Итоги 2017

Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.

mainImg
Самое сложное в подведении итогов – не перепутать масштабное с важным, и не забыть внести поправку на искажение восприятия во временной перспективе, обманчиво внушающей нам, что недавние события намного важнее тех, что уже почти стерлись из памяти из-за новых скандалов и новостей.
zooming
В Москве районы с пятиэтажной ветхой застройкой соседствуют с активно развивающимися центрами, такими как Москва-Сити. Фотография © stroi.mos.ru


Реновация
В этом году назвать событие года в Москве – просто. Им безусловно стала программа реновации жилищного фонда, разговоры о которой начались в феврале. Программа сноса ветхих «пятиэтажек» благополучно реализовывалась в Москве еще с лужсковских времен и уже почти было благополучно закончилась, как вдруг оказалось, что оставшиеся пятиэтажные микрорайоны занимают огромную площадь города, которую можно использовать более эффективно. Степень комфортности панельных, безлифтовых и зараженных тараканами домов была объявлена несоответствующей современным требованиям к качеству городской среды, и дабы окультурить в Москве не только общественные пространства, но и массовое жилье, были принято решение продолжить замену ветхого фонда на комфортные жилые комплексы, только в большем масштабе и с небывалым не только для Москвы, но и для Европы масштабом.
Пятиэтажные блочные жилые дома, слева серии II-05, 1959 г., жители проголосовали против реновации; справа серии I-510, 1961 г., жители проголосовали за реновацию. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Анонсирование старта программы реновации разделило общество и профессиональный цех на ярых противников, не менее пылких сторонников и философов-практиков, готовых принять новые правила игры, понимая их неизбежность и надеясь извлечь из них хоть какую-то пользу. Оценки варьировались от одного экстремума к другому: в начале года программу критиковали за несоблюдение конституционных прав, российского законодательства и нормативов, скоропалительность и множество других, вполне резонных вещей. Архитекторы не скрывали своего скепсиса, многие публично заявляли о своем отказе от участия в программе.
Снос пятиэтажных жилых домов в Москве. Фотография © stroi.mos.ru

В середине года, после того, как были внесены некоторые коррективы в принципы реализации программы и было проведено открытое голосование среди жителей пятиэтажек по включению или исключению их дома из программы, а также был дан старт масштабному архитектурно-градостроительному конкурсу на разработку концепций экспериментальных площадок реновации жилищного фонда в Москве, тональность обсуждения поменялась с критической на конструктивную. Те, кто собирался участвовать в конкурсе, обсуждали заложенный в программу потенциал, а те, кто не собирался, обсуждали тех, кто участвует.
Карта Москвы с указанием количества сносимых домов в различных административных округах. Схема © stroi.mos.ru

Вторая половина года подарила программе несколько драматических моментов. Первое – состав финалистов, среди которых обнаружилось несколько недавних противников программы. Второе – объявление результатов и презентация проектов победителей планировались на Культурном форуме в Петербурге, но не состоялись. Правительство Москвы предпочло вновь пойти по демократическому пути и провести публичное обсуждение проектов, а уже затем, с учетом реакции зрителей шоу (прямо «Голос» какой-то), определить лучшие концепции для каждой экспериментальной площадки. Так архитектурная жизнь обогатилась еще одним неординарным форматом взаимодействия между профессионалами и обществом, а авторы получили возможность в яркой и доходчивой форме представить свои проекты идеальных городских кварталов. Результаты конкурса и имена победителей планируется объявить не раньше начала февраля следующего года. По самым приблизительным оценкам, впереди нас ждут еще лет 15 до реализации программы.
Выставка конкурсных проектов для экспериментальных площадок реновации. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру
Презентация концепции реновации Головинского района консорциума под руководством бюро Асадова. Выступает Андрей Асадов. Фотография © Елена Петухова, Архи.ру
Концепция реновации района проспекта Вернадского © Моспроект + Гинзбург Архитектс
Презентация концепции реновации Головинского района консорциума под руководством бюро «Меганом». Выступает Юрий Григорян. Фотография © Елена Петухова, Архи.ру
***

В поисках массового идеала
Насколько важна не только для Москвы, но и для всей страны тема массовой жилой застройки – можно представить, посчитав количество различных программ. По инициативе Минстроя и переформатированного, получившего почти безграничные полномочия АИЖК в течение 2017 года было презентовано несколько национальных проектов с красноречивыми названиями «ЖКХ и городская среда», «Формирование комфортной городской среды». Ошеломляющие цифры: больше 25 миллиардов рублей, выделенные на финансирование этих проектов, приближаются к годовому бюджету небольшого государства. Остается гадать, случайно ли совпадение этих программ по времени с выборами-2018.
Презентационный имидж приоритетного проекта «Формирование комфортной городской среды». Графика © gorodsreda.ru


Планируя подыскать модели для разных типов застройки: от малоэтажной до сверхплотной, Минстрой и АИЖК объявили конкурс проектов стандартного жилья и жилой застройки.

