English version

Сергей Труханов: «Мы и сами не ожидали, что редевелопмент промзон окажется таким интересным направлением»

Интервью с руководителем Т+Т Architects Сергеем Трухановым и главным архитектором бюро Александром Бровкиным: о редевелопменте промзон, ситуации в регионах, знаковых проектах бюро и многом другом.

Беседовала:
Алла Павликова

mainImg
Архитектор:
Полина Воеводина
Сергей Труханов
Александр Бровкин
Мастерская:
Т+Т Architects http://tt-arch.ru/
Сергей Труханов. Бюро «Т+Т Architects». Фото: Андрей Карделяну
Александр Бровкин. Бюро «Т+Т Architects». Фото: Андрей Карделяну

Архи.ру:
В вашей практике довольно много проектов, связанных с редевелопментом бывших промышленных объектов. Как получилось, что это направление стало одним из приоритетных?

Сергей Труханов:
Реконструкции – это та сфера деятельности, где сегодня молодым архитекторам легче себя проявить. В тот момент, когда наша команда только начинала свою профессиональную практику, тема редевелопмента была достаточно новой и для девелопера, и для застройщика, и для «матёрых» практикующих архитекторов. Поначалу мало кто понимал, как с этим работать и насколько это будет востребовано. Именно поэтому заказчики, опасаясь прогореть и одновременно пытаясь сэкономить средства, зачастую обращались не в самые известные начинающие бюро. Кроме того, молодые и энергичные проектировщики могли найти тот самый свежий и нестандартный подход, который в этом вопросе был просто необходим.

Честно признаюсь, что мы надеялись занять эту нишу. После ограничения нового строительства в центре Москвы, бывшие промзоны остались едва ли не единственным территориальным резервом города. И, конечно, когда в мастерскую обратились с подобным заказом, мы с удовольствием принялись за работу.

С какого проекта все начиналось?

Сергей Труханов:
Все начиналось в 2010 году с реконструкции мельницы И.А. Зарывнова в Оренбурге. Ее мы переделывали под офисный центр. Следом возникли поисковые решения для реновации административного здания на Малой Грузинской. Ещё до начала проектирования наша мастерская совместно с компанией KR Properties занималась анализом этой территории, пытаясь определить перспективу ее развития. Сценарии для освоения пространства были самые разные – от реконструкции и приспособления существующих объектов под гостиничный комплекс или офисный центр до полного или частичного демонтажа, предполагающего новое строительство. Одним словом, была проделана очень серьёзная аналитическая работа, подготовлены детальные схемы и выкладки. Результатом данных «упражнений» стало то, что у нас появилась возможность участвовать в других проектах девелопера.
Еще одним небольшим, но милым сердцу проектом в рамках редевелопмента, который мы довели до конца, стала реновация территории небольшого участка двора Даниловской Мануфактуры. К настоящему времени этот проект находится на стадии реализации. Первая крупная реализация – бизнес-квартал «Домино». Его первоначальная концепция была разработана другим архитектурным бюро. Мы же должны были адаптировать проектное предложение и выпустить рабочую документацию. Несмотря на то, что мы очень уважительно относились к авторскому замыслу и старались придерживаться идеологии коллег, очень многое в проекте пришлось переделывать и изменять – ввиду пожеланий заказчика, вновь выявленных обстоятельств или невозможности реализовать то или иное решение.
Бизнес-квартал «Домино» © Т+Т Architects
Бизнес-квартал «Домино» © Т+Т Architects

Александр Бровкин:
Мы вложили в этот проект очень много собственных сил и творческих идей, но сознательно не стали выходить за рамки первоначальной концепции наших предшественников. «Домино» стал для нас первой работой такого масштаба. Мы начинали его в 2011 году, а реализация заняла больше трех лет. Однако это был очень серьёзный опыт, который стал отправной точкой для многих других проектов редевелопмента.

Насколько вам было важно сохранить историю и эстетику места в этом и в других проектах?

Сергей Труханов:
В случае с «Домино» это было место, которому принципиально важно было дать вторую жизнь, опираясь на эстетику сложившегося окружения. От Пятницкой до Большой Ордынки там тянулся старый полуразрушенный квартал из административных зданий. В новом проекте были сохранены пятна застройки, однако пришлось серьёзно поработать с фасадами зданий и внутренней территорией, пускай небольшой и камерной, но очень важной для данного объекта. Старинный особняк, расположенный на территории квартала и выходящий главным фасадом на Ордынку, мы восстановили, воссоздав его исторический облик.

