Эффект простых решений

Представляем конкурсный проект станции «Нижние Мневники» группы ДНК аг.

Автор текста:
Лилия Аронова

03 Декабря 2015
mainImg

Проект:

Cтанция московского метрополитена «Нижние Мневники»
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Архитекторы: Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев, Андрей Тарануха, Татьяна Морозкина, Марина Устюгова.

2015
Конкурс на архитектурно-художественную концепцию станций метро «Нижние Мневники» и «Терехово», объявленный в октябре КБ «Стрелка» по заказу «Мосинжпроекта», собрал беспрецедентное количество участников – в общей сложности на рассмотрение жюри был подан 121 проект. Выбрать из такого количества предложений десять «самых достойных» непросто, так что неудивительно, что за рамками финала осталось немало интересных работ. Одна из них – проект архитектурной группы ДНК, авторы которого не ограничились лежащими на поверхности аналогиями, а «ушли вглубь» как в прямом, так и в переносном смысле.

Московское метро стремительно расширяется в последние годы. В следующем году планируется ввести в строй первый участок Третьего пересадочного контура – еще одной кольцевой линии, которая должна связать между собой периферийные районы города. Учитывая сроки всей программы и экономические реалии, было решено перейти к технологии двухпутных тоннелей. Соответственно вместо одной центральной «островной» платформы на новых станциях появятся две «береговые», разделенные двумя параллельными рядами рельсов.
Но скоростью прокладки путей амбициозные планы московского правительства не исчерпываются: очень важно не опустить архитектурно-художественную планку, продолжить традицию, заложенную первыми метростроевцами.

Профессиональные конкурсы – первый, на лучший дизайн станций «Солнцево» и «Новопеределкино», состоялся в прошлом году – служат именно этой цели. Теперь вниманию российских и зарубежных архитекторов были предложены две будущие станции нового для Москвы «берегового» типа в районе Мневниковской поймы, который крутой изгиб речного русла превращает почти что в остров. Специфика этой территории состоит в том, что архитектурный контекст здесь на данный момент отсутствует как таковой, известно лишь, что в планах – застройка общественно-делового назначения с возможным строительством Парламентского центра в окружении ландшафтного парка. Поэтому в качестве контекста архитекторы группы ДНК рассматривали прежде всего природные и исторические особенности места. По формулировке одного из авторов проекта Натальи Сидоровой «главным героем участка выступает река и концепция проекта строится на интерпретации ассоциативного ряда, связанного с ней – ТЕЧЕНИЕ, БЛИКИ, ОТРАЖЕНИЕ, РЯБЬ НА ПОВЕРХНОСТИ, СВЕТОВЫЕ ЛУЧИ, ПРОСТОР. В то же время образ павильона и станции должен соответствовать образу будущего репрезентативного общественно-делового центра, растворенного в ландшафтном окружении». На этой основе родился проект с богатой цепью ассоциаций, пронизывающих каждую деталь проекта и прочитываемых иногда на подсознательном уровне.
Cтанция московского метрополитена «Нижние Мневники». Павильон. Конкурсный проект, 2015 © ДНКаг
Станция московского метрополитена «Нижние Мневники». Историческая карта местности. Исходные материалы конкурса, 2015. Предоставлено ДНКаг
zooming
Станция московского метрополитена «Нижние Мневники». Концепция. Конкурсный проект, 2015 © ДНКаг

Первое эмоциональное событие ждет будущих пассажиров еще на улице, когда они приближаются к входу в метро. В плане павильоны имеют обтекаемую «остроносую» форму, схожую с лодкой, плывущей в городском потоке – так архитекторы напоминают о знаменитом рыбацком прошлом стоявшей здесь когда-то деревни Мневники. В сети местных жителей попадал в основном налим, он же мень, идущий в основном на царский стол – рыба дала имя и деревне, и современному району. Остеклённые фасады «бортов» павильона имеют рисунок из наклонных параллельных металлических полос. На просвет наложение полос двух фасадов образует рисунок ромбической сетки, художественный эффект которой подчеркнут разным цветом полос: с фасадной стороны темно-серый, с интерьерной – тепло-оранжевый. При движении полосы «сдвигаются» относительно друг друга, образуя динамическую картинку, напоминающую движение волн, одновременно это словно перекрестья деревянных планок у садовой беседки. А поскольку все эти параллели даны лишь намеком и работают скорее на эмоциональном уровне, они не «перегружают» сознание. При входе в павильон эффект еще усиливается за счет зеркального потолка.
Станция московского метрополитена «Нижние Мневники». Павильон. Конкурсный проект, 2015 © ДНКаг
Станция московского метрополитена «Нижние Мневники». Павильон. Конкурсный проект, 2015 © ДНКаг

