English version

Три цвета: белый

Архитектурная мастерская «Сергей Киселев и Партнеры» закончила работу над проектом интерьеров общественных зон жилого комплекса на Остоженке. Для дома, имеющего четыре совершенно разных фасада, архитекторы придумали строгий минималистский интерьер, в котором доминирует белый цвет.

author pht

Автор текста:
Анна Мартовицкая

08 Января 2011
mainImg
Архитектор:
Сергей Киселев
Проект:
Интерьеры общественных зон жилого комплекса на Остоженке
Россия, Москва, ул. Остоженка, 11–13

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива: С.Б. Киселев Архитекторы: А.В. Медведев, М.Б. Серебряников, О.В. Пономаренко Инженер: Ю.И. Браславский

2008 — 2009

Заказчик: ГУП «Москва-Центр»
Напомним, дом, о котором идет речь, построен на отрезке Остоженки, что между Пожарским и 1-м Зачатьевским переулками. Новое здание сохраняет исконный масштаб улицы: следуя исторической парцелляции, объем визуально разделен на три части. Разные оттенки камня и индивидуальный рисунок окон каждой из частей дома насыщают его фасады такой богатой пластикой и фактурой, что интерьеры общественных зон архитекторам хотелось сделать совсем другими. «Чистыми и свободными от сложной тематики и избыточной материальности фасадов, – поясняет главный архитектор проекта Алексей Медведев. – Единственная «внешняя» тема, казавшаяся нам уместной в данном интерьере, это светлое дерево, которым отделан дворовый фасад, но позже и от этой идеи отказались, отдав предпочтение белому цвету».

Белый цвет здесь действительно доминирует: белые стены и потолки, белые полы из крупноразмерных плит агломерата. Благодаря цветовому единству плоскости визуально свободно перетекают друг в друга. Более цельным и воздушным пространство становится благодаря большому количеству стекла — перегородки, ограждения лестниц, декоративное панно с подсветкой.

Впрочем, это совершенно не означает, что общественные зоны нового жилого комплекса напоминают больничную палату. В царство чистоты и стерильности архитекторы ввели достаточное количество цветовых и световых акцентов, безошибочно указывающих на типологию интерьера и подчеркивающих статус его обитателей. Вытянутый параллелепипед стойки ресепшн выполнен из темного испанского мрамора «имперадор дарк», чей оттенок «кофе с молоком» выгодно контрастирует с окружающей сахарной белизной. За стойкой – подсвеченное изнутри панно из матового стекла, на которое нанесено растровое изображение увеличенных фрагментов росписи Сикстинской капеллы Микеланджело. В такое же панно превращена стена коридора, связывающего все пять лифтовых блоков между собой. «Мы искали тему, способную объединить и организовать вытянутое пространство вестибюля с чередующимися лифтовыми группами и расположенными между ними рекреациями – объясняет Алексей Медведев. – Первоначальное решение стены только с помощью световых пятен казалась недостаточно насыщенным. Желание придать стене большую смысловую нагрузку привело к идее о более фактурном, но в то же время не переусложненном решении. Невероятная пластическая выразительность работ Микеланджелло показалась вполне уместной. Гипертрофированно увеличенные, переведенные в крупный растр и серый цвет, его фигуры не потеряли ни богатства фактуры, ни удивительной легкости, но приобрели абстрактное звучание, собственно, и стали теми драпировками, которые мы так долго искали».

Лифтовые блоки отделаны корианом темно-шоколадного цвета и хорошо заметны в общей структуре входной зоны. В их оформлении есть одна любопытная тонкость: плоскости, параллельные световому фронту, имеют ровную глянцевую поверхность, а те, что перпендикулярны окнам, – наоборот, сложную многомерную структуру. Так, к зонам отдыха обращены книжные стеллажи и ниши для телевизоров, а к выходу в переулок – объемная композиция а-ля пазл. В обстановке рекреаций, задуманных как некие общественные комнаты для детей и взрослых, доминирует мебель белого цвета, однако здесь белоснежные поверхности «разбавлены» яркими цветовыми акцентами – оранжевыми пуфами и алыми подушками.

Похожими яркими «вставками» оживлен и интерьер художественной галереи, расположенной на первом этаже жилого комплекса. Она не имеет отдельного входа с улицы, а от зоны ресепшн отделена раздвижными стеклянными дверьми. Это стильное двусветное пространство предназначено, в первую очередь, для жильцов дома, которые могут проводить здесь выставки, презентации или просто неформальные встречи.
Интерьеры общественных зон жилого комплекса на Остоженке
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Интерьеры общественных зон жилого комплекса на Остоженке
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Интерьеры общественных зон жилого комплекса на Остоженке
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Интерьеры общественных зон жилого комплекса на Остоженке
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Интерьеры общественных зон жилого комплекса на Остоженке
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Интерьеры общественных зон жилого комплекса на Остоженке
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Интерьеры общественных зон жилого комплекса на Остоженке
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Интерьеры общественных зон жилого комплекса на Остоженке
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Интерьеры общественных зон жилого комплекса на Остоженке
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Интерьеры общественных зон жилого комплекса на Остоженке
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Интерьеры общественных зон жилого комплекса на Остоженке
© АМ Сергей Киселев и Партнеры
Интерьеры общественных зон жилого комплекса на Остоженке
© АМ Сергей Киселев и Партнеры


Архитектор:
Сергей Киселев
Проект:
Интерьеры общественных зон жилого комплекса на Остоженке
Россия, Москва, ул. Остоженка, 11–13

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива: С.Б. Киселев Архитекторы: А.В. Медведев, М.Б. Серебряников, О.В. Пономаренко Инженер: Ю.И. Браславский

2008 — 2009

Заказчик: ГУП «Москва-Центр»

08 Января 2011

author pht

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Технологии и материалы
Светлые грани у подножия Монблана
Бюджетный, влагостойкий и удобный облицовочный материал – цементные плиты КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® – стал основой для создания узнаваемого образа центра водных видов спорта в курортном альпийском Салланше.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Сейчас на главной
Древность, дроны и кортен
Руины средневекового замка Гельфштын на востоке Чехии благодаря реконструкции по проекту бюро atelier-r не только избежали обрушения, но и стали доступней туристам.
Умерла Ольга Севан
Реставратор, исследователь и защитник деревянной архитектуры и исторической среды русского Севера, малых городов и сел.
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.