Елена Дубовенко: «Мы часто обращаемся к архитекторам за свежими решениями»

Руководитель направления Research & Development компании GOOD WOOD – о трендах в деревянном домостроении и возможностях их адаптации к российским условиям.

mainImg
Не так давно компания GOOD WOOD опубликовала обзор трендов современного деревянного домострения. Среди усиливающихся современных тенденций отмечены: большие площади остекления и дневной свет повсюду в сочетании с энергоэффективностью, а значит, эффективным утеплением; уход от консервативных двускатных крыш к модернистским односкатным; большие террасы и веранды, оранжереи и огороды; удобная многофункциональность помещений и для 2017 – черный цвет, как самый актуальный. Обсуждаем с автором обзора, архитектором корпорации GOOD WOOD Еленой Дубовенко эти тенденции и возможностях их адаптации в российских условиях.
Елена Дубовенко. Фотография: Good Wood
zooming
Черный цвет – актуальный тренд в деревянном строительстве. Один из домов компании Good Wood ©
Белый цвет тоже популярен. Жилищная ярмарка Asuntomessut в Миккели, Финляндия. Фотография © Good Wood

Лара Копылова, Архи.ру:
– В обзоре Вы говорите о дизайнерских, технологических и экологических тенденциях. Хочу заострить внимание на архитектуре. Какие архитектурные тренды существуют в деревянных домах? Если судить по российской деревянной премии АРХИWOOD, в экспертный совет которой я вхожу, есть три основных: ностальгический стиль профессорской дачи; рубленый дом, но с современными большими окнами; или модернистский стиль с плоской крышей. По вашему мнению, что перспективно из этих тенденций?

Елена Дубовенко:
– В статье приведен обзор мировых тенденций малоэтажного домостроения в целом. В Россию это все приходит с опозданием, и, если мы говорим о том, что сейчас популярно в России – для других стран это уже не тренд. Мы практики и, когда проводили исследование и публиковали обзор, ориентировались прежде всего на фактическую реализацию и популярность применения тех или иных решений. Нам были интересны не проекты, а построенные дома, в которых живут люди. Исходя из этих знаний мы говорим о предпочтениях россиян – здесь значительную часть занимают традиционные дома с двускатной крышей, симметричными относительно конька фасадами. Традиционный сруб, либо прямоугольный, либо с небольшими эркерами. Также присутствуют и современные, альтернативные, дома, где крыши односкатные или плоские, такие дома могут быть ближе к минимализму или к хай-теку. По опыту нашей компании, люди в основном ориентируются на традиционные дома. Может быть, потому, что дерево больше ассоциируется с традиционным стилем. А может, и потому, что дома в традиционном стиле получаются по стоимости дешевле. «Профессорские дачи» распространены в меньшей степени.
Жилищная ярмарка Asuntomessut в Миккели, Финляндия. Фотография © Good Wood
Жилищная ярмарка Asuntomessut в Миккели, Финляндия. Фотография © Good Wood
Жилищная ярмарка Asuntomessut в Миккели, Финляндия. Фотография © Good Wood
Пологий скат делает дом современным, но сохраняет возможности очистки от снега. Жилищная ярмарка Asuntomessut в Миккели, Финляндия. Фотография © Good Wood

– Какой дом функциональнее, традиционный или модернистский? В предстоящем году обещают самую холодную в столетии зиму длиной полгода. Что делать с ежедневно выпадающим метром снега, если крыша плоская?

– Двускатная крыша, конечно, функциональнее, потому что с нее снежный покров сходит, не скапливается. В современной архитектуре встречаются односкатные крыши, но там скат гораздо более пологий. Между тем, конструкторы закладывают в расчет ситуацию, при которой снег вообще не чистят. Считают, сколько его максимально может выпасть, плюс закладывают коэффициент запаса. Раньше для Московской области расчетная нагрузка была 180 кг/м². В этом году ее увеличили до 210 кг/м² для односкатных крыш и на 263 кг/м² для двускатных. Возможно потому, что в 2016 году случилась затяжная зима без оттепелей, и снег не таял.

