English version

Ювелирная работа

Два корпуса дома на Долгоруковской улице похожи на древнерусские ларцы, а кирпич их стен вторит колокольне церкви Николая в Новой слободе. Проект, пусть небольшой, стал результатом тщательного анализа окружения и выбора из многих вариантов.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

21 Ноября 2018
mainImg
Архитектор:
Сергей Сенкевич
Мастерская:
Проектное бюро АПЕКС http://apex-project.ru/
Проект:
ЖК «Долгоруковская 25»
Россия, Москва, ул. Долгоруковская, вл. 25

Авторский коллектив:
Сергей Сенкевич, Иван Анохин
Дарья Шубенкова, Мария Столярова, Полина Илюшина, Евгений Чебышев, Алексей Пивень
 

2017

Заказчик: ООО «Русские отели» 
Речь о миниатюрном участке – всего лишь 0,32 га, 30 соток, на второй линии Долгоруковской улицы, в крайне разномастном и столь же интересном историческом окружении, к северу от Никольской церкви, анфас полукруглой площади Итальянского квартала Михаила Филиппова, за пятачком сквера местной собачьей площадки. К церкви «нарышкинской» архитектуры конца XVII века в 1904 году пристроили кирпичную трапезную и колокольню в неорусском стиле, переходном от эклектики к модерну. Церковь простояла до 1930-х, когда ее передали музею атеизма, а затем снесли, заменив зданием Союзмультфильма – неплохим, в сущности, памятником постконструктивизма; в 2018 его передали общине церкви. Сейчас ансамбль выглядит странно, как многие результаты советских вторжений в храмовые комплексы, но – при этом крайне романтично, в основном благодаря покрытой столетней патиной темно-кирпичной колокольне; человеку несведущему она может напомнить кирпичную готику, хотя архитекторы Воскресенский и Курдюков в начале XX века вдохновлялись, конечно, прообразами конца XVII столетия. Но главное – колокольня определенно «держит» на себе окружающее городское пространство.
Клубный дом с подземной парковкой «Долгоруковская 25». Внутренний двор
© Проектное бюро АПЕКС
Памятники и доминанты района © Проектное бюро АПЕКС

Дальше здесь вокруг все устроено не менее по-московски. Церковь и территория к северу от нее принадлежала Союзмультфильму и была занята небольшими строениями разного времени и степени заброшенности. Большую часть из них планируется снести, одно – небольшой, в три окна, деревянный дом 1821 года, выходящий на Долгоруковскую – имеет статус вновь выявленного памятника. Фактически, корпуса нового клубного дома займут территорию городской усадьбы статского советника Андрея Александровича Петрово-Соколово, построившего этот дом; в середине XIX века здесь был небольшой пруд, а к 1880-м фабрика. Союзмультфильм использовал дом как проявочную, но в 2004 году сруб дома наполовину обрушился, так что, по словам архитекторов, наилучший выход – переборка дома на новом фундаменте.
Клубный дом с подземной парковкой «Долгоруковская 25». Вид на комплекс с высоты птичьего полета © Проектное бюро АПЕКС
© Проектное бюро АПЕКС

Но вернемся к окружению. Ближайший сосед усадьбы Петрово-Соколово, дом прусского подданного Августа Зиберта – раннее, 1891 года, произведение Романа Ивановича Клейна, мастера стиля неогрек, автора Музея изобразительных искусств на Волхонке и ЦУМа; дом несколько подпорчен недавним ремонтом, и все же соседство более чем обязывающее. Следующий, если считать от центра – доходный дом товарищества Фишер, неоготика 1910-х. Напротив, через улицу, брежневские и лужковские гиганты. Так что вокруг миниатюрного пятачка рассматриваемого участка сгруппировались почти все варианты московской застройки. Авторам, следовательно, необходимо было учесть разнообразное соседство – но прежде всего то, каким фоном новый клубный дом станет для дома 1821, и для соседнего дома Романа Клейна.
Вид с Долгоруковской улицы © Проектное бюро АПЕКС

