Лефортовский парк: прошлое, настоящее, будущее

В Музее архитектуры им. А.В. Щусева прошла конференция по проблемам сохранения парков и ландшафтной архитектуры в России и Нидерландах, а также была представлена русскоязычная версия "Культурно-исторического атласа Лефортовского парка".

Автор текста:
Алла Павликова

mainImg
Международная научно-практическая конференция проходила во флигеле «Руина», где несколькими днями раньше открылась выставка голландской ландшафтной архитектуры «Диалог с водой». Мероприятие растянулось на целый день, но его более чем насыщенная содержанием программа стоила потраченного времени. Конференция состояла из двух основных частей, разграниченных показом увлекательного короткометражного фильма ландшафтного архитектора из бюро Novascape Евы Радионовой «Возрождая Яузу. Объединенная московская акватория». Первая часть конференции была посвящена докладам специалистов, историков и искусствоведов, непосредственно учавствовавших в создании Атласа. В своих выступлениях они затронули не только долгую и сложную историю парка в Лефортово, но также представили наиболее яркие примеры обновления исторических парков в Нидерландах. Вторая часть состояла из трех круглых столов, в ходе которых обсуждались  конкретные практические шаги по преобразованию московского парка – уже сделанные и те, что еще только предстоит предпринять.

Приятно, что каждый из присутствовавших в зале имел возможность полистать страницы презентуемого уникального издания, напечатанного на больших листах формата А3, с огромным количеством архивных материалов, карт, рисунков и чертежей, а также современными фотографиями Лефортовского парка и научными изысканиями, напрямую связанными с его спасением.
Обложка Атласа Лефортовского парка
Лефортовский парк сегодня. Материалы из Атласа Лефортовского парка
 
Вступительная часть
Начало конференции, посвщенной презентации Атласа Лефортовского парка. Фотография А.Павликовой

Открыл конференцию
Рон ван Дартел,
Посол Королевства Нидерландов в России,
который подчеркнул важность сохранения исторического наследия и отметил особую роль Лефортовского парка – уникального по своей планировке и объединяющего традиции двух стран – России и Нидерландов. Как известно, первоначальная планировка парка была создана голландским лейб-медиком Петра Великого, Николасом Бидлоо. Сегодня парк признан объектом совместного культурного наследия России и Голландии.

Вопрос особой историко-культурной и археологической ценности Лефортовского парка был поднят еще в сентябре 2011 г. в рамках выставки Denkmal-Москва. Итогом этого стало спустя три года совместное издание – Атлас Лефортовского парка, в котором исследуется его эволюция и уцелевшие фрагменты первоначальной планировки.
Вид на Головинский пруд в современном Лефортово. Материалы из Атласа Лефортовского парка

Сергей Худяков,
директор МГОМЗ «Коломенское–Измайлово–Лефортово–Люблино»,
напомнил, что Лефортовский парк вошел в состав музейного комплекса «Коломенское–Измайлово–Лефортово–Люблино» в 2005 году, но достался он руководству музея в весьма плачевном состоянии. С тех пор постоянно ведутся противоаварийные работы по поддержанию парка, но, конечно, этого недостаточно. Первостепенной задачей Худяков видит включение парка в контекст города: «Парк должен стать общедоступным, а в его воссоздании должны принять участие и городские власти, и общественность».
Грот в Лефортовском парке. Источник: wikimedia.org

Елена Верховская,
заместитель директора МГОМЗ «Коломенское-Измайлово-Лефортово-Люблино» по образовательной и просветительской работе,
отметила, что нынешнее состояние парка является результатом градостроительной политики конца XIX – начала XX вв. Дальнейшие губительные изменения были связаны с решением городских властей провести по парковой территории участок ТТК. Тогда общественность ывступила в защиту парка, и трассу убрали в тоннель, что, однако, не спасло зеленую зону от перемен к худшему.
 