– В статье о трендах на сайте GOOD WOOD вы рассказываете о том, что востребовано сегодня потребителями: панорамные окна, увеличение площади открытых террас, черный графитовый цвет наружных стен, дневной свет в ванной. Приведите примеры ваших домов, в которых реализованы эти тренды. Можно ли их заказывать дополнительно к дому, как опции при покупке автомобиля?

– Нашим заказчикам мы предлагаем как классическое проекты, которые разработаны с учетом оптимального расхода материалов, так и эксклюзивные проекты, в которых нет никаких ограничений.

Панорамное остекление реализовано в классическом проекте СП-265, а также во множестве индивидуальных, таких как Дом в Мартемьянове, Дом в Звенигороде, Дом в Завидове и многих других.
zooming
Дом серии СП-265 © Good Wood

Естественный свет в ванной, гардеробных, в подлестничном пространстве присутствует во всех наших домах: дело в том, что чувствуется усталость от темных и тесных пространств квартир, поэтому в собственном доме люди стараются насытиться простором и светом.
Светлые гостиные – тренд уже почти классический. Дом из клееного бруса, построенный GOOD WOOD в рамках парк-отеля LEVADA Конного Клуба FORSIDE. Фотография © Good Wood
Одна из важных тенденций современных загородных домов – естественный свет повсюду, включая ванные комнаты. Дом из клееного бруса, построенный GOOD WOOD в рамках парк-отеля LEVADA Конного Клуба FORSIDE. Фотография © Good Wood
zooming
Одна из важных тенденций современных загородных домов – естественный свет повсюду, включая ванные комнаты. Комбинированный дом 225 кв.м., где первый этаж выполнен из крупноформатного кирпича POROTHERM, второй – из клееного бруса. Фотография © Good Wood

Увеличенная площадь открытой террасы также реализована во всех проектах. В СП-265, СП-250, СП-300, Ф-274 террасы довольно большие, Г-образной формы, огибающие угол дома. С одной стороны, под свесом кровли имеется уютная зона для размещения большого стола, а с другой стороны терраса вытянута во всю ширину дома и позволяет в прямом смысле кататься на велосипеде (конечно, на маленьком, трехколесном).
zooming
Дом серии СП-300, терраса © Good Wood
zooming
Дом серии СП-250 © Good Wood

Черный цвет – это вопрос отделки, которую каждый заказчик выбирает по своему усмотрению, и, несмотря на то, что этот тренд только набирает обороты, некоторые наши заказчики уже «поймали» его и реализуют.

– Архитекторы хорошо относятся к модульным домам, видя в них интеллектуальный технологичный продукт, доступный широкому кругу людей. Рассматриваете ли вы как направление деятельности модульный дом?

– На рынке есть достойные люди и компании, которые производят великолепные модульные дома. Мы все их знаем. У них великолепно получается, и нам в этой нише делать нечего! Даже наоборот, если мы понимаем, что у человека, есть запрос на модульный дом, то мы с радостью рекомендуем обратиться к профессионалам, которые отточили технологию и процессы в этом направлении. Каждый должен заниматься своим делом.

Мы не идем по пути «доступного широкому кругу людей» жилья. Мы создаем и строим эксклюзивные дома для постоянного проживания. Часто к нам приходят заказчики со своим архитектором и уже готовым проектом. Часто мы обращаемся к архитекторам- партнерам за свежими решениями и высокой архитектурой. Скажу так: архитекторы способны разрабатывать действительно удивительные проекты, но не каждый строитель способен реализовать задумку. Архитекторы очень развивают нас, строителей. За это мы особенно их ценим!

Иногда разрабатываем проекты сами. Но мы, прежде всего, строительная компания, которая делает максимум для того, чтобы заказчик, строящий дом с нами по индивидуальному проекту, не знал забот и тревог – спокойно занимался достижением своих целей, не менял привычный образ жизни – работал, отдыхал, а не превращался в прораба.

