English version

Сергей Труханов: «Мы и сами не ожидали, что редевелопмент промзон окажется таким интересным направлением»

Интервью с руководителем Т+Т Architects Сергеем Трухановым и главным архитектором бюро Александром Бровкиным: о редевелопменте промзон, ситуации в регионах, знаковых проектах бюро и многом другом.

Алла Павликова

Беседовала:
Алла Павликова

mainImg
Архитектор:
Полина Воеводина
Сергей Труханов
Александр Бровкин
Мастерская:
Т+Т Architects http://tt-arch.ru/
0
Сергей Труханов. Бюро «Т+Т Architects». Фото: Андрей Карделяну
Александр Бровкин. Бюро «Т+Т Architects». Фото: Андрей Карделяну

Архи.ру:
В вашей практике довольно много проектов, связанных с редевелопментом бывших промышленных объектов. Как получилось, что это направление стало одним из приоритетных?

Сергей Труханов:
Реконструкции – это та сфера деятельности, где сегодня молодым архитекторам легче себя проявить. В тот момент, когда наша команда только начинала свою профессиональную практику, тема редевелопмента была достаточно новой и для девелопера, и для застройщика, и для «матёрых» практикующих архитекторов. Поначалу мало кто понимал, как с этим работать и насколько это будет востребовано. Именно поэтому заказчики, опасаясь прогореть и одновременно пытаясь сэкономить средства, зачастую обращались не в самые известные начинающие бюро. Кроме того, молодые и энергичные проектировщики могли найти тот самый свежий и нестандартный подход, который в этом вопросе был просто необходим.

Честно признаюсь, что мы надеялись занять эту нишу. После ограничения нового строительства в центре Москвы, бывшие промзоны остались едва ли не единственным территориальным резервом города. И, конечно, когда в мастерскую обратились с подобным заказом, мы с удовольствием принялись за работу.

С какого проекта все начиналось?

Сергей Труханов:
Все начиналось в 2010 году с реконструкции мельницы И.А. Зарывнова в Оренбурге. Ее мы переделывали под офисный центр. Следом возникли поисковые решения для реновации административного здания на Малой Грузинской. Ещё до начала проектирования наша мастерская совместно с компанией KR Properties занималась анализом этой территории, пытаясь определить перспективу ее развития. Сценарии для освоения пространства были самые разные – от реконструкции и приспособления существующих объектов под гостиничный комплекс или офисный центр до полного или частичного демонтажа, предполагающего новое строительство. Одним словом, была проделана очень серьёзная аналитическая работа, подготовлены детальные схемы и выкладки. Результатом данных «упражнений» стало то, что у нас появилась возможность участвовать в других проектах девелопера.
Еще одним небольшим, но милым сердцу проектом в рамках редевелопмента, который мы довели до конца, стала реновация территории небольшого участка двора Даниловской Мануфактуры. К настоящему времени этот проект находится на стадии реализации. Первая крупная реализация – бизнес-квартал «Домино». Его первоначальная концепция была разработана другим архитектурным бюро. Мы же должны были адаптировать проектное предложение и выпустить рабочую документацию. Несмотря на то, что мы очень уважительно относились к авторскому замыслу и старались придерживаться идеологии коллег, очень многое в проекте пришлось переделывать и изменять – ввиду пожеланий заказчика, вновь выявленных обстоятельств или невозможности реализовать то или иное решение.
Бизнес-квартал «Домино» © Т+Т Architects
Бизнес-квартал «Домино» © Т+Т Architects

Александр Бровкин:
Мы вложили в этот проект очень много собственных сил и творческих идей, но сознательно не стали выходить за рамки первоначальной концепции наших предшественников. «Домино» стал для нас первой работой такого масштаба. Мы начинали его в 2011 году, а реализация заняла больше трех лет. Однако это был очень серьёзный опыт, который стал отправной точкой для многих других проектов редевелопмента.

Насколько вам было важно сохранить историю и эстетику места в этом и в других проектах?

