Зодчество опять в Гостином

Открылась экспозиция юбилейного 25 фестиваля «Зодчество».

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Юбилей стал важной интригой – именно из-за него фестиваль, в прошлом году перемещенный кураторами Андреем и Никитой Асадовыми в реконструированное еще не вполне, и оттого пыльное, но романтичное пространство Трехгорной мануфактуры, вновь переехал в Гостиный двор – не такой пафосный, конечно, как Манеж, но не намного скромнее. Впрочем, в нем «Зодчество» уже проводили, место привычное.
«Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

На сей раз братья Асадовы разгородили пространство под известной стеклянной кровлей мэра Юрия Лужкова, превратив его в подобие коробки-лабиринта. Ведь как известно, главная проблема экспозиции фестиваля – обилие разнонаправленных, иногда просто-таки с трудом уживающихся рядом стендов: некоммерческих проектов, выставки претендентов на «Хрустального Дедала», стендов областей и производителей. Все это представляет собой довольно гремучую смесь, и кураторы, по их собственному признанию, в этом году организовали выставку кругами. Снаружи, вне стен – некоммерческие проекты, им досталось больше простора; внутри стен образовалось два внушительных коридора – здесь в основном планшеты, как основного смотра-конкурса, так и соседних, студенческих, или к примеру один длинный прогон занимает впервые появившаяся на «Зодчестве» выставка интерьеров. Глубже, внутри, нашлось место для областей РФ и производителей материалов; они к тому же образуют некую ось, начинаясь от входа традиционно главными Москвой, Подмосковьем и Петербургом, и заканчиваясь ближе к амфитеатру пестрой эллиптической выгородкой Татарстана; критик Мария Фадеева отозвалась о нем как о самом креативном на фестивале… Стенд, действительно, нетипичен для республиканской или областной выставки: ни обычного светящегося макета, ни даже стола с консультантом. Внутри овала можно спокойно гулять, рассматривая небольшие, впрочем, фотографии.
Экспозиция Татарстана. «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Справа от основной «коробки» входящего встречает экспозиция проекта Архи.ру «Эталон качества»; куратор – Елена Петухова, при поддержке СМА. На мой взгляд, выставка получилась. Не только потому, что единственная из всех прямо и довольно-таки дотошно раскрывает тему фестиваля – в разных формах, вербальной и пластической, размышляя над проблемами качества в архитектуре – вещью неуловимой, трудно- или вообще неопределимой. Но такой актуальной, что все архитекторы постоянно говорят о качестве: начиная от понятного строительного – здесь все начинают тихо, и иногда громко стонать и вскоре заключают, что тут и говорить-то не о чем, оно либо есть, либо, и жалко, что чаще нет. И заканчивая едва уловимым качеством идей, концепций, замысла.
Экспозиция проекта «Эталон качества», куратор Елена Петухова, Архи.ру. «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Звуковая инсталляция бюро ТОТЕМЕНТ /PAPER. «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Выставка пространственно активна, помимо интервью она состоит из очень разнообразных, подчас – крупных и эффектных объектов пятнадцати архитекторов. Мои фавориты, пожалуй – звуковая инсталляция Левона Айрапетова и Валерии Преображенской, постулирующая неопределимость категории качества, крылатый сарай Натальи Воиновой и Ильи Мукосея, также и пресказуемый, но идеальный мраморный шар, подаренный Андреем Савиным Владимиру Плоткину. Надо думать, он еще и обозначает некий акт (символической?) передачи стереометрического идеала от одного архитектора другому. С этой «точки» начинается экспозиция. Впрочем, интересны все объекты, достаточно разнообразные по составу: два кирпича, старый и новый, от АБ Асадова, контуры проволочной непредсказуемой формы бюро Веры Бутко и Антона Надточия, рисунок Лебеуса Вудса из коллекции Сергея Чобана… Выставку замыкает красный куб с миниатюрным светящимся макетом бассейна в Лужниках UNK Project. Мы планируем подробнее рассказать обо всех экспонатах.
Звуковая инсталляция бюро ТОТЕМЕНТ /PAPER. «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
