Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может быть высказыванием»

Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.

mainImg
Мастерская:
MVRDV
Проектное бюро АПЕКС http://apex-project.ru/
Проект:
Жилой комплекс RED7
Россия, Москва, проспект Академика Сахарова, 11

Авторский коллектив:
Концепция – MVRDV LLC
Architect: MVRDV
Principal in charge: Jacob van Rijs
Partner: Frans de Witte
Design team: Fedor Bron, Mick van Gemert, Elija Kozak, Daniele Zonta, Sandra Jasionyte, Fouad Addou, Gerard Heerink, Iker Perez
Visualization: Antonio Luca Coco, Davide Calabro, Pavlos Ventouris, Tomaso Maschietti, Kirill Emelianov, Luca Piattelli
Strategy & Development: Willeke Vester, Bart Dankers, Elija Kozak 
Copyright: MVRDV
MVRDV Winy Maas, Jacob van Rijs, Nathalie de Vries
Генпроектировщик – ООО «Проектное бюро «АПЕКС»

2017 — 2019 / 2020 — 4.2024

Заказчик – ГК Основа
Марина Хрусталева, Архи.ру:
Якоб, я знаю, что это не первый проект MVRDV в России, вы приезжали сюда уже много раз, участвовали в нескольких международных конкурсах (Охтинский мыс и Конюшенное ведомство в Петербурге, территория завода «Серп и Молот» и парк Зарядье в Москве). Что Россия значит для вашей команды? Почему вы так настойчиво стремились построить что-то в России?
zooming

Якоб ван Рейс:
Хороший вопрос! Этот интерес исходит с обеих сторон. Большинство проектов, которые вы упомянули, были приглашенными конкурсами. Инициатива исходила из России, нас приглашали. Но, конечно, для нас честь участвовать в конкурсах такого уровня, на таких интересных площадках, со сложной программой. Конечно, российский рынок для нас до сих пор еще не совсем понятен, но вместе с тем мы видим, что многим известным архитекторам удается реализовывать здесь интересные проекты.
 
Кроме этого, русская архитектура занимала очень важное место в нашем образовании.

Ранний модернизм служил для нас источником вдохновения. Можно сказать, что у нас есть в этом смысле есть общая история, взаимосвязь между Баухаузом, русской и голландской архитектурой.
 
Вы говорите о русском авангарде, архитектуре 1920-х годов?
 
Да, конечно. Мы все учились в Техническом университете Дельфта, это школа с очень сильной модернистской традицией. Это не тот тип университета, где вы начинаете с изучения истории – история там начинается с начала ХХ века, это первое, что вы видите, открыв учебник. Древняя Греция и Древний Рим появляются в программе позже. По крайней мере, так было, когда я учился.
 
Когда вы впервые приехали в Москву?
 
Первый раз меня пригласили прочесть в Москве лекцию, это было лет 15 назад. Тогда мне организовали экскурсию по шедеврам русского авангарда. В то время многие из этих зданий были в плохой форме, практически рассыпались на части. С тех пор некоторые их них отреставрировали. Мне было интересно увидеть, что Москва – современный город, почувствовать ее масштаб, ее ритм.
 
Есть ли у вас любимое здание или район в Москве?
 
Как любой архитектор, приезжающий в Москву, я стараюсь использовать каждый визит, чтобы посмотреть те или иные достопримечательности или общественные пространства. У меня до сих пор очень фрагментарное представление о городе, но с каждым приездом фрагменты постепенно складываются в единую картину. Мне нравится масштаб Садового Кольца – он больше, чем кольцо бульваров в Париже, но центр все еще обозрим. Во время поездок по Садовому я начинаю немного ориентироваться в городе.

Вообще, в каждом городе я стараюсь посетить парк – в Москве это Парк Горького. Мне всегда интересно посмотреть, что там происходит, почувствовать атмосферу города.
 
Итак, RED7 – ваша первая постройка в России, до этого были только конкурсные проекты?
 
Да, у нас было несколько проектов за последние годы. Много лет назад мы сделали маленький проект для Дубны, но он так и не был реализован. Мы участвовали в нескольких конкурсах и даже выиграли один («Серп и Молот»), но из этого тоже ничего не получилось. Тем не менее, это были потрясающие возможности. Рано или поздно что-то должно было материализоваться, и это случилось тогда, когда мы меньше всего ожидали.
zooming
Архитектурно-градостроительная концепция территории завода «Серп и молот»
© MVRDV & ПРОЕКТУС & LAPLAB

В случае с RED7 это тоже был конкурс, и сначала нам показалось, что у нас на него нет времени. Но заказчик, ГК «Основа», был очень заинтересован в нашем участии, мы все же нашли время на разработку концепции, и это оказался удачный момент. Все произошло очень быстро: мы сделали первоначальный макет и потом уже дорабатывали проект на его основе. 
Жилой комплекс RED7
© MVRDV

Очень важно, что конкурс был организован в два этапа: мы подали свою заявку на первый этап, и потом у нас была возможность для диалога с заказчиком и обмена идеями. Очень важно вовремя понять, что ему нравится в нашем подходе, а что на самом деле стоит исправить. Обратная связь позволяет получить гораздо более качественный результат – именно так я работаю со своими студентами. Они разрабатывают проект, потом мы устраиваем предзащиту (mid-term), и у них остается возможность усовершенствовать свою идею. Такое взаимодействие необходимо.
 
