Сергей Чобан: «Объекты спортивной архитектуры всегда адресны и индивидуальны»

По завершении ЧМ, главной ареной которого стала реконструированная Большая спортивная арена в Лужниках, говорим с Сергеем Чобаном об особенностях проекта реконструкции, а также об отношении архитектора к спорту и специфике спортивных объектов.

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

06 Сентября 2018
mainImg

Архитектор:

Сергей Чобан

Мастерская:

SPEECH

Проект:

Большая спортивная арена «Лужники». Реконструкция
Россия, Москва, Лужнецкая набережная, 24

Авторский коллектив:
Авторский коллектив: Сергей Чобан, Николай Гордюшин
ГАП: Алексей Шубкин

2013 – 2017

Заказчик: КП БСА Лужники
Генпроектировщик: «Мосинжпроект»
Конструктивный / инженерный разделы: ООО «Метрополис»
SPEECH работал с Большой спортивной ареной Лужников с 2013 года или подключился позже? 

C 2013 года. Компания «Мосинжпроект» проводила конкурс на выбор проектировщика, и мы в нем победили. И дальше под руководством Стройкомплекса Москвы, главного архитектора города и компании «Мосинжпроект» делали разделы «Архитектура», «Технология», «Генплан», а также вели авторский надзор за реализацией проекта реконструкции БСА. Кроме того, именно SPEECH работал над реконструкцией объектов инфраструктуры «Лужников» – в общей сложности этот проект насчитывает 16 объектов. В их число входят кассовые, входные и сервисные павильоны, контрольно-пропускные пункты, тренировочные поля со встроенными трибунами, детская спортивная зона, сервисный центр уличных видов спорта.
zooming
Большая спортивная арена «Лужники». Реконструкция
© Илья Иванов

В описании проекта сказано о сохранении пластики кровли – кровля новая?

Кровля прежняя. Она как была выполнена из поликарбоната, так и осталась такой, единственное, теперь используется поликарбонат, соответствующий новым пожарным требованиям Г-1. Но по нашему проекту был надстроен козырек, обеспечивший зрителям больший комфорт как в солнечные дни, так и в дождь.

Правильно ли я понимаю, что ради оптимизации видимости с трибун и увеличения числа мест до 81 000 вам пришлось заменить всю «начинку», кроме внешнего контура стен? С какими сложностями пришлось столкнуться в процессе и как удалось их решить?

Да, старый стадион не соответствовал требованиям FIFA. В частности, имел недостаточную вместимость, недостаточную ширину рядов, недостаточное количество санузлов и буфетов. Кроме того, слишком большое количество мест на трибунах имели ограниченный обзор, а мест для маломобильных групп населения было очень мало. Поэтому ключевой задачей реконструкции было, с одной стороны сохранение внешнего облика стадиона как иконы отечественного спорта – исторической стены и кровли стадиона, с другой стороны выполнение всех требований FIFA по площадям и вместимости. Иными словами, перед нами стояла задача вместить в существующую геометрию все необходимые новые функции. Это и было самым сложным.

Если помните, в 2013 году даже всерьез обсуждалась идея о сносе стадиона и строительстве на его месте абсолютно новой арены – огромной заслугой города Москвы и его руководства явилось то, что историческое здание было сохранено. Историческая значимость этого сооружения, этого памятника спорту перевесила все прочие аргументы. И наш проект был разработан именно с таким расчетом, чтобы доказать: выполнение всех требований FIFA возможно и в историческом контуре стадиона. При этом кроме исторических стен и кровли стадиона было демонтировано абсолютно все – изнутри это абсолютно новый стадион.

Тот факт, что трибуны приближены к полю и увеличен градус их наклона, фигурирует во всех новостях. Это действительно главное техническое новшество в осуществленном проекте? И если да, то все равно – есть ли что-то еще?

Прежде всего, уровень поля необходимо было оставить прежним из-за близости грунтовых вод. Для обеспечения необходимой вместимости в 81 000 зрителей и площадей для различных групп зрителей трибуны пришлось выдвинуть ближе к полю – это удалось сделать за счет ликвидации беговых и легкоатлетических дорожек, ранее окружающих футбольное поле по периметру. Вместо одного яруса трибун было спроектировано три яруса, причем кольцо среднего яруса отдано под места скайбоксов – сто мест с вместимостью 1950 человек, а также 300 VIP-мест. А в разрыве между нижней и средней трибуной были размещены 300 мест для маломобильных групп населения.

Основным средством перемещения зрителей внутри стадиона стали каскадные лестницы, которые от исторической стены отделены внутренней улицей, благодаря которой, кстати, сам фасад «Лужников» теперь воспринимается не только снаружи, но и изнутри. Лестницы приводят зрителей в том числе и на распределительную галерею на высоте 23 метров от земли – это пространство одновременно служит панорамной смотровой площадкой, с которой открываются прекрасные виды на центр города и квартал небоскребов «Москва-сити».
Большая спортивная арена «Лужники». Реконструкция
© Илья Иванов
Большая спортивная арена «Лужники». Реконструкция
© Илья Иванов
Большая спортивная арена «Лужники». Реконструкция
© Илья Иванов
Большая спортивная арена «Лужники». Реконструкция
© Илья Иванов

Графический дизайн фриза аттиковой части принадлежит студии Артемия Лебедева. Впервые ли вы работаете совместно и как оцениваете опыт?