Сергей Труханов:
В случае с «Домино» это было место, которому принципиально важно было дать вторую жизнь, опираясь на эстетику сложившегося окружения. От Пятницкой до Большой Ордынки там тянулся старый полуразрушенный квартал из административных зданий. В новом проекте были сохранены пятна застройки, однако пришлось серьёзно поработать с фасадами зданий и внутренней территорией, пускай небольшой и камерной, но очень важной для данного объекта. Старинный особняк, расположенный на территории квартала и выходящий главным фасадом на Ордынку, мы восстановили, воссоздав его исторический облик.

Александр Бровкин:
Когда мы пришли на площадку, особняк был в совершенно плачевном состоянии. Заменив его сгнивший каркас на металлический, мы не затронули стены, постарались сохранить весь декор и главное – дух старого здания.

Как вы относитесь к практике приспособления бывших промышленных территорий под жилье? Какие проекты подобного рода, созданные вашей мастерской, вы бы отметили?

Сергей Труханов:
Самым взрывным стал проект лофт-квартала Studio #8. Это пром в чистом виде, который следовало превратить в квартал апартаментов. Район, где расположен участок, со своим характером и историей был ещё и весьма перспективным с экономической точки зрения – хорошее положение в городе, рядом с уже существующим крупным жилым небоскребом «Триумф-Палас». Помимо изначально интересной задачи, которую ставила перед нами сама ситуация и окружение, в этом проекте нас заинтересовала позиция заказчика. Это был период, когда он сформулировал концепцию «живи и работай». Мысль о том, чтобы в одном районе сосредоточить жилье и места приложения труда понравилась девелоперу, и он стал активно внедрять её в практику. Лофт стилистика и промышленное прошлое площадки добавляло месту особой романтики. Проект стал позиционироваться как место для молодых и активных людей, художников, музыкантов, творческой интеллигенции.
Реновация промышленной территории под лофт-квартал апартаментов Studio #8 © Т+Т Architects
Реновация промышленной территории под лофт-квартал апартаментов Studio #8 © Т+Т Architects
Реновация промышленной территории под лофт-квартал апартаментов Studio #8 © Т+Т Architects

На мой взгляд, все эти факторы вместе предопределили успех проекта: правильное задание и концепция заказчика, хорошо пойманный дух места, интересная легенда для потенциальных покупателей и, конечно, качество архитектуры и исполнения. Несмотря на свою открытость – а комплекс по большей части лишен заборов и ограждений – каждый дом имеет свой уютный дворик, защищенный от шума города, свой адрес, узнаваемость. В результате более 70% жилых площадей было выкуплено ещё на стадии проектирования. В этой ситуации часть лотов приходилось «подгонять» под конкретного покупателя. Квадратные метры стремительно выкупались не только по горизонтали, но и по вертикали, из-за чего нам в ускоренном режиме приходилось переделывать и адаптировать планировки. Сейчас комплекс практически реализован, остаются работы по благоустройству.
Реновация промышленной территории под лофт-квартал апартаментов Studio #8
© Т+Т Architects
Реновация промышленной территории под лофт-квартал апартаментов Studio #8
© Т+Т Architects

Отдельно хотелось бы поговорить о таких ваших проектах, в которых особое внимание уделялось не столько архитектуре, сколько территории в целом.

Сергей Труханов:
Один из недавно реализованных – территория 1-й очереди офисного центра «Савеловский Сити». Нам довелось очень много работать над этим проектом. А начинали именно с территории. Реновация на самом деле затрагивает в первую очередь территорию и только потом – здания. Это колоссальная работа по зонированию пространства, логистике, созданию акцентов. Казалось бы, в «Савеловском Сити» речь шла в основном о новом строительстве, но при этом приходилось постоянно оглядываться на размещенные объекты и их функциональное назначение. За счет работы с территорией следовало грамотно развести офисы, апартаменты и общественную функцию, расположенные в непосредственной близости друг от друга. И дополнить все сценариями художественного благоустройства.
Концепция благоустройства многофункционального офисно-делового центра «Савеловский Сити». Первая очередь. Проект, 2014 © Т+Т Architects

Александр Бровкин:
Архитектурой в этом проекте занималась компания SPEECH. Наше бюро отвечало за территорию. Строительство такого крупного комплекса дало толчок для развития всего района – весьма специфического места, без особых красот. Новый объект начал взаимодействовать с окружением, стали появляться новые пешеходные и транспортные коммуникации. Крупные предприятия и компании, соседствующие с участком, следуя нашему примеру открыли свои территории, сделали их доступными для горожан. Таким образом, границы проектирования сами собой раздвинулись, а город получил качественное общественное пространство.

