Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может быть высказыванием»

Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.

Марина Хрусталева

Беседовала:
Марина Хрусталева

07 Февраля 2022
mainImg
Мастерская:
MVRDV
Проектное бюро АПЕКС http://apex-project.ru/
Проект:
Жилой комплекс RED7
Россия, Москва, проспект Академика Сахарова, 11

Авторский коллектив:
Концепция – MVRDV LLC
Architect: MVRDV
Principal in charge: Jacob van Rijs
Partner: Frans de Witte
Design team: Fedor Bron, Mick van Gemert, Elija Kozak, Daniele Zonta, Sandra Jasionyte, Fouad Addou, Gerard Heerink, Iker Perez
Visualization: Antonio Luca Coco, Davide Calabro, Pavlos Ventouris, Tomaso Maschietti, Kirill Emelianov, Luca Piattelli
Strategy & Development: Willeke Vester, Bart Dankers, Elija Kozak 
Copyright: MVRDV
MVRDV Winy Maas, Jacob van Rijs, Nathalie de Vries
Генпроектировщик – ООО «Проектное бюро «АПЕКС»

2017 — 2019 / 2020

Заказчик – ГК Основа
0 Марина Хрусталева, Архи.ру:
Якоб, я знаю, что это не первый проект MVRDV в России, вы приезжали сюда уже много раз, участвовали в нескольких международных конкурсах (Охтинский мыс и Конюшенное ведомство в Петербурге, территория завода «Серп и Молот» и парк Зарядье в Москве). Что Россия значит для вашей команды? Почему вы так настойчиво стремились построить что-то в России?
zooming

Якоб ван Рейс:
Хороший вопрос! Этот интерес исходит с обеих сторон. Большинство проектов, которые вы упомянули, были приглашенными конкурсами. Инициатива исходила из России, нас приглашали. Но, конечно, для нас честь участвовать в конкурсах такого уровня, на таких интересных площадках, со сложной программой. Конечно, российский рынок для нас до сих пор еще не совсем понятен, но вместе с тем мы видим, что многим известным архитекторам удается реализовывать здесь интересные проекты.
 
Кроме этого, русская архитектура занимала очень важное место в нашем образовании.

Ранний модернизм служил для нас источником вдохновения. Можно сказать, что у нас есть в этом смысле есть общая история, взаимосвязь между Баухаузом, русской и голландской архитектурой.
 
Вы говорите о русском авангарде, архитектуре 1920-х годов?
 
Да, конечно. Мы все учились в Техническом университете Дельфта, это школа с очень сильной модернистской традицией. Это не тот тип университета, где вы начинаете с изучения истории – история там начинается с начала ХХ века, это первое, что вы видите, открыв учебник. Древняя Греция и Древний Рим появляются в программе позже. По крайней мере, так было, когда я учился.
 
Когда вы впервые приехали в Москву?
 
Первый раз меня пригласили прочесть в Москве лекцию, это было лет 15 назад. Тогда мне организовали экскурсию по шедеврам русского авангарда. В то время многие из этих зданий были в плохой форме, практически рассыпались на части. С тех пор некоторые их них отреставрировали. Мне было интересно увидеть, что Москва – современный город, почувствовать ее масштаб, ее ритм.
 
Есть ли у вас любимое здание или район в Москве?
 
Как любой архитектор, приезжающий в Москву, я стараюсь использовать каждый визит, чтобы посмотреть те или иные достопримечательности или общественные пространства. У меня до сих пор очень фрагментарное представление о городе, но с каждым приездом фрагменты постепенно складываются в единую картину. Мне нравится масштаб Садового Кольца – он больше, чем кольцо бульваров в Париже, но центр все еще обозрим. Во время поездок по Садовому я начинаю немного ориентироваться в городе.

Вообще, в каждом городе я стараюсь посетить парк – в Москве это Парк Горького. Мне всегда интересно посмотреть, что там происходит, почувствовать атмосферу города.
 
Итак, RED7 – ваша первая постройка в России, до этого были только конкурсные проекты?
 
