Олег Карлсон: «Для меня это миссия»

Архитектор, спроектировавший множество вилл, индивидуальных домов и усадеб – об опыте сотрудничества со строительной компанией.

Автор текста:
Марина Новикова

09 Июня 2018
Строительство Партнерский материал
mainImg

Компaния:

Good Wood
Олега Карлсона знают как автора уникальных частных домов, знатока деревянного домостроения. Весной этого года его архитектурное бюро и компания GOOD WOOD, славящаяся своим опытом в строительстве загородных домов по типовым, серийным проектам, выпустили совместную линейку домов. Новые проекты уже вышли в продажу и вызывают интерес потенциальных заказчиков.

О сотрудничестве с компанией GOOD WOOD в интервью Олега Карлсона.
Олег Карлсон (слева) и Александр Дубовенко в мастерской в поселке художников на Соколе © GOOD WOOD

– Далеко не каждый заказчик способен платить за авторскую архитектуру. Большинство людей обращаются в компании, возводящие дома по типовым проектам, и становясь заказчиками, выбирают по ним свое будущее жилище. 

– Понятно, что типовой проект – это не авторская архитектура, где, например, мы делаем все до гвоздя и ландшафтного дизайна, и где заказчик готов ждать несколько лет пока создается проект и строится дом, готов платить за авторское проектирование и надзор столько, сколько оно действительно стоит. Большинство заказчиков ищут типовой проект и фирму, которая построит по этому проекту дом быстро и недорого.

– Ваше критическое отношение к типовым проектам хорошо известно. Какие в них встречаются недостатки?

– Проблема типовых проектов в том, что их архитекторы нередко увлекаются рисованием фасадов, при этом дом на участке может быть расположен не оптимальным образом, логистика дома не вполне удобна для передвижения внутри, присутствуют лишние площади. В результате мы можем увидеть изрезанные планы, неоправданно сложные кровли, которые потом каждый год надо будет ремонтировать, нет места при входе, где можно снять уличную одежду, кухню в противоположном от входа углу кухня, куда хозяевам придется тащить сумки через весь дом, ступени лестниц, на которые придется карабкаться из-за их неправильной высоты. Все это, конечно же, не в одном проекте, это общий список недостатков, кочующих в разном наборе по разным проектам.
zooming
Комбинированный дом (К-2) 260 кв. м © GOOD WOOD

– Почему так происходит?

– С моей точки зрения тому есть две причины. Первая заключается в том, что типовые проекты создаются людьми, которые не понимают, что у загородного дома другое устройство. Загородный дом – это ведь не малогабаритная квартира с кухней 5 метров, отгороженной дверью, чтобы запахи не распространялись, со спальней девять-десять метров. Это загородный дом. Здесь требуется тамбур и входная зона, где можно оставить уличную одежду и обувь без того, чтобы влага и грязь оказались потом в «чистой» зоне. Кухня в правильном загородном доме располагается рядом с входом, чтобы не приходилось таскать покупки через весь первый этаж в противоположный угол. Ценность загородного дома и в том, что он позволяет создать большое общее пространство, где собирается семья. Для этого кухню объединяют с гостиной и столовой, и тогда у всех членов семьи появляется возможность проживать в этом пространстве общую жизнь. Правильной планировкой задается и достаточная площадь спальных комнат. Понимание устройства загородного дома – ключ к удачным планам и красивой архитектуре.

А второй причиной проблемных проектов часто становятся сами заказчики, убежденные, что знают, как должен быть устроен их будущий дом, и требуют выполнить проект согласно своим представлениям.

Возьмите любой регион России и найдете там дома, построенные по типовым проектам, с очень низким уровнем архитектурных решений. Такие дома подлежат демонтажу или реконструкции.

Но ведь любой покупатель индивидуального жилья заслуживает того, чтобы жить в красивом, удобном, теплом доме. И он рассчитывает на это, обращаясь в компании, подобные GOOD WOOD.
zooming
Комбинированный дом (К-4) 226 кв. м © GOOD WOOD

– А как получилось, что вы, занимаясь уникальными домами, начали сотрудничать с компанией, строящей дома по типовым проектам?