В «Савеловском Сити» вы делали и интерьеры входной группы. Расскажите о них.

Сергей Труханов:
Нас попросили спроектировать интерьеры небольшого лобби, площадью 150 кв. м – слишком маленького для своей функции. Решив, что раз уж мы ничего не можем сделать с размерами помещения, то надо реализовать очень яркую идею. Все пространство должно было быть построено таким образом, чтобы мгновенно рождать wow-эффект. И здесь надо сказать спасибо заказчику, проявившему недюжинную смелость и поддержавшего нас в самых смелых замыслах. Так, центром композиции стали летающие арт-объекты, благодаря которым лобби превратилось в маленькую галерею.
Входная группа многофункционального комплекса «Савеловский Сити». Вторая башня. Реализация, 2014 © Т+Т Architects

Но помимо арт-объектов, пространство формирует еще и очень необычное сочетание цветов, там использованы интересные материалы.

Сергей Труханов:
Да, мы хотели создать внутри ощущение динамики. Использовать при этом решили только очень характерные материалы, которые сами по себе ценны и самодостаточны. Скажем, медь – очень тактильный и эффектный материал. Его непривычно видеть внутри лобби. Все решения здесь пограничные. Мы балансировали на грани театральности, стараясь не опуститься до декораций. Как мне кажется, всё удалось.
Входная группа многофункционального комплекса «Савеловский Сити». Первая башня. Реализация, 2014 © Т+Т Architects

Несмотря на то, что ваше бюро достаточно молодое, мы очень много говорим именно о реализациях. Сложно ли реализовывать подобные проекты? И как часто в вашей практике концепция воплощается в жизнь?

Сергей Труханов:
Большая часть проектов в той или иной степени реализуется. Очевидно, что работая с уже сложившейся средой, с готовым контекстом, сталкиваешься с большими трудностями, чем в случае с новым строительством. Каждый день обнаруживается какой-нибудь подводный камень. Важно не скатиться до новодела, особенно, когда приходится микшировать существующие постройки с новыми. К примеру, в Саратове мы занимались реновацией старой фабрики «Саратов Мука». Часть объектов, признанных памятниками архитектуры, необходимо было сохранить, включив в состав новой застройки. Могу сказать, что мы всегда выступаем против какой-либо стилизации. По моему убеждению, рядом с историческими зданиями нужно возводить честную современную архитектуру. При этом новое строительство не должно спорить с историческим контекстом, нарушать сформированные связи. В этом и состоит главная сложность.
Архитектурная и градостроительная концепция реконструкции и реновации территории фабрики «Саратов мука»
© Т Т Architects

Вы упомянули проект в Саратове. Какова его судьба?

Александр Бровкин:
Сейчас реализуется первая очередь этого проекта, предполагающая по большей части восстановление существующих зданий. Проект, охватывающий огромную территорию, из которой шесть гектаров располагаются на береговой линии с перепадом рельефа до 25 метров, планируется развивать до 2025 года. Мы надеемся, что в ближайшем будущем будут реализованы по крайней мере еще две–три очереди.
Архитектурная и градостроительная концепция реконструкции и реновации территории фабрики «Саратов мука»
© Т Т Architects

Вы работали не только в Саратове, но еще в Оренбурге, Екатеринбурге и других городах страны. Насколько, на ваш взгляд, актуальна тема редевелопмента бывших заводов и фабрик в регионах?

Сергей Труханов:
В регионах таких активов как бывшие промзоны гораздо больше, чем в Москве. Московский девелопер имеет четкое понимание того, как надо развивать такие территории, при этом ему всегда жалко денег. У заказчика из региона средства, как правило, есть, но не хватает смелости и желания экспериментировать. При всем при этом в регионах появляются действительно интересные объекты. Пока их совсем немного, поскольку там позиция такова, что снести старые здания проще, чем их реконструировать.