Петербург провел собственный конкурс, поменьше, по обмену с Минском. Не исключено, что вскоре волна конкурсов на концепции массовой застройки прокатится по городам страны, тем более что в следующем году планируется утвердить разрабатываемые сейчас АИЖК и КБ «Стрелка» стандарты комплексного развития территорий.
***

Дорогу молодым
Ментальное наследие советской эпохи, требовавшее по каждому важному для страны вопросу дать дорогу молодым, заметно и сейчас. Череду конкурсов для матерых проектировщиков дополнил конкурс нового формата: биеннале молодых архитекторов, где куратор Сергей Чобан предложил участникам придумать район, в котором они хотели бы жить сами. Местами получилось довольно провокационно, местами – квартально-урбанистически, но неоднократно прозвучало намерение реализовать проекты и привлекать молодых авторов к их реализации.
Выставка конкурсных проектов Первой молодежной архитектурной биеннале в здании Технопарка Иннополса, Татарстан. Фотография © architectbiennale.ru
Лауреаты Первой молодежной архитектурной биеннале. Фотография © architectbiennale.ru
zooming
Победители Первой молодежной архитектурной биеннале: Даниил Никишин и Михаил Бейлин, бюро Citizenstudio. Фотография © architectbiennale.ru
Победитель конкурса биеннале молодых архитекторов. Проект многофункционального жилого квартала Homelands © Citizenstudio
***

Утро красит
Макет перед Медиа-центром пользовался популярностью, но лампочки не горели. Парк Зарядье. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 09.2017

Самое громкое открытие 2017 года – открытие парка «Зарядье», созданного согласно победившей конкурсной концепции консорциума Diller Scofidio + Renfro, авторов High Line Park. Девизом проекта-победителя была идея «природного урбанизма» и сейчас, когда парк построен и открыт, более или менее понятно, почему он настолько не похож на парк и почему бессмысленно его критиковать за это. Заявленный wild-урбанизм воплотился в огромном аттракционе, где футуристическая архитектура соседствует с не вполне натуральной природой.
Нижняя набережная, на которую можно попасть через реконструированный подземный переход советского времени. Парк Зарядье. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 09.2017
Подземный музей археологии Зарядья. Парк Зарядье. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 09.2017
Мост и искусственные водоемы под ним. Парк Зарядье. Фотография © Сергей Кротов
Вид на Москву-реку через безимпостное стекло моста. Парк Зарядье. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру, 09.2017

Не все были довольны – мнения о парке по-прежнему крайне разнообразны; часть проектов искажена; не все и открылось сразу. Между тем, надо думать, что эмоции улягутся, полярные оценки проекта, вероятно, нивелируются и мы научимся гулять по штрих-пунктирным гранитным дорожкам, не вытаптывая нежную растительность. Не исключено, что студенты архитектурных вузов будут изучать «Зарядье» как пример с блеском найденного выхода из безвыходной ситуации. Разве что селфи на краю «Парящего моста» вряд ли утратят актуальность.
***

На других берегах
Реализацию американского – хотя, определенно, существенно скорректированного я участием российских коллег – проекта под стенами Кремля летом 2017 довольно неожиданно дополнило известие о проекте 305-метрового небоскреба российских архитекторов «Проект Меганом» в Нью-Йорке, на Манхеттене, на Пятой авеню, 262. Из-за ограниченности пятна застройки небоскреб получился очень тонким и, чтобы не лишаться ценной полезной площади этажа, здесь принципиально изменена планировочная схема. Вместо стандартного расположения лестнично-лифтового узла в центре башни, он сдвинут к западному фасаду, тем самым освобождая большую часть этажа под квартиры.
zooming
Проект небоскрёба на Пятой авеню, 262, Нью-Йорк © Меганом
***

