English version

Ювелирная работа

Два корпуса дома на Долгоруковской улице похожи на древнерусские ларцы, а кирпич их стен вторит колокольне церкви Николая в Новой слободе. Проект, пусть небольшой, стал результатом тщательного анализа окружения и выбора из многих вариантов.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

21 Ноября 2018
mainImg
Архитектор:
Сергей Сенкевич
Мастерская:
Проектное бюро АПЕКС http://apex-project.ru/
Проект:
Клубный дом «Долгоруковская 25»
Россия, Москва, ул. Долгоруковская, вл. 25

Авторский коллектив:
Сергей Сенкевич, Иван Анохин
Дарья Шубенкова, Мария Столярова, Полина Илюшина, Евгений Чебышев, Алексей Пивень
 

2017 / 2019 — 11.2021

Заказчик: ООО «Русские отели» 
0 Речь о миниатюрном участке – всего лишь 0,32 га, 30 соток, на второй линии Долгоруковской улицы, в крайне разномастном и столь же интересном историческом окружении, к северу от Никольской церкви, анфас полукруглой площади Итальянского квартала Михаила Филиппова, за пятачком сквера местной собачьей площадки. К церкви «нарышкинской» архитектуры конца XVII века в 1904 году пристроили кирпичную трапезную и колокольню в неорусском стиле, переходном от эклектики к модерну. Церковь простояла до 1930-х, когда ее передали музею атеизма, а затем снесли, заменив зданием Союзмультфильма – неплохим, в сущности, памятником постконструктивизма; в 2018 его передали общине церкви. Сейчас ансамбль выглядит странно, как многие результаты советских вторжений в храмовые комплексы, но – при этом крайне романтично, в основном благодаря покрытой столетней патиной темно-кирпичной колокольне; человеку несведущему она может напомнить кирпичную готику, хотя архитекторы Воскресенский и Курдюков в начале XX века вдохновлялись, конечно, прообразами конца XVII столетия. Но главное – колокольня определенно «держит» на себе окружающее городское пространство.
Клубный дом с подземной парковкой «Долгоруковская 25». Внутренний двор
© Проектное бюро АПЕКС
Памятники и доминанты района
© Проектное бюро АПЕКС

Дальше здесь вокруг все устроено не менее по-московски. Церковь и территория к северу от нее принадлежала Союзмультфильму и была занята небольшими строениями разного времени и степени заброшенности. Большую часть из них планируется снести, одно – небольшой, в три окна, деревянный дом 1821 года, выходящий на Долгоруковскую – имеет статус вновь выявленного памятника. Фактически, корпуса нового клубного дома займут территорию городской усадьбы статского советника Андрея Александровича Петрово-Соколово, построившего этот дом; в середине XIX века здесь был небольшой пруд, а к 1880-м фабрика. Союзмультфильм использовал дом как проявочную, но в 2004 году сруб дома наполовину обрушился, так что, по словам архитекторов, наилучший выход – переборка дома на новом фундаменте.
Клубный дом с подземной парковкой «Долгоруковская 25». Вид на комплекс с высоты птичьего полета
© Проектное бюро АПЕКС

Но вернемся к окружению. Ближайший сосед усадьбы Петрово-Соколово, дом прусского подданного Августа Зиберта – раннее, 1891 года, произведение Романа Ивановича Клейна, мастера стиля неогрек, автора Музея изобразительных искусств на Волхонке и ЦУМа; дом несколько подпорчен недавним ремонтом, и все же соседство более чем обязывающее. Следующий, если считать от центра – доходный дом товарищества Фишер, неоготика 1910-х. Напротив, через улицу, брежневские и лужковские гиганты. Так что вокруг миниатюрного пятачка рассматриваемого участка сгруппировались почти все варианты московской застройки. Авторам, следовательно, необходимо было учесть разнообразное соседство – но прежде всего то, каким фоном новый клубный дом станет для дома 1821, и для соседнего дома Романа Клейна.
Вид на клубный дом «Долгоруковская 25» с Долгоруковской улицы. Проект
© Проектное бюро АПЕКС