Александр Бровкин:
Когда мы пришли на площадку, особняк был в совершенно плачевном состоянии. Заменив его сгнивший каркас на металлический, мы не затронули стены, постарались сохранить весь декор и главное – дух старого здания.

Как вы относитесь к практике приспособления бывших промышленных территорий под жилье? Какие проекты подобного рода, созданные вашей мастерской, вы бы отметили?

Сергей Труханов:
Самым взрывным стал проект лофт-квартала Studio #8. Это пром в чистом виде, который следовало превратить в квартал апартаментов. Район, где расположен участок, со своим характером и историей был ещё и весьма перспективным с экономической точки зрения – хорошее положение в городе, рядом с уже существующим крупным жилым небоскребом «Триумф-Палас». Помимо изначально интересной задачи, которую ставила перед нами сама ситуация и окружение, в этом проекте нас заинтересовала позиция заказчика. Это был период, когда он сформулировал концепцию «живи и работай». Мысль о том, чтобы в одном районе сосредоточить жилье и места приложения труда понравилась девелоперу, и он стал активно внедрять её в практику. Лофт стилистика и промышленное прошлое площадки добавляло месту особой романтики. Проект стал позиционироваться как место для молодых и активных людей, художников, музыкантов, творческой интеллигенции.
Реновация промышленной территории под лофт-квартал апартаментов Studio #8 © Т+Т Architects
Реновация промышленной территории под лофт-квартал апартаментов Studio #8 © Т+Т Architects
Реновация промышленной территории под лофт-квартал апартаментов Studio #8 © Т+Т Architects

На мой взгляд, все эти факторы вместе предопределили успех проекта: правильное задание и концепция заказчика, хорошо пойманный дух места, интересная легенда для потенциальных покупателей и, конечно, качество архитектуры и исполнения. Несмотря на свою открытость – а комплекс по большей части лишен заборов и ограждений – каждый дом имеет свой уютный дворик, защищенный от шума города, свой адрес, узнаваемость. В результате более 70% жилых площадей было выкуплено ещё на стадии проектирования. В этой ситуации часть лотов приходилось «подгонять» под конкретного покупателя. Квадратные метры стремительно выкупались не только по горизонтали, но и по вертикали, из-за чего нам в ускоренном режиме приходилось переделывать и адаптировать планировки. Сейчас комплекс практически реализован, остаются работы по благоустройству.
Реновация промышленной территории под лофт-квартал апартаментов Studio #8
© Т+Т Architects
Реновация промышленной территории под лофт-квартал апартаментов Studio #8
© Т+Т Architects

Отдельно хотелось бы поговорить о таких ваших проектах, в которых особое внимание уделялось не столько архитектуре, сколько территории в целом.

Сергей Труханов:
Один из недавно реализованных – территория 1-й очереди офисного центра «Савеловский Сити». Нам довелось очень много работать над этим проектом. А начинали именно с территории. Реновация на самом деле затрагивает в первую очередь территорию и только потом – здания. Это колоссальная работа по зонированию пространства, логистике, созданию акцентов. Казалось бы, в «Савеловском Сити» речь шла в основном о новом строительстве, но при этом приходилось постоянно оглядываться на размещенные объекты и их функциональное назначение. За счет работы с территорией следовало грамотно развести офисы, апартаменты и общественную функцию, расположенные в непосредственной близости друг от друга. И дополнить все сценариями художественного благоустройства.
Концепция благоустройства многофункционального офисно-делового центра «Савеловский Сити». Первая очередь. Проект, 2014 © Т+Т Architects

Александр Бровкин:
Архитектурой в этом проекте занималась компания SPEECH. Наше бюро отвечало за территорию. Строительство такого крупного комплекса дало толчок для развития всего района – весьма специфического места, без особых красот. Новый объект начал взаимодействовать с окружением, стали появляться новые пешеходные и транспортные коммуникации. Крупные предприятия и компании, соседствующие с участком, следуя нашему примеру открыли свои территории, сделали их доступными для горожан. Таким образом, границы проектирования сами собой раздвинулись, а город получил качественное общественное пространство.

В «Савеловском Сити» вы делали и интерьеры входной группы. Расскажите о них.