Вы рассказали о сложностях, с которыми приходится сталкиваться, работая с промзонами. А какие в этом направлении преимущества? Почему вам интересно работать с такой архитектурой?

Сергей Труханов:
Работать со зданиями, которые имеют историческую ценность, уже интересно. Они все одушевленные. Это не безэмоциональное пространство, напротив, оно очень наполненное и живое. И каждый раз сталкиваешься с чем-то неизведанным, совершаешь открытие. В Оренбурге мы нашли старые подземные ходы, связывавшие различные постройки на территории мельницы, различные артефакты в виде старинных лестниц, огромных жалюзи на цепном приводе, и так далее.
Архитектурная и градостроительная концепция реконструкции и реновации территории фабрики «Саратов мука» © Т+Т Architects

Александр Бровкин:
Это как винтажные вещи, которые вдруг получают новую жизнь. Точно так же и со зданиями. После реконструкции обретая новую функцию, они будто рождаются второй раз. Скажем, в том же Саратове, восстанавливая старые и забытые здания мы заново открываем их для города. Мельница очень давно перестала использоваться по своему назначению. Долгое время она пустовала. В последние годы в ней разместилась часть саратовского мукомольного завода. За это время здания мельницы были многократно перекрашены, обросли чудовищными хозяйственными пристройками. Один фасад исчез полностью, после того как к нему пристроили элеватор и заложили окна. Фактически объект исчез для города. Убрав все временные наслоения, мы вернули его городу, продлили его жизнь. Теперь он простоит ещё лет двести.

Специфика работы с уже существующими зданиями не ограничивает вашу творческую свободу?

Сергей Труханов:
Наоборот. Творческую свободу нельзя ограничить. Не то чтобы реконструкция открывала больше возможностей для реализации своего потенциала, здесь задача гораздо сложнее. Предлагается ситуация с безумным количеством ограничений, особенностей и аспектов. При этом над тобой довлеют не бездушные материи, а история, артефакты, которые нужно сохранить или придать им особой значимости.

Реконструкцию и реновацию вы считаете перспективным для себя направлением?

Сергей Труханов:
Да, мы продолжаем активно работать в сфере реновации промышленных объектов, ведем проекты благоустройства территорий. Из наиболее ярких текущих проектов могу отметить реконструкцию гостиницы «Белград» – очень непростой и многослойный объект, которому мы сейчас отдаем много сил. Направление оказалось для нас очень интересным. Признаюсь, мы этого и сами не ожидали.

Приведите примеры редевелопмента из мировой практики, которые вам наиболее близки.

Александр Бровкин:
Мне очень нравится район Хафен-Сити в Гамбурге, благодаря которому удалось увеличить город на 220 гектаров путем редевелопмента портовой территории. Там можно увидеть примеры удачной реконструкции старых зданий рядом с новыми объектами известных западных архитектурных бюро (самое известное из них Эльбфилармония Херцога и де Мерона – прим. ред).

Сергей Труханов:
Удачных примеров на сегодняшний день в мировой практике очень много. Для себя я бы выделил разные по подходам и поставленным задачам проекты. В первом ряду – знаковый для Ливерпуля проект реконструкции Альберт доков. Сейчас там объединились множество музеев, в том числе музей Битлз, гостиничных комплексов, развлекательных центров, ритейла (площадь территории около 320 гектаров, реконструкция начата в 1981 длилась 22 года до 2003 – прим. ред.). Это место стало новым городским центром – настолько востребованным, что вокруг него вырастает новая городская застройка. Также не могу не отметить район Докланд в Лондоне, который интересен в первую очередь с градостроительной точки зрения. Это практически единственный жилой район города, который заселяют непосредственно владельцы квартир. В то время как большинство жилья в центре сдается в аренду. Весь фонд составляют бывшие склады и мастерские, нового строительства там почти нет. Но проект, который я люблю, пожалуй, больше всего – район Шордич. Это другой вариант редевелопмента, отличающийся от вышеназванных своей стихийностью. Люди сами трансформируют пространство. Население составляют преимущественно творческие люди, которые когда-то пришли в этот промышленный район и превратили его в настоящую художественную Мекку. Все стены в районе Шордич объявлены свободными для граффити, из-за чего там можно увидеть самые яркие образцы уличного дизайна и стрит-арта. Как раз сейчас прошел конкурс на реконструкцию старой станции метро Шордич, где мы вошли в шорт-лист, благодаря которой посредством временных строений удастся увязать два района, разделенных железной дорогой.