Серия докладов

Доклад Марике Кёйперс. Фотография А.Павликовой

Марике Кёйперс,
профессор Культурного наследия Делфтского технического университета, ведущий специалист Государственной службы Нидерландов по культурному наследию,
представила доклад «Голландские парадизы в прошлом и настоящем России»:

«Прошлое Голландии и России тесно переплетается. В истории развития двух стран есть очень много общего. Особенно явными пересечения двух культур становятся во времена правления Петра I, который долгое время находился в Голландии, изучая основы кораблестроения, знакомясь с культурой и традициями страны. Голландские архитекторы всегда активно работали с водой, поскольку вся территория Нидерландов располагается ниже уровня моря. Для освоения земель приходилось буквально отвоевывать сушу, прорывая каналы, строя мосты, плотины и дамбы. Эта практика очень заинтересовала Петра I, и подобные приемы управления землей и строительства городов он пытался перенести на российскую почву. Кроме того, находясь в Нидерландах, Петр Великий неоднократно посещал знаменитые усадьбы нашей страны, изучал, как устроены ландшафтные парки и ботанические сады с экзотическими растениями, которые купцы привозили  из дальних странствий. Такие сады были типичны для Голландии. И уже тогда Петр I понял, что с помощью сада можно подчеркнуть значимость любой постройки.
Рисунок «увеселительного сада» Принца Маурица в Гааге (1622). Партер Головина с двойными кругами напоминает сад принца Маурица. Материалы из Атласа Лефортовского парка

Очевидно, что уже в то время происходил активный обмен опытом. Из Голландии российский царь привозил не только книги, но и специалистов, в числе которых был и Николас Бидлоо. Последний после завершения своей деятельности в качестве военного медика получил разрешение от государя построить собственную усадьбу с большим парком на берегу реки Яузы. В архивах мы нашли план водного парка времен Петра I. За основу Лефортовского парка был взят традиционный голландский сад с водными каскадами. Одним из возможных источников вдохновения мог служить город Розендаль, расположенный на возвышенности и активно использующий водные каскады. Кроме того, надо учесть, что Бидлоо был сыном ботаника и аптекаря, поэтому, конечно, очень много знал об устройстве садов и парков. К сожалению, сегодня от парка петровского времени практически ничего не осталось. И наша задача – попытаться сохранить уцелевшие фрагменты истории, а по возможности воссоздать некогда утраченное».
Водная структура парка Лефортово. На территории всего 9 прудов, 5 из них заложил сам Бидлоо в 1723 г. Материалы Атласа Лефортовского парка

Мариэль Кок,
старший консультант по архитектурному наследию и историческим паркам Государственной службы Нидерландов по культурному наследию,
не стала затрагивать проблемы Лефортовского парка. Она предложила участникам конференции самостоятельно провести параллели между ним и реализованными проектами преобразования исторических парков в Голландии.

«В Нидерландах сегодня 63 тысячи объектов, находящихся под охраной государства, из них 500 являются объектами садово-паркового искусства. В случае необходимости внесения изменений в тот или иной объект наследия мы начинаем работу с поиска оптимально сбалансированного решения, учитывающего прошлое, настоящее и будущее памятника. В первую очередь изучается его история, археология, архивы. Формируется команда единомышленников, объединяющая специалистов из самых разных областей. Тщательный анализ историко-культурной ценности места позволяет получить представление о перспективах его развития.
Усадьба Сингравен сегодня. Источник: wikimedia.org

Приведу один пример. Усадьба Сингравен расположена в провинции Оверэйсел в деревне Денекамп. Это средневековая постройка с характерными для того времени архитектурными особенностями. Перед усадьбой всегда располагался большой и красивый парк. Но за долгие годы своего существования он ни раз подвергался значительным изменениям. Примерно 10 лет назад усадьбе была дана новая жизнь. В 2004 г. был создан план развития усадьбы, здание отреставрировали и открыли для посещения, существующие постройки приспособили под современные функции. Кроме того, были построены новые объекты. Открылись магазины, пункты проката велосипедов и даже появилось жилье.
Усадьба Сингравен. Водный каркас парка. Источник: www.hoogeveenonline.nl

