Нужно вернуть набережные человеку

Интервью с Валерием Нефедовым о мировом опыте освоения прибрежных пространств в городах и о возможных результатах конкурса на развитие территорий вдоль Москвы-реки.

Беседовала:
Алиса Прихудайлова

mainImg
24 сентября в МАРХИ прошла открытая лекция профессора кафедры градостроительства СПбГАСУ Валерия Нефедова, посвященная гуманизации береговых территорий в мегаполисах мира и приуроченная к началу 2-го этапа Международного конкурса на концепцию развития Москвы-реки. Архи.ру поговорил с профессором Нефедовым о современных методиках работы с прибрежными территориями.
 
zooming
Валерий Нефёдов на лекции в МАРХИ. Фото: Елена Петухова



Archi.ru:
– Какими принципами руководствуются власти и проектировщики в разных странах мира при работе с городской средой?
 
Валерий Нефедов:
– Сегодня основная тенденция развития городского пространства – создание максимально «лояльной» к человеку среды. Под емким понятием «комплексная гуманизация» скрываются масштабные исследования, новые технологии и креативные методики решения проблем тех или иных городских территорий, нуждающихся в качественной трансформации. Каждый проект, реализованный по инициативе городских властей или застройщиков, проходит апробацию временем и тестируется самими горожанами. В качестве критериев выступают популярность новых общественных пространств у жителей города и коммерческая эффективность инфраструктуры.
 
– И какова роль реки в городском средовом дизайне?
 
Набережным как уникальному и особо привлекательному для горожанина месту во всем мире уделяется особое внимание. Вода обладает магнетическим притяжением, человека к ней тянет. Любой водоем и особенно река – это сосредоточие «духа места», душа города, его поэтический нерв. И поэтому даже минимальные позитивные изменения у его берегов сказываются на восприятии качества городской среды. Контакт человека с рекой в городе может носить самые разные формы и варьироваться по степени урбанизированности от солидной, запакованной в гранит набережной до пасторальных берегов в парковых зонах. Необходимо искать индивидуальные решения, точно соответствующие определенному месту и поставленным задачам.
 
zooming
Лекция Валерия Нефёдова в МАРХИ. Фото: Елена Петухова



– В чем специфика работы с набережными, ее особенности или сложности?
 
Устройство набережной – задача для целого ряда специалистов. Помимо участия в таких проектах ландшафтных дизайнеров, которые отвечают за формирование максимально сбалансированного пейзажа, гармонично сочетающего естественные природные элементы и искусственное благоустройство, для создания комфортной и многофункциональной набережной требуется вовлеченность специалистов из смежных областей – архитекторов, светодизайнеров, инженеров, от слаженной работы которых зависит насколько популярной и функционально насыщенной получиться набережная.
 
Особое внимание в проектах городских набережных необходимо уделять транспортной составляющей. Набережная – это место пересечения множества потоков – пешеходных, автомобильных, и основная задача проектировщика – в их разделении и структурировании. Из всех «участников» города именно человек должен быть выведен ближе всех к воде. В то же время, важно помнить и о беспрепятственном транзите пешеходов, и о комфорте людей, отдыхающих у самой воды.
 
В мировой практике существуют различные способы устройства многопотоковых пространств. Например, можно пойти по пути горизонтального зонирования, распределяя потоки в соответствии с приоритетом: отдыхающие – как можно ближе к воде, а автомобили – дальше всех. Или решить проблему при помощи вертикального зонирования, позволяющего разнести функции по разным уровням. Например, в Мадриде в процессе реконструкции набережной была полностью пересмотрена система общественного транспорта, поток автомобилей уменьшен и убран на уровень ниже.
 
zooming
Парк RIO в Мадриде

А в Шанхае при реконструкции набережных реки Янцзы был построен огромный комплекс, внутри которого размещены кафе и магазины, а на крыше устроена прогулочная зона.
 
zooming
Шанхай. Набережная реки Янцзы



В Европе давно применяются 2-ярусные набережные: верхний ярус предназначен для транспорта, а нижний, опущенный к воде – рекреационный, для пешеходов и велосипедистов, а также для размещения летних кафе, галерей и тому подобной инфраструктуры. Еще одни ресурсом для активизации общественной жизни на набережных могут служить самые разные временные или постоянные сооружения вроде понтонов или мостов.
 
