Сергей Чобан: «Объекты спортивной архитектуры всегда адресны и индивидуальны»

По завершении ЧМ, главной ареной которого стала реконструированная Большая спортивная арена в Лужниках, говорим с Сергеем Чобаном об особенностях проекта реконструкции, а также об отношении архитектора к спорту и специфике спортивных объектов.

author pht

Беседовала:
Юлия Тарабарина

06 Сентября 2018
mainImg

Архитектор:

Сергей Чобан

Мастерская:

SPEECH

Проект:

Большая спортивная арена «Лужники». Реконструкция
Россия, Москва, Лужнецкая набережная, 24

Авторский коллектив:
Авторский коллектив: Сергей Чобан, Николай Гордюшин
ГАП: Алексей Шубкин

2013 – 2017

Заказчик: КП БСА Лужники
Генпроектировщик: «Мосинжпроект»
Конструктивный / инженерный разделы: ООО «Метрополис»
SPEECH работал с Большой спортивной ареной Лужников с 2013 года или подключился позже? 

C 2013 года. Компания «Мосинжпроект» проводила конкурс на выбор проектировщика, и мы в нем победили. И дальше под руководством Стройкомплекса Москвы, главного архитектора города и компании «Мосинжпроект» делали разделы «Архитектура», «Технология», «Генплан», а также вели авторский надзор за реализацией проекта реконструкции БСА. Кроме того, именно SPEECH работал над реконструкцией объектов инфраструктуры «Лужников» – в общей сложности этот проект насчитывает 16 объектов. В их число входят кассовые, входные и сервисные павильоны, контрольно-пропускные пункты, тренировочные поля со встроенными трибунами, детская спортивная зона, сервисный центр уличных видов спорта.
zooming
Большая спортивная арена «Лужники», реконструкция 2015-2018. SPEECH. Фотография © Илья Иванов

В описании проекта сказано о сохранении пластики кровли – кровля новая?

Кровля прежняя. Она как была выполнена из поликарбоната, так и осталась такой, единственное, теперь используется поликарбонат, соответствующий новым пожарным требованиям Г-1. Но по нашему проекту был надстроен козырек, обеспечивший зрителям больший комфорт как в солнечные дни, так и в дождь.

Правильно ли я понимаю, что ради оптимизации видимости с трибун и увеличения числа мест до 81 000 вам пришлось заменить всю «начинку», кроме внешнего контура стен? С какими сложностями пришлось столкнуться в процессе и как удалось их решить?

Да, старый стадион не соответствовал требованиям FIFA. В частности, имел недостаточную вместимость, недостаточную ширину рядов, недостаточное количество санузлов и буфетов. Кроме того, слишком большое количество мест на трибунах имели ограниченный обзор, а мест для маломобильных групп населения было очень мало. Поэтому ключевой задачей реконструкции было, с одной стороны сохранение внешнего облика стадиона как иконы отечественного спорта – исторической стены и кровли стадиона, с другой стороны выполнение всех требований FIFA по площадям и вместимости. Иными словами, перед нами стояла задача вместить в существующую геометрию все необходимые новые функции. Это и было самым сложным.

Если помните, в 2013 году даже всерьез обсуждалась идея о сносе стадиона и строительстве на его месте абсолютно новой арены – огромной заслугой города Москвы и его руководства явилось то, что историческое здание было сохранено. Историческая значимость этого сооружения, этого памятника спорту перевесила все прочие аргументы. И наш проект был разработан именно с таким расчетом, чтобы доказать: выполнение всех требований FIFA возможно и в историческом контуре стадиона. При этом кроме исторических стен и кровли стадиона было демонтировано абсолютно все – изнутри это абсолютно новый стадион.

Тот факт, что трибуны приближены к полю и увеличен градус их наклона, фигурирует во всех новостях. Это действительно главное техническое новшество в осуществленном проекте? И если да, то все равно – есть ли что-то еще?

Прежде всего, уровень поля необходимо было оставить прежним из-за близости грунтовых вод. Для обеспечения необходимой вместимости в 81 000 зрителей и площадей для различных групп зрителей трибуны пришлось выдвинуть ближе к полю – это удалось сделать за счет ликвидации беговых и легкоатлетических дорожек, ранее окружающих футбольное поле по периметру. Вместо одного яруса трибун было спроектировано три яруса, причем кольцо среднего яруса отдано под места скайбоксов – сто мест с вместимостью 1950 человек, а также 300 VIP-мест. А в разрыве между нижней и средней трибуной были размещены 300 мест для маломобильных групп населения.

Основным средством перемещения зрителей внутри стадиона стали каскадные лестницы, которые от исторической стены отделены внутренней улицей, благодаря которой, кстати, сам фасад «Лужников» теперь воспринимается не только снаружи, но и изнутри. Лестницы приводят зрителей в том числе и на распределительную галерею на высоте 23 метров от земли – это пространство одновременно служит панорамной смотровой площадкой, с которой открываются прекрасные виды на центр города и квартал небоскребов «Москва-сити».
Большая спортивная арена «Лужники», реконструкция 2015-2018. SPEECH. Фотография © Илья Иванов
Большая спортивная арена «Лужники», реконструкция 2015-2018. SPEECH. Фотография © Илья Иванов
Большая спортивная арена «Лужники», реконструкция 2015-2018. SPEECH. Фотография © Илья Иванов
Большая спортивная арена «Лужники», реконструкция 2015-2018. SPEECH.
Фотография © Илья Иванов

Графический дизайн фриза аттиковой части принадлежит студии Артемия Лебедева. Впервые ли вы работаете совместно и как оцениваете опыт?

