ОСА: «Нам интересно работать с ареалом обитания человека»

Екатеринбургское бюро «ОСА» заявляет о себе как о свободном сообществе равноправных творческих личностей, в котором каждый имеет право на самореализацию.

Беседовала:
Анна Старостина

mainImg
С одним из его основателей Станиславом Белых мы поговорили о соотношении типового и индивидуального в современной жилой застройке, стремлении архитектуры подчинять себе человека и необходимом архитектору умении перевоплощаться в конечных пользователей собственного «продукта».
Дома по адресу ул. Эрвье, Тюмень. План этажа © Архитектурное Бюро ОСА

Архи.ру:
– Неизбежный вопрос: почему бюро называется «ОСА»? Связано ли это как–то с сильной конструктивистской линией в архитектуре Екатеринбурга?

Станислав Белых:
Вы удивитесь, но мы сначала придумали название, – слово «оса» понравилось нам своей резкостью, колкостью, звонкостью звучания, – а уже на следующий день вспомнили о существовании в 1920 годы Объединения современных архитекторов. С нашей стороны, конечно, некоторая наглость брать эту аббревиатуру в качестве названия, но оправданием является желание создать по примеру предшественников объединение самостоятельных архитекторов, каждый из которых имеет право идти по своему пути, постоянно доказывая, что его путь правильный. Делать ставку на одну, даже очень яркую личность, на один талант значит подвергать бюро определенному риску, а нашей целью было создать крепкую, устойчивую компанию. Но конечно, все участники должны разделять какие–то общие ценности, не стилистические, это не обязательно, но хотя бы принципы формообразования.
zooming
Внутренняя перспектива © фотограф Максим Лоскутов

И какова же в таком случае структура бюро? Существует ли какая–то выраженная внутренняя иерархия?

Сейчас нас 30 человек. Устоявшийся костяк партнеров – 5 человек. Но уже очевидно, что еще 5–6 сотрудников также способны подняться вверх, когда накопят знания и покажут стабильность в работе. У нас не стоит задача сформировать и поддерживать касту двух, пяти или шести избранных – количество не имеет значения, вопрос именно в качестве. Необходимо определенное время, чтобы человек «врос» в профессию и уже на подсознательном уровне пользовался проектными алгоритмами, тогда он впишется в оркестр.

Мы начинали с небольших входных групп, а сейчас проектируем микрорайоны, кварталы и огромные комплексы практически по всей России. Осознанно стараемся не уходить в узкую специализацию и при приеме на работу новых сотрудников акцентируем внимание на том, что архитектор должен быть многостаночником, только в этом случае он сможет почувствовать все бытовое, жизненное многообразие. Поначалу эта задача казалась совершенно идеалистической, но на примере ребят, пришедших за это время в бюро (мы их называем ассоциированными партнерами), становится очевидно, что она вполне достижима. Примерно через пять лет активной практики архитектор может стать таким универсалом и успешно реагировать на абсолютно любые задачи.

– И все же, насколько вам близки идеи конструктивизма и функционализма? Считаете ли вы себя продолжателями традиций?

– Только отчасти. Назвать нас «ньюконструктивистами», конечно, нельзя – мы пытаемся понять и почувствовать разные стили. Но вот осмысленность в принятии решений и постоянный поиск чего-то нового стараемся у предшественников заимствовать. Когда работаешь уже очень долго, неизбежно копятся отрицательные эмоции и усталость и важно сохранить какой-то позитивный настрой, не растерять то ожидание чего-то абсолютно прекрасного, с которым мы приходим в архитектуру. Конструктивисты, кстати, были в хорошем смысле этого слова популистами: почувствовали социальный запрос общества и ответили на него. В те максималистские годы это было сделать довольно легко. Сейчас, когда в обществе одновременно чувствуется желание порядка и стремление к разрушению, поиски нового и внимание к традициям, задача становится гораздо сложнее и интереснее. Мы всегда стараемся интуитивно определить нужное заказчику направление. И под заказчиком я в данном случае имею ввиду не девелопера, а конечного покупателя квартиры или арендатора офиса. Мы во многом вынуждены становиться актерами, представлять себя бабушкой, ребенком, стариком, или юношей, который купил первую машину, молодой семьей, взявшей ипотеку под собственную квартиру. Когда ты все пропускаешь через себя, создаешь среду для себя, но через призму различных социальных ролей, вероятность успеха неимоверно возрастает.