С таким уровнем ответственности, небольшим участком и высотным ограничением 23 м архитекторы решили проектировать осторожно, лепя будущий дом постепенно – показывая заказчику варианты, отметая и дорабатывая. Получилось в общей сложности 9 версий, довольно разных – с консолью «подвешенной» городской виллы, с заостренным авангардным носом, с современным фасадом из респектабельных вертикальных окон, или с длинным «протуберанцем», этакой любопытной «головой» в створе между усадьбой Соколова и Никольской церковью. Рассматривали протяженные объемы, зигзагообразные и с внутренним двором, и похожие на броненосца бионически-нелинейные.
Варианты жилого комплекса
© Проектное бюро АПЕКС
Вариант 2. Аксонометрия
© Проектное бюро АПЕКС
Вариант 2
© Проектное бюро АПЕКС
Вариант 4
© Проектное бюро АПЕКС
Вариант 4
© Проектное бюро АПЕКС

Исходные данные, впрочем, для всех вариантов общие – еще раз подчеркнем, авторы внимательно проанализировали окрестности как с точки зрения архитектурных точек отсчета, так и относительно видов – и на дом, и из него. Буквально стремясь извлечь максимум информации для проработки в проекте. Даже рассмотрели ретроспективно характер застройки в XX и XIX (!) веке, получив любопытные схемы. Не забыли о церкви Пимена, и о когда-то бывших на Миусской площади торговых рядах. Словом, работа проведена дотошная.
Долгоруковская, 25. Визуальные коридоры
© Проектное бюро АПЕКС
Долгоруковская, 25. Схема развития района на XIX век
© Проектное бюро АПЕКС
Долгоруковская, 25. Схема развития района на XX век
© Проектное бюро АПЕКС
Долгоруковская, 25. Схема развития района на XXI век
© Проектное бюро АПЕКС

А основные результаты следующие: самый интересный сосед – колокольня Никольской церкви, в свое время это отлично понял Михаил Филиппов, сориентировав свой огромный ЖК на нее концентрически и тем самым еще раз подчеркнув роль кирпичный башни. Далее – два ближайших соседа очень миниатюрны, да и до-брежневская застройка здесь была в основном в том же «московском» масштабе. Доходный дом товарищества Фишер крупнее, но зато обладает «ритмом дворов человеческого масштаба». И наконец, одну из главных проблем составляло облицованное керамогранитом здание, примыкающее к северной границе участка, точнее, его глубоко вынесенный ризалит, подступающий прямо к границе; сейчас там банк.

От ризалита требовалось отступить, и с этой стороны образовался небольшой дворик, который архитекторы превратили в курдонер – cour d’honneur, «двор чести», неизменная принадлежность замков и дворцов, как французских, так и палладианских.
Анализ существующих ограничений
© Проектное бюро АПЕКС

Остановить выбор на одном варианте из девяти помогли аналогии с колокольней, купеческой Москвой и Парижем: получилось два компактных прямоугольных корпуса близких параметров, развернутых под прямым углом друг к другу. Между ними – двор, отступающий от банковского ризалита, к югу он продолжается тропинкой в сторону Пыхова переулка и колокольни. Под двором, как и под всем пятном застройки – 2 яруса подземной парковки. Ближе ко двору и ризалиту северного «соседа» в первых этажах сгруппированы входные вестибюли. Первые этажи общественные, в западном, поставленном в глубине территории, корпусе ground floor, помимо входной зоны, занят офисами управляющей компании, в восточном запланировано кафе. Его продолжение – спускающиеся с Долгоруковской во двор ступеньки «амфитеатра», они отделяют пространство клубного дома от шума улицы.
План 1 этажа на отм. 0.000 © Проектное бюро АПЕКС

Апартаменты на 2-4 этажах – двух-трехкомнатные, от 39 до 78 м2. Зато вверху задуманы двухуровневые пентхаусы – они по контуру обступают центр, скрывая за собой выступы технического этажа (авторы считают важным, что техсооружения не должны быть заметны). Внешние стены пентхаусов наклонены внутрь, сходство с мансардой – парижской составляющей образа – подчеркнуто декоративными «створками ставен» из стеклофибробетона; они же объединяют верх ради большей цельности объема.
Схема разреза
© Проектное бюро АПЕКС
План 3-4 этажей
© Проектное бюро АПЕКС