Да, у нас было несколько проектов за последние годы. Много лет назад мы сделали маленький проект для Дубны, но он так и не был реализован. Мы участвовали в нескольких конкурсах и даже выиграли один («Серп и Молот»), но из этого тоже ничего не получилось. Тем не менее, это были потрясающие возможности. Рано или поздно что-то должно было материализоваться, и это случилось тогда, когда мы меньше всего ожидали.
zooming
Архитектурно-градостроительная концепция территории завода «Серп и молот»
© MVRDV & ПРОЕКТУС & LAPLAB

В случае с RED7 это тоже был конкурс, и сначала нам показалось, что у нас на него нет времени. Но заказчик, ГК «Основа», был очень заинтересован в нашем участии, мы все же нашли время на разработку концепции, и это оказался удачный момент. Все произошло очень быстро: мы сделали первоначальный макет и потом уже дорабатывали проект на его основе. 
Жилой комплекс RED7
© MVRDV

Очень важно, что конкурс был организован в два этапа: мы подали свою заявку на первый этап, и потом у нас была возможность для диалога с заказчиком и обмена идеями. Очень важно вовремя понять, что ему нравится в нашем подходе, а что на самом деле стоит исправить. Обратная связь позволяет получить гораздо более качественный результат – именно так я работаю со своими студентами. Они разрабатывают проект, потом мы устраиваем предзащиту (mid-term), и у них остается возможность усовершенствовать свою идею. Такое взаимодействие необходимо.
 
В общем, проектная стадия заняла очень короткое время – около двух лет. Многие проекты развиваются гораздо дольше. Нас это очень впечатлило. В 2017 году мы начали проектирование, а сейчас каркас здания уже построен: для такого масштабного проекта это довольно быстро.
 
В одном из интервью вы говорили: «Форма здания RED7 родилась из абстрактного наложения классических силуэтов московских зданий. Многочисленные линии и сложная геометрия накладываются друг на друга, никогда не идут в параллели». Не могли бы вы рассказать об этом подходе подробнее? Какие именно классические силуэты вы использовали в формировании образа RED7?
 
Эта форма родилась из нескольких обстоятельств: урбанистического контекста, зонирования ПЗЗ, программы здания, заданного девелопером метража. Нам было интересно оптимизировать виды, и зигзагообразная форма стала удачным решением этой задачи. Благодаря этим изломам увеличивается поверхность фасада. Само здание достаточно глубокое в плане, и ступенчатое решение фасада позволяет нам рационально использовать эту глубину.
  • zooming
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV

Что же касается контекста и моих впечатлений, я вспоминаю свою первую поездку в Москву. Я стремился увидеть памятники русского авангарда, но на самом деле я сделал гораздо больше фотографий сталинских высоток и построек начала ХХ века.
 
Неожиданно высотки понравились мне своим силуэтом, тем, как они виднеются издалека практически в любой точке в центре города. Мне даже было немного стыдно, что они привлекли меня больше, чем модернистская архитектура, но они показались мне настоящим символом Москвы.


Это часть подчерка города, его горизонта.
Мы использовали эти ступенчатые силуэты в рисунке фасада: они повторяются несколько раз, сверху еще одна пирамида перевернута вниз головой. Они как бы впечатаны, вдавлены в здание в зоне входов и в угловой части, как трехмерные слепки, как «негативное пространство». Это не буквальное копирование, но абстрактное упрощенное отображение силуэтов московских башен. Как будто бы их нарисовал ребенок, чем-то они напоминают новогодние елки.

Кроме этого, на нас повлияло здание Наркомзема, которое находится через дорогу. Нам понравились угловые окна и красно-оранжевый цвет фасада. Недавно его перекрасили, он стал каким-то розоватым. Надеюсь, его все же перекрасят обратно, это какая-то ошибка.
 
В общем, RED7 – это синтез двух влияний, дитя двух родителей – модернистского и классического. Мне кажется, в итоге получился очень московский, очень контекстуальный дом.

 
  • zooming
    1 / 5
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    2 / 5
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    3 / 5
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    4 / 5
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    5 / 5
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV

 
Вы упомянули оптимизацию видов. Вы имеете в виду виды ИЗ квартир?
 
