English version

Путь эмоций

Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.

author pht

Автор текста:
Алёна Кузнецова

21 Ноября 2019
mainImg
Архитектор:
Егор Обвинцев
Владислав Сарапулов
Бюро ОСА много и разнообразно проектирует для всей России: от высотного комплекса в московском Тушино до урбан-вилл в родном Екатеринбурге. Один из секретов плодотворности – особо выстроенная работа с молодыми архитекторами: их учат быть универсальными «бойцами», способными вести проект от начала и до конца, но при этом позволяют искать себя.
author photo

Александр Самарин, партнер и ведущий архитектор ОСА:

ОСА – скорее платформа, чем авторское бюро. Это не отменяет авторитет партнеров-основателей и архитекторов с большим стажем работы. Вместе с ними обсуждается любой проект, их опыт всегда доступен. Но мы заинтересованы в том, чтобы с первых месяцев работы специалист включался в решение сложных проектных задач.

Такой метод – результирующая нашей проектной динамики. Несмотря на короткие сроки выполнения проектов важным остается их качество – и успех зависит от количества компетентных и инициативных специалистов. Если молодой архитектор быстро и с известным качеством справляется с локальными задачами, то он готов к тому, чтобы сложить из них проектный процесс, будь то концепция, эскиз или рабочее проектирование. В этом плане проще работать в команде молодых специалистов. У них есть время и желание перенимать опыт, уделять больше времени анализу ситуации и находить неожиданно-интересные решения.

Егор Обвинцев и Владислав Сарапулов, «вчерашние студенты», как они себя называют, рассказывают о работе над первым самостоятельным проектом для бюро, который помог им прочувствовать все стадии работы – от контекста до маркетинга, а также лучше узнать себя.

По требованию заказчика локацию раскрывать нельзя, типология – апартаменты бизнес-класса. Участок ответственный – в центре крупного города, выходит на озеро, набережную которого недавно начали благоустраивать. Зеркало воды общее для исторических кварталов, советской застройки и совсем новых зданий.

Архитекторы хотели создать тихое место с уютными дворами и зеленым садом, но в то же время придать ему узнаваемость через яркий силуэт, сделать ориентиром на кольцевой набережной, сохранить ощущение доступного и дружественного общественного пространства. В процессе работы удалось понять несколько важных вещей.

Архитектор − актер и психолог. Первостепенная задача – понять заказчика. И даже не столько прямыми вопросами, сколько интуитивно, через эмоции, заменив вежливость искренним интересом. Для этого нужно уметь проживать чужой опыт, подобно актеру, работающему по системе Станиславского. Что для недавнего студента, проектирующего элитное жилье, не всегда просто. Но архитекторы определяют это качество как важнейшее, преобладающее над чертежными навыками.

Егор считает, что архитектор – он же немного психолог, потому что помогает заказчику сформировать тезисы, образы и характер проекта. На эти тезисы влияет также контекст: культура, природа, национальные особенности. «Все вокруг нас – это отношения между людьми. Важно не искать решение ради решения, вариант ради варианта, а найти то, что тебе самому интересно, что отражает нашу общую суть».
Проект «Тихая гавань»
Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев

Лучшая тактика – довериться чувствам. Вместо того, чтобы смотреть на аналоги, стоит набраться смелости и положиться на чувственное восприятие, постигая уникальность места и культуры. Ухватив за хвост неизбежно возникающую эмоцию, сделать ее основой своего прочтения. Не разрабатывать фасадные решения, а закладывать и сохранять образность, сопереживание. Владислав отмечает, что удовольствие от проектирования – маркер верно найденного направления, эмоциональный подход позволяет получать кайф от жизни, от работы.
Проект «Бронзовый сад»
Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов

Формулирую, значит, существую. Архитекторы признаются, что предоставленная свобода заставила их задуматься: а что действительно нужно людям, что правильно, что истина? Решили «делать как для себя» или «как в последний раз»: какой будет фраза, сказанная мной напоследок, чем меня запомнят? Такой подход дает больше шансов на крепкое и устойчивое решение, суть которого – не пропорциональные объекты в пространстве, а место, атмосфера, образ жизни, которые сохраняются с любой фасадной сеткой.