Скошенный силуэт придал дому ясно читаемое сходство с древнерусским ларцом, каких еще много в краеведческих музеях, и это сходство порадовало авторов, поскольку созвучно купеческой-мещанской Москве и их поискам исторического контекста – получилось своего рода «возвращение купеческого города», но не в виде одного из множества утраченных здесь одно- и двухэтажных особняков, а опосредованно, как сейчас принято, через образ вещи, укрупненной до размеров дома.
Вид с Пыхов-Церковного проезда
© Проектное бюро АПЕКС

Родство же с главным акцентом – колокольней – подчеркнуто кирпичной облицовкой. Кирпич выбран полнотелый, ручной работы, бесшовный, с выемкой по краю, подчеркивающий ребра стыков. Авторы подчеркивают, что его применение необходимо для достижения нужного эффекта – конечно же, не только чтобы вписать дома в контекст, но и чтобы подчеркнуть их «драгоценность» через родство с самым интересным объектом окружения. Кстати, подчеркивая «драгоценность» дома предложенные интерьеры используют золотистый оттенок, которому вторят, откосы окон – из панелей, имитирующих медь; как будто золотое свечение сокровищ немного просачивается изнутри, бросая медный «блик».
Фрагмент фасада
© Проектное бюро АПЕКС
Сечение фасада
© Проектное бюро АПЕКС

Кстати у колокольни, между вторым и третьим звоном есть перепад уровней, характерный, в принципе, для «нарышкинских» силуэтов скачок – он также перекликается с мансардным скосом клубных корпусов. Теперь, впрочем, у архитекторов возник новый повод для волнения: началось восстановление Никольской церкви, а вдруг колокольню заштукатурят? Впрочем, надо думать, опасение беспочвенное – ее фасады всегда были только кирпичными, и органы охраны в здравом уме не должны разрешить штукатурку.
Развертка по Долгоруковской улице
© Проектное бюро АПЕКС
Развертка по Пыхов-Церковному проезду
© Проектное бюро АПЕКС

Кирпичная кладка разбавлена орнаментальными вставками: цветочными, напоминающими жуковины средневековых ларцов, и меандром, который служит своего рода поклоном соседу-Клейну. Получилось похоже на дом Игумнова. Абрисы домов-ларцов несколько приземисты из-за высотных ограничений и «башенной» типологии с коммуникационным ядром в центре объема, – это признают и авторы проекта. Впрочем, с одной стороны, для «ларцов» такая форма даже подходит, а с другой – архитекторы боролись с приземистостью всеми возможными средствами: убрали почти все горизонтальные членения, кроме меандров, и немного приподняли общую высоту.

Словом, строительство началось, и к 2019 во дворах на Долгоруковской должны появиться два дома-ларца, оживив своим нетипичным силуэтом многообразие окружающего города. 
Архитектор:
Сергей Сенкевич
Мастерская:
Проектное бюро АПЕКС http://apex-project.ru/
Проект:
Клубный дом «Долгоруковская 25»
Россия, Москва, ул. Долгоруковская, вл. 25

Авторский коллектив:
Сергей Сенкевич, Иван Анохин
Дарья Шубенкова, Мария Столярова, Полина Илюшина, Евгений Чебышев, Алексей Пивень
 

2017 / 2019 — 11.2021

Заказчик: ООО «Русские отели» 