Да, конечно. Сегодня мы побывали в доме и убедились, что все сработало, даже лучше, чем мы могли представить. Когда ты проектируешь здание, ты понимаешь, что такие уступы должны раскрыть дополнительные виды из окон. Но будучи в доме, ты понимаешь, что эти открытые углы обеспечили гораздо более впечатляющие панорамы, чем мы ожидали. Одновременно можно видеть и сталинские высотки, и Сити. В плоском здании никогда не удалось бы достичь такого эффекта.
  • zooming
    1 / 4
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    2 / 4
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    3 / 4
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    4 / 4
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV

Я хотела бы вас спросить о видах НА дом. На Архитектурном совете в 2018 году звучали опасения, что такое массивное здание может перекрыть привычные виды в районе Садового кольца, и даже заслонить вид на высотное здание у Красных ворот. Постарались ли вы учесть эти замечания и пересмотреть объем здания?
 
Да, мы проанализировали эти замечания. Интересно, что это здание выглядит по-разному с каждой точки. Вид на него меняется по мере того, как вы движетесь, меняется восприятие его объема, силуэта и цвета. Это не небоскреб и не низкая постройка, это здание средней высоты. Это непростой жанр, в мире не так уж много знаменитых «средних» зданий. Высотка по соседству гораздо выше RED7. Он не задает масштаб города, но задает масштаб своего района.
Жилой комплекс RED7
© MVRDV

Тем не менее, RED7 почти в два раза выше здания Наркомзема. Чем вы руководствовались, выбирая высоту своего проекта?
 
Проспект Сахарова – довольно широкая улица, она соединяет Садовое кольцо с центральной исторической частью города. Здание Наркомзема было построено раньше, чем был проложен проспект, и его более эффектная часть смотрит на Садовое кольцо с другой стороны. До сих пор не было ничего, что подчеркивало бы начало проспекта Сахарова. RED7 вместе с Наркомземом формируют парадный портал, два красных здания. Если честно, я не знал, что значит название станции метро, Красные Ворота, пока кто-то не сказал мне: «Смотри, да вы же как раз предлагаете построить тут красные ворота!».

У нас было несколько вариантов цветового решения, лидировали белый и красный. Был короткий период сомнений и дискуссий, но тут все сложилось – мы поняли, что здание точно должно быть красным. Не ярко-алым, но таким тепло-красным.
 
Нам кажется, оно станет своего рода визуальным маркером. Когда едешь по Садовому кольцу, иногда возникает мысль: «Так, а где это я сейчас?». Такие здания-маяки помогают сориентироваться в пространстве.
 
Три здания банков на проспекте Сахарова, построенные в 1980-е годы, существенно ниже RED7. Это довольно крупные здания, но они не были связаны с Садовым кольцом. Они казались немного потерянными, им не хватало локомотива. Угловой квартал пустовал несколько десятилетий. Теперь это выглядит как поезд с большим паровозом и тремя вагонами.
Жилой комплекс RED7
© MVRDV
Комплекс международных банков на проспекте Сахарова
A.Savin (WikiCommons) CC BY-SA 3.0 / 2007

справка
Комплекс международных банков (ВЭБ, МИБ, МБЭС) был спроектирован авторским коллективом архитекторов во главе с Д.И. Бурдиным с 1973 по 1978 год. Строительство комплекса продолжалось с 1980-го по 1986-й год. На строительстве работали приглашённые специалисты из стран-членов СЭВ. Внешние панели зданий облицованы румынским травертином, цоколь – гранитом.
 
Изучали ли вы, что находилось на территории проекта RED7 до сноса исторического квартала в 1973 году? Хотели ли вы как-то передать память об этих зданиях?
 
Да, у нас были фотографии зданий, которые были там до прокладки проспекта. Они были гораздо ниже, у них был совсем другой характер. Этот снос, конечно, был очень решительным градостроительным жестом. И новая застройка, по сути, никогда не была закончена.
 
За прошедшие годы окружающий контекст изменился так сильно, что было бы странно предложить восстановить все как было. Мы старались связать свой проект с тем, что сегодня находится по соседству, с масштабом проспекта Сахарова. Было ясно, что новое здание должно быть гораздо крупнее.
Дом на углу Садовой-Спасской и улицы Маши Порываевой
Фотография © В.И. Разин / из семейного архива / 1973
Дом на углу Садовой-Спасской и улицы Маши Порываевой
Почтовая открытка, 1905–1913

 
справка
В угловом доме Юрасовых по адресу Домниковская, д. 2 располагалась дешёвая гостиница «Москва», преобразованная в жилищное товарищество. Ильф и Петров упоминают ее в романе «Двенадцать стульев» как место жительства Авессалома Изнурёнкова.