Пройдя через лаконично оформленный подуличный переход, в сопровождении чередования тени и падающего из павильона света (эта тема продолжена параллельными линиями светильников на потолке), пассажир попадает в вестибюль метро. Авторы проекта рассматривали его как полноценное городское общественное пространство, родственное паркам и площадям, но, разумеется, ограниченное жестко заданной формой. Как говорит еще один автор проекта Константин Ходнев, «это урбанистика, приведенная к масштабу интерьера». Поэтому здесь закономерно появляются элементы, присущие именно общественным интерьерам и изменяющие масштаб пространства, приближая его к человеческому измерению. Скажем, в кассовом зале с его строгими темно-серыми стенами все «человеческое» – скамейки, информационные табло, сами кассы – собрано в «теплых» деревянных нишах, а в зоне эскалаторов расставлены скульптурные деревянные скамьи – скорее парковые, чем интерьерные, и очень напоминающие выброшенные на берег или поваленные ветром стволы деревьев, на которых так естественно отдохнуть идущему по берегу реки путнику.
Станция московского метрополитена «Нижние Мневники». Кассовая зона. Конкурсный проект, 2015 © ДНКаг
Станция московского метрополитена «Нижние Мневники». Подуличный переход. Конкурсный проект, 2015 © ДНКаг

Сквозная – и, очевидно, главная в художественном решении проекта – тема интерференции световых лучей продолжается и здесь, но теперь масштабным экраном для игры света и тени (или ряби на поверхности воды) становится потолок. Сложный динамический эффект снова достигается очень простыми способами: по всему потолку под острым углом друг к другу расположены длинные линейные светильники и – чуть ниже – перфорированные металлические полосы. Важно, что пассажир здесь становится не только зрителем, но и активным участником перформанса: именно благодаря его движению картинка оживает, «по воде бежит рябь, тени чередуются со светом». Красивое и к тому же идеологически оправданное решение, учитывая предназначение станции как части динамического транспортного потока.

Еще одно «действующее лицо» архитектурного спектакля – полукруглая стена, вдоль которой эскалаторы спускаются вниз, на платформу. Она расчерчена тонкими световыми лучами, падающими под разными углами из встроенных по периметру светильников – большой простор для возможных световых сценариев – и вполне может вызвать у чуткого зрителя ассоциацию с водным потоком, пронизанным лучами света.
Станция московского метрополитена «Нижние Мневники». Зона эскалаторов. Конкурсный проект, 2015 © ДНКаг
zooming
Станция московского метрополитена «Нижние Мневники». Схема волновой интерфереции. Иллюстрация опыта Томаса Юнга. Предоставлено ДНКаг

И снова авторы проекта избегают акцентирования лишь одного образа. За пару минут ожидания поезда пассажир успеет ощутить себя и на берегу реки (не зря же платформы береговые), и тогда пути «сыграют роль» собственно водной артерии, световая призма с информационным табло над ними – потока солнечного света, а деревянные вставки со скамьями в стенах платформы – скажем, прибрежных деревень. При этом лаконичные формы немногочисленных архитектурных элементов, строгие тона и фактуры отделки (нельзя не отметить тот факт, что все решения в проекте легко реализуемы и достаточно экономичны) не дают усомниться: ты находишься в современном общественном интерьере, причем интерьере респектабельном, деловом и абсолютно современном, далеком при этом от веяний сиюминутной моды.
Станция московского метрополитена «Нижние Мневники». Платформа. Конкурсный проект, 2015 © ДНКаг
Станция московского метрополитена «Нижние Мневники». Платформа. Конкурсный проект, 2015 © ДНКаг

Одной из особенностей московского метро всегда был синтез архитектуры и искусства. Авторы проекта переосмысливают эту традицию на новом, современном уровне. В 30-х годах прошлого века, когда метро только начинало строиться, в нарядных интерьерах его станций активно использовалось все лучшее, чем было богато советское искусство той эпохи: скульптуры, декоративные панно, мозаики. Сегодня на острие актуальности другие формы – вовлечение зрителей, визуальные эффекты и технологичность. Чутко реагируя на художественный контекст, архитекторы группы ДНК создали проект, в котором архитектура сливается с современным искусством, сама по себе становится почти арт-инсталляцией. «Это, – говорит Наталья Сидорова, – наш манифест переосмысления московского метро, как архитектурного и художественного события, как мы его понимаем и каким оно могло бы быть сегодня».
Станция московского метрополитена «Нижние Мневники». Палитра используемых материалов. Конкурсный проект, 2015 © ДНКаг


Проект:

Cтанция московского метрополитена «Нижние Мневники»
Россия, Москва

Авторский коллектив:
Архитекторы: Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев, Андрей Тарануха, Татьяна Морозкина, Марина Устюгова.

2015

03 Декабря 2015

Автор текста:

Лилия Аронова

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.

Сейчас на главной

Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.