21 Ноября 2018

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Проектное бюро АПЕКС: другие проекты
Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может...
Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.
Помпиду наизнанку
Ренцо Пьяно и ГЭС-2 уже сравнивали с Аристотелем Фиораванти и Успенским собором. И правда, она тоже поражает высотой и светлостию, но в конечном счете оказывается самой богатой коллекцией узнаваемых мотивов стартового шедевра Ренцо Пьяно и Ричарда Роджерса, Центра Жоржа Помпиду в Париже. Мотивы вплавлены в сетку шуховских конструкций, покрашенных в белый цвет, и выстраивают диалог между 1910, 1971 и 2021 годом, построенный на не лишенных плакатности отсылок к главному шедевру. Базиликальное пространство бывшей электростанции десакрализуется практически как сам музей согласно концепции Терезы Мавики.
Скандинавская форма
Офис продаж нового ЖК сосредоточен на созерцательной образности скандинавской архитектуры и отвечает, таким образом, направленности маркетинговой компании нового бренда Forma группы компании ПИК, первый проект которого он представляет пользователям.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Из агоры в хаб
Публикуем фрагмент из книги «Музей: архитектурная история», посвященный современным формам институции: музей как агломерация, хаб, фабрика или проун.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Архновация V: победители
В Нижнем Новгороде подвели итоги юбилейного конкурса «Архновация». Гран-при достался Музею коньяка в Черняховске от TOTEMENT / PAPER. Представляем победителей и призёров, всего – около 50 награжденных проектов.
Обитаемая галактика
Компания АПЕКС возглавила работу над проектом масштабного жилого комплекса на севере Москвы, в котором современные подходы к формированию городской застройки сочетаются с продуманными планировочными решениями, узнаваемым обликом и оригинальной концепцией благоустройства.
Между креативом и идеалом
Проектное бюро АПЕКС вводит практику внутренних конкурсов. Рассказываем об одном таком конкурсе на участок рядом с территорией проекта Herzog & de Meuron. Рассказываем о конкурсе и о том, как отличаются подходы начинающих и опытных архитекторов.
Средовой пионер
В проекте клубного дома MITTE архитекторы предложили модель развития прилегающей к участку территории, взяв за основу методику работы со средой в одноименном районе Берлина и характерные черты московской архитектуры рубежа XX–XXI веков.
Ностальгия по будущему
Проектное бюро АПЕКС спроектировало на «Мосфильме» съемочный павильон и Дом костюма и реквизита в стиле честного модернизма эпохи НТР, эстетизированного с помощью современных цветов и материалов.
АПЕКС: «Требования к качеству очень высоки»
Специалисты Проектного бюро АПЕКС рассказали Архи.ру о своем участии в разработке проекта застройки территории бывшего Бадаевского пивоваренного завода в Москве, о примененных там инженерных, конструктивных и технологических решениях.
Кубики для Гулливера
На бровке Крылатских холмов достраивается жилой комплекс, беспрецедентный по разнообразию архитектурных решений и вытекающей из него конструктивной сложности. Ответы на эти вызовы искали голландские архитекторы de Architekten Cie в партнерстве с российским бюро АПЕКС.
Архсовет Москвы – 55
Москва пополнит коллекцию объектов, построенных по проекту звезд архитектуры. МФК на пересечении проспекта Сахарова и Садовой-Спасской одобрен архсоветом.
Красные модули
Бюро MVRDV победило в закрытом конкурсе на проект жилого комплекса в Москве: на углу проспекта Академика Сахарова и Садового кольца. Заказчик – ГК «Основа».
Похожие статьи
Голова героя
В центре Тираны началось строительство жилой башни в форме бюста национального героя Албании Скандерберга. Авторы проекта – MVRDV.
Безудержный оптимизм
MVRDV совместно с индийским бюро StudioPOD превратили заброшенные пространства под одной из эстакад перенаселенного мегаполиса Мумбаи в завлекательную зеленую площадку для всех жителей района.
Алюминий и бронза
KAAN Architecten спроектировали две башни в комплексе De Zalmhaven в гавани Роттердама: они дополняют расположенное там же самое высокое здание Нидерландов.
Рамы для города
UNStudio победили в конкурсе на проект жилого комплекса в центре города Яссы на северо-востоке Румынии.
Уникальность — норма жизни
