходном от эклектики к модерну. Церковь простояла до 1930-х, когда ее передали музею атеизма, а затем снесли, заменив зданием Союзмультфильма – неплохим, в сущности, памятником постконструктивизма; в 2018 его передали общине церкви. Сейчас ансамбль выглядит странно, как многие результаты советских вторжений в храмовые комплексы, но – при этом крайне романтично, в основном благодаря покрытой столетней патиной темно-кирпичной колокольне; человеку несведущему она может напомнить кирпичную готику, хотя архитекторы Воскресенский и Курдюков в начале XX века вдохновлялись, конечно, прообразами конца XVII столетия. Но главное – колокольня определенно «держит» на себе окружающее городское пространство.
Клубный дом с подземной парковкой «Долгоруковская 25». Внутренний двор © Проектное бюро АПЕКС
Памятники и доминанты района © Проектное бюро АПЕКС
Дальше здесь вокруг все устроено не менее по-московски. Церковь и территория к северу от нее принадлежала Союзмультфильму и была занята небольшими строениями разного времени и степени заброшенности. Большую часть из них планируется снести, одно – небольшой, в три окна, деревянный дом 1821 года, выходящий на Долгоруковскую – имеет статус вновь выявленного памятника. Фактически, корпуса нового клубного дома займут территорию городской усадьбы статского советника Андрея Александровича Петрово-Соколово, построившего этот дом; в середине XIX века здесь был небольшой пруд, а к 1880-м фабрика. Союзмультфильм использовал дом как проявочную, но в 2004 году сруб дома наполовину обрушился, так что, по словам архитекторов, наилучший выход – переборка дома на новом фундаменте.
Вид на комплекс с высоты птичьего полета © Проектное бюро АПЕКС
Но вернемся к окружению. Ближайший сосед усадьбы Петрово-Соколово, дом прусского подданного Августа Зиберта – раннее, 1891 года, произведение Романа Ивановича Клейна, мастера стиля неогрек, автора Музея изобразительных искусств на Волхонке и ЦУМа; дом несколько подпорчен недавним ремонтом, и все же соседство более чем обязывающее. Следующий, если считать от центра – доходный дом товарищества Фишер, неоготика 1910-х. Напротив, через улицу, брежневские и лужковские гиганты. Так что вокруг миниатюрного пятачка рассматриваемого участка сгруппировались почти все варианты московской застройки. Авторам, следовательно, необходимо было учесть разнообразное соседство – но прежде всего то, каким фоном новый клубный дом станет для дома 1821, и для соседнего дома Романа Клейна.
Вид с Долгоруковской улицы © Проектное бюро АПЕКС
С таким уровнем ответственности, небольшим участком и высотным ограничением 23 м архитекторы решили проектировать осторожно, лепя будущий дом постепенно – показывая заказчику варианты, отметая и дорабатывая. Получилось в общей сложности 9 версий, довольно разных – с консолью «подвешенной» городской виллы, с заостренным авангардным носом, с современным фасадом из респектабельных вертикальных окон, или с длинным «протуберанцем», этакой любопытной «головой» в створе между усадьбой Соколова и Никольской церковью. Рассматривали протяженные объемы, зигзагообразные и с внутренним двором, и похожие на броненосца бионически-нелинейные.
Варианты жилого комплекса © Проектное бюро АПЕКС
Вариант 2. Аксонометрия © Проектное бюро АПЕКС
Вариант 2 © Проектное бюро АПЕКС
Вариант 4 © Проектное бюро АПЕКС
Вариант 4 © Проектное бюро АПЕКС
Исходные данные, впрочем, для всех вариантов общие – еще раз подчеркнем, авторы внимательно проанализировали окрестности как с точки зрения архитектурных точек отсчета, так и относительно видов – и на дом, и из него. Буквально стремясь извлечь максимум информации для проработки в проекте. Даже рассмотрели ретроспективно характер застройки в XX и XIX (!) веке, получив любопытные схемы. Не забыли о церкви Пимена, и о когда-то бывших на Миусской площади торговых рядах. Словом, работа проведена дотошная.
Долгоруковская, 25. Визуальные коридоры © Проектное бюро АПЕКС
Долгоруковская, 25. Схема развития района на XIX век © Проектное бюро АПЕКС
Долгоруковская, 25. Схема развития района на XX век © Проектное бюро АПЕКС
Долгоруковская, 25. Схема развития района на XXI век © Проектное бюро АПЕКС
А основные результаты следующие: самый интересный сосед – колокольня Никольской церкви, в свое время это отлично понял Михаил Филиппов, сориентировав свой огромный ЖК на нее концентрически и тем самым еще раз подчеркнув роль кирпичный башни. Далее – два ближайших соседа очень миниатюрны, да и до-брежневская застройка здесь была в основном в том же «московском» масштабе. Доходный дом товарищества Фишер крупнее, но зато обладает «ритмом дворов человеческого масштаба». И наконец, одну из главных проблем составляло облицованное керамогранитом здание, примыкающее к северной границе участка, точнее, его глубоко вынесенный ризалит, подступающий прямо к границе; сейчас там банк.

