English version

Трансформация образа

Дом на улице Чапаева – театрализованная интервенция «северного модерна» в разномастный контекст бывшей промышленной части Петроградской стороны.

23 Декабря 2014
mainImg
Архитектор:
Сергей Орешкин
Проект:
Жилой дом на улице Чапаева
Россия, Санкт-Петербург, улица Чапаева, 16, литера А

Авторский коллектив:
Руководитель проекта: С.И. Орешкин
Главные инженеры проекта: А.Г. Вайнер, А.В. Исаев, С.М. Васильев
Главный архитектор проекта: Р.В. Андреева
Архитекторы: В.В. Иванов, А.М. Шукшина, М.С. Нюхина
Главный конструктор: О.В. Гребнев

2009 — 2014 / 2014 — 2015

Застройщик – ЗАО «ЮИТ Санкт-Петербург»
Десятиэтажный жилой дом сейчас строится на нечетной стороне улицы Чапаева, в восточной части Петроградского острова (более известного как Петроградская сторона). От Петропавловской крепости здесь – двадцать минут пешком, от фешенебельного в начале прошлого XX века Каменноостровского проспекта, – десять. Но восточнее, ближе к Большой Невке фешенебельность уже и сто лет назад сменялась кирпичными корпусами промышленных зданий, хотя и очень романтическими на сегодняшний взгляд, – прямо напротив дома, который строится сейчас по проекту Сергея Орешкина, стоят здания бывшей бумагопрядильной мануфактуры, а рядом была еще и «фортепианная фабрика». Фабрики группировались, вероятно по техническим причинам, ближе к реке, а нечетная сторона улицы Чапаева до сих пор остается не по-питерски «рыхлой», – как точно охарактеризовал ее Сергей Орешкин: застроенной прерывисто, но зато с деревьями. Рядом: лицей, бомбоубежище, многоквартирный дом, спортивная площадка. Впрочем соседним домам всё же требовалось обеспечить инсоляцию по нормативам, также как и сделать облик нового дома органичным исторической среде.

Что Сергей Орешкин и сделал, «вытянув» романтический образ дома-замка северного модерна из Каменноостровского проспекта сюда, к полупромышленному когда-то, а сейчас жилому и офисному, востоку Петроградской стороны.

Две секции дома соединены наподобие буквы «Т», асимметричная перекладина которой вытянута вдоль красной линии улицы, а «ножка» уходит во двор, вглубь трапециевидного участка. Дом строится по современным стандартам: железобетонный каркас, вентфасады, один ярус подземной парковки и общественные функции в первом этаже. Внешний же его облик становится своего рода театральной декорацией, где камень, штукатурка светлых оттенков, тонкие тонированные переплеты больших окон, чугунные ограждения балконов и даже решетки для установки кондиционеров, – всё вписано в один общий сюжет, очень романтический, по собственному признанию автора. Действительно, получившийся образ дома, с одной стороны, вызывает устойчивые ассоциации с «северным модерном», с другой стороны, модерн автохтонных доходных домов Петербурга более суров и сдержан, а масштаб позволяющих себе большее дач Каменного острова, – значительно меньше, поэтому кажется, что в данном случае архитектор скрестил отзвуки петербургского модерна с легкими сказочными затеями времени более раннего, XIX века – на периферии сознания нет-нет да и замаячит какой-нибудь замок Нойшванштайн Людвига Баварского.