У нас есть действительно условно «конструктивистские» проекты, например ЖК «Малевич», где мы вывели модульность на уровень основного эстетического принципа, полностью лишив архитектуру каких либо «украшений». Это довольно страшно для архитектора. А есть, например, апарт-отель на Горького, 79 и жилой дом на Первомайской, 60 в Екатеринбурге, в которых мы обратились к совершенно иной, максимально строгой стилистике и попробовали почувствовать силу влияния архитектуры на человека. Это, конечно, не Сталинский ампир с лубочными капителями, но архитектура, которая заставляет человека безоговорочно подчиняться ей. Сейчас эта стилистика совсем не популярна, но в ней есть определенная историческая честность, что ли... Архитектура обладала этой силой на протяжении тысячелетий и не утратила её. Да, идеи конструктивизма и социальный подход более актуальны, но вспомнить и о таком ощущении, почувствовать границы влияния нам было важно. Это своего рода контрастный душ, если хотите.
ЖК «Малевич», Архитектурное Бюро ОСА. Фотография © Максим Лоскутов
ЖК «Малевич» © Архитектурное Бюро ОСА
Первомайская I © Архитектурное Бюро ОСА
Апарт-отель бизнес класса «Эверест» © Архитектурное Бюро ОСА


– Хорошо, а насколько для вас важна идентичность города, насколько вы именно Екатеринбургское бюро?

– Конечно, учеба в городе с богатым культурным слоем и сильной школой 1980-х годов очень помогла. Но сейчас значительная часть нашей работы это аналитика, накапливание информации, анализ международного опыта и я бы сказал, что мы… не хочу говорить выросли, это как-то принизит Екатеринбург, что совершенно неверно. Скорее наши интересы стали шире, интересно «попробовать» на вкус разные города, в том числе и за пределами России. Мы уже активно работаем в Тюмени, есть проекты для Новосибирска, Среднеуральска, Вологды, Перми, подмосковного Одинцова, но голод существует всегда и «съесть» новое блюдо очень и очень хочется. Потребительский такой немного подход: нам очень нравится хорошо и вкусно есть.

– Как вы оцениваете в целом градостроительную ситуацию в Екатеринбурге?

– Ситуация тяжелая и она тяжелая по всей России. Как это не печально, но мы, я осознанно говорю сейчас «мы», пока не можем предложить нашему обществу, нашим городам градостроительные, композиционные и эстетические решения, которыми можно было бы гордиться. Причем эта деградация, во многом, как это ни парадоксально, была спровоцирована максимальной свободой. Нам, архитекторам сказали – делайте что хотите, говорите что хотите, а оказалось что сказать-то почти нечего.

Насколько программа благоустройства, разработанная КБ «Стрелка» вместе с АИЖК для 40 российских городов, в которой, кстати, и вы принимаете участие, способна изменить все к лучшему?

– Она безусловно способна сдвинуть все в нужном направлении, несмотря на то, что сама идеология «Стрелки» – пусть это прозвучит грубо, но на мой взгляд она несколько обидна для России: получается, что огромная, 150-миллионная страна не может создать мегаполисы, которые в состоянии организовать процесс освоения собственных территорий. Получается, что 25 лет свободы не сформировали людей, которые готовы принимать решения и отвечать за них. Мы все сидим и ждем, в надежде, что сейчас придет «Стрелка» или иностранные авторитеты и объяснят, что нам делать с нашими городами.