Жилой дом UNIC в Париже, построенный по проекту пекинского бюро MAD, предлагает действительно уникальный, качественно иной уровень взаимодействия между человеком, архитектурным объемом, природой и городом.
Культура отдыха
В новом корпусе санатория «Клязьма», проект которого выполнило бюро «Крупный план», эстетика советского модернизма соединяется с современными представлениями об отдыхе.
Блеск металла
В Чэнду завершен ансамбль Спортивного парка Дунъаньху по проекту gmp: в 2023 там пройдет 31-я Всемирная летняя универсиада.
Эхо будущих поколений
Новый корпус «Эхо», только что открывшийся на территории кампуса Делфтского технического университета, генерирует дополнительную энергию как в буквальном, так и в переносном смысле — и электрическую, и творческую
Дуализм на фасаде
В Лозанне музеи фотографии и дизайна переехали в одно новое здание на двоих. Его архитекторы – португальцы Aires Mateus.
Деревянные новации
Консорциум во главе с BIG победил в конкурсе на проект нового пирса аэропорта Цюриха. Большую часть сооружения выстроят из дерева.
По волнам Желтой реки
Здание Большого театра Чжэнчжоу объединяет в себе сразу четыре вместительных зала, предоставляя идеальные площадки для любой формы современного исполнительского искусства.
Инновации продолжаются
На месте выставочного комплекса Экспо-2015 в Милане строится район MIND. Одной из ключевых его точек станет Центр инноваций по проекту бюро OBR.
Функция треугольника
Экстравагантная форма расширяющейся кверху тонкой пластины – не формальный жест, а отклик архитекторов UNK на требования участка и ТЭПы. Решения по-модернистски рациональны, экономны и функциональны. Дом галерейный, торцы подчеркнуты «пластинчатым» сдвигом, а широкие фасады составлены из треугольных эркеров.
Дом для школы
При проектировании школы во французской деревушке бюро HEMAA и Hesters-Oyon использовали в качестве прототипа традиционный для Бретани и Нормандии тип длинного сельского дома.
Чувство ритма
Новое здание Института Леонардо да Винчи в парижском деловом квартале Дефанс по проекту бюро LAN.
Своевольные стены
XRANGE Architects использовали сложный природный и социальный контекст участка на побережье Тайваня как основу для экспрессивного проекта бутик-отеля.
Приют цифрового кочевника
Апарт-гостиница, спроектированная бюро GAFA для центрального округа Москвы, предлагает гостям проживать привычную рутину через новый пространственный опыт, а также претендует на статус художественной доминанты.
Формула жилья
Гигантский квартал социального жилья «Байцзывань» по соседству с Центральным деловым районом Пекина для звездного китайского бюро MAD стал первым проектом подобного типа.
Вторая, лучшая жизнь
Бюро Powerhouse Company, Atelier Oslo и Lundhagem выиграли конкурс на проект реконструкции Центральной библиотеки в Роттердаме. Они планируют не только приспособить ее к современным требованиям, но и ликвидировать последствия экономии бюджета во время изначального строительства.
Множество террас
Музей Циньтай по проекту бюро Atelier Deshaus вписался в прибрежный ландшафт, имитируя плавную неровность рельефа.
Белый пароход
Лицей Ла-Провиданс в бретонском Сен-Мало по проекту бюро ALTA соединил местные традиции и ресурсоэффективность.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Технологии и материалы
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Сейчас на главной
Квартиры вместо контор
Бюро Qarta Architektura разработало проект превращения памятника чешского функционализма – бывшего здания Пенсионного управления в Праге – в жилой комплекс.
Градсовет 10.08.2022
Градостроительный совет рассмотрел проект санатория в Репино, подготовленный бюро «А.Лен». Эксперты высоко оценили архитектурное решение, но посчитали объем зданий избыточным для курортной территории.
Изнутри наружу: павильоны вечности
Реконструкция пакгаузов нижегородской Стрелки – они открылись в начале июня как концертный и выставочный залы – стала, без преувеличения, событием года в области как культуры, так и архитектуры. Их история кажется нам образцовой с точки зрения обнаружения, исследования и охраны памятника инженерной мысли XIX века. В то же время решение по приспособлению и экспонированию конструкций пакгаузов, предложенное Сергеем Чобаном – очень смелое, нетривиальное и актуальное. На грани временного, временнОго и вечного.