В жилых домах 6-10 по Домниковской в первых этажах были магазинчики и парикмахерская. Во дворах квартала находились Домниковские бани, описанные в рассказе Эдуарда Лимонова «Бани на улице Маши Порываевой». В середине XIX века бани работали на чистой воде из Мытищинского водопровода. Весь квартал был снесен в 1974 году для прокладки проспекта Сахарова.

Любопытным образом комплекс RED7 объединяет в себе все функции исторического квартала – жилую, торговую. Даже «помывочную» функцию бань теперь должен подхватить фитнес-клуб со СПА-комплексом.

Жилой комплекс RED7
© MVRDV

Среди ваших проектов есть здания, выполненные на основе того же принципа «кубиков» – Valley и Westerpark West в Амстердаме (2015), The Sax в Роттердаме (2017), Mission Rock в Сан-Франциско (2019). Можно ли назвать этот принцип вашим фирменным стилем? Каковы его практические преимущества?
 
У нас есть несколько «фирменных стилей». Эти проекты действительно относятся к одной из категорий, но между ними много различий. Их объединяет общая идея – проектирование «фасада с видами», это наше универсальное стремление. Кроме этого, мы стараемся предлагать разные планировки квартир, не дублировать их с этажа на этаж, а создавать коллекцию квартир разных типов.
  • zooming
    1 / 8
    Комплекс Mission Rock – здание А
    © Pixelflakes
  • zooming
    2 / 8
    Комплекс Mission Rock – здание А
    © Pixelflakes
  • zooming
    3 / 8
    Комплекс The Sax
    © MVRDV
  • zooming
    4 / 8
    Комплекс Valley
    © Vero Visuals
  • zooming
    5 / 8
    Комплекс The Sax
    © WAX Architectural Visualisations
  • zooming
    6 / 8
    Жилой комплекс Pixel
    © IMKAN
  • zooming
    7 / 8
    Небоскреб Рёдовре
    © MVRDV
  • zooming
    8 / 8
    Небоскреб Рёдовре
    © MVRDV

Можно ли сказать, что вы в MVRDV изобрели этот принцип создания дома из кубиков, или он использовался кем-то раньше?
 
Многие архитекторы использовали этот подход, например, Моше Сафди, который в 1967 году построил Habitat в Монреале. Голландские структуралисты, такие как Херман Хертцбергер, строили подобные дома в Нидерландах в 1970-е. Его офисное здание в Апельдорне использует сходный геометрический принцип, и мы видели эти постройки с детства. С другой стороны, мне кажется, это знак нашего времени – мне этот образ кажется очень современным.
Жилой массив Habitat `67
Фото: Wladyslaw via Wikimedia Commons. Лицензия GNU Free Documentation License, Version 1.2
Херман Хертцбергер, офисное здание в Апельдорне, 1972
Фотография: Apdency / CC BY-SA 3.0
zooming
Башня «Накагин» в Токио, Кисё Курокава, 1972
Источник фото: prtimes.jp. Предоставлено NakaginCapsuleTower

Walden 7, Ricardo Bofill and Taller de Arquitectura, Barcelona, 1974 Риккардо Бофилл Леви, башня Walden 7, Барселона, 1974 / фотография Barnabas Calder  via flickr.com
 
 
При всем сходстве между проектами, в Москве есть кое-что, чего нет в Сан-Франциско и даже Амстердаме – это снег. Что будет происходить со снежным покровом на уступах дома
RED7?
 
Мне кажется, снег будет очень хорошо смотреться на фоне красного здания. Сейчас стоят серые дни, и большинство окружающих домов – белые, серые, бежевые, все немного сливается. Красный дом будет ярким акцентом.
 
В RED7 спроектированы небольшие балконы, над некоторыми есть навесы. Там будет очень приятно посидеть летним днем, а если вы захотите посидеть там зимой, их очень легко подметать. Просто смахните снег!

