Размещено на портале Архи.ру (www.archi.ru)

23.03.2020

Евгений Герасимов: «Неоклассика – это тест на профпригодность»

Объект:
Жилой дом «Венеция» на Депутатской улице
Адрес:
Россия, Санкт-Петербург. ул. Депутатская, д. 34, литер А
Жилой дом «Верона»
Адрес:
Россия, Санкт-Петербург. Морской проспект, д. 29, литера А
Жилой дом на Каменноостровском проспекте
Адрес:
Россия, Санкт-Петербург. Каменноостровский пр., д. 56
Клубный дом Art View House на набережной Мойки
Адрес:
Россия, Санкт-Петербург. Наб. р. Мойки, д.102, лит. А
Многоквартирный дом на улице Победы в Санкт-Петербурге
Адрес:
Россия, Санкт-Петербург. ул. Победы, д.5
Гостиница на площади Островского
Адрес:
Россия, Санкт-Петербург. пл. Островского, д.2а
Мастерская:
Евгений Герасимов и партнеры
Авторский коллектив:

Архитекторы: Герасимов Е.Л., Петрова З.В., Бахорина И.Г., Манов О.В., Серебрякова Я.Е.
Конструкторы: Резниченко М.Я., Ильина Ю.И., Платонова Т.П., Антонов В.Ю., Пестова Е.Н., Рыжова С.В.
Инженеры: ООО «Архитектурно-проектная мастерская Ухова В.О.» Ухова Н.П.

Евгений Герасимов размышляет о важности школы, деталей, материалов, а также о планировании бюджета и о границах, которые нельзя переступать, взявшись за проектирование неоклассического здания.

Архи.ру:
Классика – понятие широкое: есть ренессанс разных видов, палладианство, классицизм, ар-деко, сталинская архитектура, постмодернизм, есть классики – наши современники, приверженные разным версиям классической архитектуры. Что такое неоклассика для вас, как бы вы ее определили? 

Евгений Герасимов: 
Классика – это Греция и Рим. К неоклассике поэтому в той или иной степени можно отнести все, что опирается на ордерную систему. Историзм – более широкое понятие, которое включает и неоклассику, и а-ля рюс, и поиски Ринальди в китайском стиле. Неоклассика – часть современной архитектуры, она востребована, поэтому мы о ней сегодня и говорим. Традиционная архитектура жива, слухи о ее смерти сильно преувеличены.

Насколько, на ваш взгляд, совместимы приемы современной архитектуры и серьезно трактованные элементы классики? 

Относительно свободное варьирование элементов неоклассической архитектуры строится на чувстве меры и гармонии, важно не переступать определенной границы. Многие не подозревают, что фасады здания на площади Островского – вентилируемые, а само оно построено из монолитного железобетона, с подземным паркингом и современными инженерными решениями. Но тем не менее это неоклассика, одно другому не мешает.

Офисное здание на площади Островского, 2008 «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Олега Манова
Офисное здание на площади Островского, 2008
«Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Олега Манова
Офисное здание на площади Островского, 2008 «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Олега Манова
Офисное здание на площади Островского, 2008
«Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Олега Манова
Офисное здание на площади Островского, 2008 «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова
Офисное здание на площади Островского, 2008
«Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова
Офисное здание на площади Островского, 2008 © «Евгений Герасимов и партнеры»
Офисное здание на площади Островского, 2008
© «Евгений Герасимов и партнеры»
Офисное здание на площади Островского, 2008 © «Евгений Герасимов и партнеры»
Офисное здание на площади Островского, 2008
© «Евгений Герасимов и партнеры»
Офисное здание на площади Островского, 2008 «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова
Офисное здание на площади Островского, 2008
«Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова
Офисное здание на площади Островского, 2008 «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова
Офисное здание на площади Островского, 2008
«Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова

В каких случаях вы обращаетесь к классике?

Для нас это одно из направлений – ни приоритетное, ни второстепенное. Мы понимаем, что на это есть спрос покупателя, заказчики в определенных местах хотят строить именно неоклассику, это совпадает и с нашими устремлениями – нам интересны поиски в этом направлении. Направление не хуже и не лучше других. В центре города такие проекты, конечно, появляются чаще.

Известно, что классика – это определенный язык, способный передавать довольно сложные и интересные послания. Могли бы вы привести примеры таких посланий в ваших проектах – когда вы передаете языком классики некий месседж? 

Для меня это утверждение является спорным. Я против литературы в архитектуре – это разные виды искусства. Архитектура – искусство визуальное, изобразительное, а не текст. Разговоры о том, что хотел сказать автор – это от лукавого. Смотришь на Росси – кто знает, что он хотел сказать. Вот он выводит Галерную улицу между зданиями Сената и Синода на Сенатскую площадь, и делает это мастерски, через арку. Большую Морскую выводит на Дворцовую площадь той же огромной аркой. Это просто архитектурное мастерство, не надо за этим искать то, чего нет. Архитектура – это организация пространства, вот он его и организовал. В этом больше ремесла, чем лирики.