Сергей Труханов:
Нас попросили спроектировать интерьеры небольшого лобби, площадью 150 кв. м – слишком маленького для своей функции. Решив, что раз уж мы ничего не можем сделать с размерами помещения, то надо реализовать очень яркую идею. Все пространство должно было быть построено таким образом, чтобы мгновенно рождать wow-эффект. И здесь надо сказать спасибо заказчику, проявившему недюжинную смелость и поддержавшего нас в самых смелых замыслах. Так, центром композиции стали летающие арт-объекты, благодаря которым лобби превратилось в маленькую галерею.
Входная группа многофункционального комплекса «Савеловский Сити». Вторая башня. Реализация, 2014 © Т+Т Architects

Но помимо арт-объектов, пространство формирует еще и очень необычное сочетание цветов, там использованы интересные материалы.

Сергей Труханов:
Да, мы хотели создать внутри ощущение динамики. Использовать при этом решили только очень характерные материалы, которые сами по себе ценны и самодостаточны. Скажем, медь – очень тактильный и эффектный материал. Его непривычно видеть внутри лобби. Все решения здесь пограничные. Мы балансировали на грани театральности, стараясь не опуститься до декораций. Как мне кажется, всё удалось.
Входная группа многофункционального комплекса «Савеловский Сити». Первая башня. Реализация, 2014 © Т+Т Architects

Несмотря на то, что ваше бюро достаточно молодое, мы очень много говорим именно о реализациях. Сложно ли реализовывать подобные проекты? И как часто в вашей практике концепция воплощается в жизнь?

Сергей Труханов:
Большая часть проектов в той или иной степени реализуется. Очевидно, что работая с уже сложившейся средой, с готовым контекстом, сталкиваешься с большими трудностями, чем в случае с новым строительством. Каждый день обнаруживается какой-нибудь подводный камень. Важно не скатиться до новодела, особенно, когда приходится микшировать существующие постройки с новыми. К примеру, в Саратове мы занимались реновацией старой фабрики «Саратов Мука». Часть объектов, признанных памятниками архитектуры, необходимо было сохранить, включив в состав новой застройки. Могу сказать, что мы всегда выступаем против какой-либо стилизации. По моему убеждению, рядом с историческими зданиями нужно возводить честную современную архитектуру. При этом новое строительство не должно спорить с историческим контекстом, нарушать сформированные связи. В этом и состоит главная сложность.
Архитектурная и градостроительная концепция реконструкции и реновации территории фабрики «Саратов мука»
© Т Т Architects

Вы упомянули проект в Саратове. Какова его судьба?

Александр Бровкин:
Сейчас реализуется первая очередь этого проекта, предполагающая по большей части восстановление существующих зданий. Проект, охватывающий огромную территорию, из которой шесть гектаров располагаются на береговой линии с перепадом рельефа до 25 метров, планируется развивать до 2025 года. Мы надеемся, что в ближайшем будущем будут реализованы по крайней мере еще две–три очереди.
Архитектурная и градостроительная концепция реконструкции и реновации территории фабрики «Саратов мука»
© Т Т Architects

Вы работали не только в Саратове, но еще в Оренбурге, Екатеринбурге и других городах страны. Насколько, на ваш взгляд, актуальна тема редевелопмента бывших заводов и фабрик в регионах?

Сергей Труханов:
В регионах таких активов как бывшие промзоны гораздо больше, чем в Москве. Московский девелопер имеет четкое понимание того, как надо развивать такие территории, при этом ему всегда жалко денег. У заказчика из региона средства, как правило, есть, но не хватает смелости и желания экспериментировать. При всем при этом в регионах появляются действительно интересные объекты. Пока их совсем немного, поскольку там позиция такова, что снести старые здания проще, чем их реконструировать.

Вы рассказали о сложностях, с которыми приходится сталкиваться, работая с промзонами. А какие в этом направлении преимущества? Почему вам интересно работать с такой архитектурой?

Сергей Труханов:
Работать со зданиями, которые имеют историческую ценность, уже интересно. Они все одушевленные. Это не безэмоциональное пространство, напротив, оно очень наполненное и живое. И каждый раз сталкиваешься с чем-то неизведанным, совершаешь открытие. В Оренбурге мы нашли старые подземные ходы, связывавшие различные постройки на территории мельницы, различные артефакты в виде старинных лестниц, огромных жалюзи на цепном приводе, и так далее.
Архитектурная и градостроительная концепция реконструкции и реновации территории фабрики «Саратов мука» © Т+Т Architects

Александр Бровкин:
Это как винтажные вещи, которые вдруг получают новую жизнь. Точно так же и со зданиями. После реконструкции обретая новую функцию, они будто рождаются второй раз. Скажем, в том же Саратове, восстанавливая старые и забытые здания мы заново открываем их для города. Мельница очень давно перестала использоваться по своему назначению. Долгое время она пустовала. В последние годы в ней разместилась часть саратовского мукомольного завода. За это время здания мельницы были многократно перекрашены, обросли чудовищными хозяйственными пристройками. Один фасад исчез полностью, после того как к нему пристроили элеватор и заложили окна. Фактически объект исчез для города. Убрав все временные наслоения, мы вернули его городу, продлили его жизнь. Теперь он простоит ещё лет двести.

