Зодчество опять в Гостином

Открылась экспозиция юбилейного 25 фестиваля «Зодчество».

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Юбилей стал важной интригой – именно из-за него фестиваль, в прошлом году перемещенный кураторами Андреем и Никитой Асадовыми в реконструированное еще не вполне, и оттого пыльное, но романтичное пространство Трехгорной мануфактуры, вновь переехал в Гостиный двор – не такой пафосный, конечно, как Манеж, но не намного скромнее. Впрочем, в нем «Зодчество» уже проводили, место привычное.
«Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
«Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

На сей раз братья Асадовы разгородили пространство под известной стеклянной кровлей мэра Юрия Лужкова, превратив его в подобие коробки-лабиринта. Ведь как известно, главная проблема экспозиции фестиваля – обилие разнонаправленных, иногда просто-таки с трудом уживающихся рядом стендов: некоммерческих проектов, выставки претендентов на «Хрустального Дедала», стендов областей и производителей. Все это представляет собой довольно гремучую смесь, и кураторы, по их собственному признанию, в этом году организовали выставку кругами. Снаружи, вне стен – некоммерческие проекты, им досталось больше простора; внутри стен образовалось два внушительных коридора – здесь в основном планшеты, как основного смотра-конкурса, так и соседних, студенческих, или к примеру один длинный прогон занимает впервые появившаяся на «Зодчестве» выставка интерьеров. Глубже, внутри, нашлось место для областей РФ и производителей материалов; они к тому же образуют некую ось, начинаясь от входа традиционно главными Москвой, Подмосковьем и Петербургом, и заканчиваясь ближе к амфитеатру пестрой эллиптической выгородкой Татарстана; критик Мария Фадеева отозвалась о нем как о самом креативном на фестивале… Стенд, действительно, нетипичен для республиканской или областной выставки: ни обычного светящегося макета, ни даже стола с консультантом. Внутри овала можно спокойно гулять, рассматривая небольшие, впрочем, фотографии.
Экспозиция Татарстана. «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Справа от основной «коробки» входящего встречает экспозиция проекта Архи.ру «Эталон качества»; куратор – Елена Петухова, при поддержке СМА. На мой взгляд, выставка получилась. Не только потому, что единственная из всех прямо и довольно-таки дотошно раскрывает тему фестиваля – в разных формах, вербальной и пластической, размышляя над проблемами качества в архитектуре – вещью неуловимой, трудно- или вообще неопределимой. Но такой актуальной, что все архитекторы постоянно говорят о качестве: начиная от понятного строительного – здесь все начинают тихо, и иногда громко стонать и вскоре заключают, что тут и говорить-то не о чем, оно либо есть, либо, и жалко, что чаще нет. И заканчивая едва уловимым качеством идей, концепций, замысла.
Экспозиция проекта «Эталон качества», куратор Елена Петухова, Архи.ру. «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Звуковая инсталляция бюро ТОТЕМЕНТ /PAPER. «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Выставка пространственно активна, помимо интервью она состоит из очень разнообразных, подчас – крупных и эффектных объектов пятнадцати архитекторов. Мои фавориты, пожалуй – звуковая инсталляция Левона Айрапетова и Валерии Преображенской, постулирующая неопределимость категории качества, крылатый сарай Натальи Воиновой и Ильи Мукосея, также и пресказуемый, но идеальный мраморный шар, подаренный Андреем Савиным Владимиру Плоткину. Надо думать, он еще и обозначает некий акт (символической?) передачи стереометрического идеала от одного архитектора другому. С этой «точки» начинается экспозиция. Впрочем, интересны все объекты, достаточно разнообразные по составу: два кирпича, старый и новый, от АБ Асадова, контуры проволочной непредсказуемой формы бюро Веры Бутко и Антона Надточия, рисунок Лебеуса Вудса из коллекции Сергея Чобана… Выставку замыкает красный куб с миниатюрным светящимся макетом бассейна в Лужниках UNK Project. Мы планируем подробнее рассказать обо всех экспонатах.
Звуковая инсталляция бюро ТОТЕМЕНТ /PAPER. «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