К чести «Стрелки» должен отметить, что она пытается получить максимально возможный обратный ответ от жителей, хоть как-то дать высказаться тем, кто готов и хочет обратной связи. В частности, в наш проект благоустройства набережной реки Исети по итогам общественного обсуждения были внесены существенные поправки. И пусть эти замечания и пожелания часто выглядят непрофессионально, трудно реализуемы или противоречат требованиям общества большинства. Важный механизм, который для Европы и для всего мира является константой, у нас пока выглядит неестественно, но уже хорошо, что к людям прислушиваются и, возможно, на следующих этапах они будут активнее и более внятно транслировать свою позицию.
Проект преобразования набережной реки Исеть от улицы Малышева до улицы Куйбышева © КБ «Стрелка» + АБ «ОСА»
Проект преобразования набережной реки Исеть от улицы Малышева до улицы Куйбышева © КБ «Стрелка» + АБ «ОСА»
Проект преобразования набережной реки Исеть от улицы Малышева до улицы Куйбышева © КБ «Стрелка» + АБ «ОСА»

Предлагаемые КБ «Стрелка» решения в своей основе однотипны для всех мест. Не потеряют ли города, в частности Екатеринбург, свое уникальное лицо даже несмотря на активное участие местных бюро в разработке проектов?

– Я не вижу ничего страшного во внедрении условной «эстетики Стрелки», это всего лишь веяние времени. Проект благоустройства набережных, в котором мы участвуем, на самом деле обсуждался еще в 1970-х. Уже тогда было желание сделать центральную зеленую артерию города от Верхнеисетского до Нижнеисетского прудов. В советское время проблему пытались решать градостроительными принципами, при помощи классических набережных и застройки вокруг, что долго и дорого. А сейчас оказалось, что на первых этапах достаточно просто привести сюда человека, обеспечить ему комфортный отдых у воды и больших затрат это не требует. А потери идентичности города, мне кажется, бояться не стоит, местный характер обязательно как-то проявится. В советское время даже образы Ленина в разных республиках отличались под влиянием различных культурных традиций, также и у Стрелки проекты не потеряют местный колорит, даже несмотря на то, что все архитекторы отталкиваются от одной эстетической линейки.

– Ваше желание попробовать себя в самых разных проектах вполне понятно, но все же – какая типология вам интересна больше всего?

– Нам больше всего интересно работать с жильем, даже не с жильем, а с ареалом обитания человека, скажем лучше так. Это даже не обязательно должна быть архитектура, а любое абстрактное рассуждение о том, как человеку жить хорошо, где человеку жить хорошо... В итоге все равно всё сводится к материальному воплощению, но философское осмысление для нас очень важно.

И именно сейчас эта тема вышла на первый план. Например, нам очень интересна проблема стандартизации жилья, в том числе и корпоративного. Крупные девелоперы пытаются понять, как структурировать продукт, как сделать его более типологичным и, соответственно, доступным по цене. А с нашей стороны есть возможность подумать – а какие они, люди, которые сейчас покупают жилье, как их завтрашние запросы совместить с необходимой стандартизацией? К слову, эта тема всплывает обычно во время серьезных культурных сломов. Мы поэтапно, шаг за шагом пытаемся убеждать девелоперов, с которыми работаем в необходимости квартального подхода, в необходимости разработки линейки жилых ячеек. Рынок жилья чрезвычайно консервативен в России.

– И каким же образом возможно совместить стандартизацию и очень четкий запрос современного человека на индивидуализацию?

– Тут на самом деле нет противоречия. Разговаривая с клиентами, мы сделали несколько неожиданный вывод: творческие люди под индивидуальностью понимают возможность самовыражения, но большинство людей, если разобраться, скорее трактуют это понятие как некую защищенность, минимальное влияние окружающих на свою жизнь. Если ты чувствуешь себя спокойно, если твои запросы удовлетворены, то ты чувствуешь себя смело, чувствуешь себя индивидуальностью. Вот это важно.

19 Сентября 2017

Беседовала:

Анна Старостина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.

Сейчас на главной

Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.