Объемы и декоративность главного фасада нарастают снизу вверх. Так, первый этаж главного фасада отступает в глубину, освобождая тротуар для прохожих и формируя открытую уличную галерею, без колонн, на консолях. Объём второго этажа почти лишён пластики, и только на третьем появляются эркеры, объединяющие три следующие (с третьего по шестой) этажи и бросающие изогнутые тени вниз. Простенки между эркерами прорезаны тремя широкими окнами, из которых среднее акцентировано полосатым рельефом, немного похожим на раскрытые створки парижских жалюзи, но смягченным характерной волнистой линией.
Жилой дом на улице Чапаева. Проект, 2014 © А.Лен
Жилой дом на улице Чапаева. Проект, 2014 © А.Лен

Выше пятого этажа начинается танец широких балконов с ажурными решетками, – балкон важная вещь и в архитектуре, и в истории Петербурга, никакая плохая погода не мешает, – до особняка Кшесинской, к примеру, с его важным для истории балконом, отсюда тоже пятнадцать минут пешком; и в начале улицы Чапаева, и на Малой Посадской встречаются такие балконы на эркерах. Мотив был распространен в начале XX века, впрочем, тогда он как правило трактовался более сдержанно, здесь же балконы произрастают не только на эркерах: спускаясь на этаж ниже, они затем карабкаются до самого верха и украшают четыре пентхауса, помещенные под острыми голландскими щипцами.

Ажурные решетки, поддержанные дробным ритмом оконных рам с успехом развеществляют массив дома, увлекают зрителя игрой, поддержанной более крупными формами, которые также ведут себя подвижно: щипцы врастают в плоскость фасада, и уже сложно понять, где точно их линии пересекаются между собой; вверху они же чередуются с окнами высокой мансарды. Детали сложной, местами дробно-декоративной, местами волнообразной композиции словно бы приходят в движение, не забывая, впрочем, в своем плавном смещении о законах равновесия и общей гармонии.

Балконы перерастают в ступенчатые террасы южной части дома – чего в домах северного модерна точно быть не могло, а в современной архитектуре встречается часто – ступеньки террас вызваны требованиями инсоляции, но прекрасно группируются, прирастая к башне над перекрестием секций дома. Башня таким образом обнаруживается не на углу, чего можно было бы ожидать от стилизации, а посередине, она вырезана из массы здания как его сердцевина, почти донжон, или же почти ратуша, – возможно отсюда и большая, чем у сумрачного северного модерна, театральность и ассоциативность – довольно-таки сложно совместить все требования современности с историческим образом и пластическая игра, подвижность, легкость, прозрачность не только добавляют «позитива», но и делают правила принятых стилевых рамок более гибкими. Как будто бы мы застали доходный дом модерна в тот момент роста или даже колебания: превратиться ли в ратушу, в замок, или в итальянскую виллу, – этакий момент осмысленного взросления, раздумий над собственным образом, застывший пластический поиск (чем не дань деконструкции?).

Ступенчатую композицию, позволяющую затушевать значительную высоту здания и его объём, Сергей Орешкин неоднократно применял в других своих постройках. В данном случае интересно отметить, что террасный фасад обращён в сторону расположенного чуть поодаль, через дорогу, здания с трёхступенчатым фасадом, построенного более века назад, вступая с ним в активный диалог. В связи с темой диалога отметим также, что торцы главного фасада напоминают брандмауэры соседних зданий: в них нет окон, а единственное украшение – ничем не акцентированные ячейки строгих прямоугольных ниш, деликатно структурирующих монотонные плоскости.

Архитектура дома сложна, как и поставленная перед автором задача. Начать с того, что тонкая часть нашего общества, которой вообще интересна архитектура, разделилась на две половины: тех, кто отрицает стилизацию по определению и тех, кто считает её единственно возможной в исторических городах, особенно в Петербурге; позиции взаимоисключающие. Так или иначе, но известно, что Сергей Орешкин смело работает как с остро-современной формой, так и с историческими стилизациями, – к примеру, в том же 2013 году он спроектировал для Петроградской стороны большой жилой комплекс на набережной реки Карповки, – также решенный в духе архитектуры начала века, но чуть более поздней и строгой: к неоклассике или даже ар-деко. И там, и здесь, мы наблюдаем довольно уверенное владение стилистикой и пропорциями источника, – всегда с поправкой на современность, давая нам понять, что дом возник сейчас. Впрочем, модернистские проекты сравнительно предсказуемы, а для зданий, связанных с историческими стилями особенно важно воплощение, в них требует внимания качество реализации каждой детали. Впрочем и ждать осталось недолго, дом, по-видимому, скоро построят.