Отдельный проект был разработан для воссоздания парка, пересеченного рекой. И здесь, как и в случае с Лефортовским парком, самым важным аспектом было управление водой. Река Сингравена имеет особое значение для нашей страны в силу своего возраста – она очень старая, слои отложений там насчитывают более 10 тысяч лет. На территории усадьбы река управлялась дамбами, что также позволяло установить вдоль ее берегов водяные мельницы. Некоторые мельницы до сих пор функционируют, а дамбы были отремонтированы. Но в прежние времена территория усадьбы из-за проходящей здесь реки часто страдала от наводнений. Строительство дамб позволило сделать уровень воды стабильным, однако это нарушило естественный природный баланс. Дискуссия о том, каким образом организовать водную систему, ведется до сих пор. Сегодня можно говорить только о начальном этапе работы, на котором мы пытаемся осознать значение воды для усадьбы, без которой у этого места нет души».

Ханк ван Тилборг,
ландшафтный архитектор, директор студии «Ландшафтные архитекторы H+N+S», Нидерланды
подробнее остановился на содержании представленного публике Атласа:
Разворот Атласа Лефортовского парка

«Атлас призван дать толчок к дальнейшему преобразованию и восстановлению территории парка Лефортово. В этот процесс вовлечено огромное количество специалистов с обеих сторон. Все началось три года назад с обсуждения и поиска путей реализации и партнеров. Была проведена исследовательская работа, результатом которой стал Атлас, состоящий из трех основных частей. В первой – описывается позиция Лефортово в историческом контексте усадеб Голландии и России. Во второй части большое внимание уделяется роли Петра I и Николаса Бидлоо. Акцент сделан именно на этих двух фигурах, их творческом подходе, нашедшем отражение в парке. Третья часть дает представление о том, как, используя исторические знания, можно увидеть будущее парка.
«Большая закладка маленького Эрмитажа» Бидлоо, оригинальный рисунок Бидлоо перовского периода (1723 г.). Источник: архив РГАДА, Москва

Доминирующий временной слой – слой времен Петра Великого, поэтому мне кажется правильным именно этот слой использовать как основной при восстановлении парка. Сохранились карты, позволяющие понять наследие Петра I и Николаса Бидлоо. На Яузе располагался военный госпиталь, а выше по течению – прекрасный сад. Для строительства в Лефортово был спроектирован уникальный крестовый пруд по голландскому образцу, который сегодня утрачен.
От исторического парка Бидлоо сохранились остатки прудов, аллей, видовые линии и др. Декоративные элементы практически полностью исчезли. Материалы Атласа Лефортовского парка

В Атласе описаны основные принципы проектирования Бидлоо, использовавшего математические соотношения осей и пропорций, благодаря которым был создан поражающий воображение сад с неожиданно возникающими перспективами. Главную роль в формировании этого образа играла воды, водные каскады и, конечно, душа парка – река Яуза, выступающая связующим и объединяющим элементом. Целостность места была связана с огромным количеством мостов – слой, который тоже полностью исчез. Важно еще и то, что даже в Голландии каскадные парки практически нигде не сохранились, большинство из них были переделаны в ландшафтные. В связи с этим значение парка Лефортово еще более возрастает.
Крестовый пруд в «маленьком Эрмитаже» Бидлоо (1730 г.). Пруд сильно напоминает Крестовый пруд, спроектированный для Петра и располагавшийся в нескольких сотнях метров. Материалы Атласа Лефортовского парка

Особое внимание в Атласе уделено эволюционному развитию парка, который в разные времена использовался для самых разнообразных нужд – от элемента дворцового ансамбля и сада при кадетском корпусе до запущенного городского парка районного значения. Исследуются методы работы проектировщиков, принимавших участие в судьбе этого места. От этих и многих других факторов зависит, как и в какой мере возможно восстановить парк сегодня.
Екатерининский дворец, фрагмент юго-восточного фасада. Источник: wikimedia.org

Мне кажется важным в первую очередь сохранить то, что еще осталось. Но в связи с тем, что парк является городским, необходимо обращать внимание на доступность, устройство дополнительные входов, подготовку программы использования и функционирования. Надо учитывать сегодняшние требования, черпая вдохновение из прошлого».
 