А в российской практике вы могли бы отметить что-то подобное?

Сергей Труханов:
Я бы отметил Artplay до того, как его переделали, когда он был на ул. Тимура Фрунзе. Это было одно из самых душевных мест в Москве. Остальные российские проекты редевелопмента по большей части носят коммерческий характер. Это касается и «Красной Розы», и делового квартала «Луч», где удается дорого продать стиль лофт. По качеству редевелопмента я бы отметил фабрику Станиславского. С точки зрения визуального эффекта это один из лучших объектов в Москве.

А решение разместить свою мастерскую на территории промзоны – это осознанный шаг или просто совпадение?

Александр Бровкин:
Это случайность. Хотя мы сами постоянно занимаемся трансформацией таких пространств, находясь внутри всей этой нетронутой красоты, мы в глубине души надеемся, что рука девелопера не скоро её коснется.
Архитектор:
Полина Воеводина
Сергей Труханов
Александр Бровкин
Мастерская:
Т+Т Architects http://tt-arch.ru/

25 Июня 2015

Алла Павликова

Беседовала:

Алла Павликова
Похожие статьи
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может...
Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Технологии и материалы
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Duravit для Сколково
В новом городе, рассчитанном на инновации, и сантехника современная и качественная. От компании Duravit.
Куда дальше? В Ираке появился объект с российским...
Много стекла, света, белые тона в наружной отделке, интересные геометрические детали в оформлении фасадов – фирменный стиль Lalav Group графичный и минималистичный. Он отсылает к архитектуре современных мегаполисов, хотя жилой комплекс Wavey Avenue расположен всего в нескольких километрах от древней цитадели.
Изящная длина
Ригельный кирпич благодаря необычному формату завоевывает популярность и держится в трендах уже несколько лет. Рассказываем, когда уместно использовать этот материал, и каких эффектов он позволяет добиться.
Пятерка по химии
Компания «Новые Горизонты» разработала и построила в Семеновском сквере Москвы игровой комплекс «Атомы». Авторская площадка мотивирует детей к общению и активности, а также служит доминантой всего сквера.
Punto Design: как мы создаем мебель для общественных пространств...
Наши изделия разрабатываются совместно с ведущими мировыми дизайнерами и архитекторами – профессионалами со всего мира: студиями «Karim Rashid», «Pastina», «Gibillero Design», «Studio Mattias Stendberg», «Arturo Erbsman Studio», Мишелем Пена и другими.
Связь сквозь века
Новый бизнес-центр органично интегрирован в историческую застройку московского переулка благодаря фасадам, облицованным HPL-панелями Fundermax с фактурой натуральной неокрашенной древесины. Наличники окон, разработанные по историческим эскизам из различных регионов России, дополнили образ старинного особняка.
Плитка в городе
Рассказываем, какую роль тротуарная плитка способна играть в создании комфортной городской среды.
Сейчас на главной
Что вы хотите знать об архбетоне?
– теперь можно спросить.

