Игры с водой

О выставке новой ландшафтной архитектуры Нидерландов в Музее архитектуры им. А.В. Щусева

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg
Кураторы, Елена Оранская и Ева Радионова, отобрали для своей экспозиции «Диалог с водой» самые свежие проекты, поэтому значительная их часть еще не воплощена в жизнь. Это, конечно, немного портит эффект: вместо однозначно доказывающих успех фотографий приходится порой довольствоваться планами и рендерами. С другой стороны, только такой отбор и отвечает замыслу кураторов – представить новейшую парадигму работы с водой голландских ландшафтных архитекторов: стихию уже не покоряют, а пытаются играть по ее правилам.
 
Hosper. Парк «ван Луна» на территории польдера в городе Херхюговард
zooming
Вид экспозиции во флигеле «Руина» Музея архитектуры им. А.В. Щусева. Фото предоставлено Музеем архитектуры
Вид экспозиции во флигеле «Руина» Музея архитектуры им. А.В. Щусева. Фото предоставлено Музеем архитектуры

Попытки осушать земли и защищать селения и поля от наводнений предпринимались в Нидерландах уже тысячу лет назад, и с тех пор эта деятельность шла в одном направлении – подавления природы. Размаху достижений на этом поприще нельзя не поразиться: польдеры, отвоеванные у моря земли, занимают 1/5 площади страны. Однако, несмотря на постоянно совершенствовавшиеся технологии (хотя иные польдеры существуют с XV века и до сих пор носят имена финансировавших их создание благотворителей), раз в несколько десятилетий в Голландии происходят разрушительные наводнения. И сейчас, когда по всему миру стихийные бедствия из-за изменения климата становятся все более частыми и катастрофическими, нидерландские архитекторы и инженеры предложили альтернативный путь решения проблемы. Осушать мелководье и спрямлять русла рек больше не планируют – напротив, учитывается влияние природные явлений даже в небольших по масштабу планах: например, новая набережная и Городской парк в Неймегене бюро H+N+S Landschapsarchitecten и Next Architects будут частично уходить под воду во время сезонных паводков.
 
zooming
H+N+S. Новая набережная и Городской парк в Неймегене. Внизу - их границы при разном уровне воды в реке

Новые проекты не разрушают экосистему, как раньше, а направлены на восстановление естественной среды и бережное управление водной стихией. Напоминающий объект лэнд-арта парк «ван Луна» (бюро Hosper) на территории польдера в городе Херхюговард включает в себя пруд для фильтрации фосфатов (Нидерланды – лидер по использованию таких удобрений среди стран ЕС, и потому их содержание в водоемах часто превышает евро-нормативы). Историческая усадьба Ланкхейт на востоке Голландии включила в новую зону своего парка водоочистную систему, которая также позволила увлажнить ныне пересыхающие болота (бюро Strootman). При этом ландшафт, дополненный современной скульптурой, вовсе не напоминает промзону: архитекторы ориентировались на ренессансные сады Италии. Помимо прочего, государство платит владельцам усадьбы за их помощь в «водном менеджменте».
 
zooming
Strootman. Новый парк усадьбы Ланкхейт. Фильтрационное поле
OKRA и Пит Аудольф. Набережная Вестеркаде в Роттердаме

Немалая часть выставки посвящена работе с водой в городской среде, где реки и каналы обладают очень высоким рекреационным потенциалом – не всегда используемым. Набережные Парккаде и Вестеркаде в Роттердаме (бюро OKRA) превращаются сейчас в общественные пространства с зелеными зонами, связывающие город с водой, хотя еще недавно они были территорией порта. Архитекторы Boom создали парк с прудом и пляжем на севере Роттердама; также они разрабатывают проект линейных парков вдоль дорог и 8-километрового канала, связывающих Амстердам с морским побережьем.
 