В общем, проектная стадия заняла очень короткое время – около двух лет. Многие проекты развиваются гораздо дольше. Нас это очень впечатлило. В 2017 году мы начали проектирование, а сейчас каркас здания уже построен: для такого масштабного проекта это довольно быстро.
 
В одном из интервью вы говорили: «Форма здания RED7 родилась из абстрактного наложения классических силуэтов московских зданий. Многочисленные линии и сложная геометрия накладываются друг на друга, никогда не идут в параллели». Не могли бы вы рассказать об этом подходе подробнее? Какие именно классические силуэты вы использовали в формировании образа RED7?
 
Эта форма родилась из нескольких обстоятельств: урбанистического контекста, зонирования ПЗЗ, программы здания, заданного девелопером метража. Нам было интересно оптимизировать виды, и зигзагообразная форма стала удачным решением этой задачи. Благодаря этим изломам увеличивается поверхность фасада. Само здание достаточно глубокое в плане, и ступенчатое решение фасада позволяет нам рационально использовать эту глубину.
  • zooming
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV

Что же касается контекста и моих впечатлений, я вспоминаю свою первую поездку в Москву. Я стремился увидеть памятники русского авангарда, но на самом деле я сделал гораздо больше фотографий сталинских высоток и построек начала ХХ века.
 
Неожиданно высотки понравились мне своим силуэтом, тем, как они виднеются издалека практически в любой точке в центре города. Мне даже было немного стыдно, что они привлекли меня больше, чем модернистская архитектура, но они показались мне настоящим символом Москвы.


Это часть подчерка города, его горизонта.
Мы использовали эти ступенчатые силуэты в рисунке фасада: они повторяются несколько раз, сверху еще одна пирамида перевернута вниз головой. Они как бы впечатаны, вдавлены в здание в зоне входов и в угловой части, как трехмерные слепки, как «негативное пространство». Это не буквальное копирование, но абстрактное упрощенное отображение силуэтов московских башен. Как будто бы их нарисовал ребенок, чем-то они напоминают новогодние елки.

Кроме этого, на нас повлияло здание Наркомзема, которое находится через дорогу. Нам понравились угловые окна и красно-оранжевый цвет фасада. Недавно его перекрасили, он стал каким-то розоватым. Надеюсь, его все же перекрасят обратно, это какая-то ошибка.
 
В общем, RED7 – это синтез двух влияний, дитя двух родителей – модернистского и классического. Мне кажется, в итоге получился очень московский, очень контекстуальный дом.

 
  • zooming
    1 / 5
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    2 / 5
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    3 / 5
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    4 / 5
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    5 / 5
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV

 
Вы упомянули оптимизацию видов. Вы имеете в виду виды ИЗ квартир?
 
Да, конечно. Сегодня мы побывали в доме и убедились, что все сработало, даже лучше, чем мы могли представить. Когда ты проектируешь здание, ты понимаешь, что такие уступы должны раскрыть дополнительные виды из окон. Но будучи в доме, ты понимаешь, что эти открытые углы обеспечили гораздо более впечатляющие панорамы, чем мы ожидали. Одновременно можно видеть и сталинские высотки, и Сити. В плоском здании никогда не удалось бы достичь такого эффекта.
  • zooming
    1 / 4
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    2 / 4
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    3 / 4
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    4 / 4
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV

Я хотела бы вас спросить о видах НА дом. На Архитектурном совете в 2018 году звучали опасения, что такое массивное здание может перекрыть привычные виды в районе Садового кольца, и даже заслонить вид на высотное здание у Красных ворот. Постарались ли вы учесть эти замечания и пересмотреть объем здания?
 
Да, мы проанализировали эти замечания. Интересно, что это здание выглядит по-разному с каждой точки. Вид на него меняется по мере того, как вы движетесь, меняется восприятие его объема, силуэта и цвета. Это не небоскреб и не низкая постройка, это здание средней высоты. Это непростой жанр, в мире не так уж много знаменитых «средних» зданий. Высотка по соседству гораздо выше RED7. Он не задает масштаб города, но задает масштаб своего района.
Жилой комплекс RED7
© MVRDV

Тем не менее, RED7 почти в два раза выше здания Наркомзема. Чем вы руководствовались, выбирая высоту своего проекта?
 
Проспект Сахарова – довольно широкая улица, она соединяет Садовое кольцо с центральной исторической частью города. Здание Наркомзема было построено раньше, чем был проложен проспект, и его более эффектная часть смотрит на Садовое кольцо с другой стороны. До сих пор не было ничего, что подчеркивало бы начало проспекта Сахарова. RED7 вместе с Наркомземом формируют парадный портал, два красных здания. Если честно, я не знал, что значит название станции метро, Красные Ворота, пока кто-то не сказал мне: «Смотри, да вы же как раз предлагаете построить тут красные ворота!».

У нас было несколько вариантов цветового решения, лидировали белый и красный. Был короткий период сомнений и дискуссий, но тут все сложилось – мы поняли, что здание точно должно быть красным. Не ярко-алым, но таким тепло-красным.
 
