English version

Путь эмоций

Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.

Алёна Кузнецова

Автор текста:
Алёна Кузнецова

21 Ноября 2019
mainImg
Архитектор:
Егор Обвинцев
Владислав Сарапулов
0 Бюро ОСА много и разнообразно проектирует для всей России: от высотного комплекса в московском Тушино до урбан-вилл в родном Екатеринбурге. Один из секретов плодотворности – особо выстроенная работа с молодыми архитекторами: их учат быть универсальными «бойцами», способными вести проект от начала и до конца, но при этом позволяют искать себя.

Александр Самарин, партнер и ведущий архитектор ОСА:

ОСА – скорее платформа, чем авторское бюро. Это не отменяет авторитет партнеров-основателей и архитекторов с большим стажем работы. Вместе с ними обсуждается любой проект, их опыт всегда доступен. Но мы заинтересованы в том, чтобы с первых месяцев работы специалист включался в решение сложных проектных задач.

Такой метод – результирующая нашей проектной динамики. Несмотря на короткие сроки выполнения проектов важным остается их качество – и успех зависит от количества компетентных и инициативных специалистов. Если молодой архитектор быстро и с известным качеством справляется с локальными задачами, то он готов к тому, чтобы сложить из них проектный процесс, будь то концепция, эскиз или рабочее проектирование. В этом плане проще работать в команде молодых специалистов. У них есть время и желание перенимать опыт, уделять больше времени анализу ситуации и находить неожиданно-интересные решения.

Егор Обвинцев и Владислав Сарапулов, «вчерашние студенты», как они себя называют, рассказывают о работе над первым самостоятельным проектом для бюро, который помог им прочувствовать все стадии работы – от контекста до маркетинга, а также лучше узнать себя.

По требованию заказчика локацию раскрывать нельзя, типология – апартаменты бизнес-класса. Участок ответственный – в центре крупного города, выходит на озеро, набережную которого недавно начали благоустраивать. Зеркало воды общее для исторических кварталов, советской застройки и совсем новых зданий.

Архитекторы хотели создать тихое место с уютными дворами и зеленым садом, но в то же время придать ему узнаваемость через яркий силуэт, сделать ориентиром на кольцевой набережной, сохранить ощущение доступного и дружественного общественного пространства. В процессе работы удалось понять несколько важных вещей.

Архитектор − актер и психолог. Первостепенная задача – понять заказчика. И даже не столько прямыми вопросами, сколько интуитивно, через эмоции, заменив вежливость искренним интересом. Для этого нужно уметь проживать чужой опыт, подобно актеру, работающему по системе Станиславского. Что для недавнего студента, проектирующего элитное жилье, не всегда просто. Но архитекторы определяют это качество как важнейшее, преобладающее над чертежными навыками.

Егор считает, что архитектор – он же немного психолог, потому что помогает заказчику сформировать тезисы, образы и характер проекта. На эти тезисы влияет также контекст: культура, природа, национальные особенности. «Все вокруг нас – это отношения между людьми. Важно не искать решение ради решения, вариант ради варианта, а найти то, что тебе самому интересно, что отражает нашу общую суть».
Проект «Тихая гавань»
Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев

Лучшая тактика – довериться чувствам. Вместо того, чтобы смотреть на аналоги, стоит набраться смелости и положиться на чувственное восприятие, постигая уникальность места и культуры. Ухватив за хвост неизбежно возникающую эмоцию, сделать ее основой своего прочтения. Не разрабатывать фасадные решения, а закладывать и сохранять образность, сопереживание. Владислав отмечает, что удовольствие от проектирования – маркер верно найденного направления, эмоциональный подход позволяет получать кайф от жизни, от работы.
Проект «Бронзовый сад»
Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов

Формулирую, значит, существую. Архитекторы признаются, что предоставленная свобода заставила их задуматься: а что действительно нужно людям, что правильно, что истина? Решили «делать как для себя» или «как в последний раз»: какой будет фраза, сказанная мной напоследок, чем меня запомнят? Такой подход дает больше шансов на крепкое и устойчивое решение, суть которого – не пропорциональные объекты в пространстве, а место, атмосфера, образ жизни, которые сохраняются с любой фасадной сеткой.