Красная дорожка и 101 километр
Из международных успехов нельзя не отметить очередную потрясающую инсталляцию Александра Бродского. Самый поэтичный и философский архитектор-художник России создал объект в рамках проекта «101-й километр – Далее везде», инициированного культурным центром «Пушкинский дом» в Лондоне. Небольшой павильон, созданный Александром Бродским, расположился в сквере на Bloomsbury Square. Простой параллелепипед на тонких ножках-опорах напоминает вагоны-теплушки, в которых перевозили заключенных. Внутри него развешаны листочки со стихами Мандельштама, Цветаевой, Ходасевича, Пастернака, Иосифа Бродского... Инсталляция просуществовала чуть меньше месяца.
zooming
Павильон проекта «101-й километр – Далее везде». Александр Бродский, Блумсбери-сквер, Лондон, 2017. Фотография © Юрий Пальмин
Павильон проекта «101-й километр – Далее везде». Александр Бродский, Блумсбери-сквер, Лондон, 2017. Фотография © Юрий Пальмин

Почти одновременно с лондонской инсталляцией в московской галерее «Триумф» открылась персональная выставка Александра Бродского с художественными работами и арт-объектами нескольких последних лет, главной из которых, давшей название всей выставки, стала композиция «Красная дорожка».
Выставка Александра Бродского «Красная дорожка». © Фото предоставлены галереей «Триумф».

Как всегда у Бродского, возможные ассоциации разнообразны и однозначной расшифровки не предлагается. Скорее это повод для размышлений; сам по себе уровень поэтизации – какой-запредельный, внеархитектурный и в то же время неизменно причастный, так что каждая работа Бродского пожалуй что важна и достойна упоминания среди событий года. 
***

Вагончик тронется...
Выбор куратора павильона России на биеннале архитектуры в Венеции бывает, что становится неожиданностью, а то и поводом для конспирологических поисков олигарха или могущественной структуры, жаждущих позитивной самопрезентации в Джардини.
Российский павильон в саду Джардини, Венеция. © АрхСовет Москвы

В середине ноября новый комиссар российского павильона Семен Михайловский назвал тему его экспозиции – «Станция Россия», причем тяжкий труд куратора он тоже взял на себя, хотя обычно так не делают.

Согласно официальной информации внутри павильона планируют создать образ железнодорожной станции с пятью разделами. Одним из этих разделов станет архитектурная мастерская, куда будут интегрированы проекты вокзалов, разработанные «Студией 44» архитектора Никиты Явейна и московским институтом «Метрогипротранс».
Фрагмент интерьера Центрального музея Октябрьской железной дороги. Проект «Студия 44» © Студия 44

В течение последних шести десяти лет в Венеции, за исключением разве что 2014 года, когда в российском павильоне Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» показал экспозицию «Fair Enough», отечественные экспозиции не отличаются чересчур сложносочиненными интеллектуальными, этическими или философскими концепциями. На нашей стороне обычно бывает масштаб и патетика исполнения. Видимо и в этот раз под фонарями щусевского павильона развернется театр амбиций. Одна надежда, что участие «Студии 44» и «Метрогипротранса» гарантирует качество экспонируемой архитектуры.
***

Музейные дела
После скоропалительного ухода Ирины Коробьиной с поста директора московского Музея архитектуры в конце 2016 года и объявления конкурса на замещение вакантной должности все архитектурное сообщество затаило дыхание в ожидании ответа – кто же решится подать заявку на руководство весьма и весьма непростым музеем и кого в итоге выберет Минкульт. Новым директором была назначена старший научный сотрудник Музея Елизавета Лихачева, чей медийный образ, в основном, сложился во время битвы за и против дома Мельникова. Министерство обосновало свой выбор грамотностью и реалистичностью предложенной новым директором программы развития Музея; это был один из обязательных элементов заявки на участие в конкурсе. Архитектурное сообщество такой выбор и такое объяснение категорически не устроило. В марте 2017 развернулась довольно-таки яростная информационная кампания, требующая пересмотреть это назначение. Но, как это нередко бывает, бурность реакции была прямо противоположна ее продолжительности.