Нам сейчас необходимо изучать лучшие примеры развития набережных, но не копировать их. Европейские города шли к нынешним решениям на протяжении нескольких десятилетий, последовательно решая транспортные и инфраструктурные проблемы, и лишь на финальном этапе разрабатывая ландшафтные проекты.
 
– Ради чего города идут на реализацию столь масштабных и дорогостоящих проектов?
 
Во-первых, река – один из городских символов. Если муниципальные власти заинтересованы в том, чтобы город привлекал людей, чтобы его образ был интересен, то важно уделять внимание тому, что обрамляет реку в городе, потому что это будет непосредственно влиять на имидж. Город должен впускать в себя реку, взаимодействовать с ней, только так может быть создана не только действительно комфортная современная среда, но и качественно иной визуальный облик города. Здания, расположенные у воды, должны быть открыты реке, взаимодействовать с ней. Видовые и визуальные возможности водного пространства позволяют акцентировать архитектурное решение и придать зданию статус «лэндмарка». Прекрасный пример – новый оперный театр в Копенгагене или Сиднейская опера.
 
zooming
Бюро Хеннинга Ларсена. Королевская Датская Опера в Копенгагене

А во-вторых, вода ресурсна. Территория набережных, прибрежные пространства как будто созданы для того, чтобы вмещать функции, которые в будущем будут день за днем возвращать городу вложения. Это могут быть уличные кафе и закусочные, пляжи и бассейны на воде, спортивные площадки или прокатные службы. Помимо этой сервисной инфраструктуры вдоль берегов могут с успехом располагаться зоны отдыха, культурные пространства, деловые кварталы и жилые районы. Набережная легко становится любимым местом молодежи, и тогда она становится пространством для инсталляций и неформальных видов активности. Когда в Вене поняли, что бесполезно бороться с граффитчиками, им были выделены участки нижней набережной Дунайского канала, и их работы там стали новой достопримечательностью Вены.
 
zooming
Набережная Дунайского канала в Вене



– Вы можете привести пример нестандартной работы с рекой в российской практике?
 
Когда в 2009 году в Санкт-Петербурге проходил конкурс на жилой квартал на Малой Неве, «Студия 44» в своем проектном предложении расположила дома перпендикулярно к воде. Этот проект не выиграл, потому что противоречил традиционному решению петербургских набережных, но именно благодаря такому плану река начинала взаимодействовать с городом, на смену глухим дворам могли прийти зеленые пристани и заводи.
 
zooming
«Студия 44». Конкурсный проект жилого квартала на Малой Неве. 2009



– Однако вы считает роль «водного фасада» города переоцененной. Почему же исторически ему уделялось много внимания?
 
Людей, которые смотрят на город с реки, в тысячу раз меньше, чем смотрящих с суши. Но главный вопрос – ни в тех и ни в других, а в живущих у воды. Каково им? Да, в советское время были убежденные специалисты, которые говорили о красоте панорамы города с силуэтами башен и шпилей, которая будет открываться перед кораблями, входящими в порт. Но кого это на самом деле интересует? Сегодня мы исходим из конечного счастья жизни, а не из открыточной красоты панорамы.
 
Реконструкция Крымской набережной в Москве стала одним из самых «громких» проектов последнего года. Как вам этот проект и его реализация?
 