От ризалита требовалось отступить, и с этой стороны образовался небольшой дворик, который архитекторы превратили в курдонер – cour d’honneur, «двор чести», неизменная принадлежность замков и дворцов, как французских, так и палладианских.
Анализ существующих ограничений © Проектное бюро АПЕКС
Остановить выбор на одном варианте из девяти помогли аналогии с колокольней, купеческой Москвой и Парижем: получилось два компактных прямоугольных корпуса близких параметров, развернутых под прямым углом друг к другу. Между ними – двор, отступающий от банковского ризалита, к югу он продолжается тропинкой в сторону Пыхова переулка и колокольни. Под двором, как и под всем пятном застройки – 2 яруса подземной парковки. Ближе ко двору и ризалиту северного «соседа» в первых этажах сгруппированы входные вестибюли. Первые этажи общественные, в западном, поставленном в глубине территории, корпусе ground floor, помимо входной зоны, занят офисами управляющей компании, в восточном запланировано кафе. Его продолжение – спускающиеся с Долгоруковской во двор ступеньки «амфитеатра», они отделяют пространство клубного дома от шума улицы.
План 1 этажа на отм. 0.000 © Проектное бюро АПЕКС
Апартаменты на 2-4 этажах – двух-трехкомнатные, от 39 до 78 м2. Зато вверху задуманы двухуровневые пентхаусы – они по контуру обступают центр, скрывая за собой выступы технического этажа (авторы считают важным, что техсооружения не должны быть заметны). Внешние стены пентхаусов наклонены внутрь, сходство с мансардой – парижской составляющей образа – подчеркнуто декоративными «створками ставен» из стеклофибробетона; они же объединяют верх ради большей цельности объема.
Схема разреза © Проектное бюро АПЕКС
План 3-4 этажей © Проектное бюро АПЕКС
Скошенный силуэт придал дому ясно читаемое сходство с древнерусским ларцом, каких еще много в краеведческих музеях, и это сходство порадовало авторов, поскольку созвучно купеческой-мещанской Москве и их поискам исторического контекста – получилось своего рода «возвращение купеческого города», но не в виде одного из множества утраченных здесь одно- и двухэтажных особняков, а опосредованно, как сейчас принято, через образ вещи, укрупненной до размеров дома.
Вид с Пыхов-Церковного проезда © Проектное бюро АПЕКС
Родство же с главным акцентом – колокольней – подчеркнуто кирпичной облицовкой. Кирпич выбран полнотелый, ручной работы, бесшовный, с выемкой по краю, подчеркивающий ребра стыков. Авторы подчеркивают, что его применение необходимо для достижения нужного эффекта – конечно же, не только чтобы вписать дома в контекст, но и чтобы подчеркнуть их «драгоценность» через родство с самым интересным объектом окружения. Кстати, подчеркивая «драгоценность» дома предложенные интерьеры используют золотистый оттенок, которому вторят, откосы окон – из панелей, имитирующих медь; как будто золотое свечение сокровищ немного просачивается изнутри, бросая медный «блик».
Фрагмент фасада © Проектное бюро АПЕКС
Сечение фасада © Проектное бюро АПЕКС
Кстати у колокольни, между вторым и третьим звоном есть перепад уровней, характерный, в принципе, для «нарышкинских» силуэтов скачок – он также перекликается с мансардным скосом клубных корпусов. Теперь, впрочем, у архитекторов возник новый повод для волнения: началось восстановление Никольской церкви, а вдруг колокольню заштукатурят? Впрочем, надо думать, опасение беспочвенное – ее фасады всегда были только кирпичными, и органы охраны в здравом уме не должны разрешить штукатурку.
Развертка по Долгоруковской улице © Проектное бюро АПЕКС
Развертка по Пыхов-Церковному проезду © Проектное бюро АПЕКС

Кирпичная кладка разбавлена орнаментальными вставками: цветочными, напоминающими жуковины средневековых ларцов, и меандром, который служит своего рода поклоном соседу-Клейну. Получилось похоже на дом Игумнова. Абрисы домов-ларцов несколько приземисты из-за высотных ограничений и «башенной» типологии с коммуникационным ядром в центре объема, – это признают и авторы проекта. Впрочем, с одной стороны, для «ларцов» такая форма даже подходит, а с другой – архитекторы боролись с приземистостью всеми возможными средствами: убрали почти все горизонтальные членения, кроме меандров, и немного приподняли общую высоту.

Словом, строительство началось, и к 2019 во дворах на Долгоруковской должны появиться два дома-ларца, оживив своим нетипичным силуэтом многообразие окружающего города. 

Архитектор:

Сергей Сенкевич

Мастерская:

Проектное бюро АПЕКС

Проект:

ЖК «Долгоруковская 25»
Россия, Москва, ул. Долгоруковская, вл. 25

Авторский коллектив:
Сергей Сенкевич, Иван Анохин
Дарья Шубенкова, Мария Столярова, Полина Илюшина, Евгений Чебышев, Алексей Пивень
 

2017

Заказчик: ООО «Русские отели» 

21 Ноября 2018

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.