Предлагаем посмотреть, что в итоге получилось у архитекторов: два настроения, два способа бытия, из которых заказчику пришлось выбирать «не как между яблоком и грушей, а как между двумя вариантами себя».
 
Тихая гавань
Егор Обвинцев
zooming
Егор Обвинцев
ОСА
Четыре урбан-виллы высотой по 4-6 этажей образуют «тихую гавань»: дома как скалы прикрывают двор от внешних волнений, здесь всегда спокойно. Уюта добавляют разнообразные пространства: скверы, сады, патио и плазы, приватные палисадники и открытые террасы на последних этажах. Приватность сочетается с проницаемостью, что позволяет использовать основное преимущество набережной – вид на воду.
  • zooming
    1 / 7
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    2 / 7
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    3 / 7
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    4 / 7
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    5 / 7
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    6 / 7
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    7 / 7
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев

Дома самостоятельны, но их связывает стилобат и единый характер. Внутренний двор в достаточной мере обособлен, чтобы быть приватным, но не замыкается на себе, используя преимущества набережной – общие пространства, вид на воду. Архитектура лаконична, подчиняется определенной метрике, но в точках контакта с городскими пространствами нарушает свои правила, определяя уникальность этих пространств. Фасад может быть выполнен из натурального камня, композитных панелей с текстурой камня или фибробетонных плит.
  • zooming
    1 / 10
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    2 / 10
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    3 / 10
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    4 / 10
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    5 / 10
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    6 / 10
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    7 / 10
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    8 / 10
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    9 / 10
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    10 / 10
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев

Детские и спортивные площадки интегрированы в общую концепцию благоустройства набережной. На первую линию выходят рестораны, помимо привычного ритейла есть встройки для жителей: библиотеки, десткие комнаты, месте для работы и деловых встреч.

Бронзовый сад
Владислав Сарапулов
zooming
Владислав Сарапулов
ОСА

Если первый вариант отражает пространственно-сценарное решение, то второй в большей степени откликается на культурный контекст. Этот комплекс напоминает жеоду драгоценного камня: спокойствие и уверенность снаружи, тайна и интрига внутри. Чистая брутальная форма внешнего периметра контрастирует с ярким фасадом и россыпью укромных уголков внутреннего пространства. Анфилада двориков напоминает убранство драгоценной шкатулки, компактность которой компенсируют развитые общественные пространства снаружи.
  • zooming
    1 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
  • zooming
    2 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
  • zooming
    3 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
  • zooming
    4 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
  • zooming
    5 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
  • zooming
    6 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
  • zooming
    7 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов

В этом варианте со стороны улицы благоустроена довольно широкая полоса, поэтому урбан-виллы становятся еще более обособленными от суеты улиц и сосредоточенными на главной ценности места – водной глади.

Материалы следует использовать глубоких тонов: внешний фасад может быть выполнен из черных матовых композитных панелей или фиброцементных плит, внутренний – из бронзовых панелей или композитных панелей с фактурой металла.
  • zooming
    1 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
  • zooming
    2 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
  • zooming
    3 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
  • zooming
    4 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
  • zooming
    5 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
  • zooming
    6 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
  • zooming
    7 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
***

Несмотря на то, что урбан-виллы в итоге строить не будут, опыт бюро ОСА следует признать эффективным. Молодые архитекторы полны энтузиазма, который передается даже через экран веб-камеры, хотят делать мир лучше и верят в свои силы. Заказчик тоже доволен – теперь он лучше понимает, какими хочет видеть свои объекты. О степени доверия и успешности выстроенного диалога говорит тот факт, что заказчик поручил молодым архитекторам проект своего офиса – а ведь это почти дом. Эмоциональный подход, который по инерции часто воспринимается как несколько наивный или идеалистический, рождает искренность и свежесть, а также работает экономически – спасибо за доказательство.

Архитектор:
Егор Обвинцев
Владислав Сарапулов

21 Ноября 2019

author pht

Автор текста:

Алёна Кузнецова
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».