Это был наш первый опыт сотрудничества, по итогам которого я предложил студию Артемия Лебедева на два других наших проекта. Иными словами, опыт совместной работы оцениваем как положительный.
Большая спортивная арена «Лужники», реконструкция 2015-2018. SPEECH. Фотография © Илья Иванов

Фриз существовал изначально – как элемент, который облицовывает внешнее опорное кольцо кровли. Но он был выполнен из металлокассет, которые к 2014 году пришли в абсолютно негодное состояние. Эстетически фриз был очень непривлекателен. Но при этом было понятно, что он необходим. И мы довольно долго думали над образом этого элемента и его исполнением. В итоге родилась идея сделать его не сплошным, а перфорированным, причем методом перфорации нанести не просто отверстия, но изображения спортсменов, символизирующих разные виды спорта, которые имели отношение к этому стадиону, в том числе в ходе Олимпиады-80.
Большая спортивная арена «Лужники», реконструкция 2015-2018. SPEECH. Фотография © Илья Иванов
Разрез по трибунам. Большая спортивная арена «Лужники», реконструкция 2015-2018 © SPEECH
Большая спортивная арена «Лужники», реконструкция 2015-2018. SPEECH. Фотография © Илья Иванов
Большая спортивная арена «Лужники», реконструкция 2015-2018. SPEECH. Фотография © Илья Иванов
***

Вы болели когда-нибудь за какую-нибудь команду, или строительство стадионов для вас дело только архитектурного и технического мастерства?

Я очень болел за российскую команду на Чемпионате Европы 2008 года. Они стали бронзовыми призерами Чемпионата Европы. Я очень хорошо помню, как мы приехали в какой-то огромный ресторан в Берлине и болели, я сорвал себе голос буквально. Но у меня нет команд-фаворитов и фанатом в классическом понимании этого слова я не являюсь.

Хорошо известны Дворец водных видов спорта, стадион Динамо, краснодарский стадион и БСА, как в некотором роде вершина, на данный момент, списка спортивных объектов SPEECH. Могу ли я попросить вас вернуться в начало и вспомнить, с какого объекта вы начали работу с типологией спортивных сооружений?

Именно Дворец водных видов спорта в Казани и был для нас самым первым спортивным объектом.

Что бы вы назвали главной сложностью работы с большим стадионом: конструктив, требование яркой образности, организация потоков, что-то еще?

Объекты спортивной архитектуры всегда очень адресны и индивидуальны. Если вы строите офисное здание, вы знаете про него лишь то, что туда после сдачи в эксплуатацию заедет некий арендатор. Или арендаторы. А вот спортивные сооружения всегда проектируются для конкретных команд или для проведения конкретных мероприятий, причем их график, как правило, уже расписан на годы вперед. И это задает самую высокую планку требований, ставит перед архитекторами амбициозные задачи, связанные с конструктивными решениями, ориентированными не на сегодняшний, а на завтрашний день. И, конечно, в отличие от других функций, стадион – это всегда архитектура большой формы. Там, как правило, может быть меньшее количество один раз принятых решений, но эти решения должны быть очень точно реализованы в натуре, поскольку у них большая степень повторяемости.

Архитектура краснодарского стадиона, скажем так, латентно-классическая в духе 1930-х, Большая спортивная арена, построенная в 1950-е годы, тоже вполне классична, чем-то они даже перекликаются. Чего ждать дальше? Супер-современного стадиона-иконы или вы предпочли бы, в случае новых сюжетов, работать в классической парадигме Colosseum-a? 

Все зависит от контекста. Сегодня, на мой взгляд, полностью ушел подход к архитектуре как к штампу – я имею в виду ситуацию, когда архитектор делает какой-то один тип сооружений и затем старается этот тип воспроизвести в разных точках земного шара и в разных ситуациях. Такие зодчие есть, но их единицы, тогда как в массе своей современные архитекторы все же с гораздо большим вниманием относятся к тому контексту, в котором создают свои проекты. И лично я убежден в том, что если думать о следующих сооружениях, в том числе и спортивных, то их облик будет в первую очередь зависеть от того, где они будут находиться и для кого проектироваться. В любом случае это должна быть архитектура, которая продумана и качественно реализована до последней детали.
Большая спортивная арена «Лужники», реконструкция 2015-2018. SPEECH. Фотография © Илья Иванов
Большая спортивная арена «Лужники», реконструкция 2015-2018. SPEECH. Фотография © Илья Иванов
Большая спортивная арена «Лужники», реконструкция 2015-2018. SPEECH. Фотография © Илья Иванов
Схема плана на отметке +5400, режим FIFA. Большая спортивная арена «Лужники», реконструкция 2015-2017 © SPEECH
План на отметке +16,800 м, режим FIFA. Большая спортивная арена «Лужники», реконструкция 2015-2018 © SPEECH
Разрез. Большая спортивная арена «Лужники», реконструкция 2015-2018 © SPEECH


Архитектор:

Сергей Чобан

Мастерская:

SPEECH

Проект:

Большая спортивная арена «Лужники». Реконструкция
Россия, Москва, Лужнецкая набережная, 24

Авторский коллектив:
Авторский коллектив: Сергей Чобан, Николай Гордюшин
ГАП: Алексей Шубкин

2013 – 2017

Заказчик: КП БСА Лужники
Генпроектировщик: «Мосинжпроект»
Конструктивный / инженерный разделы: ООО «Метрополис»

06 Сентября 2018

author pht

Беседовала:

Юлия Тарабарина

Поставщики, технологии

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.

Сейчас на главной

Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.