English version

Трансформация образа

Дом на улице Чапаева – театрализованная интервенция «северного модерна» в разномастный контекст бывшей промышленной части Петроградской стороны.

23 Декабря 2014
mainImg
Архитектор:
Сергей Орешкин
Проект:
Жилой дом на улице Чапаева
Россия, Санкт-Петербург, улица Чапаева, 16, литера А

Авторский коллектив:
Руководитель проекта: С.И. Орешкин
Главные инженеры проекта: А.Г. Вайнер, А.В. Исаев, С.М. Васильев
Главный архитектор проекта: Р.В. Андреева
Архитекторы: В.В. Иванов, А.М. Шукшина, М.С. Нюхина
Главный конструктор: О.В. Гребнев

2009 — 2014 / 2014 — 2015

Застройщик – ЗАО «ЮИТ Санкт-Петербург»
Десятиэтажный жилой дом сейчас строится на нечетной стороне улицы Чапаева, в восточной части Петроградского острова (более известного как Петроградская сторона). От Петропавловской крепости здесь – двадцать минут пешком, от фешенебельного в начале прошлого XX века Каменноостровского проспекта, – десять. Но восточнее, ближе к Большой Невке фешенебельность уже и сто лет назад сменялась кирпичными корпусами промышленных зданий, хотя и очень романтическими на сегодняшний взгляд, – прямо напротив дома, который строится сейчас по проекту Сергея Орешкина, стоят здания бывшей бумагопрядильной мануфактуры, а рядом была еще и «фортепианная фабрика». Фабрики группировались, вероятно по техническим причинам, ближе к реке, а нечетная сторона улицы Чапаева до сих пор остается не по-питерски «рыхлой», – как точно охарактеризовал ее Сергей Орешкин: застроенной прерывисто, но зато с деревьями. Рядом: лицей, бомбоубежище, многоквартирный дом, спортивная площадка. Впрочем соседним домам всё же требовалось обеспечить инсоляцию по нормативам, также как и сделать облик нового дома органичным исторической среде.

Что Сергей Орешкин и сделал, «вытянув» романтический образ дома-замка северного модерна из Каменноостровского проспекта сюда, к полупромышленному когда-то, а сейчас жилому и офисному, востоку Петроградской стороны.

Две секции дома соединены наподобие буквы «Т», асимметричная перекладина которой вытянута вдоль красной линии улицы, а «ножка» уходит во двор, вглубь трапециевидного участка. Дом строится по современным стандартам: железобетонный каркас, вентфасады, один ярус подземной парковки и общественные функции в первом этаже. Внешний же его облик становится своего рода театральной декорацией, где камень, штукатурка светлых оттенков, тонкие тонированные переплеты больших окон, чугунные ограждения балконов и даже решетки для установки кондиционеров, – всё вписано в один общий сюжет, очень романтический, по собственному признанию автора. Действительно, получившийся образ дома, с одной стороны, вызывает устойчивые ассоциации с «северным модерном», с другой стороны, модерн автохтонных доходных домов Петербурга более суров и сдержан, а масштаб позволяющих себе большее дач Каменного острова, – значительно меньше, поэтому кажется, что в данном случае архитектор скрестил отзвуки петербургского модерна с легкими сказочными затеями времени более раннего, XIX века – на периферии сознания нет-нет да и замаячит какой-нибудь замок Нойшванштайн Людвига Баварского.

Объемы и декоративность главного фасада нарастают снизу вверх. Так, первый этаж главного фасада отступает в глубину, освобождая тротуар для прохожих и формируя открытую уличную галерею, без колонн, на консолях. Объём второго этажа почти лишён пластики, и только на третьем появляются эркеры, объединяющие три следующие (с третьего по шестой) этажи и бросающие изогнутые тени вниз. Простенки между эркерами прорезаны тремя широкими окнами, из которых среднее акцентировано полосатым рельефом, немного похожим на раскрытые створки парижских жалюзи, но смягченным характерной волнистой линией.
Жилой дом на улице Чапаева. Проект, 2014 © А.Лен
Жилой дом на улице Чапаева. Проект, 2014 © А.Лен

Выше пятого этажа начинается танец широких балконов с ажурными решетками, – балкон важная вещь и в архитектуре, и в истории Петербурга, никакая плохая погода не мешает, – до особняка Кшесинской, к примеру, с его важным для истории балконом, отсюда тоже пятнадцать минут пешком; и в начале улицы Чапаева, и на Малой Посадской встречаются такие балконы на эркерах. Мотив был распространен в начале XX века, впрочем, тогда он как правило трактовался более сдержанно, здесь же балконы произрастают не только на эркерах: спускаясь на этаж ниже, они затем карабкаются до самого верха и украшают четыре пентхауса, помещенные под острыми голландскими щипцами.