С таким уровнем ответственности, небольшим участком и высотным ограничением 23 м архитекторы решили проектировать осторожно, лепя будущий дом постепенно – показывая заказчику варианты, отметая и дорабатывая. Получилось в общей сложности 9 версий, довольно разных – с консолью «подвешенной» городской виллы, с заостренным авангардным носом, с современным фасадом из респектабельных вертикальных окон, или с длинным «протуберанцем», этакой любопытной «головой» в створе между усадьбой Соколова и Никольской церковью. Рассматривали протяженные объемы, зигзагообразные и с внутренним двором, и похожие на броненосца бионически-нелинейные.
Варианты жилого комплекса © Проектное бюро АПЕКС
Вариант 2. Аксонометрия © Проектное бюро АПЕКС
Вариант 2 © Проектное бюро АПЕКС
Вариант 4 © Проектное бюро АПЕКС
Вариант 4 © Проектное бюро АПЕКС

Исходные данные, впрочем, для всех вариантов общие – еще раз подчеркнем, авторы внимательно проанализировали окрестности как с точки зрения архитектурных точек отсчета, так и относительно видов – и на дом, и из него. Буквально стремясь извлечь максимум информации для проработки в проекте. Даже рассмотрели ретроспективно характер застройки в XX и XIX (!) веке, получив любопытные схемы. Не забыли о церкви Пимена, и о когда-то бывших на Миусской площади торговых рядах. Словом, работа проведена дотошная.
Долгоруковская, 25. Визуальные коридоры © Проектное бюро АПЕКС
Долгоруковская, 25. Схема развития района на XIX век © Проектное бюро АПЕКС
Долгоруковская, 25. Схема развития района на XX век © Проектное бюро АПЕКС
Долгоруковская, 25. Схема развития района на XXI век © Проектное бюро АПЕКС

А основные результаты следующие: самый интересный сосед – колокольня Никольской церкви, в свое время это отлично понял Михаил Филиппов, сориентировав свой огромный ЖК на нее концентрически и тем самым еще раз подчеркнув роль кирпичный башни. Далее – два ближайших соседа очень миниатюрны, да и до-брежневская застройка здесь была в основном в том же «московском» масштабе. Доходный дом товарищества Фишер крупнее, но зато обладает «ритмом дворов человеческого масштаба». И наконец, одну из главных проблем составляло облицованное керамогранитом здание, примыкающее к северной границе участка, точнее, его глубоко вынесенный ризалит, подступающий прямо к границе; сейчас там банк.

От ризалита требовалось отступить, и с этой стороны образовался небольшой дворик, который архитекторы превратили в курдонер – cour d’honneur, «двор чести», неизменная принадлежность замков и дворцов, как французских, так и палладианских.
Анализ существующих ограничений © Проектное бюро АПЕКС

Остановить выбор на одном варианте из девяти помогли аналогии с колокольней, купеческой Москвой и Парижем: получилось два компактных прямоугольных корпуса близких параметров, развернутых под прямым углом друг к другу. Между ними – двор, отступающий от банковского ризалита, к югу он продолжается тропинкой в сторону Пыхова переулка и колокольни. Под двором, как и под всем пятном застройки – 2 яруса подземной парковки. Ближе ко двору и ризалиту северного «соседа» в первых этажах сгруппированы входные вестибюли. Первые этажи общественные, в западном, поставленном в глубине территории, корпусе ground floor, помимо входной зоны, занят офисами управляющей компании, в восточном запланировано кафе. Его продолжение – спускающиеся с Долгоруковской во двор ступеньки «амфитеатра», они отделяют пространство клубного дома от шума улицы.
План 1 этажа на отм. 0.000 © Проектное бюро АПЕКС

Апартаменты на 2-4 этажах – двух-трехкомнатные, от 39 до 78 м2. Зато вверху задуманы двухуровневые пентхаусы – они по контуру обступают центр, скрывая за собой выступы технического этажа (авторы считают важным, что техсооружения не должны быть заметны). Внешние стены пентхаусов наклонены внутрь, сходство с мансардой – парижской составляющей образа – подчеркнуто декоративными «створками ставен» из стеклофибробетона; они же объединяют верх ради большей цельности объема.
Схема разреза © Проектное бюро АПЕКС
План 3-4 этажей © Проектное бюро АПЕКС