Жилой комплекс RED7
© MVRDV
Жилой комплекс RED7
© MVRDV
Жилой комплекс RED7
© MVRDV

В России есть традиция стеклить балконы, видимо, чтобы получить больше квадратных метров, но в нашем доме балконы как бы сдвигаются назад друг над другом. Мы специально продумали это решение, чтобы их было непросто застеклить.

Как вам кажется, что делает RED7 уникальным?
 
Мне кажется, это его очень сложная необычная форма. Мы обсуждали, какие соображения на нее повлияли, но в результате дом выглядит совершенно по-разному из каждой точки. С каждым шагом меняется его силуэт.
 
Сегодня мы были внутри, там уже виден просторный атриум – там будут замечательные общественные пространства. Этот дом – не из тех, где вы не видите своих соседей. Если вы захотите, будете с ними постоянно встречаться: в доме есть клубная зона с большим балконом, фитнес-центр с бассейном. Кстати, они будут доступны не только для жителей дома, они станут центром притяжения для района.

Нам было бы не так интересно строить просто одни квартиры. В этом случае мы строим особый коллективный образ жизни: вы не одиноки в своей башне, здесь задуманы пространства, где вы можете сталкиваться с другими жильцами. А можете просто помахать соседу с балкона.
Жилой комплекс RED7
© MVRDV
Жилой комплекс RED7
© MVRDV

В доме предусмотрены квартиры разных размеров, от одной до четырех комнат. Как вы представляете себе портрет жителя RED7?
 
Мы никогда заранее не знаем, кто поселится в наших домах. Но, я думаю, это люди, которым нравится городской образ жизни, которые ценят определенный комфорт и возможность жить в «доме с адресом», в узнаваемом доме. Надеюсь, что с течением времени здесь будут жить люди разных поколений, разные типы семей. Мы видим это на примере многих проектов – как постепенно формируется сообщество жильцов. Такой дом позволяет им чувствовать свою принадлежность, делить общие переживания, связывает их вместе, хотя они и сохраняют свою индивидуальность.
 
Для кого, как вам кажется, предназначены 4-комнатные апартаменты? Можете ли вы там представить семьи с детьми?
 
Я не думаю, что это здание в первую очередь предназначено для больших семей, но, с другой стороны, почему нет? Я думаю, очень классно расти в таком доме, со своим фитнес-клубом, бассейном, кинотеатром, большим балконом, длинными коридорами, по которым можно бегать. Может быть, это не лучший район, чтобы гулять с детьми, но в доме будут крытые общественные пространства и даже внутренний сад в дальней от улицы части здания.
 
Это происходит во всех городах мира: если вы выбираете жизнь в центре Амстердама, у вас не будет собственного дворика, но вы всегда сможете сходить в парк. Для кого-то это неприемлемо, для других людей это нормально. Для них важнее жить в городе, чем иметь свой сад.
  • zooming
    1 / 10
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    2 / 10
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    3 / 10
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    4 / 10
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    5 / 10
    Жилой комплекс RED7
    Фотография макета предоставлена APEX
  • zooming
    6 / 10
    Жилой комплекс RED7
    Фотография макета предоставлена APEX
  • zooming
    7 / 10
    Жилой комплекс RED7. Развертка улицы
    © MVRDV
  • zooming
    8 / 10
    Жилой комплекс RED7. Развертка
    © MVRDV
  • zooming
    9 / 10
    Жилой комплекс RED7. Развертка улицы
    © MVRDV
  • zooming
    10 / 10
    Жилой комплекс RED7. Отношение с соседним зданием
    © MVRDV

Но RED7 не относится к категории доступного жилья, верно?
 
Нет, это точно не доступное жилье. Это скорее категория люкс. Но вообще мы строим много доступного жилья и всегда стараемся, чтобы многоквартирные дома были узнаваемы, чтобы они становились интересным дополнением к городу. Не обязательно проектировать только оперы и музеи, чтобы строить заметные здания. Многоквартирный дом тоже может быть высказыванием, может стать объектом, который люди помещают на свою ментальную карту.
 
Я надеюсь, со временем RED7 станет одной из достопримечательностей Москвы.

 
Как разделились роли между MVRDV и вашим российским партером, бюро APEX?
 