Уже через месяц с небольшим ажиотаж поутих и на первый план вышли позитивные новости об долгожданном открытии после реконструкции легендарного Флигеля «Руина».
Вид на реконструированный флигель «Руина» через внутренний двор Музея архитектуры им. Щусева. © Бюро «Рождественка»
Интерьер реконструированного флигеля «Руина» Музея архитектуры им. Щусева. © Елена Петухова, Архи.ру

Проект, разработанный бюро «Рождественка» и реализованный в основном при прежнем руководстве Музея архитектуры открывали оба директора, прежний и нынешний, демонстрировавшие подчеркнутый нейтралитет. Возможный конфликт и недавнюю гневную полемику перекрыли восторги от качества и виртуозности проведенной реконструкции. «Руина» получила новые стены, окна и двери. Перепланировка позволила разместить внутри несколько залов, нормальный гардероб и необходимую инфраструктуру. А также найти место для небольшого святилища – кабинета Давида Саркисяна со столом, заставленным бесконечными артефактами. Его теперь можно рассмотреть во всех подробностях за огромным витринным стеклом.
Инсталляция «Кабинет Давида Саркисяна». Фрагмент интерьера реконструированного флигеля «Руина» Музея архитектуры им. Щусева. © Елена Петухова, Архи.ру

Архитекторам бюро «Рождественка» под руководством Наринэ Тютчевой удалось преобразить один из самых популярных среди московских архитекторов выставочный зал, сохранив его слегка маргинальный дух.

Работа «Рождественки» над комплексом музея продолжается. На очереди вестибюльная часть главного здания.
***

Конкурсные будни
Конкурсная практика в этом году не баловала архитекторов возможностями проявить себя – масштаб объектов изменился, в основном это станции метро или интерьеры.
Конкурсный дизайн-проект станции «Ржевская». Blank Architects. Изображение предоставлено Агентством стратегического развития «ЦЕНТР»

Крупные девелоперские заказы на реконструкции, жилые и деловые комплексы, если и проводятся через конкурсную процедуру, то преимущественно через закрытую систему, с участием предварительно отобранных команд.

В плане конкурсов «майку лидера» по неординарности и сложности поставленной задачи перехватил, пожалуй, Санкт-Петербург. В начале года КГА провел конкурс на разработку Концепции благоустройства территории Александровского парка. Впрочем, тоже в закрытом формате.
zooming
Визуализация концепции благоустройства территории Александровского парк Проект СПб ГАСУ. © i.novayagazeta.spb.ru

Но основное событие архитектурной жизни Петербурга и ее же конкурсной практики стартовало в мае. Питерские власти объявили о проведении архитектурно-градостроительного конкурса на разработку Концепции нового музейно-выставочного комплекса «Оборона и блокада Ленинграда» на Смольной набережной.

Сложность и значимость для каждого петербуржца темы блокады сделали процесс обсуждения представленных проектов чрезвычайно бурным. Страсти особенно разгорелись после того, как жюри отказалось называть победителя в назначенный по графику срок – 8 сентября. Вместо этого было предложено провести народное online-голосование на сайте КГА. Не обошлось без подтасовок, но в итоге определились три лидера, из которых экспертное жюри выбрало одного победителя – проект «Студии 44» под руководством Никиты Явейна. Для команды, вложившей много душевных и профессиональных сил в этот проект, победа в конкурсе значила очень многое, но вопрос их дальнейшего участия в разработке и реализации проекта будет решен в начале следующего года, когда будет выбран на основе тендера генеральный проектировщик Музея.
Музейно-выставочный комплекс «Оборона и блокада Ленинграда». Генеральный план территории. © Студия 44
Музейно-выставочный комплекс «Оборона и блокада Ленинграда». Общий вид. © Студия 44
***

Утрачивая себя
Тему сохранения памяти и ценности истории можно продолжить, но уже в трагическом ключе. Достижения года меркнут рядом с новостями об очередных актах вандализма, жертвах бесхозяйственности и бескультурья, а возможно и коррумпированности, которыми вновь, как и каждый год до этого, стали очередные памятники и исторические объекты, в которых еще сохранялось высокое понимание качества строительства и архитектуры прежних времен, которого сейчас так катастрофически не хватает, вне зависимости от того, насколько масштабную национальную программу или статусный международный проект реализуют сегодняшние застройщики и политики.