Запускаем проект, посвященный архитектурному бетону, и предлагаем архитекторам, которые работают с этим актуальным материалом, так же как и тем, кто собирается начать, задать свои вопросы производителям.
Несущий свет
Новый ландшафтный объект красноярского бюро АДМ – решетчатый «забор» на склоне Енисея, в противовес названию совершенно проницаем и открывает путь к террасе над рекой. Форма его узнаваемо-современна.
Кино как поиск
В ГЭС-2 на презентации 99 номера «Проекта Россия» показали фильм – «архитектурное высказывание» бюро Мегабудка. Говорят, первый такого рода опыт в нашем контексте: то ли часть заявленного архитекторами поиска «русского стиля», то ли завершающий штрих исследования.
Расскажи мне про Австралию
Способны ли волнистые линии на белом фоне перенести клиентов московского кафе на побережье Австралии? Напомнить о просторе, морском воздухе, волнах? На этот вопрос попытались ответить в своем проекте авторы интерьера кафе WaterFront.
Стандарты по школам
Москомархитектура представила новые рекомендации проектирования объектов образования и инженерной инфраструктуры.
Прохлада в степи
Многоуровневая вилла в Ростовской области, отвечающая аскетичному природному окружению чистыми формами, слепящим белым и зеркалом воды.
Войти в матрицу
Девять отсутствующих колонн, форму которых создает лишь обвивший их плющ из кортеновской стали, дизайнер и художник Ху Цюаньчунь собрал в плотный кластер, противостоящий индустриализации окружающих территорий.
Сосновый дзен
Загородный дом от бюро «Хвоя» с характерным лиризмом и чертами японской традиционной архитектуры, построенный меж сосен Карельского перешейка.
Любовь и мир
В Доме МСХ на Кузнецком мосту открылась выставка Василия Бубнова. Он известен как автор нескольких монументальных композиций в московском метро, Артеке и Одессе, но в последние 30 лет работал в основном как очень плодовитый станковист.
Бетон, дерево и кофе
Замысел нового кофе-плейса, спрятанного в глубине дворов на Мясницкой, родился в городе Орле и отчасти реализован орловскими мастерами по дереву. Кофейня YCP совмещает минимализм подхода с натуральными материалами: дубовой мебелью и бетонными потолками.
Пресса: Неотвратимость счастья
Григорий Ревзин о том, как Сен-Симон назначил утопию государственным долгом. Сен-Симон относится к ограниченному числу подлинных пророков веры в социализм, что вселяет известную робость любому, кто собирается о нем писать,— в него инвестировано слишком много надежд, светлых мыслей и желаний.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Винный дом
Счастливая история возрождения заброшенного особняка в качестве ресторана с энотекой и новой достопримечательности Воронежа.
Каспийские дары
Рыбное бистро и лавка в центре Махачкалы по проекту Studio SHOO: яркие росписи, морские канаты для зонирования и вид на город.
Нетипичная реновация
Проект, предложенный для реновации пятиэтажек в центре Калуги, совмещает две очень актуальные идеи: реконструкцию без сноса и деревянные фасады. Тренды не новы, но в РФ редки и прогрессивны.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Уйти в книги
Издательство «Поляндрия» открыло представительство на первом этаже романтического доходного дома в центре Москвы. Пространство Letters, наполненное авторской мебелью, светом и музыкой, совмещает книжную лавку и кофейню.
Интерьер для смелых
Историческая ТЭЦ в центре Братиславы усилиями студии Perspektiv, DF Creative Group и PAMARCH превратилась в современный коворкинг Base4Work.
Смена образа мыслей
Премией Мис ван дер Роэ – главной архитектурной наградой Евросоюза отмечен корпус Кингстонского университета в Лондоне бюро Grafton. Как работу молодых архитекторов при этом наградили жилищный кооператив La Borda в Барселоне мастерской Lacol.
Боги некритического реализма
Как непротиворечиво совместить современное искусство и поздний академизм эпохи Александра III в одном зале? Ответом на этот вопрос стал яркий и чувственный экспозиционный дизайн, предложенный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки Генриха Семирадского в ГТГ.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Место памяти
Первое место в конкурсе на концепцию развития парка Победы в Мурманске занял консорциум Мастерской Лызлова и бюро Свобода. Рассказываем об итогах конкурса и публикуем проекты пяти финалистов.
Совместная работа
За 22 года интерьеры башни World Port Centre Нормана Фостера в Роттердаме потеряли свою актуальность. Бюро Mecanoo предложило новое решение, основанное на концепции активного рабочего пространства.
Река и фабрика
Благоустройство набережной возвращает Клязьме, некогда питавшей крупную мануфактуру Орехово-Зуево, важную роль, но на этот раз общественную: теперь отдыхать у реки, заниматься спортом или любоваться видами можно даже во время паводков.