Нам кажется, оно станет своего рода визуальным маркером. Когда едешь по Садовому кольцу, иногда возникает мысль: «Так, а где это я сейчас?». Такие здания-маяки помогают сориентироваться в пространстве.
 
Три здания банков на проспекте Сахарова, построенные в 1980-е годы, существенно ниже RED7. Это довольно крупные здания, но они не были связаны с Садовым кольцом. Они казались немного потерянными, им не хватало локомотива. Угловой квартал пустовал несколько десятилетий. Теперь это выглядит как поезд с большим паровозом и тремя вагонами.
Комплекс международных банков на проспекте Сахарова
A.Savin (WikiCommons) CC BY-SA 3.0 / 2007
Дом на углу Садовой-Спасской и улицы Маши Порываевой
Фотография © В.И. Разин / из семейного архива / 1973

справка
Комплекс международных банков (ВЭБ, МИБ, МБЭС) был спроектирован авторским коллективом архитекторов во главе с Д.И. Бурдиным с 1973 по 1978 год. Строительство комплекса продолжалось с 1980-го по 1986-й год. На строительстве работали приглашённые специалисты из стран-членов СЭВ. Внешние панели зданий облицованы румынским травертином, цоколь – гранитом.
 
Изучали ли вы, что находилось на территории проекта RED7 до сноса исторического квартала в 1973 году? Хотели ли вы как-то передать память об этих зданиях?
 
Да, у нас были фотографии зданий, которые были там до прокладки проспекта. Они были гораздо ниже, у них был совсем другой характер. Этот снос, конечно, был очень решительным градостроительным жестом. И новая застройка, по сути, никогда не была закончена.
 
За прошедшие годы окружающий контекст изменился так сильно, что было бы странно предложить восстановить все как было. Мы старались связать свой проект с тем, что сегодня находится по соседству, с масштабом проспекта Сахарова. Было ясно, что новое здание должно быть гораздо крупнее.
Дом на углу Садовой-Спасской и улицы Маши Порываевой
Почтовая открытка, 1905–1913
Жилой комплекс RED7
© MVRDV

 
справка
В угловом доме Юрасовых по адресу Домниковская, д. 2 располагалась дешёвая гостиница «Москва», преобразованная в жилищное товарищество. Ильф и Петров упоминают ее в романе «Двенадцать стульев» как место жительства Авессалома Изнурёнкова.


В жилых домах 6-10 по Домниковской в первых этажах были магазинчики и парикмахерская. Во дворах квартала находились Домниковские бани, описанные в рассказе Эдуарда Лимонова «Бани на улице Маши Порываевой». В середине XIX века бани работали на чистой воде из Мытищинского водопровода. Весь квартал был снесен в 1974 году для прокладки проспекта Сахарова.

Любопытным образом комплекс RED7 объединяет в себе все функции исторического квартала – жилую, торговую. Даже «помывочную» функцию бань теперь должен подхватить фитнес-клуб со СПА-комплексом.

  • zooming
    1 / 8
    Комплекс The Canyon
    © Pixelflakes
  • zooming
    2 / 8
    Комплекс The Canyon
    © Pixelflakes
  • zooming
    3 / 8
    Комплекс The Sax
    © MVRDV
  • zooming
    4 / 8
    Комплекс Valley
    © Vero Visuals
  • zooming
    5 / 8
    Комплекс The Sax
    © WAX Architectural Visualisations
  • zooming
    6 / 8
    Жилой комплекс Pixel
    © IMKAN
  • zooming
    7 / 8
    Небоскреб Рёдовре
    © MVRDV
  • zooming
    8 / 8
    Небоскреб Рёдовре
    © MVRDV

Среди ваших проектов есть здания, выполненные на основе того же принципа «кубиков» – Valley и Westerpark West в Амстердаме (2015), The Sax в Роттердаме (2017), Mission Rock в Сан-Франциско (2019). Можно ли назвать этот принцип вашим фирменным стилем? Каковы его практические преимущества?
 
У нас есть несколько «фирменных стилей». Эти проекты действительно относятся к одной из категорий, но между ними много различий. Их объединяет общая идея – проектирование «фасада с видами», это наше универсальное стремление. Кроме этого, мы стараемся предлагать разные планировки квартир, не дублировать их с этажа на этаж, а создавать коллекцию квартир разных типов.
Жилой массив Habitat `67
Фото: Wladyslaw via Wikimedia Commons. Лицензия GNU Free Documentation License, Version 1.2

Можно ли сказать, что вы в MVRDV изобрели этот принцип создания дома из кубиков, или он использовался кем-то раньше?
 