К сожалению, я был на Крымской набережной всего минут 20, но все, что я там увидел, мне показалось удачным. Я не заметил больших минусов. Да, немного монотонной получилась волна галереи, но работа дендрологов, качество созданной атмосферы – выше всяких похвал. И, главное, нет ни следа монументализма! Это классная, грамотно структурированная среда, созданная простыми средствами. Для совершения первого радикального шага важна порция риска. В беседах я часто слышал негодование, что она построена с нарушением норм, без согласований и вообще на сетях. Да, это проблема, но иногда для того, чтобы в России создать что-то достойное, надо что-то нарушить, ведь наши нормы написаны так, что ничто новое просто не пройдет. И получается, что Крымская набережная, являясь продуктом нарушения нормативной базы, в то же время вселяет море надежд, и другого такого места в Москве на сегодняшний день нет. От прогулки по ней я получил огромное удовольствие и этому проекту я готов дать десять баллов из десяти.
 
WOWHAUS. Крымская набережная в Москве. Фото предоставлено WOWHAUS
zooming
WOWHAUS. Крымская набережная в Москве. Фото предоставлено WOWHAUS



В самом начале работ по реконструкции Крымской набережной звучало много критики по поводу прекращения там автомобильного движения, сейчас же об этом почти забыли. А возможно ли сделать пешеходными все набережные хотя бы в историческом центре?
 
Не получится. Это фантазия, реализация которой ничем хорошим не кончится. Есть два варианта. Первый – сужение проезжей части минимум в два раза и создание прибрежной полосы с пространством для пешехода и велосипедиста, и только потом – для автомобиля. Второй – заглубление проезжей части и перекрытие части набережной зеленой платформой, по которой люди из прилегающей среды смогут беспрепятственно попасть к воде. Существует много технических схем этого решения, некоторые из них были использованы в конкурсных проектах парка в Зарядье.
 
– Что бы вы сказали командам, вышедшим в финал конкурса на развитие территорий вдоль Москва-реки?
 
Я верю, что мудрости команд хватит на то, чтобы грамотно разделить потоки, чтобы работать не только с непосредственно прилегающей к воде территорией. У меня особенно большие надежды на голландцев, испанцев и китайцев. Конечно, хочется, чтобы наши команды, «Меганом» и «Остоженка», выступили на высшем уровне, но нельзя отбрасывать тот факт, что ряд зарубежных команд уже имеет большой опыт работы с набережными и точно знает, как решать эти задачи.
 
Современному городу нужны новые места, новые смыслы. Каждое поколение нуждается в культовых местах в городе, и именно набережные могут ими стать: через альтернативное искусство, через создание средовых объектов, неагрессивных в силу своей временности, они создают пространство, которое притягивает внимание. Набережные играют большую роль в создании кодов идентичности города. Вода – это место, где хочется отмечать праздник, куда хочется принести свою радость. И главная задача архитекторов, команд-участников конкурса – предложить такой сценарий этого пространства, в котором каждому жителю города захочется сыграть главную роль.
В парке парижского района Булонь-Бийянкур, который появился на месте бывшего завода Renault, удалось решить проблему взаимодействия с водой как на внешнем периметре застройки, так и внутри нее. Квартал, где есть и жилье, и офисные зданий, выходит на берег Сены. В его центре расположен большой пруд, уровень воды в котором напрямую связан с уровнем воды в реке и количеством естественных осадков: в засушливые дни его дно почти обнажено, но зато в дождливую погоду зеркало водной глади отражает окружаютем же, где они выпали, избавляясь от необходимости транспортировать стоки и накапливать их в специальных очистных сооружениях. Изображение с сайта www.aaupc.fr
Парк парижского района Булонь-Бийянкур. Изображение с сайта www.aaupc.fr
В китайской культуре давно появилась и продолжает активно поддерживаться традиция проведения мероприятий на открытом воздухе, в том числе и на воде. Так, сегодня одна из достопримечательностей города Ханчжоу – зрелищные фестивали, в которых задействована и водная гладь, и берега, и понтонные обзорные площадки
zooming
Вечернее освещение набережных имеет огромное значение. Это пространство может и должно использоваться круглосуточно. Грамотно и креативно разработанное освещение может стать самостоятельным аттракционом, привлекающим людей на набережную
zooming


06 Октября 2014

Беседовала:

Алиса Прихудайлова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

Сейчас на главной

Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: Мы учились у Пиранези и Палладио
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».