В работе с неоклассикой как раз очень важно овладеть ремеслом, азами профессии. Нельзя переступать некие границы, заложенные школой. Например, когда я вижу на внешнем углу здания с одной стороны рустованую штукатурку, а с другой полированный гранит – у меня все закипает. Это небрежность, непонимание формы, правил и основ профессии.

То есть, чтобы построить хорошее неоклассическое здание, достаточно хорошо разбираться в античной архитектуре? 

Можно разбираться сколько угодно. Одно дело музыковед, а другое – композитор. Знания – условие необходимое, но не достаточное для того, чтобы создавать что-то приличное, на что можно смотреть. Нужны еще способности, опыт, мастерство, говоря высоким слогом.
Жилой дом «Венеция», 2013 Евгений Герасимов и партнеры © фотография Алексея Народицкого
Жилой дом «Венеция», 2013
Евгений Герасимов и партнеры © фотография Алексея Народицкого
Жилой дом «Венеция», 2013 Евгений Герасимов и партнеры © фотография Алексея Народицкого
Жилой дом «Венеция», 2013
Евгений Герасимов и партнеры © фотография Алексея Народицкого
Жилой дом «Венеция», 2013 Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова
Жилой дом «Венеция», 2013
Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова
Жилой дом «Венеция», 2013 Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Молодковца
Жилой дом «Венеция», 2013
Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Молодковца
Жилой дом «Венеция», 2013 Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова
Жилой дом «Венеция», 2013
Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова
Жилой дом «Венеция», 2013 Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова
Жилой дом «Венеция», 2013
Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова
Жилой дом «Венеция», 2013 Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова
Жилой дом «Венеция», 2013
Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова
Жилой дом «Венеция», 2013 Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова
Жилой дом «Венеция», 2013
Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова
Жилой дом «Венеция», 2013 Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова
Жилой дом «Венеция», 2013
Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова
Жилой дом «Венеция», 2013 Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова
Жилой дом «Венеция», 2013
Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова
Жилой дом «Венеция», 2013 Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова
Жилой дом «Венеция», 2013
Евгений Герасимов и партнеры © фотография Юрия Славцова

Строить неоклассическое здание – это всегда дорого?

Здание может быть очень дорогим, если делать все из мрамора и золота. Но может быть и достаточно дешевым – примеров масса. В Риме все из камня, а в Петербурге от нищеты все обманка – сделано в штукатурке. Но при этом культура работы с формой не терялась, она наоборот оттачивалась при скудости средств.

У Кваренги, например, есть достаточно скромные постройки. У Екатерининского института, Мариинской больницы длинные, плоские фасады, но в то же время эффектный главный портик, на котором сосредотачивались все деньги. Это как брошка, которая благодаря своей уместности и пропорциям может преобразить скромное платье. Эффект не тождественен деньгам.
Жилой дом «Верона», 2018 Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Верона», 2018
Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Верона», 2018 Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Верона», 2018
Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Верона», 2018 Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Верона», 2018
Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Верона», 2018 Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Верона», 2018
Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Верона», 2018 Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Верона», 2018
Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Верона», 2018 Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Верона», 2018
Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Верона», 2018 Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Верона», 2018
Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Верона», 2018 Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Верона», 2018
Фотография: Андрей Белимов-Гущин © «Евгений Герасимов и партнеры»

Но неоклассика сегодня строится все же скорее для элиты?

Да, хотя могло быть и по-другому. Неоклассика конца 50-х годов прошлого века делалась в относительно простых формах. Вспомним два дома Сергея Сперанского на Московской площади, которые фланкируют Ленинский проспект – очень простые, в плитке, с небольшими акцентами. Но они прекрасно выглядят сегодня! Почему не может так выглядеть массовое жилье? Целый квартал из таких домов в нормальной этажности и пропорциях где-нибудь на Пулковском шоссе, чем был бы плох?

Приспособить неоклассику к жилому комплексу высотой в 25 этажей можно. Архитекторы сталинской эпохи справлялись с этим прекрасно. Советские архитекторы 30-50-х годов – вся плеяда Жолтовского –имели настолько хорошую дореволюционную школу, настолько были профессиональны, что когда в 1932 году правительство сказало: «значит так, делаем вот это», – они были абсолютно готовы. Ни тени сомнения, что делать и как. Они достигли виртуозного мастерства в исполнении неоклассики в любых масштабах: стадионов, «днепрогэсов», шлюзов, ВДНХ. Их выучка позволила ответить на запрос общества.
Жилой дом «Победы, 5», 2014 «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова
Жилой дом «Победы, 5», 2014
«Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова
Жилой дом «Победы, 5», 2014 © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Победы, 5», 2014
© «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Победы, 5», 2014 «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова
Жилой дом «Победы, 5», 2014
«Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова
Жилой дом «Победы, 5», 2014 «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова
Жилой дом «Победы, 5», 2014
«Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова
Жилой дом «Победы, 5», 2014 © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Победы, 5», 2014
© «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Победы, 5», 2014 «Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова
Жилой дом «Победы, 5», 2014
«Евгений Герасимов и партнеры» © фотография Юрия Славцова
Жилой дом «Победы, 5», 2014 © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Победы, 5», 2014
© «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Победы, 5», 2014 © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Победы, 5», 2014
© «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Победы, 5», 2014 © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Победы, 5», 2014
© «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Победы, 5», 2014 © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Победы, 5», 2014
© «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Победы, 5», 2014 © «Евгений Герасимов и партнеры»
Жилой дом «Победы, 5», 2014
© «Евгений Герасимов и партнеры»