Скошенный силуэт придал дому ясно читаемое сходство с древнерусским ларцом, каких еще много в краеведческих музеях, и это сходство порадовало авторов, поскольку созвучно купеческой-мещанской Москве и их поискам исторического контекста – получилось своего рода «возвращение купеческого города», но не в виде одного из множества утраченных здесь одно- и двухэтажных особняков, а опосредованно, как сейчас принято, через образ вещи, укрупненной до размеров дома.
Вид с Пыхов-Церковного проезда © Проектное бюро АПЕКС

Родство же с главным акцентом – колокольней – подчеркнуто кирпичной облицовкой. Кирпич выбран полнотелый, ручной работы, бесшовный, с выемкой по краю, подчеркивающий ребра стыков. Авторы подчеркивают, что его применение необходимо для достижения нужного эффекта – конечно же, не только чтобы вписать дома в контекст, но и чтобы подчеркнуть их «драгоценность» через родство с самым интересным объектом окружения. Кстати, подчеркивая «драгоценность» дома предложенные интерьеры используют золотистый оттенок, которому вторят, откосы окон – из панелей, имитирующих медь; как будто золотое свечение сокровищ немного просачивается изнутри, бросая медный «блик».
Фрагмент фасада © Проектное бюро АПЕКС
Сечение фасада © Проектное бюро АПЕКС

Кстати у колокольни, между вторым и третьим звоном есть перепад уровней, характерный, в принципе, для «нарышкинских» силуэтов скачок – он также перекликается с мансардным скосом клубных корпусов. Теперь, впрочем, у архитекторов возник новый повод для волнения: началось восстановление Никольской церкви, а вдруг колокольню заштукатурят? Впрочем, надо думать, опасение беспочвенное – ее фасады всегда были только кирпичными, и органы охраны в здравом уме не должны разрешить штукатурку.
Развертка по Долгоруковской улице © Проектное бюро АПЕКС
Развертка по Пыхов-Церковному проезду © Проектное бюро АПЕКС

Кирпичная кладка разбавлена орнаментальными вставками: цветочными, напоминающими жуковины средневековых ларцов, и меандром, который служит своего рода поклоном соседу-Клейну. Получилось похоже на дом Игумнова. Абрисы домов-ларцов несколько приземисты из-за высотных ограничений и «башенной» типологии с коммуникационным ядром в центре объема, – это признают и авторы проекта. Впрочем, с одной стороны, для «ларцов» такая форма даже подходит, а с другой – архитекторы боролись с приземистостью всеми возможными средствами: убрали почти все горизонтальные членения, кроме меандров, и немного приподняли общую высоту.

Словом, строительство началось, и к 2019 во дворах на Долгоруковской должны появиться два дома-ларца, оживив своим нетипичным силуэтом многообразие окружающего города. 
Архитектор:
Сергей Сенкевич
Мастерская:
Проектное бюро АПЕКС http://apex-project.ru/
Проект:
ЖК «Долгоруковская 25»
Россия, Москва, ул. Долгоруковская, вл. 25

Авторский коллектив:
Сергей Сенкевич, Иван Анохин
Дарья Шубенкова, Мария Столярова, Полина Илюшина, Евгений Чебышев, Алексей Пивень
 

2017

Заказчик: ООО «Русские отели» 