Специфика работы с уже существующими зданиями не ограничивает вашу творческую свободу?

Сергей Труханов:
Наоборот. Творческую свободу нельзя ограничить. Не то чтобы реконструкция открывала больше возможностей для реализации своего потенциала, здесь задача гораздо сложнее. Предлагается ситуация с безумным количеством ограничений, особенностей и аспектов. При этом над тобой довлеют не бездушные материи, а история, артефакты, которые нужно сохранить или придать им особой значимости.

Реконструкцию и реновацию вы считаете перспективным для себя направлением?

Сергей Труханов:
Да, мы продолжаем активно работать в сфере реновации промышленных объектов, ведем проекты благоустройства территорий. Из наиболее ярких текущих проектов могу отметить реконструкцию гостиницы «Белград» – очень непростой и многослойный объект, которому мы сейчас отдаем много сил. Направление оказалось для нас очень интересным. Признаюсь, мы этого и сами не ожидали.

Приведите примеры редевелопмента из мировой практики, которые вам наиболее близки.

Александр Бровкин:
Мне очень нравится район Хафен-Сити в Гамбурге, благодаря которому удалось увеличить город на 220 гектаров путем редевелопмента портовой территории. Там можно увидеть примеры удачной реконструкции старых зданий рядом с новыми объектами известных западных архитектурных бюро (самое известное из них Эльбфилармония Херцога и де Мерона – прим. ред).

Сергей Труханов:
Удачных примеров на сегодняшний день в мировой практике очень много. Для себя я бы выделил разные по подходам и поставленным задачам проекты. В первом ряду – знаковый для Ливерпуля проект реконструкции Альберт доков. Сейчас там объединились множество музеев, в том числе музей Битлз, гостиничных комплексов, развлекательных центров, ритейла (площадь территории около 320 гектаров, реконструкция начата в 1981 длилась 22 года до 2003 – прим. ред.). Это место стало новым городским центром – настолько востребованным, что вокруг него вырастает новая городская застройка. Также не могу не отметить район Докланд в Лондоне, который интересен в первую очередь с градостроительной точки зрения. Это практически единственный жилой район города, который заселяют непосредственно владельцы квартир. В то время как большинство жилья в центре сдается в аренду. Весь фонд составляют бывшие склады и мастерские, нового строительства там почти нет. Но проект, который я люблю, пожалуй, больше всего – район Шордич. Это другой вариант редевелопмента, отличающийся от вышеназванных своей стихийностью. Люди сами трансформируют пространство. Население составляют преимущественно творческие люди, которые когда-то пришли в этот промышленный район и превратили его в настоящую художественную Мекку. Все стены в районе Шордич объявлены свободными для граффити, из-за чего там можно увидеть самые яркие образцы уличного дизайна и стрит-арта. Как раз сейчас прошел конкурс на реконструкцию старой станции метро Шордич, где мы вошли в шорт-лист, благодаря которой посредством временных строений удастся увязать два района, разделенных железной дорогой.

А в российской практике вы могли бы отметить что-то подобное?

Сергей Труханов:
Я бы отметил Artplay до того, как его переделали, когда он был на ул. Тимура Фрунзе. Это было одно из самых душевных мест в Москве. Остальные российские проекты редевелопмента по большей части носят коммерческий характер. Это касается и «Красной Розы», и делового квартала «Луч», где удается дорого продать стиль лофт. По качеству редевелопмента я бы отметил фабрику Станиславского. С точки зрения визуального эффекта это один из лучших объектов в Москве.

А решение разместить свою мастерскую на территории промзоны – это осознанный шаг или просто совпадение?

Александр Бровкин:
Это случайность. Хотя мы сами постоянно занимаемся трансформацией таких пространств, находясь внутри всей этой нетронутой красоты, мы в глубине души надеемся, что рука девелопера не скоро её коснется.
Архитектор:
Полина Воеводина
Сергей Труханов
Александр Бровкин
Мастерская:
Т+Т Architects http://tt-arch.ru/

25 Июня 2015

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.