Круглые столы

После подробных и увлекательных докладов приглашенных экспертов, были проведены круглые столы, посвященные археологическим исследованиям территории парка, вопросам регенерации исторических ландшафтно-парковых ансамблей и их градостроительному планированию, а также современному подходу к культурно-историческому анализу объектов садово-паркового искусства.

Профессор Александр Векслер,
руководитель секции «Сохранение объектов археологического наследия Москвы» Научно-методического совета при Департаменте культурного наследия Москвы,
рассказывая об археологической части исследования Лефортовского парка, назвал Лефортово уникальным в ряду других парков столицы с точки зрения археологии:
Конференция во флигеле «Руина» музея им. Щусева. Фотография А.Павликовой

«Это первый регулярный парк России, созданный на основе парка Головиных. Сегодня он занимает нижнюю террасу. За время своего существования в этом месте произошел целый комплекс серьезных изменений, пришедшихся на эпоху правления Елизаветы, Павла I, ранний период творчества Растрелли и т.д. В связи с этим здесь можно обнаружить многочисленные временные наносы, которые сегодня возможно изучить только с помощью археологических исследований. Археологические работы на данной территории велись начиная с 1930-х гг., затем они были возобновлены во время строительства ТТК. Масштабные археологические исследования проводились и в период с 1998 по 2003 г. Я участвовал в исследовании водных территорий парка, осушенных на время работ. Все это позволило последовательно вскрыть основные этапы развития места, а значит – получить исходные данные для разработки проекта возрождения. На сегодняшний день у нас имеется серьезная коллекция археологических находок, которые следовало бы музеефицировать и представить на территории парка».
Археологические исследования на территории парка Лефортово в 1999-2003 гг. Материалы Атласа Лефортовского парка. Источник: Археологические исследования Москвы (Векслер, Воронин, Пирогов «Парк Лефортово в Москве – исторический обзор и материал археологического исследования», 2004 г.)

Марина Ляпина,
начальник Управления популяризации объектов культурного наследия и информационного обеспечения Мосгорнаследия:

«На втором этапе археологического исследования встала задача изучить наземные структуры парка, его планировки и остатки сооружений. Так, нас интересовала Аннегофская «кашкада», расположенная на восточной берегу Аннегофского канала и служившая верхней террасой и подпорной стеной. Нами было обнаружено ее северное крыло из белого камня высотой порядка 1 метра. Центральная часть не сохранилась. Еще одной интересной зоной исследования стала территория Головинского дворца. Нам удалось обнаружить остатки его фундамента из белокаменных блоков, а также лестницу. Раскопки среднего партера прямоугольного острова выявили дорожки середины XVIII века. В центре парка была обнаружена беседка.
Археологические исследования на территории парка Лефортово в 1999-2003 гг. Материалы Атласа Лефортовского парка. Источник: Археологические исследования Москвы (Векслер, Воронин, Пирогов «Парк Лефортово в Москве – исторический обзор и материал археологического исследования», 2004 г.)

Все археологические работы дают совершенно определенное представление о том, насколько серьезно сегодняшний рельеф  отличается от исторического. Наверное, ни один парк в Москве не был исследован более тщательно, чем Лефортово, что особенно важно, учитывая, что его ландшафт был изменен практически на 100%. Но есть здесь и положительный момент: археология показала, что исторические архивные документы верны и реконструкция парка на их основании возможна».

Елена Царева,
НПО «Исторические зоны» ГУП Генплана Москвы,
высказала убеждение, что Лефортовский парк должен быть включен в общий контекст зеленых зон и усадеб, расположенных вдоль Яузы, начиная от сквера Васильевский луг в устье реки и оканчивая парком Сокольники.

«Существующая культурная ось парков вдоль Москвы-реки от Воробьевых гор через Нескучный сад и парк Зарядье должна перекинуться дальше на Васильевский луг к Яузе. Такой способ включения мы видели на примере Парка Горького. Только став частью общей зеленой линии, парк стал работать.
Разворот Атласа Лефортовского парка. Изображение Анненгофа с высоты птичьего полета.