Ажурные решетки, поддержанные дробным ритмом оконных рам с успехом развеществляют массив дома, увлекают зрителя игрой, поддержанной более крупными формами, которые также ведут себя подвижно: щипцы врастают в плоскость фасада, и уже сложно понять, где точно их линии пересекаются между собой; вверху они же чередуются с окнами высокой мансарды. Детали сложной, местами дробно-декоративной, местами волнообразной композиции словно бы приходят в движение, не забывая, впрочем, в своем плавном смещении о законах равновесия и общей гармонии.

Балконы перерастают в ступенчатые террасы южной части дома – чего в домах северного модерна точно быть не могло, а в современной архитектуре встречается часто – ступеньки террас вызваны требованиями инсоляции, но прекрасно группируются, прирастая к башне над перекрестием секций дома. Башня таким образом обнаруживается не на углу, чего можно было бы ожидать от стилизации, а посередине, она вырезана из массы здания как его сердцевина, почти донжон, или же почти ратуша, – возможно отсюда и большая, чем у сумрачного северного модерна, театральность и ассоциативность – довольно-таки сложно совместить все требования современности с историческим образом и пластическая игра, подвижность, легкость, прозрачность не только добавляют «позитива», но и делают правила принятых стилевых рамок более гибкими. Как будто бы мы застали доходный дом модерна в тот момент роста или даже колебания: превратиться ли в ратушу, в замок, или в итальянскую виллу, – этакий момент осмысленного взросления, раздумий над собственным образом, застывший пластический поиск (чем не дань деконструкции?).

Ступенчатую композицию, позволяющую затушевать значительную высоту здания и его объём, Сергей Орешкин неоднократно применял в других своих постройках. В данном случае интересно отметить, что террасный фасад обращён в сторону расположенного чуть поодаль, через дорогу, здания с трёхступенчатым фасадом, построенного более века назад, вступая с ним в активный диалог. В связи с темой диалога отметим также, что торцы главного фасада напоминают брандмауэры соседних зданий: в них нет окон, а единственное украшение – ничем не акцентированные ячейки строгих прямоугольных ниш, деликатно структурирующих монотонные плоскости.

Архитектура дома сложна, как и поставленная перед автором задача. Начать с того, что тонкая часть нашего общества, которой вообще интересна архитектура, разделилась на две половины: тех, кто отрицает стилизацию по определению и тех, кто считает её единственно возможной в исторических городах, особенно в Петербурге; позиции взаимоисключающие. Так или иначе, но известно, что Сергей Орешкин смело работает как с остро-современной формой, так и с историческими стилизациями, – к примеру, в том же 2013 году он спроектировал для Петроградской стороны большой жилой комплекс на набережной реки Карповки, – также решенный в духе архитектуры начала века, но чуть более поздней и строгой: к неоклассике или даже ар-деко. И там, и здесь, мы наблюдаем довольно уверенное владение стилистикой и пропорциями источника, – всегда с поправкой на современность, давая нам понять, что дом возник сейчас. Впрочем, модернистские проекты сравнительно предсказуемы, а для зданий, связанных с историческими стилями особенно важно воплощение, в них требует внимания качество реализации каждой детали. Впрочем и ждать осталось недолго, дом, по-видимому, скоро построят.

Недавно дом был отмечен премией Urban Awards 2014 как «Лучший строящийся жилой комплекс бизнес-класса в Санкт-Петербурге».
 