– Можно ли создать из бруса или бревна дом, который имел бы достойную архитектуру и в то же время по цене был бы сопоставим с самостроем? То есть изобрести в дереве что-то типа ИКЕА для жилья?

– Самострой и ИКЕА – это разные вещи. В ИКЕА можно прийти и вернуть товар без объяснения, а вот с самостроем обратной дороги нет. Достойная архитектура должна быть реализована на высоком профессиональном уровне, чтобы она несла имя своего автора долгие годы, а не превратилась в его позор и тяжелое бремя своего обладателя. Поэтому я отвечу, что нет! Нельзя построить хороший дом дешево. Но идея сделать дом-«ИКЕА» – отличная. Может быть модульные дома в каком-то смысле отражают ее. Мы, честно скажу, пытались сделать такой «коробочный продукт» – не получилось.

– А сейчас я хочу задать банальный вопрос. В среде архитекторов существует давний спор, из чего лучше строить, из бревна или из бруса. Вроде бревно близко нашим местным традициям и обладает брутальной выразительностью. Но брус удобнее и практичнее. В то же время технологии развиваются быстро, и ситуация могла поменяться. Что вы скажете как профессионал?

– С позиции технологического процесса и практичности клееный брус выигрывает. Например, на теплосбережение дома из бревна работает не вся толщина самого материала, а только узкая часть, где одно бревно соединяется с другим. Древесины идет больше, если сравнивать с брусом, а эффективность использования низкая, зона утепления сложная, надо подбирать диаметр бревен. У бревна большой процент усадки, что требует длительного ожидания и технологических пауз в процессе строительства. Бревно выбирают фанаты!

Клееный брус дороже, чем бревно и цельный брус, потому что это высокотехнологичный продукт, имеющий минимальный процент усадки 2% (конструкторы закладывают 4%). Для производства бруса используются заготовки – деревянные ламели, которые сушатся в камерах, после чего строгаются с четырех сторон, далее склеиваются, снова проходят четырехстороннюю обработку, после чего формируется профиль и нарезаются детали, как у лего, чтобы они легко собирались один в один. Брус, высушенный отдельно по доскам, не покоробится. А обычный брус будет высыхать, причем сначала высохнут наружные слои, а потом внутренние. Поэтому он обязательно будет трескаться, а в трещины будет проникать холодный воздух. Клееный брус эту ситуацию исключает. Ну и после сборки в дом из клееного бруса можно сразу ставить окна, двери (с учетом технологии), производить монтаж инженерных систем и делать отделку.

Мир движется к энергоэффективным пассивным зданиям. В Финляндии законодательно запрещены дома из бревен, как не отвечающие нормам энергоэффективности. То есть их можно строить, но либо для сезонного проживания, либо с последующим утеплением снаружи.
Елена Дубовенко. Фотография: Good Wood

– Какие технологические тренды поддерживает компания GOOD WOOD?

– GOOD WOOD работает с клееным брусом разных сечений в технологии «клееный брус – немецкий профиль». Еще мы производим дома по панельно-брусовой технологии: деревянный каркас собирается на заводе, утепляется, на заводе производится внешняя отделка, оштукатуривание, вставляются окна. Панели готовых стен и перекрытий, кровельные панели собираются на объекте. Это самая эффективная, быстрая технология, но российский менталитет к этому еще не готов.

– Как устроены ваши фахверковые дома?

– Фахверк – это массивный деревянный каркас из балок, он возводится на объекте. Сначала мы эти балки сушим, клеим, строгаем на заводе по той же технологии, как клеено-стеновой брус. Вывозим нарезанный по проекту комплект и собираем на объекте. Дальше идет заполнение ячеек каркаса: либо это большие окна, либо многослойный пирог. Технология фахверка подразумевает любое заполнение: кирпичом, чем угодно... Мы между балками помещаем деревянные стойки и минеральный утеплитель. Дальше идет ветрогидрозащитная мембрана и фиброцементные панели в качестве наружной отделки. Внешне это близко к историческому фахверковому дому: темные деревянные конструкции и светлая штукатурка.
Дом серии Ф-274 © Good Wood

– Важная тенденция нашего времени – энергоэффективный дом. Как вы решаете проблему энергоэффективности?