"Крылатый сарай Натальи Воиновой и Ильи Мукосея. «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Объект бюро «Атриум». «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Объект Владимира Плоткина, ТПО «Резерв». «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Рядом разместилась выставка проекта «Идеальный город», интенсивно развивающегося исследования довольно-таки абстрактной, хотя светлой и многообещающей темы. Проект «Приметы городов», без устали собирающий успешные девелоперские практики по всей стране, показывает 62 номинанта, вошедших в шорт-лист (победителей объявят уже после «Зодчества» в конце октября), рядом проект «Открытого города» «Точка роста» показывает на треугольных стендах разномастный набор перспективных, в той или иной мере образовательных, практик. К примеру детский архитектурный клуб «Кони на балконе» – их инсталляция из картонных коробок помогла посвященной небоскребам экспозиции журнала «Проект Россия» осмыслить выставочное пространство и – пространство города между высотными башнями. Рядом, то есть с противоположной стороны большой коробки «Зодчества», расположилась еще одна выставка про небоскребы – Ильи Заливухина; в ней есть маленький эскиз небоскреба для Москвы от самого Уильяма Олсопа. Это все – если обходить вокруг.
Проект «Точка роста». Организаторы: «Открытый город», Москомархитектуры, CityMakers. «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Экспозиция «Небоскребы», куратор Юлия Шишалова и «Проект Россия». «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Инсталляция детской студии «Кони на балконе» при экспозиции «Небоскребы». «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Выставка исследовательского проекта «Идеальный город». «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Если же идти по прямой внутрь, то справа нас встретит экспозиция Москомархитектуры – легкая, решенная – идею подсказал Анатолий Белов – в виде «криминального расследования»: на пробковые стенды, как в кино, наколото множество записок и фотографий, соединенных характерными цветными нитями. Исследуют пять знаковых московских проектов: ЗИЛ, Лужники, Зарядье, Триумфальную площадь, и – объект-не-объект, скорее сюжет – обновление домостроительных комбинатов. Каждую тему иллюстрирует артефакт: Триумфальную – дерево с красными ягодами, ЗИЛ – глазурованные кирпичи ЛСР.
Стенд Москомархитектуры. «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Выставка Московской области напротив – серия арочных «акведуков» с ярко-желтыми откосами, демонстрирует группы достижений в части благоустройства и строительства социальных объектов.
Стенд Подмосковья. «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Петербург выгородил внутри конструкции подобный ей серо-черный лабиринт, поменьше. Здесь представлено несколько недавних проектов, в частности конкурс-исследование «серого пояса», но лидирует, определенно, проект «Глоракс Голден Сити» консорциума KCAP Holding B.V. & Orange Architects и бюро «А.Лен» Сергея Орешкина.
Голден-Сити, макет, выставка Петербурга. «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Впрочем, кураторам удалось устроить все так, что в объеме выставки лидируют все же планшеты. К их обилию и плотности представленной информации надо привыкнуть – но ведь посетители «Зодчества» давно знают, что не особенно-то их будут здесь развлекать. Сейчас дополнительных серий планшетов очень много, сложновато даже вычленить состав смотра-конкурса. Подсказываю: проекты, не попавшие в претенденты на главные лауреаты, разместились на внутренней части внешней стены справа. Здесь особенно хорош учебный проект группы МАРХИ Андрея Некрасова, посвященный реконструкции калининградского района Альтштадт в рамках победившей в конкурсе концепции Никиты Явейна. И концепция была красива, и студенческие предложения, в основном по части встраивания стеклянных фахверков между шипцами бюргерских фасадов – очаровательны, к тому же подкреплены большим макетом.
Макет студии Андрея Некрасова. «Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Попытка оценивать срез российской архитектуры по составу смотра-конкурса заведомо провальна; участвуют не все и, как всегда, не так много москвичей. Сергей Скуратов и Сергей Орешкин участвуют в экспозиции фестиваля стендами бюро, но не подали проектов на конкурс. Но в конкурсе участвуют обладатель «золота» прошлого года Эрик Валеев – с проектом селекционно-генетического центра в городе Орел. Олег Романов – в проектом реконструкции кронштадтского форта. Или, скажем, среди лауреатов значатся Рустам Керимов с проектом крупной виллы, Артем Нагавицын с конкурсным проектом павильона Росатома, уже довольно давним.