Мы очень довольны этим сотрудничеством. К счастью, цифровые технологии позволяют работать над проектом совместно. Это сравнительно молодое бюро – большинство сотрудников APEX моложе членов команды MVRDV. Мне кажется, они горят настоящей страстью к архитектуре. Мы в большей степени отвечали за дизайн, а они сделали все от них зависящее, чтобы добиться максимально возможного качества. Они разрабатывали рабочую документацию, но это не было чисто технической работой. На стадии 3D-моделей они помогали нам, а мы им, чтобы спроектировать мелкие детали, которые еще не видны на стадии концепции, подобрать материалы. Конкурсный проект был разработан в очень короткие сроки. В целом он не изменился, просто был отточен в результате этой совместной работы.
Якоб ван Рейс показывает Сергею Кузнецову дом RED7 в процессе строительства. 01.2022
Фотография: ГК «Основа»
Якоб ван Рейс показывает Сергею Кузнецову дом RED7 в процессе строительства. 01.2022
Фотография: ГК «Основа»

Довольны ли вы качеством реализации проекта?
 
Да-да, очень доволен! Сейчас готов только каркас здания: этажи, общий объем, скоро приедут окна. Пока еще не на что смотреть в смысле фактуры, но уже видна крупная эффектная форма в городском контексте. Это очень приятно видеть, уже хочется фотографировать его с разных сторон.
 
Мы все еще работаем над фасадами, заказали очень красивый облицовочный кирпич, изготовленный специально для этого проекта в Германии. В доме будут очень интересные общественные интерьеры и освещение, разработанные известным голландским дизайнером Сабиной Марселис. Я сегодня впервые увидел пространство атриума без лесов, и оно производит очень сильное впечатление. Это настоящий сюрприз, потому что снаружи вы не видите никаких намеков на атриум.
Жилой комплекс RED7
© MVRDV

Планировки квартир еще не выстроены, но уже можно зайти в эти пустые пространства, оценить их простор, посмотреть из окон. Виды, особенно на верхних этажах, замечательные. Уже можно почувствовать, как здорово здесь будет жить.
Мастерская:
MVRDV
Проектное бюро АПЕКС http://apex-project.ru/
Проект:
Жилой комплекс RED7
Россия, Москва, проспект Академика Сахарова, 11

Авторский коллектив:
Концепция – MVRDV LLC
Architect: MVRDV
Principal in charge: Jacob van Rijs
Partner: Frans de Witte
Design team: Fedor Bron, Mick van Gemert, Elija Kozak, Daniele Zonta, Sandra Jasionyte, Fouad Addou, Gerard Heerink, Iker Perez
Visualization: Antonio Luca Coco, Davide Calabro, Pavlos Ventouris, Tomaso Maschietti, Kirill Emelianov, Luca Piattelli
Strategy & Development: Willeke Vester, Bart Dankers, Elija Kozak 
Copyright: MVRDV
MVRDV Winy Maas, Jacob van Rijs, Nathalie de Vries
Генпроектировщик – ООО «Проектное бюро «АПЕКС»

2017 — 2019 / 2020

Заказчик – ГК Основа

07 Февраля 2022

Марина Хрусталева

Беседовала:

Марина Хрусталева
Похожие статьи
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Сергей Надточий: «В своем исследовании мы формулируем,...
Недавно АБ ATRIUM анонсировало почти завершенное исследование, посвященное форматам проектирования современных образовательных пространств. Говорим с руководителем проекта Сергеем Надточим о целях, задачах, специфике и структуре будущей книги, в которой порядка 300 страниц.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Технологии и материалы
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Сейчас на главной
Формула жилья
Гигантский квартал социального жилья «Байцзывань» по соседству с Центральным деловым районом Пекина для звездного китайского бюро MAD стал первым проектом подобного типа.
Приют цифрового кочевника
Апарт-гостиница, спроектированная бюро GAFA для центрального округа Москвы, предлагает гостям проживать привычную рутину через новый пространственный опыт, а также претендует на статус художественной доминанты.
Вторая, лучшая жизнь
Бюро Powerhouse Company, Atelier Oslo и Lundhagem выиграли конкурс на проект реконструкции Центральной библиотеки в Роттердаме. Они планируют не только приспособить ее к современным требованиям, но и ликвидировать последствия экономии бюджета во время изначального строительства.
Белый пароход
Лицей Ла-Провиданс в бретонском Сен-Мало по проекту бюро ALTA соединил местные традиции и ресурсоэффективность.
Множество террас
Музей Циньтай по проекту бюро Atelier Deshaus вписался в прибрежный ландшафт, имитируя плавную неровность рельефа.
Кузнецовская Москва
В Музее архитектуры открылась выставка «Москва. Реальное». Она объединяет 33 объекта, реализованных полностью или частично и спроектированных в период последних 10 лет, на протяжении которых Сергей Кузнецов был главным архитектором города. Несмотря на дисклеймеры кураторов, выставка представляется еще одним, достаточно стерильным, срезом новейшей истории архитектуры Москвы, периода, еще не завершенного. Авторы каталога говорят о третьей волне модернизма в российской архитектуре.
Внутри смартфона
Офис компании VLP в Санкт-Петербурге напоминает современный гаджет – компактный, минималистичный и контрастный. Из других особенностей: зонирование с помощью растений и кабинет руководителей рядом с общей кухней.
Просьба не беспокоить
Secret Boutique Hotel, открывшийся в деловом квартале «Московский шелк», предлагает своим гостям камерность и приватность. Бюро Archpoint сделало каждый номер в чем-то особеным, а также продумало пространства для деловых или очень неформальных встреч.
Лесная шкатулка
Храм Вознесения Господня, построенный под Выборгом на фундаменте финской усадьбы, встраивается в пейзаж, достойный кисти Ивана Шишкина или Исаака Левитана. Внутреннее убранство храма одновременно минималистично и наполнено отсылками к истории места.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Мост-завиток
Проект пешеходного моста, предложенного архитекторами бюро ATRIUM Веры Бутко и Антона Надточего для Алматы, стал победителем премии A+A Awards портала Architizer в номинации «Непостроенная транспортная инфраструктура». Он и правда хорош: «висячий сад» в бетонных колоннах-кадках над городской трассой сопровожден завитками деревянных пандусов, которые в ключевой точке складываются в элемент национальной орнаментики.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Душой и телом
Частный спа-комплекс, напоминающий галерею искусств: барельефы из переработанного пластика в зоне бассейна, NFT-искусство в баре и антикварная мебель в комнатах отдыха.
Новая устойчивость
Экспозиция молодых архитекторов NEXT стала одним из самых ярких и эмоционально насыщенных событий прошедшей Арх Москвы. Предлагаем виртуально познакомиться со всеми 13 объектами.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Неоновая трансформация
Устаревший сингапурский молл 1990-х превращен бюро SPARK в яркий молодежный аттракцион. Кроме перепланировки, архитекторы занимались «содержательной» стороной и большую роль отвели инфографике и указателям, в том числе неоновым.
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Горская гавань
Конкурс на концепцию развития территории «Горская» завершился победой консорциума под лидерством Wowhaus, однако проект, вероятно, реализован не будет. Рассказываем о причинах и публикуем предложения победителей.
История вопроса
Эрик Валеев и бюро IQ разработали экспозиционный дизайн для выставки «Россия. Дорогами цивилизаций» в Историческом музее.
Под лаской пледа
Для семейной кондитерской в спальном районе Минска ZROBIM Architects создавали уютный интерьер без налета старомодности с помощью разнообразных фактур, штучной мебели и продуманного освещения.
Правильное хранение
Обновляя интерьер винного бутика на территории алтайского курорта, архитекторы студии Balcon сделали ассортимент частью дизайна и позаботились об условиях хранения.
Три слагаемых культуры
В Шэньчжэне завершилось строительство культурного центра района Баоань по проекту Rocco Design Architects. Третьим и самым важным его элементом стало здание театра.
Пресса: Сергей Скуратов: «Садовые кварталы» — это зеркало...
В начале 2022 года была завершена застройка жилых корпусов «Садовых кварталов» — знакового для Москвы комплекса, строившегося более десяти лет. О том, что в проекте удалось, что не удалось, о радостях и трудностях совместной работы звезд архитектуры рассказал знаменитый архитектор Сергей Скуратов.