Недавно дом был отмечен премией Urban Awards 2014 как «Лучший строящийся жилой комплекс бизнес-класса в Санкт-Петербурге».
 
Жилой дом на улице Чапаева. Генеральный план © А.Лен
Жилой дом на улице Чапаева. Разрез © А.Лен
Жилой дом на улице Чапаева. Планы © А.Лен
Архитектор:
Сергей Орешкин
Проект:
Жилой дом на улице Чапаева
Россия, Санкт-Петербург, улица Чапаева, 16, литера А

Авторский коллектив:
Руководитель проекта: С.И. Орешкин
Главные инженеры проекта: А.Г. Вайнер, А.В. Исаев, С.М. Васильев
Главный архитектор проекта: Р.В. Андреева
Архитекторы: В.В. Иванов, А.М. Шукшина, М.С. Нюхина
Главный конструктор: О.В. Гребнев

2009 — 2014 / 2014 — 2015

Застройщик – ЗАО «ЮИТ Санкт-Петербург»

23 Декабря 2014

Юлия Тарабарина

Авторы текста:

Юлия Тарабарина, Валерия Исмиева
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Курдонеры и конструктивизм
Рассматриваем второй квартал «города в городе» Ligovsky City, построенный по проекту бюро «А.Лен» и сочетающий несколько тенденций, характерных для современной архитектуры города.
Архитектурная лаборатория
Архитектурное бюро «А.Лен» разработало и запатентовало программу «Идеальные квартиры», которая позволяет строить дома без плохих планировок. Рассказываем, как программа появилась, что из себя представляет, кому и чем она полезна.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Волны звука
Эскизный проект музыкальной школы: соседство с Алваром Аалто, выразительная органика и попытка привлечь внимание к слишком «тихому» конкурсу.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Спорт и мир
В прошедшем году компания «А.Лен» закончила строительство спортивного центра в Сочи, он стал одним из нескольких десятков опытов архитектурного бюро со зданиями для физкультуры и спорта. Вашему вниманию – обзор спортивных проектов «А.Лен».
Амплитуда силуэта
Петербургское бюро «А.Лен» спроектировало для Екатеринбурга жилой комплекс, вдохновленный уральскими скалами и мегалитами. Другая характерная черта – обособленная стилобатом территория.
Крылья весны
ЖК на границе Полюстровского парка всячески обыгрывает выигрышное соседство с городским природным массивом. В том числе и образно, превращая дома в абстрактный пиксельный ковер, напоминающий о весеннем лесе.
Спорт и органика
Гибкие линии фасадов отеля «Mercure» в центре Саранска, рассчитанного, в частности, на команды спортсменов, стали результатом долгих обсуждений и поисков формы, первоначально основанных на интерпретации национальных мордовских мотивов.
Репрезентативная выборка
Семь архитекторов Петербурга – о завершившейся на днях биеннале, защите рынка и открытости, разных поколениях, и о традициях фестиваля, организуемого ОАМ.
Парадный фасад
Проект ЖК «Golden City» уникален во многом: и как пример последовательной реализации итогов конкурса, и как опыт совместной работы российской и голландской команд, и как эксперимент по формированию имиджевой застройки на основе квартальной типологии.
За границами брендбука
В Санкт-Петербурге начал свою работу один из самых крупных дилерских центров Mercedes в Северо-Западном регионе России. Бюро «А.Лен» смогло найти новые выразительные архитектурные и конструктивные решения, отвечающие имиджу компании и присущему ей уровню качества, надежности и элегантности.
Внезапный авангард
Архитекторы «А.Лен» спроектировали жилой комплекс «Русский авангард» в Воронеже, постаравшись, чтобы он соответствовал своему названию. Хотя их часть работы началась тогда, когда дом уже строился по другому проекту и, казалось, был обречен стать не слишком выразительной секционной постройкой.
Столичный облик
Бюро «А.Лен» спроектировало в Воронеже многоквартирный жилой комплекс «Россия. Пять столиц», создав комфортную среду вопреки достаточно высокой плотности.