Многие архитекторы использовали этот подход, например, Моше Сафди, который в 1967 году построил Habitat в Монреале. Голландские структуралисты, такие как Херман Хертцбергер, строили подобные дома в Нидерландах в 1970-е. Его офисное здание в Апельдорне использует сходный геометрический принцип, и мы видели эти постройки с детства. С другой стороны, мне кажется, это знак нашего времени – мне этот образ кажется очень современным.
Херман Хертцбергер, офисное здание в Апельдорне, 1972
Фотография: Apdency / CC BY-SA 3.0
zooming
Башня «Накагин» в Токио, Кисё Курокава, 1972
Источник фото: prtimes.jp. Предоставлено NakaginCapsuleTower
Жилой комплекс RED7
© MVRDV

Walden 7, Ricardo Bofill and Taller de Arquitectura, Barcelona, 1974 Риккардо Бофилл Леви, башня Walden 7, Барселона, 1974 / фотография Barnabas Calder  via flickr.com
 
 
При всем сходстве между проектами, в Москве есть кое-что, чего нет в Сан-Франциско и даже Амстердаме – это снег. Что будет происходить со снежным покровом на уступах дома
RED7?
 
Мне кажется, снег будет очень хорошо смотреться на фоне красного здания. Сейчас стоят серые дни, и большинство окружающих домов – белые, серые, бежевые, все немного сливается. Красный дом будет ярким акцентом.
 
В RED7 спроектированы небольшие балконы, над некоторыми есть навесы. Там будет очень приятно посидеть летним днем, а если вы захотите посидеть там зимой, их очень легко подметать. Просто смахните снег!

Жилой комплекс RED7
© MVRDV
Жилой комплекс RED7
© MVRDV
Жилой комплекс RED7
© MVRDV

В России есть традиция стеклить балконы, видимо, чтобы получить больше квадратных метров, но в нашем доме балконы как бы сдвигаются назад друг над другом. Мы специально продумали это решение, чтобы их было непросто застеклить.

Как вам кажется, что делает RED7 уникальным?
 
Мне кажется, это его очень сложная необычная форма. Мы обсуждали, какие соображения на нее повлияли, но в результате дом выглядит совершенно по-разному из каждой точки. С каждым шагом меняется его силуэт.
 
Сегодня мы были внутри, там уже виден просторный атриум – там будут замечательные общественные пространства. Этот дом – не из тех, где вы не видите своих соседей. Если вы захотите, будете с ними постоянно встречаться: в доме есть клубная зона с большим балконом, фитнес-центр с бассейном. Кстати, они будут доступны не только для жителей дома, они станут центром притяжения для района.

Нам было бы не так интересно строить просто одни квартиры. В этом случае мы строим особый коллективный образ жизни: вы не одиноки в своей башне, здесь задуманы пространства, где вы можете сталкиваться с другими жильцами. А можете просто помахать соседу с балкона.
Жилой комплекс RED7
© MVRDV
  • zooming
    1 / 10
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    2 / 10
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    3 / 10
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    4 / 10
    Жилой комплекс RED7
    © MVRDV
  • zooming
    5 / 10
    Жилой комплекс RED7
    Фотография макета предоставлена APEX
  • zooming
    6 / 10
    Жилой комплекс RED7
    Фотография макета предоставлена APEX
  • zooming
    7 / 10
    Жилой комплекс RED7. Развертка улицы
    © MVRDV
  • zooming
    8 / 10
    Жилой комплекс RED7. Развертка
    © MVRDV
  • zooming
    9 / 10
    Жилой комплекс RED7. Развертка улицы
    © MVRDV
  • zooming
    10 / 10
    Жилой комплекс RED7. Отношение с соседним зданием
    © MVRDV

В доме предусмотрены квартиры разных размеров, от одной до четырех комнат. Как вы представляете себе портрет жителя RED7?
 
Мы никогда заранее не знаем, кто поселится в наших домах. Но, я думаю, это люди, которым нравится городской образ жизни, которые ценят определенный комфорт и возможность жить в «доме с адресом», в узнаваемом доме. Надеюсь, что с течением времени здесь будут жить люди разных поколений, разные типы семей. Мы видим это на примере многих проектов – как постепенно формируется сообщество жильцов. Такой дом позволяет им чувствовать свою принадлежность, делить общие переживания, связывает их вместе, хотя они и сохраняют свою индивидуальность.
 
Для кого, как вам кажется, предназначены 4-комнатные апартаменты? Можете ли вы там представить семьи с детьми?
 
Я не думаю, что это здание в первую очередь предназначено для больших семей, но, с другой стороны, почему нет? Я думаю, очень классно расти в таком доме, со своим фитнес-клубом, бассейном, кинотеатром, большим балконом, длинными коридорами, по которым можно бегать. Может быть, это не лучший район, чтобы гулять с детьми, но в доме будут крытые общественные пространства и даже внутренний сад в дальней от улицы части здания.
 
Это происходит во всех городах мира: если вы выбираете жизнь в центре Амстердама, у вас не будет собственного дворика, но вы всегда сможете сходить в парк. Для кого-то это неприемлемо, для других людей это нормально. Для них важнее жить в городе, чем иметь свой сад.
Якоб ван Рейс показывает Сергею Кузнецову дом RED7 в процессе строительства. 01.2022
Фотография: ГК «Основа»

Но RED7 не относится к категории доступного жилья, верно?
 
Нет, это точно не доступное жилье. Это скорее категория люкс. Но вообще мы строим много доступного жилья и всегда стараемся, чтобы многоквартирные дома были узнаваемы, чтобы они становились интересным дополнением к городу. Не обязательно проектировать только оперы и музеи, чтобы строить заметные здания. Многоквартирный дом тоже может быть высказыванием, может стать объектом, который люди помещают на свою ментальную карту.
 