То есть, критичен не бюджет, не материал, а мастерство архитектора и качество исполнения?

Неоклассика с трудом воспринимает недоделанность и недодуманность. В другой архитектуре это проходит – взять того же Фрэнка Гери. Если приглядеться к музею Гуггенхайма в Бильбао – там одна фасадная подсистема не доходит до другой, качество строительства ужасное, направляющие торчат из-под плитки – не рассчитали. Но там это воспринимается как милая нестыковка – дань деконструктивизму. Неоклассика не терпит незаконченности, она не может быть недоделанной.

Что еще важно, заказчик может не понимать, что и сколько будет стоить, а архитектор – обязан. Нужно уметь соотнести задуманное с возможностями, чтобы заранее не попасть впросак, не нарисовать то, что невозможно исполнить в том бюджете, который есть. По одежке протягивать ножки. Это тоже часть профессионализма. Как и в любом деле: повар должен понимать, сколько, чего и в какой ценовой категории закупать, чтобы обещания сошлись с ожиданиями. Иначе будет смешно: на портфельчик Ferragamo хватило, а на ботинки уже нет. Отсюда появляются балясины из железного уголка, или здание начинает отсыревать и разваливаться уже после первой зимы.

Неоклассика – это тест на профпригодность. Вызов, об который можно зубы обломать. Одно дело на компьютере рендеры делать – при сегодняшних возможностях это не сложно, бумага все стерпит. Реализация, практика – вот критерий истины, как учили основоположники марксизма-ленинизма.

Возможно, поэтому неоклассика – не мейнстрим. А мейнстрим – это заостренный модернизм или «стёб» в стиле MVRDV.
Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019 Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019
Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019 Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019
Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019 Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019
Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
Клубный дом Art View House на набережной Мойки Фотография © Илья Припоров / Евгений Герасимов и партнеры
Клубный дом Art View House на набережной Мойки
Фотография © Илья Припоров / Евгений Герасимов и партнеры
Клубный дом Art View House на набережной Мойки Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
Клубный дом Art View House на набережной Мойки
Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019 Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019
Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019 Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019
Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019 Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019
Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019 Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры
Клубный дом Art View House на набережной реки Мойки, 102, 2019
Фотография © Андрей Белимов-Гущин / Евгений Герасимов и партнеры

Можно ли говорить об эволюции этого стиля в работах бюро, об усложнении, какой-то линии? 

С точки зрения рисования, наверное, нет. По сравнению с веками неоклассики, двадцать лет – это мгновение. Но есть эволюция с точки зрения технологий, которые не стоят на месте. Исполнение таких сложных деталей, как на Мойке, 102, раньше трудно было даже представить. Это расширяет возможности архитектора, можно закладывать больше разных элементов, которые сегодня изготавливают не руками штукатура, а на заводе на станке. Это очень круто, когда можно выточить идеальную ионическую капитель и без труда смонтировать ее на стройке, как конструктор.

Получается, что неоклассику делают детали?

Да. Не выполнена задача архитектора, если не хочется подойти к зданию близко и потрогать его. Мне не интересно, не хочется подходить, если со ста метров уже все понятно: идея ясна, спасибо, больше не надо. А иногда хочется подойти и посмотреть: а как, как это сделано? К зданиям Дэвида Чипперфильда всегда хочется подойти. Казалось бы – просто, но тут же возникают вопросы: как бетон отлит, как сочетается одно с другим, как окно встает в бетонную отливку, как карниз? Супер! Адам Карузо и Питер Сент-Джон – очень круто, мастера детали. Их банк в Бремене – это отлично.

Детали особенно важны в зоне видимости, на первых этажах. Выше можно упрощать, но тоже с умом. Если рассматривать скульптуры Адмиралтейства вблизи, покажется, что у них водянка. Но мастерство. опыт скульптора и архитектора подсказывает, как это будет восприниматься в воздушной перспективе, с расстояния. Не должно быть у человека отвращения при взгляде на здание с близкого расстояния, наоборот, должно появиться желание потрогать его. Мы пытаемся добиться такой тактильной притягательности в каждом проекте. Чтобы, как я всегда говорю, здание было интересно рассматривать и с двухсот метров, и с двадцати, и с двух.
беседовала: Алёна Кузнецова