Важно также рассмотреть окружение Лефортово. На самом деле, парк – это только часть великолепного дворцового ансамбля, включающего сам дворец, оранжерейный комплекс, храм Свв. Петра и Павла, растреллиевские корпуса и т.д. Поэтому наша задача состоит не только в воссоздании парка, но и в возвращении ему утраченных зданий и сооружений. Без этого говорить о возрождении парка бессмысленно.

Семь лет назад институт Генплана работал над проектом планировки парка. Тогда мы насчитали на его территории около 20 пользователей и предполагали вывод всех этих организаций, а дворец планировали превратить в музей. Были даже начаты переговоры с Департаментом  имущества. Но все наши усилия разбились о нежелание собственников пойти навстречу и отсутствие заинтересованности со стороны властей.  

Лефортово – тот самый объект, где можно выявить все присутствовавшие здесь слои. В основе – парк Бидлоо, дальше – Головинский дворец, который мы мечтали восстановить или хотя бы экспонировать его фундаменты, слои XIX века, отражающие период нахождения здесь кадетского корпуса и возникновение пейзажного парка. Даже элементы Лефортовского сада, дворец которого находился на противоположном берегу Яузы, можно было бы рассматривать сегодня как часть единого ансамбля».

Ярослав Ковальчук,
ГУП Генплана Москвы,
рассказал об идее создания рекреационной оси вдоль Яузы более подробно.

«Берега Яузы – это очень разнообразное и многофункциональное городское пространство. В нижнем течении реки есть масса объектов культурного наследия – церкви, промышленные сооружения XIX – начала XX веков, жилые дома разных периодов. Одним словом, это крайне насыщенная и зеленая территория, которая при этом долгие годы пребывает в критическом состоянии и крайне мало используется городом. Если за парком Лефортова в последнее время еще хоть как-то следят музейные сотрудники, то другие культурные объекты, скажем, усадьба Разумовского, совершенно запущены. Набережные служат магистралями, а памятники вдоль реки никак не связаны друг с другом. Ключевая проблема – отсутствие доступа: нет общественного транспорта, парковок и даже пешеходных маршрутов. Еще один момент – слишком малый процент жилых районов. Если парк сегодня будет восстановлен, то непонятно, кто им будет пользоваться. ведь вокруг практически никто не живет. Нужно не только задаться целью воссоздания Лефортово, нужно развивать весь район, ведь потенциально он мог бы стать одним из лучших мест Москвы».

Елена Игнатьева,
главный инженер «Эководстройпроект»,
рассказала о перспективах восстановления водной структуры парка. Она высказала убеждение, что измененный уровень воды можно вернуть в исторические отметки, даже не сбрасывая воду в Яузу. Кроме того, сегодня уже согласован проект реставрации плотины Головинского пруда. Возможно осуществить санитарный водообмен и оборотное водоснабжение, в котором сможет участвовать и Овальный пруд. Не будет проблемой и восстановление всех исторических контуров водоемов. Елена Игнатьева подчеркнула, что начинать реставрацию парка однозначно надо с водной системы.
Картина заросшего большого пруда (1910 г.). Материалы Атласа Лефортовского парка

По словам Ольги Жибуртович
из Моспроект-2,
парку необходима согласованная градостроительная и транспортная документация, а также утверждение предметов охраны по территории памятника с фиксацией найденных археологами ценностей. Параллельно необходимо разрабатывать серьезный проект реставрации, наметив этапы реализации работ.

Марина Плужникова,
Москомархитектура,
предложила прорабатывать вопрос преобразования парка в рамках актуализации генерального плана города, не ограничиваясь только проектом планировки.
Бетонные берега реки Яуза. Середина XX века. Источник: www.retromap.ru

Итогом конференции стало решение направить властям Москвы официальное письмо от общественности с целью привлечения их внимания к судьбе Лефортовского парка.

09 Июня 2014

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.

Сейчас на главной

Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.