Градсовет Петербурга 14.06.2017
На очередном заседании Градсовета обсуждали высоту гостиниц и многоэтажного жилого комплекса, а также эскиз реконструкции вестибюля станции метро «Парк Победы».
Максимальная комплектация
Комплекс, уникальный по своей насыщенности функциями и по сложности выстроенных между ними взаимосвязей, состоит из 10 различных блоков. Петербургское бюро «А.Лен» спроектировало его на базе советского спортивного центра «Энергия» в Воронеже.
Сказка льда
Новое здание спорткомплекса петербургского клуба СКА – наследник проекта, победившего в архитектурном конкурсе, что само по себе редкость. К тому же его сдержанно знаковые фасады скрывают настоящий hidden gem театрально скульптурного вестибюля.
Небесная линия намыва
О конкурсе на застройку части намывных территорий Васильевского острова и о своём проекте, разделившем победу с работой консорциума «КСАР+Orange», рассказывает руководитель архитектурного бюро «А.Лен» Сергей Орешкин.
Похожие статьи
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Стеклянное облако
На морском курорте Циньхуандао на северо-востоке Китая строится «Облачный центр» по проекту пекинского бюро MAD.
Путь света
В знаменитый дворец императора Нерона – «Золотой дом» в Риме – теперь ведет новый вход по проекту Stefano Boeri Architetti.
Импортная типология
Комплекс доступного жилья с начальной школой по проекту бюро Henley Halebrown в лондонском районе Хакни основан на «центральноевропейском» типе жилой башни.
Силуэт прошлого
Внутренний двор музея и библиотеки в Цзяшане на востоке Китая напоминает силуэтом традиционную печь для обжига керамики, которыми славился этот город.
Штрихи современности
Открылся после реконструкции музей истории Парижа – Карнавале: в команде проекта архитекторы Snøhetta отвечали за новшества.
Обратная пропорция
В Центре инноваций INES университета чилийской области Био-Био по замыслу архитекторов Pezo von Ellrichshausen пространства для совместной и индивидуальной работы обратно пропорциональны друг другу.
Геометрические игры
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, архитекторы Studio Ardete снабдили офисное здание выразительным фасадом с асимметричными балконами, оставшись в жестких рамках бюджета.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Казимир из Кемерова
Проект филиала Русского музея для Сибирского кластера искусств основан на идеях супрематизма: первофигурах, динамизме цвета и формы.
«Технологический оптимизм»
Бюро AL_A представило проект первой в мире электростанции на термоядерном синтезе: она заработает недалеко от Оксфорда в 2025. Технология разработана канадской компанией General Fusion.
Предчувствие дома
Предметы искусства, ирония, мрамор и природные аллюзии – четыре запоминающихся лобби в московских жилых комплексах.
Феликс Новиков: «Где-то я прочел про себя, что я литературоцентричен....
Вчера Феликс Новиков отпраздновал 94 день рождения. Присоединяемся к поздравлениям и публикуем подборку «Итогов» – отчасти авторское резюме своих работ, отчасти воспоминаний о сотрудничестве с издательствами. Рассказ включает список проектов построек, составлен в первой половине 2021 года, и предваряется небольшим вступительным интервью.
Крыша «фестонами»
Бюро BIG представило проект транспортного узла для шведского города Вестерос: он свяжет разделенные железнодорожными путями части города.
Арктические опыты
СПбГАСУ совместно с Университетом Хоккайдо провел Международную летнюю архитектурную школу, посвященную Арктике. Показываем проекты, придуманные участниками для Териберки, Земли Франца-Иосифа и Кировска.
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.