– У нас в стране нет нормативов по энергосбережению частных домов. Самые популярные сечения для домов из клееного бруса 175–200 мм. Дом из клееного бруса холоднее, чем панельно-брусовые дома. Но наш заказчик невзирая на это выбирает клееный брус. У нас не было запросов на утепление стен, хотя в Финляндии их утепляют. Зачем переплачивать, если и так тепло? Пол, потолок и крышу мы утепляем минеральной ватой. Пенополистирол в стенах мы не применяем, потому что он не дышит; по теплосберегающим свойствам 10 см этого утеплителя примерно равны 15 см минеральной ваты. Его мы применяем в цокольном этаже, потом заливаем стяжкой. Что касается мягких утеплителей, они бывают разной плотности и разного состава. В панельных домах мы использовали древесно-волокнистый утеплитель. Он плотный, держит форму, и по нему можно штукатурить. Что касается окон, мы, конечно, используем энергоэффективные стеклопакеты. Они дороги, если речь идет о новых разработках, но быстро становятся доступными.

– Какие дополнительные услуги есть в вашей компании, и сколько стоит дом GOOD WOOD?

– Мы строим дома под ключ. Или, как сейчас модно говорить, строим загородную жизнь.
Стоимость классических проектов можно посмотреть у нас на сайте gwd.ru. Она указана за строительство теплого контура, в который входит разработка проекта, геологические работы, фундамент, стены, окна и двери, кровля, 10 поэтапных проверок ИТН с подробными фотоотчетами; индивидуальный менеджер проекта, 50 лет гарантии – все это с полным контролем через личный кабинет заказчика, доступ в который, кстати, мы даем и архитекторам, которые с нами сотрудничают. Стоимость дома начинается от 30 000 за квадратный метр.