"Крылатый сарай Натальи Воиновой и Ильи Мукосея. «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Объект бюро «Атриум». «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Объект Владимира Плоткина, ТПО «Резерв». «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Рядом разместилась выставка проекта «Идеальный город», интенсивно развивающегося исследования довольно-таки абстрактной, хотя светлой и многообещающей темы. Проект «Приметы городов», без устали собирающий успешные девелоперские практики по всей стране, показывает 62 номинанта, вошедших в шорт-лист (победителей объявят уже после «Зодчества» в конце октября), рядом проект «Открытого города» «Точка роста» показывает на треугольных стендах разномастный набор перспективных, в той или иной мере образовательных, практик. К примеру детский архитектурный клуб «Кони на балконе» – их инсталляция из картонных коробок помогла посвященной небоскребам экспозиции журнала «Проект Россия» осмыслить выставочное пространство и – пространство города между высотными башнями. Рядом, то есть с противоположной стороны большой коробки «Зодчества», расположилась еще одна выставка про небоскребы – Ильи Заливухина; в ней есть маленький эскиз небоскреба для Москвы от самого Уильяма Олсопа. Это все – если обходить вокруг.
Проект «Точка роста». Организаторы: «Открытый город», Москомархитектуры, CityMakers. «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Экспозиция «Небоскребы», куратор Юлия Шишалова и «Проект Россия». «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Инсталляция детской студии «Кони на балконе» при экспозиции «Небоскребы». «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выставка исследовательского проекта «Идеальный город». «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Если же идти по прямой внутрь, то справа нас встретит экспозиция Москомархитектуры – легкая, решенная – идею подсказал Анатолий Белов – в виде «криминального расследования»: на пробковые стенды, как в кино, наколото множество записок и фотографий, соединенных характерными цветными нитями. Исследуют пять знаковых московских проектов: ЗИЛ, Лужники, Зарядье, Триумфальную площадь, и – объект-не-объект, скорее сюжет – обновление домостроительных комбинатов. Каждую тему иллюстрирует артефакт: Триумфальную – дерево с красными ягодами, ЗИЛ – глазурованные кирпичи ЛСР.
Стенд Москомархитектуры. «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Выставка Московской области напротив – серия арочных «акведуков» с ярко-желтыми откосами, демонстрирует группы достижений в части благоустройства и строительства социальных объектов.
Стенд Подмосковья. «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Петербург выгородил внутри конструкции подобный ей серо-черный лабиринт, поменьше. Здесь представлено несколько недавних проектов, в частности конкурс-исследование «серого пояса», но лидирует, определенно, проект «Глоракс Голден Сити» консорциума KCAP Holding B.V. & Orange Architects и бюро «А.Лен» Сергея Орешкина.
Голден-Сити, макет, выставка Петербурга. «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Впрочем, кураторам удалось устроить все так, что в объеме выставки лидируют все же планшеты. К их обилию и плотности представленной информации надо привыкнуть – но ведь посетители «Зодчества» давно знают, что не особенно-то их будут здесь развлекать. Сейчас дополнительных серий планшетов очень много, сложновато даже вычленить состав смотра-конкурса. Подсказываю: проекты, не попавшие в претенденты на главные лауреаты, разместились на внутренней части внешней стены справа. Здесь особенно хорош учебный проект группы МАРХИ Андрея Некрасова, посвященный реконструкции калининградского района Альтштадт в рамках победившей в конкурсе концепции Никиты Явейна. И концепция была красива, и студенческие предложения, в основном по части встраивания стеклянных фахверков между шипцами бюргерских фасадов – очаровательны, к тому же подкреплены большим макетом.
Макет студии Андрея Некрасова. «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Попытка оценивать срез российской архитектуры по составу смотра-конкурса заведомо провальна; участвуют не все и, как всегда, не так много москвичей. Сергей Скуратов и Сергей Орешкин участвуют в экспозиции фестиваля стендами бюро, но не подали проектов на конкурс. Но в конкурсе участвуют обладатель «золота» прошлого года Эрик Валеев – с проектом селекционно-генетического центра в городе Орел. Олег Романов – в проектом реконструкции кронштадтского форта. Или, скажем, среди лауреатов значатся Рустам Керимов с проектом крупной виллы, Артем Нагавицын с конкурсным проектом павильона Росатома, уже довольно давним.

