Юрий Григорян: «В нашем предложении река становится распределенным линейным центром города»

Победитель конкурса на разработку концепции прибрежных территорий Москвы-реки – о Сан-Марко, речном транспорте, празднике реки и маппинге конкурсных проектов.

Беседовала:
Арина Левицкая

12 Декабря 2014
mainImg
– Как бы Вы коротко описали суть проектного предложения бюро для Москвы-реки?

– Наш проект называется "Future Ports” (англ. – порты будущего). Мы хотели представить такой тип городского пространства, достаточно новый и при этом традиционный, как площадь Сан-Марко. Это пространство, которое прямо связано с рекой так же, как эта венецианская площадь взаимодействует с лагуной. Получаются новые городские центры – 11 городского значения и 28 ­районного. Мы назвали эти порты «Место, где город встречается с рекой». Мы верим в то, что есть линейные объекты, набережные, по которым ты движешься, а есть особые места, где ты можешь находиться на реке. Помимо “Future Ports” в нашем проекте есть и другие небольшие объекты, но 39 портов – это по сути главные элементы структуры.

– В контексте того, что Вы проводите параллели с Венецией, у меня возник резонный вопрос: по вашему проекту планируется запуск какого-либо регулярного транспорта? Может быть появятся системы вроде вапоретто и трагетто?

– Да, конечно! Мы понимаем, что есть вещи, которые в этом конкурсе должен сделать каждый: водный транспорт, благоустройство набережных и так далее. Все эти необходимые моменты мы учли. Поэтому, конечно, там будет водный транспорт. Например, в порту Сити, который мы условно называем «Banana Port» или «Orange Port», появятся катера оранжевого цвета и они будут узнаваемы во всем городе. Это детали. В основном мы сосредоточились на том, чтобы понять, как найти места для этих новых центров, почему они должны быть в именно этих местах, как они будут соответствовать плотности населения, как будут решать транспортную задачу… То есть мы хотели выяснить, как открыть с помощью этих акупунктурных вмешательств, интервенций, всю протяженность реки и связать ее в единую конструкцию, в «позвоночник», который бы и стал одним из городских центров.
Концепция развития территорий у Москвы-реки, 2014
© Проект Меганом
Концепция развития территорий у Москвы-реки © Проект Меганом
Концепция развития территорий у Москвы-реки © Проект Меганом
Парламентские сады в Мневниках. Концепция развития территорий у Москвы-реки © Проект Меганом
Эко-остров. Концепция развития территорий у Москвы-реки © Проект Меганом

В нашем предложении река становится физическим линейным центром города, потому что к ней, с помощью своих локальных центров, прикреплены все районы и все, что находится вокруг нее. В такой ситуации водный транспорт должен быть обязательно. Я даже думаю, что он и так должен быть безо всякого конкурса! Впрочем там есть своя особенность – река разрезана с помощью шлюзов, поэтому все эти катера будут вводиться в определенных заводях. Город должен запустить транспорт хотя бы там, где это возможно. Например, один из запланированных нами центров – гостиница Украина, которая у нас называется «District Port», легко могла бы служить этой функции. Мы знаем, что у них есть свои катера, узнаваемые шаттлы. Мне кажется, что это было бы здорово, если у каждого такого центра появится свой дизайн катера, и тогда ты сразу видишь, откуда он идет и куда следует.
Концепция развития территорий у Москвы-реки © Проект Меганом

– Одним из участков детальной проработки стала правая часть полуострова ЗИЛ, а это половина той территории, которую Вы разрабатывали в 2012 году. В чем заключается отличие вашего сегодняшнего подхода к реорганизации этой части города от примененного двумя годами ранее?

