Михель Рохкинд: «Суть архитектуры в том, что она может сделать, а не в том, как она может выглядеть»

Мексиканский архитектор Михель Рохкинд рассказал Владимиру Белоголовскому о своих восточноевропейских корнях, запуске мыслительного процесса у заказчика и важности сотрудничества с не-архитекторами.

mainImg
Владимир Белоголовский:
– Ваша фамилия – Рохкинд – не похожа на мексиканскую. Не могли бы вы рассказать о своих корнях?

Михель Рохкинд:
– Все верно, все мои бабушки и дедушки приехали из Восточной Европы перед Второй мировой войной. Родители моего отца – из России, а родители матери – из Польши и Венгрии. Они пытались иммигрировать в США, но в тот момент в Америку никого не впускали, и они остановились здесь, надеясь в итоге все же попасть в США. Но так и не попали. Мои родители родились здесь, в Мексике.
Культурный центр с концертным залом Foro Boca d Бока-дель-Рио © Rojkind Arquitectos
zooming
Культурный центр с концертным залом Foro Boca d Бока-дель-Рио © Rojkind Arquitectos
Культурный центр с концертным залом Foro Boca d Бока-дель-Рио © Rojkind Arquitectos
Культурный центр с концертным залом Foro Boca d Бока-дель-Рио © Rojkind Arquitectos

– Расскажите, пожалуйста, о вашем бюро и о самом интересном проекте, над которым вы работаете в настоящее время.

Больше всего внимания мы уделяем дизайн-стратегиям. Мы не просто буквально выполняем технические задания наших клиентов – мы интересуемся, каковы их цели и задачи, и делаем много предложений, выходящих за рамки архитектуры как таковой. Наш самый интересный проект – это Foro Boca, дом филармонического оркестра города Бока-дель-Рио в штате Веракрус. Оркестр был основан в 2014 году, и у него пока не было собственного дома. Концертный зал расположен на побережье, в самом сердце культурной жизни этого города. Проект особенно интересен тем, что программа здания не ограничивается только концертным залом для оркестра – там предусмотрен театр, кинозал, репетиционные помещения и музыкальная библиотека. Мы также встречались с местными властями, чтобы обсудить смену зонирования прилегающей территории, которая попадет под влияние нового здания. Так что наш проект вырос в мастер-план, оказывающий влияние на жизнь всего города, что подразумевает улучшение городской инфраструктуры, обновление всей прибрежной зоны и уплотнение застройки соседних районов. По мере реализации проекта мы пытаемся благоустроить все больше пространства. Но при этом надо помнить, что здания сами по себе ничего не решают. Архитектура – всего лишь «ракушка». Ее нужно еще наполнить. Кто это придумает?

– И вы как архитектор берете на себя и эту роль? 

Кто еще за меня это сделает? Архитектура должна взаимодействовать с людьми.

– Каким образом?

Ну, мы сами все усложняем [смеется]. Мы ведь не просто архитекторы. Мы сводим вместе социологов, антропологов, финансовых консультантов, а также ландшафтных, промышленных и графических дизайнеров – всех не перечислить. Позвольте мне привести один пример. Когда мы работали над нашим проектом Mercado Roma здесь, в Мехико, нас критиковали за то, что мы пытаемся создать современную версию рынка – такие рынки есть в Нью-Йорке или Барселоне. Нам говорили, что в Мексике рынки уже существуют, и есть сложившаяся традиция.
Гастрономический рынок в Мехико Mercado Roma. Фото © Rojkind Arquitectos, фотограф Jaime Navarro
Гастрономический рынок в Мехико Mercado Roma. Фото © Rojkind Arquitectos, фотограф Jaime Navarro
Гастрономический рынок в Мехико Mercado Roma. Фото © Rojkind Arquitectos, фотограф Jaime Navarro
Гастрономический рынок в Мехико Mercado Roma. Фото © Rojkind Arquitectos, фотограф Jaime Navarro
Но мы начали работать над этим проектом «изнутри», и не потому что об этом меня попросил клиент, а потому что мы всегда так делаем. Идея в том, что мы должны понять, кто здесь ключевые игроки, кого не хватает, и кого мы должны не полениться найти. Мы знали, что хотим сделать гастрономический рынок, поэтому логичным шагом было не просто проектировать места для аренды, а связаться с шеф-поварами, которые захотели бы там работать.
Гастрономический рынок в Мехико Mercado Roma. Фото © Rojkind Arquitectos, фотограф Jaime Navarro
Гастрономический рынок в Мехико Mercado Roma. Фото © Rojkind Arquitectos, фотограф Jaime Navarro
Гастрономический рынок в Мехико Mercado Roma. Фото © Rojkind Arquitectos, фотограф Jaime Navarro
Гастрономический рынок в Мехико Mercado Roma. Фото © Rojkind Arquitectos, фотограф Jaime Navarro
Такие коллаборации стимулируют нашу работу. Нам нравится, когда нам «засоряют мозг» идеи других людей. Чем больше я работаю с не-архитекторами, тем разнообразней и актуальней становятся мои проекты. Я люблю, когда стираются творческие границы между архитектурой, промышленным дизайном, графическим дизайном и другими дисциплинами. Проект должен строиться на самых лучших идеях из разных областей. И, что особенно важно, если мы делимся своими знаниями, мы учимся друг у друга и растем над собой. В этом сила коллаборации. Всякий раз, когда у меня или у кого-то, с кем мы сотрудничаем, появляется интересная идея, мы немедленно делимся ей с остальными.