Поставщики, технологии

Good Wood

20 Октября 2017

Похожие статьи
Сергей Орешкин: «Наш опыт дает возможность оперировать...
За последние годы петербургское бюро «А.Лен» прочно закрепило за собой статус федерального, расширив географию проектов от Санкт-Петербурга до Владивостока. Получать крупные заказы помогает опыт, в том числе международный, структура и «архитектурная лаборатория» – именно в ней рождаются методики, по которым бюро создает комфортные квартиры и урбан-блоки. Подробнее о росте мастерской рассказывает Сергей Орешкин.
2023: что говорят архитекторы
Набрали мы комментариев по итогам года столько, что самим страшно. Общее суждение – в архитектурной отрасли в 2023 году было настолько все хорошо, прежде всего в смысле заказов, что, опять же, слегка страшновато: надолго ли? Особенность нашего опроса по итогам 2023 года – в нем участвуют не только, по традиции, москвичи и петербуржцы, но и архитекторы других городов: Нижний, Екатеринбург, Новосибирск, Барнаул, Красноярск.
Александра Кузьмина: «Легко работать, когда правила...
Сюжетом стенда и выступлений архитектурного ведомства Московской области на Зодчестве стало комплексное развитие территорий, или КРТ. И не зря: задача непростая и очень «живая», а МО по части работы с ней – в передовиках. Говорим с главным архитектором области: о мастер-планах и кто их делает, о том, где взять ресурсы для комфортной среды, о любимых проектах и даже о том, почему теперь мало хороших архитекторов и что делать с плохими.
Согласование намерений
Поговорили с главным архитектором Института Генплана Москвы Григорием Мустафиным и главным архитектором Южно-Сахалинска Максимом Ефановым – о том, как формируется рабочий генплан города. Залог успеха: сбор данных и моделирование, работа с горожанами, инфраструктура и презентация.
Изменчивая декорация
Члены экспертного совета премии Innovative Public Interiors Award 2023 продолжают рассуждать о том, какими будут общественные интерьеры будущего: важен предлагаемый пользователю опыт, гибкость, а в некоторых случаях – тотальный дизайн.
Определяющая среда
Человекоцентричные, технологичные или экологичные – какими будут общественные интерьеры будущего, рассказывают члены экспертного совета премии Innovative Public Interiors Award 2023.
Иван Греков: «Заказчик, который может и хочет сделать...
Говорим с Иваном Грековым, главой архитектурного бюро KAMEN, автором многих знаковых объектов Москвы последних лет, об истории бюро и о принципах подхода к форме, о разном значении объема и фасада, о «слоях» в работе со средой – на примере двух объектов ГК «Основа». Это квартал МИРАПОЛИС на проспекте Мира в Ростокино, строительство которого началось в конце прошлого года, и многофункциональный комплекс во 2-м Силикатном проезде на Звенигородском шоссе, на днях он прошел экспертизу.
Резюмируя социальное
В преддверии фестиваля «Открытый город» – с очень важной темой, посвященной разным апесктам социального, опросили организаторов и будущих кураторов. Первый комментарий – главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова, инициатора и вдохновителя фестиваля архитектурного образования, проводимого Москомархитектурой.
Прямая кривая
В последний день мая в Москве откроется биеннале уличного искусства Артмоссфера. Один из участников Филипп Киценко рассказывает, почему архитектору интересно участвовать в городских фестивалях, а также показывает свой арт-объект на Таможенном мосту.
Бетонные опоры
Архитектурный фотограф Ольга Алексеенко рассказывает о спецпроекте «Москва на стройке», запланированном в рамках Арх Москвы.
Юлий Борисов: «ЖК «Остров» – уникальный проект, мы...
Один из самых больших проектов жилой застройки Москвы – «Остров» компании Донстрой – сейчас активно строится в Мневниковской пойме. Планируется построить порядка 1.5 млн м2 на почти 40 га. Начинаем изучать проект – прежде всего, говорим с Юлием Борисовым, руководителем архитектурной компании UNK, которая работает с большей частью жилых кварталов, ландшафтом и даже предложила общий дизайн-код для освещения всей территории.
Валид Каркаби: «В Хайфе есть коллекция арабского Баухауса»
В 2022 году в порт города Хайфы, самый глубоководный в восточном Средиземноморье, заходило рекордное количество круизных лайнеров, а общее число туристов, которые корабли привезли, превысило 350 тысяч. При этом сама Хайфа – неприбранный город с тяжелой судьбой – меньше всего напоминает туристический центр. О том, что и когда пошло не так и возможно ли это исправить, мы поговорили с архитектором Валидом Каркаби, получившим образование в СССР и несколько десятилетий отвечавшим в Хайфе за охрану памятников архитектуры.
О сохранении владимирского вокзала: мнения экспертов
Продолжаем разговор о сохранении здания вокзала: там и проект еще не поздно изменить, и даже вопрос постановки на охрану еще не решен, насколько нам известно, окончательно. Задали вопрос экспертам, преимущественно историкам архитектуры модернизма.