zooming
BOOM. Проект Living Daylights: парк на севере Роттердама
BOOM. Проект Strings Attached: линейные парки между Амстердамом и морем
zooming
H+N+S. Проект Maasvlakte 2 - расширение порта Роттердама и создание там рекреационной/защитной зоны

Самый впечатляющий проект – это Maasvlakte 2 (бюро H+N+S). Роттердамский порт, ныне все дальше «уплывающий» в море из-за изменившихся технологий перевозок, планируется расширить, окружив его при этом по периметру рекреационной зоной – дюнами и пляжами, которые также защитят порт от наводнений. С одной стороны, эта территория будет приближена к природной: ее окончательный облик определят волны, ветер, дикие растения, и это обеспечит порту «экологичность». С другой – там будут проложены автотрасса и велосипедные дорожки, а пляж снабдят инфраструктурой, рассчитанной на 10 000 отдыхающих.
 
zooming
H+N+S. Проект Maasvlakte 2 - расширение порта Роттердама и создание там рекреационной/защитной зоны
zooming
H+N+S. Проект Maasvlakte 2 - расширение порта Роттердама и создание там рекреационной/защитной зоны

Также в экспозицию включены проекты за пределами страны, в том числе – общественное пространство вокруг знаменитого парусника «Катти Сарк» в Гринвиче (бюро OKRA) и нереализованный проект парка на берегу Камы в Перми (бюро Hosper). Отдельный зал отдан плану обновления Лефортовского парка, созданного в 1720-х гг. лейб-медиком Петра I голландцем Николасом Бидлоо. На основе проведенных нидерландскими специалистами исследований был издан «Культурно-исторический атлас Лефортовского парка»: об этом Архи.ру уже подробно писал.
 
zooming
Hosper. Проект парка на берегу Камы в Перми

Представленные проекты интересны, помимо прочего, тем, что голландские архитекторы работают в антропогенной по своей сути среде: 90% ныне существующих в Нидерландах лесов было посажено «на пустом месте» за последний век – полтора, 70% территории страны заняты агломерациями и сельхозугодиями, и т.д. Конечно, такая ситуация во многом характерна для всей Западной Европы, но в Нидерландах масштаб вмешательства человека в окружающее его пространство особенно велик. Кажется, что голландцы давно с уверенностью взяли на себя функции Творца и формируют ландшафт сообразно своим представлениям о пользе и красоте. Но в этой рукотворной среде остается одна никак не приручаемая стихия – вода, ради покорения которой вроде бы все и затевалось. И в начале XXI века она не менее опасна и непредсказуема, чем тысячу лет назад, несмотря на все достижения прогресса. Поэтому изменившийся сценарий взаимодействия человека и воды – причем кураторы выставки говорят даже об игре, (заигрывании?) со стихией – представляется очень поучительным свидетельством: человек может считать себя всесильным, но рано или поздно природа все равно расставит все по своим местам, и в эко-драме наших дней ей рано отводить роль безвольной жертвы.
zooming
Вид экспозиции во флигеле «Руина» Музея архитектуры им. А.В. Щусева. Фото предоставлено Музеем архитектуры
zooming
Вид экспозиции во флигеле «Руина» Музея архитектуры им. А.В. Щусева. Фото предоставлено Музеем архитектуры


25 Июня 2014

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Лефортовский парк: прошлое, настоящее, будущее
В Музее архитектуры им. А.В. Щусева прошла конференция по проблемам сохранения парков и ландшафтной архитектуры в России и Нидерландах, а также была представлена русскоязычная версия "Культурно-исторического атласа Лефортовского парка".
Пресса: «Ландшафтная архитектура Нидерландов» представлена...
Географическое положение Нидерландов предопределило образ жизни людей, особенности экономики, культурное своеобразие. Уже несколько веков голландцы воюют с морем за сушу. Но со временем пришлось признать, что борьба с природой не так продуктивна, как диалог с ней. Выставка в Музее архитектуры имени Щусева так и называется – «Диалог с водой. Ландшафтная архитектура Нидерландов».
Технологии и материалы
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.