English version

Пограничные миры

Поиск новых подходов к уплотнению жилья, развитие идей для фоновой архитектуры и работа с негативным пространством – в концепции жилого комплекса от бюро ОСА для участка с заброшенным памятником архитектуры.

author pht

Автор текста:
Алёна Кузнецова

05 Февраля 2019
mainImg
Проект:
Дом в Зеленой роще
Россия, Екатеринбург

Авторский коллектив:
Станислав Белых, Василий Крапивин

2018
На северной окраине исторической части Екатеринбурга, у сквера имени Большакова по улице 8 марта стоит одно из самых известных заброшенных зданий города – клиническая больница скорой помощи, признанная областным памятником архитектуры. Больницу построили в 1932 году, архитектура ее интересна сочетанием приемов авангарда и неоклассики. Аркада термальных окон, венчающая сложносоставленные пятиэтажные корпуса, колонны, лепнина и зелень соседних парков делают здание больше похожим на «санаторно-курортное учреждение». В 2000-х годах больницу расформировали, а здание забросили. До сих пор оно стоит открытым, без охраны и консервации, пережило больше сотни пожаров и обросло темными городскими легендами в духе существования комнаты времени или нескольких подземных этажей.
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще. История
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще. Ситуационный план
© Архитектурное Бюро ОСА

В ближайшее время здание и участок будут снова выставлены на торги, но на этот раз есть заинтересованные: к аукциону застройщики готовят предпроектные предложения, одним из которых и является концепция бюро ОСА.

Перед архитекторами стояла задача превратить участок с заброшенной больницей в жилой квартал, чему сопутствовал ряд сложностей. Во-первых, пожеланием заказчика было 75 000 м2 жилой площади, разместить которые в пределах участка оказалось непросто, потому что здание памятника располагается в его центре и «разветвляется» многочисленными корпусами.
Дом в Зеленой роще. Схема генплана. Существующая ситуация
© Архитектурное Бюро ОСА

Во-вторых, архитекторы сами поставили перед собой ограничение – сохранить камерный масштаб памятника и не заслонить его новой архитектурой. Наконец, в этой части города отсутствует необходимая для жилых домов инфраструктура: детские сады, школы, нормальные дороги и проезды. Вместо них будущие дома будут соседствовать с медицинскими учреждениями, хозяйственными постройками и глухим забором, который собирается соорудить Новотихвинский монастырь, когда выкупит несколько зданий. По признанию архитекторов, они сами до конца не уверены – выдержит ли город резкий «вброс» жилья в этом месте. Однако предлагают комплексное и обоснованное решение для всех перечисленных задач.

Памятник
От памятника, в сущности, сохранились только фасады, которые и надлежит сохранить, внутри все разрушено. Поэтому планировка полностью изменится, архитекторы адаптируют контуры здания под новую жилую функцию. ОСА искали любые возможности уплотнения и в какой-то момент даже планировали несколько пристроек к старому зданию – в том же масштабе, но с нейтральными, «фоновыми» фасадами.

Но поскольку фасады трогать нельзя, «лазейка» осталась только одна: в северной части здания есть пристройка 1990-х годов, которая не имеет ценности, ее хорошо видно на снимке с высоты птичьего полета. Если пристройку снести, то на ее месте вполне правомочно было бы «дорастить» памятник новым корпусом. Это не только даст дополнительные квадратные метры, но и позволит завершить композицию здания, получив систему камерных дворовых пространств.
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА

Новая архитектура
Помимо исторического здания, приспособленного к новой функции, на участке появятся еще два типа новых жилых зданий – высотные башни и, как их называют сами архитекторы, «урбан-виллы».

Башни берут на себя основные нагрузки по ТЭПам, позволяя сохранить исторический масштаб на всем остальном участке. Поэтому для них выбрали северо-западный угол – дальний от сквера, но ближний к дорогам и другим городским башням. Перебирая объемно-планировочные варианты, архитекторы пришли к массиву из трех «сросшихся» секций, составленных из больших блоков-пластин, между которыми сохраняются довольно большие пространства.
Дом в Зеленой роще. Поиск формы
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА

Первые пять этажей, которые по высоте соответствуют корпусам больницы, облицованы светлым камнем. Все, что выше, – стремится быть легким, ненавязчивым, раствориться в воздухе. На этот эффект работают «струны» ламелей, за которыми прячется сплошное остекление, а также прорези с перевернутыми арками, в которых можно разместить террасы и зимние сады. Те же арки связывают новое здание с историческим, откликаясь на выразительные ряды термальных окон, а кроме того наделяют его метафоричностью – на ум быстро приходят небесные врата, порталы соборов, изгибы арфы и метафизика Де Кирико. Они поддерживают ауру таинственности, которой несомненно обладает здание больницы: как место не только заброшенное, но и сохранившее память о том, что здесь когда-то жизнь встречалась со смертью. Больше всего интригует арка-портал внушительной высоты, которая оформляет место стыковки со зданием больницы и открывает вход во внутренние дворики.
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА

Третий тип жилья – урбан-виллы высотой от четырех до семи этажей, которые с одной стороны выходят окнами на сквер имени Большакова, а с другой – на новую пешеходную улицу и корпуса памятника. Для урбан-вилл архитекторы разработали два варианта фасадных решений: их можно полностью облицевать светлым камнем, который подчеркнет более высокий статус этого сегмента жилья, либо использовать те же ламели, что и в башнях, которые придадут зданиям сходство с парковыми павильонами. В каждом случае во главу угла ставится старое здание бывшей больницы – новая архитектура не должна его «перебивать».
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА

Для той же цели раскрытия памятника между урбан-виллами сделаны просветы – перекрытия по второму этажу, которые создают обособленные от пешеходной улицы дворовые пространства – крытые и открытые, с входом через коридоры вторых этажей. «Прогалы» сделаны с ориентацией на круглую площадь в сквере, архитекторы использовали ее как главную ось, с которой видны самые красивые ракурсы больницы, и с которой можно попасть на пешеходную улицу.

В первых этажах всех зданий разместятся коммерческие помещения, в одной из урбан-вилл откроется детский садик.

Между архитектурой
Чтобы встроить новый жилой комплекс в городскую жизнь, архитекторы предлагают несколько решений. С северной стороны можно выкупить соседние участки, которые сейчас заняты хозяйственными постройками. Если их снести, перед высотным массивом можно будет организовать площадь и сделать разворотное кольцо, поработать с проездами, поскольку это место – единственная связь комплекса с городом. Также с севера располагается комплекс Новотихвинского монастыря. Там можно было бы сделать еще одну пешеходную улицу с видом на храмовую архитектуру, о чем бюро ОСА вело переговоры, но монастырь тем не менее хочет отгородиться от суеты крупного жилого комплекса забором.
Дом в Зеленой роще. Схема поэтапного развития территории
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще. Схема генплана, этап 2
© Архитектурное Бюро ОСА

Важная часть концепции – пешеходная улица, которая протянется между урбан-виллами и бывшей больницей. Архитекторы отмечают, что «фасад исторического здания был спроектирован не для фронтального восприятия, а для скользящего взгляда пешехода. Улица позволяет не спеша и по достоинству оценить здание с лучших ракурсов».
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА

Пространство улицы не простое, у нее есть несколько уровней: приподнятый променад и несколько двориков, которые каскадом спускаются до подземного паркинга. Улица, как и паркинг, доступны для все желающих, не только для жильцов комплекса.

Вариант нового фрагмента городского пространства, предложенный архитекторами ОСА Екатеринбургу, получился плотным и очень разнообразным, насыщенным функциями, ракурсами, смыслами. Здесь свободно сосуществуют, не обделяя друг друга, старое и новое, приватное и общественное, статусное и демократичное, даже подземное и наземное. Место, которое – если проект реализуют – возможно, будет способно привлекать людей, притягивать необычностью структуры и неодномерностью сюжета, заключенного в его городском пространстве. Пример, пожалуй, редкий не только для Екатеринбурга, но и для всей страны.
 
Дом в Зеленой роще. Планировочная схема. 1 этаж
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще. Анализ
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще. Планировочная схема. -1 этаж
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще. Планировочная схема. 2-5 этаж
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще. Планировочная схема. 18-29 этажи
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще. Планировочная схема. 2 этаж
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще. Планировочная схема. Разрезы
© Архитектурное Бюро ОСА


Проект:
Дом в Зеленой роще
Россия, Екатеринбург

Авторский коллектив:
Станислав Белых, Василий Крапивин

2018

05 Февраля 2019

author pht

Автор текста:

Алёна Кузнецова
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Сейчас на главной
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Один из кварталов в составе крупного и очень передового по многим параметрам района Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.