Я надеюсь, со временем RED7 станет одной из достопримечательностей Москвы.

 
Как разделились роли между MVRDV и вашим российским партером, бюро APEX?
 
Мы очень довольны этим сотрудничеством. К счастью, цифровые технологии позволяют работать над проектом совместно. Это сравнительно молодое бюро – большинство сотрудников APEX моложе членов команды MVRDV. Мне кажется, они горят настоящей страстью к архитектуре. Мы в большей степени отвечали за дизайн, а они сделали все от них зависящее, чтобы добиться максимально возможного качества. Они разрабатывали рабочую документацию, но это не было чисто технической работой. На стадии 3D-моделей они помогали нам, а мы им, чтобы спроектировать мелкие детали, которые еще не видны на стадии концепции, подобрать материалы. Конкурсный проект был разработан в очень короткие сроки. В целом он не изменился, просто был отточен в результате этой совместной работы.
Якоб ван Рейс показывает Сергею Кузнецову дом RED7 в процессе строительства. 01.2022
Фотография: ГК «Основа»
Жилой комплекс RED7
© MVRDV

Довольны ли вы качеством реализации проекта?
 
Да-да, очень доволен! Сейчас готов только каркас здания: этажи, общий объем, скоро приедут окна. Пока еще не на что смотреть в смысле фактуры, но уже видна крупная эффектная форма в городском контексте. Это очень приятно видеть, уже хочется фотографировать его с разных сторон.
 
Мы все еще работаем над фасадами, заказали очень красивый облицовочный кирпич, изготовленный специально для этого проекта в Германии. В доме будут очень интересные общественные интерьеры и освещение, разработанные известным голландским дизайнером Сабиной Марселис. Я сегодня впервые увидел пространство атриума без лесов, и оно производит очень сильное впечатление. Это настоящий сюрприз, потому что снаружи вы не видите никаких намеков на атриум.

Планировки квартир еще не выстроены, но уже можно зайти в эти пустые пространства, оценить их простор, посмотреть из окон. Виды, особенно на верхних этажах, замечательные. Уже можно почувствовать, как здорово здесь будет жить.
Мастерская:
MVRDV
Проектное бюро АПЕКС http://apex-project.ru/
Проект:
Жилой комплекс RED7
Россия, Москва, проспект Академика Сахарова, 11

Авторский коллектив:
Концепция – MVRDV LLC
Architect: MVRDV
Principal in charge: Jacob van Rijs
Partner: Frans de Witte
Design team: Fedor Bron, Mick van Gemert, Elija Kozak, Daniele Zonta, Sandra Jasionyte, Fouad Addou, Gerard Heerink, Iker Perez
Visualization: Antonio Luca Coco, Davide Calabro, Pavlos Ventouris, Tomaso Maschietti, Kirill Emelianov, Luca Piattelli
Strategy & Development: Willeke Vester, Bart Dankers, Elija Kozak 
Copyright: MVRDV
MVRDV Winy Maas, Jacob van Rijs, Nathalie de Vries
Генпроектировщик – ООО «Проектное бюро «АПЕКС»