21 Ноября 2018

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Проектное бюро АПЕКС: другие проекты
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Архновация V: победители
В Нижнем Новгороде подвели итоги юбилейного конкурса «Архновация». Гран-при достался Музею коньяка в Черняховске от TOTEMENT / PAPER. Представляем победителей и призёров, всего – около 50 награжденных проектов.
Обитаемая галактика
Компания АПЕКС возглавила работу над проектом масштабного жилого комплекса на севере Москвы, в котором современные подходы к формированию городской застройки сочетаются с продуманными планировочными решениями, узнаваемым обликом и оригинальной концепцией благоустройства.
Средовой пионер
В проекте клубного дома MITTE архитекторы предложили модель развития прилегающей к участку территории, взяв за основу методику работы со средой в одноименном районе Берлина и характерные черты московской архитектуры рубежа XX–XXI веков.
Ностальгия по будущему
Проектное бюро АПЕКС спроектировало на «Мосфильме» съемочный павильон и Дом костюма и реквизита в стиле честного модернизма эпохи НТР, эстетизированного с помощью современных цветов и материалов.
АПЕКС: «Требования к качеству очень высоки»
Специалисты Проектного бюро АПЕКС рассказали Архи.ру о своем участии в разработке проекта застройки территории бывшего Бадаевского пивоваренного завода в Москве, о примененных там инженерных, конструктивных и технологических решениях.
Кубики для Гулливера
На бровке Крылатских холмов достраивается жилой комплекс, беспрецедентный по разнообразию архитектурных решений и вытекающей из него конструктивной сложности. Ответы на эти вызовы искали голландские архитекторы de Architekten Cie в партнерстве с российским бюро АПЕКС.
Архсовет Москвы – 55
Москва пополнит коллекцию объектов, построенных по проекту звезд архитектуры. МФК на пересечении проспекта Сахарова и Садовой-Спасской одобрен архсоветом.
Красные модули
Бюро MVRDV победило в закрытом конкурсе на проект жилого комплекса в Москве: на углу проспекта Академика Сахарова и Садового кольца. Заказчик – ГК «Основа».
Похожие статьи
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Возвышение двора
Жилой комплекс «Реноме» состоит из двух корпусов: современного каменного дома и краснокирпичного фабричного здания конца XIX века, реконструированного по обмерам и чертежам. Их соединяет двор-горка – редкий для Москвы вариант геопластики, плавно поднимающейся на кровлю магазинов, выстроенных вдоль пешеходной улицы.
Поликарбонат над рекой
Студенческий центр Powerhouse для Белойтского колледжа в штате Висконсин – реконструированная по проекту Studio Gang историческая электростанция.
Расслышать мелодию прошлого
Храм Усекновения главы Иоанна Предтечи в сквере у Новодевичьего монастыря задуман в 2012 году в честь 200-летия победы над Наполеоном. Однако вместо декламационного размаха и «фанфар» архитектором Ильей Уткиным предъявлен сосредоточенно-молитвенный настрой и деликатное отношение к архитектуре ордерного шатрового храма. В подвальном этаже – музей раскопок, проведенных на месте церкви.
Новое внутри старого
В ходе реконструкции Королевского музея изящных искусств в Антверпене KAAN Architecten полностью скрыли современное крыло внутри исторического здания, чтобы не нарушать его облик.
Мост на 14 000 «лампочек»
Пешеходный мост близ Штутгарта получил эффектный облик благодаря единству пролетного строения и опорной конструкции. Проект разработан инженерами schlaich bergermann partner.
Водная стихия
Плавучий павильон Teahouse Ø по проекту бюро PAN- PROJECTS «обживает» каналы Копенгагена как общественное пространство.
Семантический разлом
Клубный дом STORY, расположенный рядом с метро Автозаводская и территорией ЗИЛа, деликатно вписан в контрастное окружение, а его форма, сочетающая регулярную сетку и эффектно срежиссированный «разлом» главного фасада, как кажется, откликается на драматичную историю места, хотя и не допускает однозначных интерпретаций.
Дуэт в Филях
Вторая очередь жилого комплекса Filicity, спроектированная бюро ADM, основана на контрасте стеклянного 57-этажного 200-метрового небоскреба и 11-этажного кирпичного дома. Высотка утверждает футуристичный вектор в московской жилой архитектуре.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Стена и башня
Архитекторы ОСА в поисках решений, которые можно противопоставить среде малоэтажной застройки в центре Хабаровска, а также возможности вставить новое слово в разговор о массовом жилье.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Технологии и материалы
Обзор новой коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Dsign от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.