English version

Пограничные миры

Поиск новых подходов к уплотнению жилья, развитие идей для фоновой архитектуры и работа с негативным пространством – в концепции жилого комплекса от бюро ОСА для участка с заброшенным памятником архитектуры.

author pht

Автор текста:
Алёна Кузнецова

05 Февраля 2019
mainImg
Проект:
Дом в Зеленой роще
Россия, Екатеринбург

Авторский коллектив:
Станислав Белых, Василий Крапивин

2018
На северной окраине исторической части Екатеринбурга, у сквера имени Большакова по улице 8 марта стоит одно из самых известных заброшенных зданий города – клиническая больница скорой помощи, признанная областным памятником архитектуры. Больницу построили в 1932 году, архитектура ее интересна сочетанием приемов авангарда и неоклассики. Аркада термальных окон, венчающая сложносоставленные пятиэтажные корпуса, колонны, лепнина и зелень соседних парков делают здание больше похожим на «санаторно-курортное учреждение». В 2000-х годах больницу расформировали, а здание забросили. До сих пор оно стоит открытым, без охраны и консервации, пережило больше сотни пожаров и обросло темными городскими легендами в духе существования комнаты времени или нескольких подземных этажей.
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще. История
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще. Ситуационный план
© Архитектурное Бюро ОСА

В ближайшее время здание и участок будут снова выставлены на торги, но на этот раз есть заинтересованные: к аукциону застройщики готовят предпроектные предложения, одним из которых и является концепция бюро ОСА.

Перед архитекторами стояла задача превратить участок с заброшенной больницей в жилой квартал, чему сопутствовал ряд сложностей. Во-первых, пожеланием заказчика было 75 000 м2 жилой площади, разместить которые в пределах участка оказалось непросто, потому что здание памятника располагается в его центре и «разветвляется» многочисленными корпусами.
Дом в Зеленой роще. Схема генплана. Существующая ситуация
© Архитектурное Бюро ОСА

Во-вторых, архитекторы сами поставили перед собой ограничение – сохранить камерный масштаб памятника и не заслонить его новой архитектурой. Наконец, в этой части города отсутствует необходимая для жилых домов инфраструктура: детские сады, школы, нормальные дороги и проезды. Вместо них будущие дома будут соседствовать с медицинскими учреждениями, хозяйственными постройками и глухим забором, который собирается соорудить Новотихвинский монастырь, когда выкупит несколько зданий. По признанию архитекторов, они сами до конца не уверены – выдержит ли город резкий «вброс» жилья в этом месте. Однако предлагают комплексное и обоснованное решение для всех перечисленных задач.

Памятник
От памятника, в сущности, сохранились только фасады, которые и надлежит сохранить, внутри все разрушено. Поэтому планировка полностью изменится, архитекторы адаптируют контуры здания под новую жилую функцию. ОСА искали любые возможности уплотнения и в какой-то момент даже планировали несколько пристроек к старому зданию – в том же масштабе, но с нейтральными, «фоновыми» фасадами.

Но поскольку фасады трогать нельзя, «лазейка» осталась только одна: в северной части здания есть пристройка 1990-х годов, которая не имеет ценности, ее хорошо видно на снимке с высоты птичьего полета. Если пристройку снести, то на ее месте вполне правомочно было бы «дорастить» памятник новым корпусом. Это не только даст дополнительные квадратные метры, но и позволит завершить композицию здания, получив систему камерных дворовых пространств.
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА

Новая архитектура
Помимо исторического здания, приспособленного к новой функции, на участке появятся еще два типа новых жилых зданий – высотные башни и, как их называют сами архитекторы, «урбан-виллы».

Башни берут на себя основные нагрузки по ТЭПам, позволяя сохранить исторический масштаб на всем остальном участке. Поэтому для них выбрали северо-западный угол – дальний от сквера, но ближний к дорогам и другим городским башням. Перебирая объемно-планировочные варианты, архитекторы пришли к массиву из трех «сросшихся» секций, составленных из больших блоков-пластин, между которыми сохраняются довольно большие пространства.
Дом в Зеленой роще. Поиск формы
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА

Первые пять этажей, которые по высоте соответствуют корпусам больницы, облицованы светлым камнем. Все, что выше, – стремится быть легким, ненавязчивым, раствориться в воздухе. На этот эффект работают «струны» ламелей, за которыми прячется сплошное остекление, а также прорези с перевернутыми арками, в которых можно разместить террасы и зимние сады. Те же арки связывают новое здание с историческим, откликаясь на выразительные ряды термальных окон, а кроме того наделяют его метафоричностью – на ум быстро приходят небесные врата, порталы соборов, изгибы арфы и метафизика Де Кирико. Они поддерживают ауру таинственности, которой несомненно обладает здание больницы: как место не только заброшенное, но и сохранившее память о том, что здесь когда-то жизнь встречалась со смертью. Больше всего интригует арка-портал внушительной высоты, которая оформляет место стыковки со зданием больницы и открывает вход во внутренние дворики.
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА

Третий тип жилья – урбан-виллы высотой от четырех до семи этажей, которые с одной стороны выходят окнами на сквер имени Большакова, а с другой – на новую пешеходную улицу и корпуса памятника. Для урбан-вилл архитекторы разработали два варианта фасадных решений: их можно полностью облицевать светлым камнем, который подчеркнет более высокий статус этого сегмента жилья, либо использовать те же ламели, что и в башнях, которые придадут зданиям сходство с парковыми павильонами. В каждом случае во главу угла ставится старое здание бывшей больницы – новая архитектура не должна его «перебивать».
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА

Для той же цели раскрытия памятника между урбан-виллами сделаны просветы – перекрытия по второму этажу, которые создают обособленные от пешеходной улицы дворовые пространства – крытые и открытые, с входом через коридоры вторых этажей. «Прогалы» сделаны с ориентацией на круглую площадь в сквере, архитекторы использовали ее как главную ось, с которой видны самые красивые ракурсы больницы, и с которой можно попасть на пешеходную улицу.

В первых этажах всех зданий разместятся коммерческие помещения, в одной из урбан-вилл откроется детский садик.

Между архитектурой
Чтобы встроить новый жилой комплекс в городскую жизнь, архитекторы предлагают несколько решений. С северной стороны можно выкупить соседние участки, которые сейчас заняты хозяйственными постройками. Если их снести, перед высотным массивом можно будет организовать площадь и сделать разворотное кольцо, поработать с проездами, поскольку это место – единственная связь комплекса с городом. Также с севера располагается комплекс Новотихвинского монастыря. Там можно было бы сделать еще одну пешеходную улицу с видом на храмовую архитектуру, о чем бюро ОСА вело переговоры, но монастырь тем не менее хочет отгородиться от суеты крупного жилого комплекса забором.
Дом в Зеленой роще. Схема поэтапного развития территории
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще. Схема генплана, этап 2
© Архитектурное Бюро ОСА

Важная часть концепции – пешеходная улица, которая протянется между урбан-виллами и бывшей больницей. Архитекторы отмечают, что «фасад исторического здания был спроектирован не для фронтального восприятия, а для скользящего взгляда пешехода. Улица позволяет не спеша и по достоинству оценить здание с лучших ракурсов».
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА

Пространство улицы не простое, у нее есть несколько уровней: приподнятый променад и несколько двориков, которые каскадом спускаются до подземного паркинга. Улица, как и паркинг, доступны для все желающих, не только для жильцов комплекса.

Вариант нового фрагмента городского пространства, предложенный архитекторами ОСА Екатеринбургу, получился плотным и очень разнообразным, насыщенным функциями, ракурсами, смыслами. Здесь свободно сосуществуют, не обделяя друг друга, старое и новое, приватное и общественное, статусное и демократичное, даже подземное и наземное. Место, которое – если проект реализуют – возможно, будет способно привлекать людей, притягивать необычностью структуры и неодномерностью сюжета, заключенного в его городском пространстве. Пример, пожалуй, редкий не только для Екатеринбурга, но и для всей страны.
 
Дом в Зеленой роще. Планировочная схема. 1 этаж
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще. Анализ
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще. Планировочная схема. -1 этаж
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще. Планировочная схема. 2-5 этаж
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще. Планировочная схема. 18-29 этажи
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще. Планировочная схема. 2 этаж
© Архитектурное Бюро ОСА
Дом в Зеленой роще. Планировочная схема. Разрезы
© Архитектурное Бюро ОСА


Проект:
Дом в Зеленой роще
Россия, Екатеринбург

Авторский коллектив:
Станислав Белых, Василий Крапивин

2018

05 Февраля 2019

author pht

Автор текста:

Алёна Кузнецова
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».