В отсутствие денег на восстановление, из-за ветхости обрушился речной вокзал в Твери. А в Нижнем Новгороде сейчас происходит уничтожение последних оставшихся конструкций бывших пакгаузов порта на Стрелке. Массовое градозащитное движение за сохранение и реконструкцию пакгаузов, признанных выявленными объектами культурного наследия, в одном из которых были обнаружены уцелевшие металлические конструкции из павильонов Всероссийской выставки 1896 года, развивалось по нарастающей в течение года и за это время было несколько моментов, когда казалось, что охранители наследия могут победить. Материалы обследования конструкций были переданы на экспертизу, но власти города, видимо спеша зачистить территорию Стрелки и развернуть благоустройство, подобающее построенному здесь стадиону ЧМ-18, начало разбор зданий, которые еще не были сломаны или сожжены.
Состояние пакгаузов на Стрелке в Нижнем Ногороде. 26 декабря 2017 г. Фотография ©Юлия Гусева, Архи.ру

Не то чтобы это было особенностью Твери или Нижнего – адресуем вас к списку утрат года, подготовленному движением «Архнадзор».
***

Образование: рост «снизу»
Кто только не ругал устаревшую систему профильного образования. Впрочем нельзя сказать, что позитивных сдвигов вовсе нет – но они в основном плоды частной инициативы архитекторов, заинтересованных в квалифицированных сотрудниках в частности и в позитивной динамике в целом.

Бюро «Меганом» запустило проект «Аудитория», где публично обсуждает темы профессии. «Яузапроект» создали онлайн-проект «Яузашкола» с курсовым обучением и программой, ориентированной на работу в городской среде с использованием новейших урбанистических методик. Kleinewelt Architekten, параллельно с преподаванием в МАРХИ и МАРШ, запустило исследовательский проект «Идеальный город», в рамках которого более десяти молодых архитекторов проходило практику в бюро и участвовало в анализе наиболее комфортных и счастливых городов мира. Wowhaus регулярно набирает интернатуру.
Презентация промежуточных результатов исследований в рамках проекта «Идеальный город» на «Зодчестве» 2017. Фотография © Kleinewelt Architekten

Не прошел незамеченным полу-юбилей архитектурной школы МАРШ, отметившей в этом году пятилетие выставкой студенческих проектов и выпуском внушительного сборника МАРШ V. Судя по количеству новых заявленных в 2018 году курсов и программ, школа не собирается останавливаться на достигнутом и намерена проверить несколько новых специализаций, в том числе: работу с историческим наследием (кураторы – бюро Kleinewelt Architekten), общественными пространствами (кураторы – бюро Wowhaus) и BIM (в партнерстве с компанией APEX).
На презентации сборника «МАРШ V» и праздновании 5-летия Школы МАРШ © МАРШ
***

Различия эталонов
Завершим обзор рассказом о фестивале «Зодчество».
«Зодчество»-2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

В этом году, несмотря на следы перенесенных в прошлом хронических заболеваний, фестиваль порадовал гостей нетривиальной темой – «Качество сейчас. Пространство и среда», непроизвольно возвращающей нас к самой первой теме нашего обзора, новой пространственной структурой, призванной решить проблему бесконечного количества планшетов с проектами, и коллекцией кураторских проектов, одним из которых стал наш проект «Эталон качества» – собрание арт-объектов с продолжением в виде серии интервью, в которых архитекторы рассуждают о понятии качества и средствах его достижения.
Экспозиция «Эталон качества» на фестивале «Зодчество-2017». Фотография © Евгения Яровая, Архи.ру

Еще одним довольно-таки неожиданным событием стало вручение приза «Хрустальный Дедал» проектному бюро «Ингмар «АСБ» за спортивно-развлекательный центр и яхт-клуб на острове Бычий в Санкт-Петербурге.
Спортивно-развлекательный центр и яхт-клуб на острове Бычий в Санкт-Петербурге. Проектировщик: «Ингмар «АСБ». Фотография предоставлена СМА

Но основная проблема «Зодчества» так и остается не решенной – как сделать профессиональную выставку интересной для широких слоев населения, не выдавая архитектуру за недвижимость?
zooming
«Реконтекст. Архитектура, устремленная в будущее». Кураторская концепция Зодчества 2018 © Поле-дизайн

Об этом будут думать новые кураторы фестиваля, выбранные на конкурсной основе, что ново. Владимир Кузьмин и Владислав Савинкин, чей проект был выбран из 26 других, предложили тему «Реконтекст. Архитектура, устремленная в будущее». Теперь на их опытные плечи легла задача продолжить эволюционное развитие «Зодчества» или рискнуть пойти по более радикальному пути.

Возможно, пример фестиваля окажется достойной моделью для подражания для Министерства культуры в его практике выбора кураторов российского павильона на Венецианской Биеннале и у нашего архитектурного цеха появится больше возможностей для презентации и обсуждения наиболее актуальных тем. 