Фандоринский Петербург
VFX продюсер компании CGF Роман Сердюк рассказал Архи.ру, как в сериале «Фандорин. Азазель» создавался альтернативный Петербург с блуждающими «чикагскими» небоскребами и капсульной башней Кисе Курокавы.
2022: что говорят архитекторы
Мы долго сомневались, но решили все же провести традиционный опрос архитекторов по итогам 2022 года. Год трагический, для него так и напрашивается определение «слов нет», да и ограничений много, поэтому в опросе мы тоже ввели два ограничения. Во-первых, мы попросили не докладывать об успехах бюро. Во-вторых, не говорить об общественно-политической обстановке. То и другое, как мы и предполагали, очень сложно. Так и получилось. Главный вопрос один: что из архитектурных, чисто профессиональных, событий, тенденций и впечатлений вы можете вспомнить за год.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Никита Токарев: «Искусство – ориентир в джунглях...
Следующий разговор в рамках конференции Яндекс Кью – с директором Архитектурной школы МАРШ Никитой Токаревым. Дискуссия, которая состоится 10 сентября в 16:00 оффлайн и онлайн, посвящена междисциплинарности. Говорим о том, насколько она нужна архитектурному образованию, где начинается и заканчивается.
Архитектурное образование: тренды нового сезона
МАРШ, МАРХИ, школа Сколково и руководители проектов дополнительного обучения рассказали нам о том, что меняется в образовании архитекторов. На что повлиял уход иностранных вузов, что будет с российской архитектурной школой, к каким дополнительным знаниям стремиться.
Архитектор в метаверс
Поговорили с участниками фестиваля креативных индустрий G8 о том, почему метавселенные – наша завтрашняя повседневность, и каким образом архитекторы могут влиять на нее уже сейчас.
Арсений Афонин: «Полученные знания лучше сразу применять...
Яндекс Кью проводит бесплатную онлайн-конференцию «Архитектура, город, люди». Мы поговорили с авторами докладов, которые могут быть интересны архитекторам. Первое интервью – с руководителем Софт Культуры. Вебинар о лайфхаках по самообразованию, в котором он участвует – в среду.
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Сергей Надточий: «В своем исследовании мы формулируем,...
Недавно АБ ATRIUM анонсировало почти завершенное исследование, посвященное форматам проектирования современных образовательных пространств. Говорим с руководителем проекта Сергеем Надточим о целях, задачах, специфике и структуре будущей книги, в которой порядка 300 страниц.
Технологии и материалы
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Сейчас на главной
Корабль
Следующий проект из череды предложений конкурса на павильон России на EXPO 2025 в Осаке, – напомним, результаты конкурса не были подведены – авторства ПИО МАРХИ и АМ «Архимед», решен в образе корабля, и вполне буквально. Его абрис плавно расширяется кверху, у него есть трап, палубы, а сбоку – стапеля, с которых, метафорически, сходит этот корабль.
«Судьбоносный» музей
В шотландском Перте завершилась реконструкция городского зала собраний по проекту нидерландского бюро Mecanoo: в обновленном историческом здании открылся музей.
Перезапуск
Блог Анны Мартовицкой перезапустился как видеожурнал архитектурных новостей при поддержке с АБ СПИЧ. Обещают новости, особенно – выставки, на которые можно пойти в архитектурным интересом.
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Рыба метель
Следующий павильон незавершенного конкурса на павильон России для EXPO в Осаке 2025 – от Даши Намдакова и бюро Parsec. Он называет себя архитектурно-скульптурным, в лепке формы апеллирует к абстрактной скульптуре 1970-х, дополняет программу медитативным залом «Снов Менделеева», а с кровли предлагает съехать по горке.
Лазурный берег
По проекту Dot.bureau в Чайковском благоустроена набережная Сайгатского залива. Функциональная программа для такого места вполне традиционная, а вот ее воплощение – приятно удивляет. Архитекторы предложили яркие павильоны из обожженного дерева с характерными силуэтами и настроением приморских каникул.
Зеркало души
Продолжаем публиковать проекты конкурса на проект павильона России на EXPO в Осаке 2025. Напомним, его итоги не были подведены. В павильоне АБ ASADOV соединились избушка в лесу, образ гиперперехода и скульптуры из световых нитей – он сосредоточен на сценографии экспозиции, которую выстаивает последовательно как вереницу впечатлений и посвящает парадоксам русской души.
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Формулируй это
Лада Титаренко любезно поделилась с редакцией алгоритмом работы с ChatGPT 4: реальным диалогом, в ходе которого создавался стилизованный под избу коворкинг для пространства Севкабель Порт. Приводим его полностью.
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.