2017 — 2019 / 2020 — 4.2024

Заказчик – ГК Основа

07 Февраля 2022

Похожие статьи
Марина Егорова: «Мы привыкли мыслить не квадратными...
Карьерная траектория архитектора Марины Егоровой внушает уважение: МАРХИ, SPEECH, Москомархитектура и Институт Генплана Москвы, а затем и собственное бюро. Название Empate, которое апеллирует к словам «чертить» и «сопереживать», не должно вводить в заблуждение своей мягкостью, поскольку бюро свободно работает в разных масштабах, включая КРТ. Поговорили с Мариной о разном: градостроительном опыте, женском стиле руководства и даже любви архитекторов к яхтингу.
Андрей Чуйков: «Баланс достигается через экономику»
Екатеринбургское бюро CNTR находится в стадии зрелости: кристаллизация принципов, системность и стандартизация помогли сделать качественный скачок, нарастить компетенции и получать крупные заказы, не принося в жертву эстетику. Руководитель бюро Андрей Чуйков рассказал нам о выстраивании бизнес-модели и бонусах, которые дает архитектору дополнительное образование в сфере управления финансами.
Василий Бычков: «У меня два правила – установка на...
Арх Москва начнется 22 мая, и многие понимают ее как главное событие общественно-архитектурной жизни, готовятся месяцами. Мы поговорили с организатором и основателем выставки, Василием Бычковым, руководителем компании «Экспо-парк Выставочные проекты»: о том, как устроена выставка и почему так успешна.
Влад Савинкин: «Выставка как «маленькая жизнь»
АРХ МОСКВА все ближе. Мы поговорили с многолетним куратором выставки, архитектором, руководителем профиля «Дизайн среды» Института бизнеса и дизайна Владиславом Савинкиным о том, как участвовать в выставках, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно потраченные время и деньги.
Сергей Орешкин: «Наш опыт дает возможность оперировать...
За последние годы петербургское бюро «А.Лен» прочно закрепило за собой статус федерального, расширив географию проектов от Санкт-Петербурга до Владивостока. Получать крупные заказы помогает опыт, в том числе международный, структура и «архитектурная лаборатория» – именно в ней рождаются методики, по которым бюро создает комфортные квартиры и урбан-блоки. Подробнее о росте мастерской рассказывает Сергей Орешкин.
2023: что говорят архитекторы
Набрали мы комментариев по итогам года столько, что самим страшно. Общее суждение – в архитектурной отрасли в 2023 году было настолько все хорошо, прежде всего в смысле заказов, что, опять же, слегка страшновато: надолго ли? Особенность нашего опроса по итогам 2023 года – в нем участвуют не только, по традиции, москвичи и петербуржцы, но и архитекторы других городов: Нижний, Екатеринбург, Новосибирск, Барнаул, Красноярск.
Александра Кузьмина: «Легко работать, когда правила...
Сюжетом стенда и выступлений архитектурного ведомства Московской области на Зодчестве стало комплексное развитие территорий, или КРТ. И не зря: задача непростая и очень «живая», а МО по части работы с ней – в передовиках. Говорим с главным архитектором области: о мастер-планах и кто их делает, о том, где взять ресурсы для комфортной среды, о любимых проектах и даже о том, почему теперь мало хороших архитекторов и что делать с плохими.
Согласование намерений
Поговорили с главным архитектором Института Генплана Москвы Григорием Мустафиным и главным архитектором Южно-Сахалинска Максимом Ефановым – о том, как формируется рабочий генплан города. Залог успеха: сбор данных и моделирование, работа с горожанами, инфраструктура и презентация.
Изменчивая декорация
Члены экспертного совета премии Innovative Public Interiors Award 2023 продолжают рассуждать о том, какими будут общественные интерьеры будущего: важен предлагаемый пользователю опыт, гибкость, а в некоторых случаях – тотальный дизайн.
Определяющая среда
Человекоцентричные, технологичные или экологичные – какими будут общественные интерьеры будущего, рассказывают члены экспертного совета премии Innovative Public Interiors Award 2023.
Иван Греков: «Заказчик, который может и хочет сделать...
Говорим с Иваном Грековым, главой архитектурного бюро KAMEN, автором многих знаковых объектов Москвы последних лет, об истории бюро и о принципах подхода к форме, о разном значении объема и фасада, о «слоях» в работе со средой – на примере двух объектов ГК «Основа». Это квартал МИРАПОЛИС на проспекте Мира в Ростокино, строительство которого началось в конце прошлого года, и многофункциональный комплекс во 2-м Силикатном проезде на Звенигородском шоссе, на днях он прошел экспертизу.
Резюмируя социальное
В преддверии фестиваля «Открытый город» – с очень важной темой, посвященной разным апесктам социального, опросили организаторов и будущих кураторов. Первый комментарий – главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова, инициатора и вдохновителя фестиваля архитектурного образования, проводимого Москомархитектурой.
Прямая кривая
В последний день мая в Москве откроется биеннале уличного искусства Артмоссфера. Один из участников Филипп Киценко рассказывает, почему архитектору интересно участвовать в городских фестивалях, а также показывает свой арт-объект на Таможенном мосту.
Бетонные опоры
Архитектурный фотограф Ольга Алексеенко рассказывает о спецпроекте «Москва на стройке», запланированном в рамках Арх Москвы.
Юлий Борисов: «ЖК «Остров» – уникальный проект, мы...
Один из самых больших проектов жилой застройки Москвы – «Остров» компании Донстрой – сейчас активно строится в Мневниковской пойме. Планируется построить порядка 1.5 млн м2 на почти 40 га. Начинаем изучать проект – прежде всего, говорим с Юлием Борисовым, руководителем архитектурной компании UNK, которая работает с большей частью жилых кварталов, ландшафтом и даже предложила общий дизайн-код для освещения всей территории.
Валид Каркаби: «В Хайфе есть коллекция арабского Баухауса»