Никита Явейн, в прошлом году получивший на «Зодчестве» золотой диплом за томский Музей науки и техники, сейчас в числе названных лауреатов с двумя проектами: ЖК на улице Типанова и микрорайоном в Царском селе / Пушкине, и одной реализацией – учебным корпусом Высшей школы менеджмента СПбГУ в здании «Михайловской дачи». Планшеты построек, претендующих на Дедал, размешены на внутренней поверхности дальней торцевой стены – нужно пройти до конца, чтобы встретиться с ними. Здесь, помимо Школы менеджмента, московский Wine house Владимира Плоткина и Сергея Чобана. Две реализации, отмеченные весной на «Золотом сечении»: комплекс апартаментов Re-Form на улице Хромова проектного бюро БАДР5 и группа станций метро Люблинской линии от Бутырской до Петровско-Разумовской Николая Шумакова. Вспоминаю, что Николай Шумаков весной стал президентом не только СМА, но и САР, то есть сейчас он глава организации, устраивающей фестиваль.
Вид на Жилой комплекс со стороны ул. Типанова.
© Студия 44
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Жилой комплекс Wine House
© Дмитрий Чебаненко

Помимо названных за обладание Дедалом борются нижкоэтажный ЖК «Андерсен» Владимира Биндемана, гольф-клуб бюро АрхГрупп, ЖК «Тихая роща» в Уфе, три реставрации, три благоустройства, включая «Бульвар «Белых ночей» Олега Манова. И кроме того – сразу три постройки бюро Ингмара Витвицкого: синий спорткомплекс на Бычьем острове в Петербурге, красный спорткомплекс в Улан-Удэ и совершенно иной, орнаментально-сосновый дом для семьи из пяти человек в Финляндии. Еще несколько – около 4–5, проектов Витвицкого, выставлены среди участников смотра-конкурса, не попавших в число лауреатов, кажется, это бюро представлено объемнее других.
Жилой комплекс «Андерсен». Постройка, 2016. Фотография © Денис Есаков

Словом, фестиваль похож на себя, он не может быть не похож, 25 лет все-таки, серебряная свадьба. Здесь как всегда встречаются проекты и удивительно декорированные, и удивительно сказочные. Но в этом году, кажется, ощутимо меньше церквей (все уже построили?) и как будто чуть больше благоустройства, хотя все самые звучные проекты этой сферы, к примеру, работы КБ «Стрелка», существуют в параллельном пространстве и не выставляются. Напротив, несмотря на то, что некий круг известных московских архитекторов в конкурсе «Зодчества» как правило не участвует, на фестивале теперь с регулярностью присутствует бюро SPEECH и целый ряд относительно-молодых и уже довольно известных архитекторов. На фестивале множество конференц-площадок, где обсуждают, надо думать, почти все актуальные проблемы современной российской архитектуры; сейчас вот – реновацию, потом – Зарядье. Перед амфитеатром установлены скамейки с встроенной зарядкой для телефонов. Все развивается. Победителей смотра-конкурса Союза архитекторов и обладателей «Хрустального Дедала» и «Татлина» объявят в субботу, 7 октября, в период с 15:00 до 18:00, на главной сцене.
 

06 Октября 2017

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Пресса: Профессиональная герметичность: ее причины и пути...
В этом году так случилось, что в графике командировок "Парадного квартала" два топовых профессиональных мероприятия (Forum Russia 100+ и Зодчество`17) практически совпали во времени. И вот, прилетая из Екатеринбурга в Москву на заключительный день Зодчества, попадаем на удивительно интересную дискуссию архитекторов, оперирующих удивительными словами: сервильность, герметичность. Разговор получился откровенным, эмоции сильными, мысли альтернативными... Для наших читателей мы решили подать этот материал в виде своеобразного "цитатника". Вся дискуссия была безумно интересной, но мы постарались выбрать то, что нам показалось самым-самым.
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Илья Заливухин: «Необходимо увеличение плотности...
Куратор проекта «Москва Высотная» Илья Заливухин рассказал о проблемах растущего населения российской столицы, перспективах развития Москвы вверх и проектах прошлого, которые могут стать нашим будущим. Все это можно будет увидеть в начале октября на фестивале «Зодчество».
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Наталия Воинова, Илья Мукосей: «Скрижалей нет и быть...
В своем интервью для проекта «Эталон качества» Наталия Воинова и Илья Мукосей категорически протестуют против использования понятия «эталон» в сфере архитектуры, считая, что жесткие критерии оценки бесполезны.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Сергей Чобан: «Качество зависит от каждодневного...
Разговор о качестве в архитектуре продолжает интервью Сергея Чобана, который на собственном опыте доказал, что качественная архитектура и строительство – вопрос не географии или ментальности, а профессионализма и настойчивости архитектора.
Антон Надточий: «Архитектор ищет форму для хаоса»
Архитектура бюро ATRIUM обладает пластичной формой, формирует сложное пространство, создает иллюзию движения – в этой игре форм и пространств заложены смыслы, эмоции и функции, определяющие качество их архитектуры.
Юлий Борисов: «Наша главная проблема – время»
Для Юлия Борисова нет секрета в том, что такое качество. Об этом все сказано у Витрувия и в стандарте ИСО 8402-86. Но как сделать качественную архитектуру, а значит архитектуру, приносящую добро людям, – вот это вопрос, решением которого и занимается бюро UNK project.
DNK ag: «Параметров оценки очень много»
Разговор с Даниилом Лоренцем, Натальей Сидоровой и Константином Ходневым: о комплексности, уместности, поиске баланса и совместной работе, – продолжает цикл интервью проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.