Это был наш первый опыт сотрудничества, по итогам которого я предложил студию Артемия Лебедева на два других наших проекта. Иными словами, опыт совместной работы оцениваем как положительный.
Большая спортивная арена «Лужники». Реконструкция
© Илья Иванов

Фриз существовал изначально – как элемент, который облицовывает внешнее опорное кольцо кровли. Но он был выполнен из металлокассет, которые к 2014 году пришли в абсолютно негодное состояние. Эстетически фриз был очень непривлекателен. Но при этом было понятно, что он необходим. И мы довольно долго думали над образом этого элемента и его исполнением. В итоге родилась идея сделать его не сплошным, а перфорированным, причем методом перфорации нанести не просто отверстия, но изображения спортсменов, символизирующих разные виды спорта, которые имели отношение к этому стадиону, в том числе в ходе Олимпиады-80.
Большая спортивная арена «Лужники». Реконструкция
© Илья Иванов
Большая спортивная арена «Лужники». Реконструкция. Разрез по трибунам.
Большая спортивная арена «Лужники». Реконструкция
© Илья Иванов
Большая спортивная арена «Лужники». Реконструкция
© Илья Иванов
***

Вы болели когда-нибудь за какую-нибудь команду, или строительство стадионов для вас дело только архитектурного и технического мастерства?

Я очень болел за российскую команду на Чемпионате Европы 2008 года. Они стали бронзовыми призерами Чемпионата Европы. Я очень хорошо помню, как мы приехали в какой-то огромный ресторан в Берлине и болели, я сорвал себе голос буквально. Но у меня нет команд-фаворитов и фанатом в классическом понимании этого слова я не являюсь.

Хорошо известны Дворец водных видов спорта, стадион Динамо, краснодарский стадион и БСА, как в некотором роде вершина, на данный момент, списка спортивных объектов SPEECH. Могу ли я попросить вас вернуться в начало и вспомнить, с какого объекта вы начали работу с типологией спортивных сооружений?

Именно Дворец водных видов спорта в Казани и был для нас самым первым спортивным объектом.

Что бы вы назвали главной сложностью работы с большим стадионом: конструктив, требование яркой образности, организация потоков, что-то еще?

Объекты спортивной архитектуры всегда очень адресны и индивидуальны. Если вы строите офисное здание, вы знаете про него лишь то, что туда после сдачи в эксплуатацию заедет некий арендатор. Или арендаторы. А вот спортивные сооружения всегда проектируются для конкретных команд или для проведения конкретных мероприятий, причем их график, как правило, уже расписан на годы вперед. И это задает самую высокую планку требований, ставит перед архитекторами амбициозные задачи, связанные с конструктивными решениями, ориентированными не на сегодняшний, а на завтрашний день. И, конечно, в отличие от других функций, стадион – это всегда архитектура большой формы. Там, как правило, может быть меньшее количество один раз принятых решений, но эти решения должны быть очень точно реализованы в натуре, поскольку у них большая степень повторяемости.

Архитектура краснодарского стадиона, скажем так, латентно-классическая в духе 1930-х, Большая спортивная арена, построенная в 1950-е годы, тоже вполне классична, чем-то они даже перекликаются. Чего ждать дальше? Супер-современного стадиона-иконы или вы предпочли бы, в случае новых сюжетов, работать в классической парадигме Colosseum-a? 

Все зависит от контекста. Сегодня, на мой взгляд, полностью ушел подход к архитектуре как к штампу – я имею в виду ситуацию, когда архитектор делает какой-то один тип сооружений и затем старается этот тип воспроизвести в разных точках земного шара и в разных ситуациях. Такие зодчие есть, но их единицы, тогда как в массе своей современные архитекторы все же с гораздо большим вниманием относятся к тому контексту, в котором создают свои проекты. И лично я убежден в том, что если думать о следующих сооружениях, в том числе и спортивных, то их облик будет в первую очередь зависеть от того, где они будут находиться и для кого проектироваться. В любом случае это должна быть архитектура, которая продумана и качественно реализована до последней детали.
Большая спортивная арена «Лужники». Реконструкция
© Илья Иванов
Большая спортивная арена «Лужники». Реконструкция
© Илья Иванов
Большая спортивная арена «Лужники». Реконструкция
© Илья Иванов
Большая спортивная арена «Лужники». Реконструкция. Схема плана на отметке +5400, режим FIFA
Большая спортивная арена «Лужники». Реконструкция. План на отметке +16,800 м, режим FIFA
Большая спортивная арена «Лужники». Реконструкция. Разрез
© SPEECH


Архитектор:

Сергей Чобан

Мастерская:

SPEECH

Проект:

Большая спортивная арена «Лужники». Реконструкция
Россия, Москва, Лужнецкая набережная, 24

Авторский коллектив:
Авторский коллектив: Сергей Чобан, Николай Гордюшин
ГАП: Алексей Шубкин

2013 – 2017

Заказчик: КП БСА Лужники
Генпроектировщик: «Мосинжпроект»
Конструктивный / инженерный разделы: ООО «Метрополис»

06 Сентября 2018

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина

Поставщики, технологии

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

Сейчас на главной

Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: Мы учились у Пиранези и Палладио
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.
Гаражный заговор
Публикуем главу из книги «Гараж» художницы Оливии Эрлангер и архитектора Луиса Ортеги Говели о «гаражной мифологии» и происхождении этого типа постройки. Книга выпущена Strelka Press совместно с музеем современного искусства «Гараж».