– Первое знакомство с GOOD WOOD состоялось на конференции Ассоциации деревянного домостроения, куда меня пригласили выступить. Конференция проходила в потрясающем новом офисе компании в Зеленограде – деревянном многоэтажном здании GOOD WOOD PLAZA, первом здании такого масштаба у нас в России, построенном из дерева. Я выступил и сказал все, что думаю о типовых проектах, и о домах, которые строятся по этим проектам.
Потом меня пригласил уже GOOD WOOD – выступить перед своими заказчиками и архитекторами. Вот там мы и познакомились с собственником компании Александром Дубовенко. Моя жесткость в оценках того, что проектируют строительные компании, зацепила Дубовенко, и он приехал ко мне в мастерскую, в поселок Сокол, с камерой и снял два видео, которые многие видели.



– В этих видео на примере деревянных домов поселка вы объясняете разницу между тем, что сейчас строят, и хорошей архитектурой. По итогам съемок и общения решили посотрудничать?

– У нас возникло много направлений сотрудничества. Например, GOOD WOOD планирует рядом с GOOD WOOD PLAZA строить демонстрационные дома. Меня попросили проанализировать проекты. Все проекты имели те или иные недоработки в планах и фасадах. Мы с Александром решили проекты переделать. Два дома уже сделали, на очереди третий – в классике.

Еще мы создали целую линейку типовых проектов по комбинированной технологии. Четыре варианта, которые сейчас уже выведены в продажи. Посмотрим на отклики людей. Их уже можно увидеть на сайте gwd.ru со ссылкой на АБ «Карлсон и К».

– Ваше сотрудничество с GOOD WOOD направлено на создание качественно новых типовых проектов. Для чего это нужно GOOD WOOD, понятно, они хотят научиться у вас делать очень хорошие проекты. А зачем это вам?

– Наверное, для меня это миссия. Звезды нашей архитектуры занимаются звездной архитектурой, они не занимаются средним уровнем. Кто-то должен был начать заниматься архитектурой типовых проектов. Для этого был создана рубрика «Доктор Хауз», где я рассказываю, как делать дом, начиная с того, как посадить его на участке, анализирую построенные дома и перерабатываю проекты, по которым они были построены, показывая, что было и как стало.
 
zooming
Комбинированный дом (К-3) 235 кв. м © GOOD WOOD

– Почему именно с GOOD WOOD? 

– Александр Дубовенко создал замечательную компанию, очень активную, развивающуюся и стремящуюся стать лидером деревянного домостроения. И у него получается качественно строить и все время совершенствовать технологии, получается продвигать себя на рынке: 30 новых заказов в месяц это хороший уровень. Но чтобы быть лидером надо быть безупречным во всем, то есть привести в соответствие с высоким строительным уровнем архитектуру. Дело ведь не только в том, чтобы каждый месяц получать 150 новых заказов, а в том, чтобы строить хорошие дома. Пусть GOOD WOOD станут первыми, а за ними, глядишь, потянутся и остальные.

– Какова цель переработки типовых проектов, что именно в них меняется?

– Цель – усовершенствовать существующие проекты самых популярных у заказчиков домов. На тех же площадях, в тех же осях мы делаем максимально функциональное пространство, уменьшая транзитные зоны, увеличивая полезную площадь.

– Каким образом вы это делаете? Поделитесь мастерством.

– В работе мы опираемся на схему. Схема в архитектуре, как нотная азбука в музыке – всего семь нот, из которых складывается множество музыкальных произведений, как двенадцать сюжетов в литературе, на которых построены все литературные произведения. Так и дом: существует несколько схем, на основе которых можно делать совершенно разную архитектуру. В основе – модульный принцип проектирования, придуманный задолго до нас. На этом принципе строится вся предшествующая архитектура, все храмы возводились по этому принципу. Ничего случайного в архитектуре быть не может.

– Вас наверняка спрашивают, как сделать красивый фасад без пилястр и резаных крыш? 

– Все время спрашивают. И здесь приходится объяснять, что классика – это не портик с колоннами, это ордер, это особая логика построения пространства. Классика в дереве очень интересна. Вся Москва до пожара была в дереве.

Дерево универсальный, очень пластичный материал – из него можно строить в классике, в модерне, в современной стилистике. А красоту и гармонию надо искать в простоте. Схемы всех палладианских домов просты, а какое при этом разнообразие архитектуры.

Если дома GOOD WOOD будут сделаны правильно, то заказчики увидят, как можно сделать красиво и просто. И чем больше будет хороших домов, тем лучше. Тем выше поднимется уровень культуры заказчика и планка массовой архитектуры.

0

09 Июня 2018

Автор текста:

Марина Новикова

Поставщики, технологии

Good Wood
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Город у большой воды
Концепция масштабной застойки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного простраства, и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.