Островок тишины
На курорте Циньхуандао открылся еще один музей – теперь по проекту Wutopia Lab. Он служит «островком тишины» на оживленном морском побережье.
Паркинг – ворота
Пекинское бюро MAD спроектировало «перехватывающий» гараж на 1500 машин для инновационного района Милана. Строительство начнется в этом сентябре.
Голова героя
В центре Тираны началось строительство жилой башни в форме бюста национального героя Албании Скандерберга. Авторы проекта – MVRDV.
Высотный конструктор
Один из проектов заказного конкурса для ЖК на севере Москвы. Архитекторы АБ «Крупный план» предложили простую стереометрическую пару 100-метровых башен, объединенных общим пластическим сюжетом, простым, построенном на лаконичном контрасте, но в то же время фактурном. Интересен и овал внутреннего двора, «вырезанный» на кровле стилобата.
Безудержный оптимизм
MVRDV совместно с индийским бюро StudioPOD превратили заброшенные пространства под одной из эстакад перенаселенного мегаполиса Мумбаи в завлекательную зеленую площадку для всех жителей района.
Аспекты счастья
Архстояние 2022 с девизом «Счастье есть?» получилось как всегда веселым фестивалем, но самые заметные объекты какие-то иронические, критичные и грустные, – зато все остальные, окружающие их, сосредоточились на том, чтобы наделить посетителей простой человеческой радостью. Выступили Тотан Кузембаев, Александр Бродский и другие.
Алюминий и бронза
KAAN Architecten спроектировали две башни в комплексе De Zalmhaven в гавани Роттердама: они дополняют расположенное там же самое высокое здание Нидерландов.
Рамы для города
UNStudio победили в конкурсе на проект жилого комплекса в центре города Яссы на северо-востоке Румынии.
Платок Марьям
Специальный приз международного конкурса на эскизный проект соборной мечети в Казани, посвященной 1100-летию принятия ислама в Волжской Булгарии, получили студенты Казанского архитектурно-строительного университета. Их предложение отсылает к традиционной татарской архитектуре.
Уникальность — норма жизни
Жилой дом UNIC в Париже, построенный по проекту пекинского бюро MAD, предлагает действительно уникальный, качественно иной уровень взаимодействия между человеком, архитектурным объемом, природой и городом.
Градсовет Петербурга 27.07.2022
Градсовет обсудил «средневековый» жилой квартал у Пулковского водохранилища, гостиницу а-ля рюс в деревне Шуваловка, а также гостиницу напротив Финляндского вокзала, которая восстанавливает структуру утраченной части доходного дома Павла Сюзора.
Учеба и жизнь
Представлены финалисты Премии Стерлинга-2022 – главной архитектурной награды Великобритании.
Блеск металла
В Чэнду завершен ансамбль Спортивного парка Дунъаньху по проекту gmp: в 2023 там пройдет 31-я Всемирная летняя универсиада.
Архсовет Москвы–76
Архитектурный совет Москвы горячо поддержал новый проект Юрия Григоряна для ТПУ Парк Победы, в котором измененные высотные ограничения позволили предложить тонкую стройную башню 300-метровой высоты. После обсуждения некоторых нюансов как эксперты, так и МКА единодушно пожелали проекту качественной реализации, пообещали следить за ней и поддерживать.
Архстояние 2022: четыре главных проекта
Фестиваль ландшафтных объектов «Архстояние» в этом году пройдет в Никола-Ленивце с 29 по 31 июля. Все три дня художники, архитекторы, перформеры и музыканты будут рассуждать на тему «Счастье есть?», а зрители смогут стать соавторами этого процесса.
Культура отдыха
В новом корпусе санатория «Клязьма», проект которого выполнило бюро «Крупный план», эстетика советского модернизма соединяется с современными представлениями об отдыхе.
Пещера горного короля
Офис в особняке Глазовского переулка соединяет серьезность горнодобывающей компании и креативный настрой команды: камень, дубовые столы и кожаные кресла соседствуют с невесомыми светильниками, зеленью и стеллажами для коллекций.
Химия цвета
Отель, построенный по проекту Григория Дайнова рядом с Ареной-2000 на въезде в Ярославль из Москвы, строился так долго, что истории замысла сейчас приблизительно 15 лет. По словам архитектора, именно эта работа позволила основать собственное бюро. Но здание не выглядит устаревшим, вероятно, потому что сочетает простоту объемов с яркими тщательно просчитанными «прослойками» цветного света.