– И, благодаря этому разнообразию, вы становитесь более ценным для клиентов.

Именно так, ведь мои клиенты всегда могут обратиться и к другому архитектору, но я еще и консультант, и мыслитель, и стратег, и поэтому я востребован. Я стремлюсь запускать у клиента мыслительный процесс.

– Как интересно вы «перевернули» свою роль архитектора! Для вас недостаточно просто спроектировать здание. Итак, как бы вы определили свою роль – современного архитектора?

Моя роль – находить, соединять и упорядочивать «болтающиеся концы». Если я скажу «я архитектор», значит, все, что я хочу сделать – спроектировать здание, и тем самым я уже загоню себя в рамки. Мы, архитекторы, должны уметь смешиваться и растворяться; мы должны уметь находить способы работать с другими. Я называю это со-ответственностью. Наша задача – найти и свести в одном месте всех потенциальных стейкхолдеров. Существует разрыв между формальным и неформальным строительством. В Мексике неформальное строительство процветает: стихийные рынки и магазины возникают то тут, то там. Мы яркая и динамичная страна – мы знаем, что наша система управления далека от совершенства, и людям постоянно приходится импровизировать, проявлять гибкость и адаптироваться к новым обстоятельствам в городе. Поэтому, когда ко мне приходит «формальный» клиент, которому просто нужен проект здания, я всегда стараюсь раскрыть ему глаза на потенциальную, неформальную сторону вопроса. Например, однажды нас пригласили разработать проект реконструкции местного супермаркета, и я предложил клиенту обустроить на месте бывшей парковки рынок выходного дня, и посмотреть, какими товарами там будут торговать. Затем наиболее успешных торговцев можно будет пригласить на торговые площади в магазин, и так установится крепкая связь с местным населением. Часто такие дизайн-стратегии гораздо сильнее, чем внешний вид того или иного здания. Нет, я не хочу сказать, что отрицаю силу архитектуры как таковой – просто нужно смотреть на вещи шире.

– То есть необходимо «активизировать» архитектуру, а не просто построить здание?

Да, «активизировать» – правильный термин, мне нравится. Иногда, учитывая накопленный опыт, нас приглашают как консультантов для разработки разных дизайн-стратегий. После того как эти стратегии определены, клиенты вольны обратиться и к другому архитектурному бюро для разработки проекта.

– Давайте поговорим о вашей работе. В чем ее суть? Каковы ваши основные стремления?

Суть архитектуры в том, чтобы перевести потребности клиента на язык формы, которая оживит все нужные функции. Этому учат архитекторов, но для меня этого мало. Мы все это проходили в университете: есть задача, ты ее решаешь. Я же хочу большего. Я хочу активизировать и соединять пространства. Например, когда мы открыли кинотеатр Cineteca National, его посещаемость утроилась, и теперь многие люди приходят туда не только чтобы посмотреть кино. Людям нравится само место, и им нравится проводить там время. И, кстати, нам, архитекторам, необязательно все проектировать на 100%. Нам нужно уметь оставлять место для спонтанности и позволять пользователям самим принимать решения. Всего не распланируешь. Перемены в обществе происходят быстрее, чем мы думаем. Мы лишь можем позволить людям использовать проектируемые нами пространства, и использовать новые знания в следующем проекте.
Национальный киноархив / Cineteca National. Фото: Jaime Navarro, предоставлено Rojkind Arquitectos
Национальный киноархив / Cineteca National. Фото: Jaime Navarro, предоставлено Rojkind Arquitectos
Национальный киноархив / Cineteca National. Фото: Paul Rivera © Rojkind Arquitectos
Национальный киноархив / Cineteca National. Фото: Jaime Navarro, предоставлено Rojkind Arquitectos
Национальный киноархив / Cineteca National. Фото: Jaime Navarro, предоставлено Rojkind Arquitectos

– Расскажите, как у вас проходит процесс дизайна – вы начинаете с эскиза или с вопроса?