Предлагаем посмотреть, что в итоге получилось у архитекторов: два настроения, два способа бытия, из которых заказчику пришлось выбирать «не как между яблоком и грушей, а как между двумя вариантами себя».
 
Тихая гавань
Егор Обвинцев
zooming
Егор Обвинцев
ОСА
Четыре урбан-виллы высотой по 4-6 этажей образуют «тихую гавань»: дома как скалы прикрывают двор от внешних волнений, здесь всегда спокойно. Уюта добавляют разнообразные пространства: скверы, сады, патио и плазы, приватные палисадники и открытые террасы на последних этажах. Приватность сочетается с проницаемостью, что позволяет использовать основное преимущество набережной – вид на воду.
  • zooming
    1 / 7
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    2 / 7
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    3 / 7
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    4 / 7
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    5 / 7
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    6 / 7
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    7 / 7
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев

Дома самостоятельны, но их связывает стилобат и единый характер. Внутренний двор в достаточной мере обособлен, чтобы быть приватным, но не замыкается на себе, используя преимущества набережной – общие пространства, вид на воду. Архитектура лаконична, подчиняется определенной метрике, но в точках контакта с городскими пространствами нарушает свои правила, определяя уникальность этих пространств. Фасад может быть выполнен из натурального камня, композитных панелей с текстурой камня или фибробетонных плит.
  • zooming
    1 / 10
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    2 / 10
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    3 / 10
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    4 / 10
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    5 / 10
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    6 / 10
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    7 / 10
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    8 / 10
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    9 / 10
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев
  • zooming
    10 / 10
    Проект «Тихая гавань»
    Архитектурное бюро ОСА. Егор Обвинцев

Детские и спортивные площадки интегрированы в общую концепцию благоустройства набережной. На первую линию выходят рестораны, помимо привычного ритейла есть встройки для жителей: библиотеки, десткие комнаты, месте для работы и деловых встреч.

Бронзовый сад
Владислав Сарапулов
zooming
Владислав Сарапулов
ОСА

Если первый вариант отражает пространственно-сценарное решение, то второй в большей степени откликается на культурный контекст. Этот комплекс напоминает жеоду драгоценного камня: спокойствие и уверенность снаружи, тайна и интрига внутри. Чистая брутальная форма внешнего периметра контрастирует с ярким фасадом и россыпью укромных уголков внутреннего пространства. Анфилада двориков напоминает убранство драгоценной шкатулки, компактность которой компенсируют развитые общественные пространства снаружи.
  • zooming
    1 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
  • zooming
    2 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
  • zooming
    3 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
  • zooming
    4 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
  • zooming
    5 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
  • zooming
    6 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
  • zooming
    7 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов

В этом варианте со стороны улицы благоустроена довольно широкая полоса, поэтому урбан-виллы становятся еще более обособленными от суеты улиц и сосредоточенными на главной ценности места – водной глади.

Материалы следует использовать глубоких тонов: внешний фасад может быть выполнен из черных матовых композитных панелей или фиброцементных плит, внутренний – из бронзовых панелей или композитных панелей с фактурой металла.
  • zooming
    1 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
  • zooming
    2 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
  • zooming
    3 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
  • zooming
    4 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
  • zooming
    5 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
  • zooming
    6 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
  • zooming
    7 / 7
    Проект «Бронзовый сад»
    Архитектурное бюро ОСА. Владислав Сарапулов
***

Несмотря на то, что урбан-виллы в итоге строить не будут, опыт бюро ОСА следует признать эффективным. Молодые архитекторы полны энтузиазма, который передается даже через экран веб-камеры, хотят делать мир лучше и верят в свои силы. Заказчик тоже доволен – теперь он лучше понимает, какими хочет видеть свои объекты. О степени доверия и успешности выстроенного диалога говорит тот факт, что заказчик поручил молодым архитекторам проект своего офиса – а ведь это почти дом. Эмоциональный подход, который по инерции часто воспринимается как несколько наивный или идеалистический, рождает искренность и свежесть, а также работает экономически – спасибо за доказательство.
Архитектор:
Егор Обвинцев
Владислав Сарапулов

21 Ноября 2019

Алёна Кузнецова

Автор текста:

Алёна Кузнецова
Похожие статьи
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Укорененный музей
В Гонконге открылся музей M+ по проекту архитекторов Herzog & de Meuron – флагманский проект нового Культурного района Западного Коулуна.
Небоскреб на биомассе
В ходе Конференции ООН по изменению климата в Глазго архитекторы SOM представили проект Urban Sequoia – небоскреба, поглощающего CO2 из атмосферы.
За кулисами музейной жизни
Открывшееся в Роттердаме фондохранилище Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV полностью доступно посетителям – первое и пока единственное в мире. Это поможет сохранить музей для публики во время длительной реконструкции его основного здания.
Тонкая материя
Дом Медный 3.14 составлен из двух фактур, каждая из которых по-своему похожа на драгоценную ткань, и из трех корпусов, каждый из которых смотрит на одну из сторон света. Архитектура дома впитывает нюансы контекста, суммирует их и превращает в цельное ритмичное построение. Рассматриваем новый, только что завершенный дом Сергея Скуратова на Донской улице.
«Восьмерка» над метро
Штаб-квартира компании Infinitus по проекту Zaha Hadid Architects талией своего объема-«восьмерки» перекинута через тоннель метро в Гуанчжоу.
Супер-пергола
Новый бизнес-центр на Пресне, в 1-м Земельном переулке, совмещает технологичность и эко-ориентированность. Его обтекаемые формы и белая диагональная решетка фасадов сочетаются с новой версией вертикального озеленения: отстоящей от фасада зеленью дикого винограда, которая не спорит с решеткой-«перголой», но лишь оттеняет ее.
Тает кубик льда
Офисное здание в центре Фукуоки по проекту OMA должно вписаться в городскую среду с помощью пиксельных «тающих» углов.
Легкость бытия
Цветет сакура, у костра завязалась беседа, в бассейне шумно возятся дети – это не отпускные картинки, а повседневная жизнь дворов киевского ЖК «Файна Таун». Разбираемся, из чего состоит придуманная архитекторами утопия, и каким образом ее удалось воплотить.
Чувство ритма на фасаде
Студенческое общежитие по проекту Макса Дудлера отмечает въезд в Ганновер с севера и начало нового района – преображенной промзоны.
Треугольно-складчатая структура
Проект нового терминала аэропорта имени Муравьева-Амурского в Благовещенске предлагает архитектуру, решенную посредством модульной формы, – наделенная особой символикой, она становится основой как для несущих конструкций здания, так и для пластики его фасада, и отзывается в декоративных фрагментах интерьера.
Дыхание востока
Проектируя жилой комплекс для Ташкента, GENPRO обращается к традиционной архитектуре и современным тенденциям, стремясь к эмоциональности и эффектности: решетки панжара и мишрабии соседствуют с вертикальным озеленением и параметрическим орнаментом, а тематические корпуса домов – с хлопковой аллеей и восточным базаром.
По каменной дуге
Арт-объект студий Sans façon и KHBT в шотландском городе Инвернесс позволяет жителям заново оценить знакомый ландшафт.
Красный двор
В жилом комплексе Ilot Queyries в Бордо по проекту MVRDV соединены человеческий масштаб и разнообразие традиционного города с экологичностью, высокой инсоляцией и комфортом современной застройки.
Тундра на крыше
Комплекс Living Landscape по проекту бюро Jakob+MacFarlane задуман как самое большое деревянное сооружение Исландии и «инструмент» для регенерации ее экосистем.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Технологии и материалы
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
Сейчас на главной
Игра в архетипы
Бюро ОСА предложило Нур-Султану жилой комплекс, в котором брутальные башни соседствуют с высокоплотной квартальной застройкой. Рассказываем, как концепция встраивается в череду мега-проектов новой столицы Казахстана.
Первый шаг
Бюро OMA завершило первую из четырех фаз реконструкции легендарного универмага KaDeWe в Берлине. Центром обновленного пространства стала отделанная темным деревом «воронка» атриума с веером эскалаторов.
Нечто особенное
В ожидании главных итогов Всемирного фестиваля архитектуры, рассказываем о победителях в специальных номинациях, которые демонстрируют самые разные аспекты архитектурного процесса: от инженерных решений или использования цвета до эффектной подачи.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.