Жилой дом на улице Чапаева. Генеральный план © А.Лен
Жилой дом на улице Чапаева. Разрез © А.Лен
Жилой дом на улице Чапаева. Планы © А.Лен
Архитектор:
Сергей Орешкин
Проект:
Жилой дом на улице Чапаева
Россия, Санкт-Петербург, улица Чапаева, 16, литера А

Авторский коллектив:
Руководитель проекта: С.И. Орешкин
Главные инженеры проекта: А.Г. Вайнер, А.В. Исаев, С.М. Васильев
Главный архитектор проекта: Р.В. Андреева
Архитекторы: В.В. Иванов, А.М. Шукшина, М.С. Нюхина
Главный конструктор: О.В. Гребнев

2009 — 2014 / 2014 — 2015

Застройщик – ЗАО «ЮИТ Санкт-Петербург»

23 Декабря 2014

Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Валерия Исмиева
Архитектурная лаборатория
Архитектурное бюро «А.Лен» разработало и запатентовало программу «Идеальные квартиры», которая позволяет строить дома без плохих планировок. Рассказываем, как программа появилась, что из себя представляет, кому и чем она полезна.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Волны звука
Эскизный проект музыкальной школы: соседство с Алваром Аалто, выразительная органика и попытка привлечь внимание к слишком «тихому» конкурсу.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Спорт и мир
В прошедшем году компания «А.Лен» закончила строительство спортивного центра в Сочи, он стал одним из нескольких десятков опытов архитектурного бюро со зданиями для физкультуры и спорта. Вашему вниманию – обзор спортивных проектов «А.Лен».
Амплитуда силуэта
Петербургское бюро «А.Лен» спроектировало для Екатеринбурга жилой комплекс, вдохновленный уральскими скалами и мегалитами. Другая характерная черта – обособленная стилобатом территория.
Крылья весны
ЖК на границе Полюстровского парка всячески обыгрывает выигрышное соседство с городским природным массивом. В том числе и образно, превращая дома в абстрактный пиксельный ковер, напоминающий о весеннем лесе.
Спорт и органика
Гибкие линии фасадов отеля «Mercure» в центре Саранска, рассчитанного, в частности, на команды спортсменов, стали результатом долгих обсуждений и поисков формы, первоначально основанных на интерпретации национальных мордовских мотивов.
Репрезентативная выборка
Семь архитекторов Петербурга – о завершившейся на днях биеннале, защите рынка и открытости, разных поколениях, и о традициях фестиваля, организуемого ОАМ.
Парадный фасад
Проект ЖК «Golden City» уникален во многом: и как пример последовательной реализации итогов конкурса, и как опыт совместной работы российской и голландской команд, и как эксперимент по формированию имиджевой застройки на основе квартальной типологии.
За границами брендбука
В Санкт-Петербурге начал свою работу один из самых крупных дилерских центров Mercedes в Северо-Западном регионе России. Бюро «А.Лен» смогло найти новые выразительные архитектурные и конструктивные решения, отвечающие имиджу компании и присущему ей уровню качества, надежности и элегантности.
Внезапный авангард
Архитекторы «А.Лен» спроектировали жилой комплекс «Русский авангард» в Воронеже, постаравшись, чтобы он соответствовал своему названию. Хотя их часть работы началась тогда, когда дом уже строился по другому проекту и, казалось, был обречен стать не слишком выразительной секционной постройкой.
Столичный облик
Бюро «А.Лен» спроектировало в Воронеже многоквартирный жилой комплекс «Россия. Пять столиц», создав комфортную среду вопреки достаточно высокой плотности.
Градсовет Петербурга 14.06.2017
На очередном заседании Градсовета обсуждали высоту гостиниц и многоэтажного жилого комплекса, а также эскиз реконструкции вестибюля станции метро «Парк Победы».
Максимальная комплектация
Комплекс, уникальный по своей насыщенности функциями и по сложности выстроенных между ними взаимосвязей, состоит из 10 различных блоков. Петербургское бюро «А.Лен» спроектировало его на базе советского спортивного центра «Энергия» в Воронеже.
Сказка льда
Новое здание спорткомплекса петербургского клуба СКА – наследник проекта, победившего в архитектурном конкурсе, что само по себе редкость. К тому же его сдержанно знаковые фасады скрывают настоящий hidden gem театрально скульптурного вестибюля.
Небесная линия намыва
О конкурсе на застройку части намывных территорий Васильевского острова и о своём проекте, разделившем победу с работой консорциума «КСАР+Orange», рассказывает руководитель архитектурного бюро «А.Лен» Сергей Орешкин.
В зоне мобильности
Архитекторы «А.Лен» снабдили МФК в Пулковском аэропорту не только комфортной схемой распределения транспортно-пассажирских потоков, но и сюжетом, в котором схематически зашифровано прошлое, настоящее и будущее архитектуры.
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.