Однозначно, с вопроса. Со многих вопросов! [смеется]. Мы всегда подталкиваем наших клиентов к тому, чтобы они ставили задачи как можно конкретнее. Мы любим работать, когда четко представляем конечного пользователя. Как только я понял, что за люди будут пользоваться зданием, я могу делать эскизы, которые сведут воедино всех участников процесса. Затем я выбираю, с кем мне сотрудничать по тому или иному конкретному проекту, и мы начинаем мозговой штурм. Мы определяемся с главной идеей и развиваем ее. Кстати, нам очень нравится сам процесс проектирования. Архитектура – такое сложное и муторное дело, что, если ты не получаешь удовольствия от процесса проектирования, то стройка и подавно превратится в сущий ад.

– Как архитектор вы постоянно стремитесь выйти за рамки предложенного. Не означает ли это, что еще до того, как вы вникнете в суть проекта, у вас уже есть некий план действий? Какой он? Что заставляет вас постоянно выходить за рамки?

Щедрость. Представьте, что бы случилось, если бы все клиенты стали щедрее к нашему обществу и строили лучшие парки, заказывали бы лучшие тротуары, и так далее. Правительство у нас так себе, так что приходится изыскивать иные средства благоустройства общественных пространств. Задача архитектора – справиться там, где не справилось правительство. Забудьте об «иконической» или «образцовой» архитектуре – терпеть не могу всего этого. «Образцовыми» с точки зрения архитектуры должны становиться наполненные смыслом пространства, благодаря которым выстраиваются правильные социальные связи. Суть архитектуры в том, что она может сделать, а не в том, как она может выглядеть.

– Если бы я попросил вас описать вашу архитектуру отдельными словами, чтобы это были за слова?

Вовлечение, со-ответственность. Мне также понравилось использованное вами слово «активизация», потому что прекрасные пустые здания ничего для меня не значат. Здания должны быть активизированы, должны вызывать вибрацию.

– Ваш девиз?

Откройтесь переменам!

– То есть, вы не просто архитектор, вы...

Я не просто архитектор, я подстрекатель! Я провоцирую своих заказчиков на хорошие дела!
 
перевод: Антон Мизонов
Павильон Hybrid Hut в Виннипеге. Фото © Douglas Little, The Forks
Павильон Hybrid Hut в Виннипеге. Фото © Rojkind Arquitectos
Павильон Hybrid Hut в Виннипеге. Фото © Rojkind Arquitectos
Павильон Hybrid Hut в Виннипеге. Фото © Rojkind Arquitectos
Павильон Hybrid Hut в Виннипеге. Фото © Rojkind Arquitectos
Павильон Hybrid Hut в Виннипеге. Фото © Rojkind Arquitectos, фотограф Michel Rojkind
Павильон Hybrid Hut в Виннипеге. Фото © Rojkind Arquitectos
Павильон Hybrid Hut в Виннипеге. Фото © Rojkind Arquitectos, фотограф Salvador Cortéz
Павильон Hybrid Hut в Виннипеге. Фото © Rojkind Arquitectos
Павильон Hybrid Hut в Виннипеге. Фото © Rojkind Arquitectos
Музей шоколада Nestlé в Мехико © Rojkind Arquitectos, фотограф Paul Rivera
Японский ресторан «Торитори» в Мехико. Фото: Paúl Rivera © Rojkind Arquitectos
zooming
Японский ресторан «Торитори» в Мехико. Фото: Paúl Rivera © Rojkind Arquitectos
zooming
Японский ресторан «Торитори» в Мехико. Фото: Paúl Rivera © Rojkind Arquitectos
zooming
Комплекс Nestle Application Group. Фото: Paúl Rivera © Rojkind Arquitectos
Комплекс Nestle Application Group. Фото: Paúl Rivera © Rojkind Arquitectos
Комплекс Nestle Application Group. Фото: Paúl Rivera © Rojkind Arquitectos
zooming
Комплекс Nestle Application Group. Фото: Paúl Rivera © Rojkind Arquitectos


10 Января 2019

author pht

Беседовал:

Владимир Белоголовский
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.