Никита Явейн, в прошлом году получивший на «Зодчестве» золотой диплом за томский Музей науки и техники, сейчас в числе названных лауреатов с двумя проектами: ЖК на улице Типанова и микрорайоном в Царском селе / Пушкине, и одной реализацией – учебным корпусом Высшей школы менеджмента СПбГУ в здании «Михайловской дачи». Планшеты построек, претендующих на Дедал, размешены на внутренней поверхности дальней торцевой стены – нужно пройти до конца, чтобы встретиться с ними. Здесь, помимо Школы менеджмента, московский Wine house Владимира Плоткина и Сергея Чобана. Две реализации, отмеченные весной на «Золотом сечении»: комплекс апартаментов Re-Form на улице Хромова проектного бюро БАДР5 и группа станций метро Люблинской линии от Бутырской до Петровско-Разумовской Николая Шумакова. Вспоминаю, что Николай Шумаков весной стал президентом не только СМА, но и САР, то есть сейчас он глава организации, устраивающей фестиваль.
Вид на Жилой комплекс со стороны ул. Типанова.
© Студия 44
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко

Помимо названных за обладание Дедалом борются нижкоэтажный ЖК «Андерсен» Владимира Биндемана, гольф-клуб бюро АрхГрупп, ЖК «Тихая роща» в Уфе, три реставрации, три благоустройства, включая «Бульвар «Белых ночей» Олега Манова. И кроме того – сразу три постройки бюро Ингмара Витвицкого: синий спорткомплекс на Бычьем острове в Петербурге, красный спорткомплекс в Улан-Удэ и совершенно иной, орнаментально-сосновый дом для семьи из пяти человек в Финляндии. Еще несколько – около 4–5, проектов Витвицкого, выставлены среди участников смотра-конкурса, не попавших в число лауреатов, кажется, это бюро представлено объемнее других.
Жилой комплекс «Андерсен». Постройка, 2016. Фотография © Денис Есаков

Словом, фестиваль похож на себя, он не может быть не похож, 25 лет все-таки, серебряная свадьба. Здесь как всегда встречаются проекты и удивительно декорированные, и удивительно сказочные. Но в этом году, кажется, ощутимо меньше церквей (все уже построили?) и как будто чуть больше благоустройства, хотя все самые звучные проекты этой сферы, к примеру, работы КБ «Стрелка», существуют в параллельном пространстве и не выставляются. Напротив, несмотря на то, что некий круг известных московских архитекторов в конкурсе «Зодчества» как правило не участвует, на фестивале теперь с регулярностью присутствует бюро SPEECH и целый ряд относительно-молодых и уже довольно известных архитекторов. На фестивале множество конференц-площадок, где обсуждают, надо думать, почти все актуальные проблемы современной российской архитектуры; сейчас вот – реновацию, потом – Зарядье. Перед амфитеатром установлены скамейки с встроенной зарядкой для телефонов. Все развивается. Победителей смотра-конкурса Союза архитекторов и обладателей «Хрустального Дедала» и «Татлина» объявят в субботу, 7 октября, в период с 15:00 до 18:00, на главной сцене.
 

06 Октября 2017

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Пресса: Профессиональная герметичность: ее причины и пути...
В этом году так случилось, что в графике командировок "Парадного квартала" два топовых профессиональных мероприятия (Forum Russia 100+ и Зодчество`17) практически совпали во времени. И вот, прилетая из Екатеринбурга в Москву на заключительный день Зодчества, попадаем на удивительно интересную дискуссию архитекторов, оперирующих удивительными словами: сервильность, герметичность. Разговор получился откровенным, эмоции сильными, мысли альтернативными... Для наших читателей мы решили подать этот материал в виде своеобразного "цитатника". Вся дискуссия была безумно интересной, но мы постарались выбрать то, что нам показалось самым-самым.
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Илья Заливухин: «Необходимо увеличение плотности...
Куратор проекта «Москва Высотная» Илья Заливухин рассказал о проблемах растущего населения российской столицы, перспективах развития Москвы вверх и проектах прошлого, которые могут стать нашим будущим. Все это можно будет увидеть в начале октября на фестивале «Зодчество».
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Наталия Воинова, Илья Мукосей: «Скрижалей нет и быть...
В своем интервью для проекта «Эталон качества» Наталия Воинова и Илья Мукосей категорически протестуют против использования понятия «эталон» в сфере архитектуры, считая, что жесткие критерии оценки бесполезны.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Сергей Чобан: «Качество зависит от каждодневного...
Разговор о качестве в архитектуре продолжает интервью Сергея Чобана, который на собственном опыте доказал, что качественная архитектура и строительство – вопрос не географии или ментальности, а профессионализма и настойчивости архитектора.
Антон Надточий: «Архитектор ищет форму для хаоса»
Архитектура бюро ATRIUM обладает пластичной формой, формирует сложное пространство, создает иллюзию движения – в этой игре форм и пространств заложены смыслы, эмоции и функции, определяющие качество их архитектуры.
Юлий Борисов: «Наша главная проблема – время»
Для Юлия Борисова нет секрета в том, что такое качество. Об этом все сказано у Витрувия и в стандарте ИСО 8402-86. Но как сделать качественную архитектуру, а значит архитектуру, приносящую добро людям, – вот это вопрос, решением которого и занимается бюро UNK project.
DNK ag: «Параметров оценки очень много»
Разговор с Даниилом Лоренцем, Натальей Сидоровой и Константином Ходневым: о комплексности, уместности, поиске баланса и совместной работе, – продолжает цикл интервью проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Технологии и материалы
Светлые грани у подножия Монблана
Бюджетный, влагостойкий и удобный облицовочный материал – цементные плиты КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® – стал основой для создания узнаваемого образа центра водных видов спорта в курортном альпийском Салланше.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Сейчас на главной
Древность, дроны и кортен
Руины средневекового замка Гельфштын на востоке Чехии благодаря реконструкции по проекту бюро atelier-r не только избежали обрушения, но и стали доступней туристам.
Умерла Ольга Севан
Реставратор, исследователь и защитник деревянной архитектуры и исторической среды русского Севера, малых городов и сел.
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.