– К форме генерального плана мы пришли уже тогда. Первое изменение касается нашего комплекса «Планета ЗИЛ». Мы сильнее выдвинули его на воду и переделали под другую композицию. Нам показалось, что так он лучше работает. Сегодня «Планета ЗИЛ» – это один из 11 городских портов. Кроме того мы комплексно решили всю гавань. Раньше она распадалась на две части, а сейчас мы намеренно расположили застройку с двух сторон. Аналогом является «Halfen City» (порт в Гамбурге – А.Л.). Еще мы думаем, что там должен остаться цех, в который вложены большие деньги под инновационное производство. Но, помимо R&D (Research and Development – А.Л.), которому сейчас выделено не так много места, мы предложили сделать большой выставочный комплекс. Экспо, где можно будет проводить автомобильные или другие выставки, и при этом сохранить исследовательскую функцию. По сути концепция не очень изменилась, просто мы, образно говоря, навели на неё резкость. Конечно, когда глубже занимаешься какой-либо территорией, начинаешь видеть что-то, незамеченное ранее. Нам кажется, что сейчас этот участок складывается в очень ясную композицию, где есть три канала, которые сходятся к «Планете ЗИЛ». Три главные улицы – вектор бульвара ЗИЛ красного цвета, зеленый Выставочный бульвар и голубой, это Гавань. Три эти истории встречаются в «Планете ЗИЛ», где и смешиваются цвета.
Концепция развития территорий у Москвы-реки © Проект Меганом

– Полуостров ЗИЛ был назван один из участков первой очереди реализации… Предполагается, что и вся концепция проекта-победителя будет осуществляться в три этапа – работы до 2017 года, 2025 и 2035. Какие еще краткосрочные мероприятия Вы предлагаете в своем проекте?

– Есть не столько краткосрочные мероприятия, сколько вещи, которые нужно было бы сделать, опять же, и безо всякого конкурса, – необходимые меры. Во-первых, нужно очистить реку. Для этого надо перестать сбрасывать в нее все, что попало. Мы нашли источники загрязнения и считаем, что это достаточно серьезный вопрос. Непонятно, почему этот губительный процесс до сих пор продолжается, а река постоянно меняет свой цвет. Мы предложили необходимые мероприятия, нацеленные на восстановление экосистемы, на то, чтобы там наконец завелись чистая вода и растения. Во-вторых, на окраинах надо всё-таки стараться избегать хайвэев по берегам реки, не отрезать ее транспортом от районов. Хотя бы там, где этого можно не делать. Наконец, в-третьих, мы придумали праздник, который называется «Celebrating the River». Мы решили, что когда-нибудь летом может быть День реки, наравне с Днем города. Это может быть большой сплав по Москве-реке, когда все плывут на чем угодно: кораблях, катерах, катамаранах или крышках от холодильника. Праздник реки, этот проплыв через весь город, можно легко реализовать. Зато тогда, может быть, люди поймут, зачем ее надо чистить.

– Какое место этот проект занимает в работе бюро? Это, наверное, один из самых масштабных проектов, которым вы занимались…

– Дело в том, что с 2006 года мы так или иначе постоянно были вовлечены в довольно масштабные проекты, посвященные Москве. Сами же в них и вовлекались. Это и «Зеленая река», и «Инвентаризация», и участие в каких-то похожих конкурсах, например, в «Большой Москве». Поэтому для нас это совершенно понятная вещь, хотя, безусловно, конкурс на Москву-реку сейчас занимает достойное место в ряду всех наших проектов для города. Не делать эти проекты мы не можем. Несмотря на то, что все очень заняты, мы поняли, что не можем не подать заявку на конкурс, потому что усмотрели в этом элемент неуважения. Конечно, мы не думали, что пройдем в финал и выиграем, мы никогда на это не надеемся.

В проекте мы постарались максимально уважительно отнестись к тем, кто нас выбрал, то есть действительно сделать что-то, что в любом случае, вне зависимости от результатов конкурса, войдет в копилку градостроительных идей для города и будет полезным. В этом смысле мы очень довольны результатом, потому что теперь мы знаем точно, что в Москве нужно делать такие места, где город встречается с рекой.
Водоотводный канал: «зеленый канал». Концепция развития территорий у Москвы-реки © Проект Меганом
Меганом выбрал площадь Сан-Марко образным прототипом своей концепции. Концепция развития территорий у Москвы-реки © Проект Меганом

– Вы упомянули несколько крупных ваших проектов, в том числе конкурс на Большую Москву… Сейчас кажется, что каждый из московских конкурсов крупнее предыдущего, тем не менее, на сегодняшний день столь же крупных изменений на этих территориях не произошло. Как Вы считаете, станет ли конкурс на разработку прибрежных территорий Москвы-реки исключением?