В 2022 году в порт города Хайфы, самый глубоководный в восточном Средиземноморье, заходило рекордное количество круизных лайнеров, а общее число туристов, которые корабли привезли, превысило 350 тысяч. При этом сама Хайфа – неприбранный город с тяжелой судьбой – меньше всего напоминает туристический центр. О том, что и когда пошло не так и возможно ли это исправить, мы поговорили с архитектором Валидом Каркаби, получившим образование в СССР и несколько десятилетий отвечавшим в Хайфе за охрану памятников архитектуры.
О сохранении владимирского вокзала: мнения экспертов
Продолжаем разговор о сохранении здания вокзала: там и проект еще не поздно изменить, и даже вопрос постановки на охрану еще не решен, насколько нам известно, окончательно. Задали вопрос экспертам, преимущественно историкам архитектуры модернизма.
Фандоринский Петербург
VFX продюсер компании CGF Роман Сердюк рассказал Архи.ру, как в сериале «Фандорин. Азазель» создавался альтернативный Петербург с блуждающими «чикагскими» небоскребами и капсульной башней Кисе Курокавы.
2022: что говорят архитекторы
Мы долго сомневались, но решили все же провести традиционный опрос архитекторов по итогам 2022 года. Год трагический, для него так и напрашивается определение «слов нет», да и ограничений много, поэтому в опросе мы тоже ввели два ограничения. Во-первых, мы попросили не докладывать об успехах бюро. Во-вторых, не говорить об общественно-политической обстановке. То и другое, как мы и предполагали, очень сложно. Так и получилось. Главный вопрос один: что из архитектурных, чисто профессиональных, событий, тенденций и впечатлений вы можете вспомнить за год.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Никита Токарев: «Искусство – ориентир в джунглях...
Следующий разговор в рамках конференции Яндекс Кью – с директором Архитектурной школы МАРШ Никитой Токаревым. Дискуссия, которая состоится 10 сентября в 16:00 оффлайн и онлайн, посвящена междисциплинарности. Говорим о том, насколько она нужна архитектурному образованию, где начинается и заканчивается.
Архитектурное образование: тренды нового сезона
МАРШ, МАРХИ, школа Сколково и руководители проектов дополнительного обучения рассказали нам о том, что меняется в образовании архитекторов. На что повлиял уход иностранных вузов, что будет с российской архитектурной школой, к каким дополнительным знаниям стремиться.
Архитектор в метаверс
Поговорили с участниками фестиваля креативных индустрий G8 о том, почему метавселенные – наша завтрашняя повседневность, и каким образом архитекторы могут влиять на нее уже сейчас.
Арсений Афонин: «Полученные знания лучше сразу применять...
Яндекс Кью проводит бесплатную онлайн-конференцию «Архитектура, город, люди». Мы поговорили с авторами докладов, которые могут быть интересны архитекторам. Первое интервью – с руководителем Софт Культуры. Вебинар о лайфхаках по самообразованию, в котором он участвует – в среду.
Технологии и материалы
Амфитеатры, уличное искусство и единение с природой
В сентябре 2023 года в Воронеже завершилось строительство крупнейшей в России школы вместимостью 2860 человек. Проект был возведен в знак дружбы между Россией и Республикой Беларусь и получил название «Содружество». Чем уникально новое учебное заведение, рассказали архитекторы проектного института «Гипрокоммундортранс» и специалист компании КНАУФ, поставлявшей на объект свои отделочные материалы.
Быстрее на 30%: СОД Sarex как инструмент эффективного...
Руководители бюро «МС Архитектс» рассказывают о том, как и почему перешли на российскую среду общих данных, которая позволила наладить совместную работу с девелоперами и строительными подрядчиками. Внедрение Sarex привело к сокращению сроков проектирования на 30%, эффективному решению спорных вопросов и избавлению от проблем человеческого фактора.
Византийская кладка Херсонеса
В историко-археологическом парке Херсонес Таврический воссоздается исторический квартал. В нем разместятся туристические объекты, ремесленные мастерские, музейные пространства. Здания будут иметь аутентичные фасады, воспроизводящие древнюю византийскую кладку Херсонеса. Их выполняет компания «ОртОст-Фасад».
Алюминий в многоэтажном строительстве
Ключевым параметром в проектировании многоэтажных зданий является соотношение прочности и небольшого веса конструкций. Именно эти характеристики сделали алюминий самым популярным материалом при возведении небоскребов. Вместе с «АФК Лидер» – лидером рынка в производстве алюминиевых панелей и кассет – разбираемся в технических преимуществах материала для высотного строительства.
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Клубный дом «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Сейчас на главной
СПбГАСУ 2024: кафедра Градострительства
Представляем шесть работ бакалавров и магистров, подготовленных в мастерских Юлии Янковской и Михаила Виленского. В поле исследования – полицентричность и морской контур Петербурга, преобразование агломераций, а также стандартизация общественных пространств.
Hide and seek
Дом ID Moskovskiy, спроектированный Степаном Липгартом во дворах у Московского проспекта за Обводным каналом и завершенный недавно, во-первых, достаточно точно реализован, что существенно еще и потому, что это первый дом, в котором архитектор отвечал не только за фасады, но и за планировки, и смог лучше увязать их между собой. Но интересен он как пример «прорастания» новой архитектуры в городе: она опирается на лучшие образцы по соседству и становится улучшенной и развитой суммой идей, найденных в контексте.
Музейно-концертная функция
Завершена реконструкция домашней арены клуба Real Madrid CF, стадиона Сантьяго Бернабеу: теперь здесь проще проводить концерты и другие массовые мероприятия, а новый фасад согласован с пространством города.