– Я бы сразу отделил одни типы конкурсов от других. Например, есть конкурс на Зарядье. Это совершенно прикладной конкурс, который просто необходимо осуществить. Такие конкурсы как «Большая Москва» и «Москва-река», это конкурсы-консультации, как сами организаторы их и называют. Они не требуют реализации. Это делается затем, чтобы создать некий банк идей, который скорее проясняет картину происходящего, формирует векторы, по которым надо развиваться и в направлении которых надо думать. Это важные для градостроительства навигационные опыты, которые затем лишь направляют движение градостроительной мысли. На самом деле, сейчас мы уже наблюдаем огромный прогресс в реальности после конкурса на Большую Москву. Хотя это был не прикладной конкурс, а такой огромный образовательный семинар! Кстати, сам конкурс на Москву-реку проявился в третьем семинаре «Большой Москвы», когда неожиданно для всех несколько команд нашли в городе реку. Хотя Институт Берлаге обнаружил ее еще в 2006 году, сделал очень качественную работу во главе с Аурелли («Стратегический диалектический план для Москвы» – А.Л.), которую, я уверен, многие участники этого конкурса изучили. Это студенческая работа, но очень важная. Я бы даже сказал, что это эпохальное исследование, о котором мало кто знал.
Строгино. Концепция развития территорий у Москвы-реки © Проект Меганом
Фрагмент озелененной набережной около Кремля. Концепция развития территорий у Москвы-реки © Проект Меганом
Концепция развития территорий у Москвы-реки © Проект Меганом

Возвращаясь к основному вопросу, реализуемость не является прямым критерием оценки происходящего. Хотя, вне всякого сомнения, авторские конкурсы, вроде «Зарядья», должны быть реализованы с полным уважением к архитекторам и с привлечением их к работе. Иначе мы получаем крайне позорные примеры типа Мариинки… В этом смысле конкурс на Москву-реку обречен на успех как создание новой истории. Он призван привлечь внимание к реке и, может быть, теперь она станет чистой, доступной и активной! Это и есть цель конкурса.

Как мне кажется, его результатом мог бы стать «мэппинг» всех концепций – то есть наложение их одна на другую, чтобы таким образом создать единое решение (что и было обещано сделать при объявлении результатов 11 декабря – прим.ред.). Хорошо было бы, если НИиПИ Генплана мог проделать такую работу. Даже если этого не случится, само по себе проведение этого конкурса, безусловно, было очень важно.
 

12 Декабря 2014

Беседовала:

Арина Левицкая
comments powered by HyperComments
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Пресса: Победители конкурса на метро: MAParchitects
Представляем проект победителей конкурса на три станции метро — бюро MAParchitects — разработавших оригинальную концепцию «техногенного леса» для станции «Стромынка». Подробности проекта комментирует руководитель бюро Александр Порошкин.
Пресса: Победители конкурса на метро: ai-architects
Архитекторов необходимо привлекать к разработке архитектурной концепции станций метро еще на этапе проектирования. Тогда в проект можно будет заложить оригинальные решения, которые сделают передвижение пассажиров еще комфортнее и безопаснее, считают основатели бюро ai-architects Иван Колманок и Александр Томашенко. Их проект станции «Шереметьевская» победил в голосовании на портале «Активный гражданин».
Пресса: Финалисты конкурса на метро: PRIDE + A+3
Консорциум PRIDE + A+3, прошедший в финал международного конкурса на станции метрополитена «Шереметьевская», «Ржевская» и «Стромынка», отвечает на наш опросник про основные вызовы дизайна современных станций. Среди них — нормальная доступность, максимально подробная навигация и информации для туристов.
Технологии и материалы
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Фриланс у реки
Коворкинг по проекту бюро «Евгений Герасимов и партнеры» завершает ансамбль Аптекарской набережной и предлагает комфортное рабочее пространство с видом на Большую Невку. В числе прочего показываем рабочие эскизы, которые помогли найти броскую форму, соответствующую духу места.
ЯГТУ 2020: «Если бы горы могли говорить»
Выпускные работы кафедры Архитектуры Ярославского государственного технического университета: регенерация альплагерей Грузии и традиционной сванской деревни, Музей хрусталя, а также горное укрытие, созданное при помощи алгоритмического проектирования.
Цельная оболочка
На острове Хайнань, на берегу Южно-Китайского моря строится павильон-библиотека по проекту пекинского бюро MAD.
Квартальный подход
Квартал актуальная тема, и архитекторы бюро Кашириных трактуют частный дом, состоящий из нескольких объемов на небольшой территории, как квартал с внутренним двором. И даже сопоставляют свой дом – типологически загородный, – с городской застройкой в микромасштабе.
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.