Амфитеатр под луной
Подарок от бюро KIDZ к своему дню рождения – поп-ап павильон на территории кластера ЛенПолиграфМаш в Санкт-Петербурге. До конца лета здесь можно отдыхать в гамаке, возиться с мягким песком, наблюдать за огромным шаром с гелием и другими людьми.
Вибрация балконов
Школа в Шанхае по проекту австралийско-китайского бюро BAU рассчитана как на традиционную, так и на ориентированную на нужды конкретного ученика форму обучения.
Митьки в арбузе
В петербургском «Манеже» открылась выставка художников «Пушкинской-10» – не заметить ее невозможно благодаря яркому дизайну, которым занималась студия «Витрувий и сыновья». Тот случай, когда архитектура перетянула на себя одеяло и встала вровень с художественным высказыванием. Хотя казалось бы – подумаешь, контейнеры и горошек.
Архитектор в городе
Прошлись по современной Москве с проектом «Прогулки с архитектором» – от ЖК LUCKY до Можайского вала. Это долго и подробно, но интересно и познавательно. Рассказываем и показываем, гуляли 4 часа.
Ре:Креация – итоги конкурса, 2 часть
Во второй части рассказываем о самой многочисленной группе номинаций – «Объекты развлечений». В ней было представлено шесть номинаций: акватермальный и банный комплексы, многофункциональный центр, парк развлечений, рыбный рынок и этноархеологический парк.
Пресса: Город большого мифа и большой обиды
Иркутск: место победы почвеннической литературы над современной архитектурой. Иркутск — «великий город с областной судьбой», как сказал когда-то поэт Лев Озеров про Питер. И это высказывание, конечно, про трагедию, но еще и про обиду на судьбу. В ряду сибирских городов Иркутск впечатлил меня не тем, что он на порядок умней, сложней, глубже остальных — хотя это так,— а ощущением устойчивой вялотекущей неврастении.
Конкурс в Коммунарке: нюансы
Институт Генплана и группа «Самолет» провели семинар для будущих участников конкурса на концепцию района в АДЦ «Коммунарка». Выяснились некоторые детали, которые будут полезны будущим участникам. Рассказываем.
Переживание звука
Для музея звука Audeum в Сеуле Кэнго Кума создал архитектуру, которая обращается к природным мотивам и стимулирует все пять чувств человека.
Кредо уместности
Первая студия выпускного курса бакалавриата МАРШ, которую мы публикуем в этом году, размышляла территорией Ризоположенского монастыря в Суздале под грифом «уместность» и в рамках типологии ДК. После сноса в 1930-е годы позднего собора в монастыре осталось просторное «пустое место» и несколько руин. Показываем три работы – одна из них шагнула за стену монастыря.
Субурбию в центр
Архитектурная студия Grad предлагает адаптировать городскую жилую ячейку к типологии и комфорту индивидуального жилого дома. Наилучшая для этого технология, по мнению архитекторов, – модульная деревогибридная система.
ГУЗ-2024: большие идеи XX века
Публикуем выпускные работы бакалавров Государственного университета по землеустройству, выполненные на кафедре «Архитектура» под руководством Михаила Корси. Часть работ ориентирована на реального заказчика и в дальнейшем получит развитие и возможную реализацию. Обязательное условие этого года – подготовка макета.
Белый свод
Herzog & de Meuron превратили руину исторического дома в центре австрийского Брегенца в «стопку» функций: культурное пространство с баром, гостиница, квартира.
WAF 2024: полшага навстречу
Всемирный фестиваль архитектуры объявил шорт-листы всех номинаций. В списки попали два наших бюро с проектами для Саудовской Аравии и Португалии. Также в сербском проекте замечен российский фотограф& Коротко рассказываем обо всех.
Не снится нам берег Японский
Для того, чтобы исследовать возможности развития нового курорта на берегу Тихого океана, конкурс «РЕ:КРЕАЦИЯ» поделили на 15 (!) номинаций, от участников требовали не меньше 3 концепций, по одной в каждой номинации, и победителей тоже 15. Среди них и студенты, и известные молодые архитекторы. Показываем первые 4 номинации: отели и апартаменты разного класса.
Годы метро. Памяти Нины Алешиной
Сегодня, 17 июля, исполняется сто лет со дня рождения Нины Александровны Алешиной – пожалуй, ключевого архитектора московского метро второй половины XX века. За сорок лет она построила двадцать станций. Публикуем текст Александра Змеула, основанный на архивных материалах, в том числе рукописи самой Алешиной, с фотографиями Алексея Народицкого.
Мост без свойств
В Бордо открылся автомобильный и пешеходный мост по проекту OMA: половина его полотна – многофункциональное общественное пространство.
Три шоу
МАРШ опять показывает, как надо душевно и атмосферно обходиться с макетами и с материями: физическими от картона до металла – и смысловыми, от вопроса уместности в контексте до разнообразных ракурсов архитектурных философий.
Квеври наизнанку
Ресторан «Мараули» в Красноярске – еще одна попытка воссоздать атмосферу Грузии без использования стереотипных деталей. Архитекторы Archpoint прибегают к приему ракурса «изнутри», открывают кухню, используют тактильные материалы и иронию.
Городской лес
Парк «Прибрежный» в Набережных Челнах признан лучшим общественным местом Татарстана в 2023 году. Для огромного лесного массива бюро «Архитектурный десант» актуализировало старые и предложило новые функции – например, площадку для выгула собак и терренкуры, разработанные при участии кардиолога. Также у парка появился фирменный стиль.
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Рассвет и сумерки утопии
Осталось всего 3 дня, чтобы посмотреть выставку «Работать и жить» в центре «Зотов», и она этого достойна. В ней много материала из разных источников, куча разделов, показывающих мечты и реалии советской предвоенной утопии с разных сторон, а дизайн заставляет совершенно иначе взглянуть на «цвета конструктивизма».
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.