30 Декабря 2017

ЛДМ: быть или не быть?
В преддверии петербургского Совета по сохранению наследия в редакцию Архи.ру пришла статья-апология, написанная в защиту Ленинградского дворца молодежи, которому вместо включения в Перечень выявленных памятников грозит снос. Благодарим автора Алину Заляеву и публикуем материал полностью.
Дом-диплом
Студенты-магистры Каталонского института прогрессивной архитектуры (IAAC) в качестве дипломной работы спроектировали и реализовали павильон из инженерного дерева для наблюдения за фауной в барселонском природном парке Кольсерола.
Сохранить окна ТАСС!
Проблема в том, что фасады ТАСС 1977 года могут отремонтировать, сохранив в целом рисунок, но в других материалах – так, что оно перестанет быть похожим на себя и потеряет оригинальный, то есть подлинный, облик. Собираем подписи за присвоение зданию статуса объекта наследия и охрану его исторического облика.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Технологии и материалы
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Сейчас на главной
Преображение Анны
Для петербургской Анненкирхе Сергей Кузнецов и бюро Kamen подготовили проект, который опирается на принципы Венецианской хартии: здание не восстанавливается на определенную дату, исторические наслоения сохраняются, а современные элементы не мимикрируют под подлинные. Рассказываем подробнее о решениях.
Парадокс временного
Концепция павильона России для EXPO 2025 в Осаке, предложенная архитекторами Wowhaus – последняя из собранных нами шести предложений конкурса 2022 года. Результаты которого, напомним, не были подведены в силу отмены участия страны. Заметим, что Wowhaus сделали для конкурса три варианта, а показывают один, и нельзя сказать, что очень проработанный, а сделанный в духе клаузуры. Тем не менее в проекте интересна парадоксальность: архитекторы сделали акцент на временности павильона, а в пузырчатых формах стремились отразить парадоксы пространства и времени.
Крепость у реки
Бюро МАКЕТ объединило формат японской идзакаи с сибирской географией: ресторан открылся в одном из зданий Омской крепости, декор и мебель отсылают к рекам Омь и Иртыш, а старый кирпич дополняют амбарные доски и сухие ветки.
Форум времени
Конкурсный проект павильона России для EXPO 2025 в Осаке от Алексея Орлова и ПИ «Арена» состоит из конусов и конических воронок, соединенных в нетривиальную композицию, в которой чувствуется рука архитекторов, много работающих со стадионами. В ее логику, структурно выстроенную на теме часов: и песочных, и циферблатов, и даже солнечных, интересно вникать. Кроме того авторы превратили павильон в целую череду амфитеатров, сопряженных в объеме, – что тоже более чем актуально для всемирных выставок. Напомним, результаты конкурса не были подведены.
Зеркала повсюду
Проект Сергея Неботова, Анастасии Грицковой и бюро «Новое» был сделан для российского павильона EXPO 2025, но в рамках другого конкурса, который, как нам стало известно, был проведен раньше, в 2021 году. Тогда темой были «цифровые двойники», а времени на работу минимум, так что проект, по словам самого автора, – скорее клаузура. Тем не менее он интересен планом на грани сходства с проектами барокко и эмблемой выставки, также как и разнообразной, всесторонней зеркальностью.
Корабль
Следующий проект из череды предложений конкурса на павильон России на EXPO 2025 в Осаке, – напомним, результаты конкурса не были подведены – авторства ПИО МАРХИ и АМ «Архимед», решен в образе корабля, и вполне буквально. Его абрис плавно расширяется кверху, у него есть трап, палубы, а сбоку – стапеля, с которых, метафорически, сходит этот корабль.
«Судьбоносный» музей
В шотландском Перте завершилась реконструкция городского зала собраний по проекту нидерландского бюро Mecanoo: в обновленном историческом здании открылся музей.
Перезапуск
Блог Анны Мартовицкой перезапустился как видеожурнал архитектурных новостей при поддержке с АБ СПИЧ. Обещают новости, особенно – выставки, на которые можно пойти в архитектурным интересом.
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Рыба метель
Следующий павильон незавершенного конкурса на павильон России для EXPO в Осаке 2025 – от Даши Намдакова и бюро Parsec. Он называет себя архитектурно-скульптурным, в лепке формы апеллирует к абстрактной скульптуре 1970-х, дополняет программу медитативным залом «Снов Менделеева», а с кровли предлагает съехать по горке.
Лазурный берег
По проекту Dot.bureau в Чайковском благоустроена набережная Сайгатского залива. Функциональная программа для такого места вполне традиционная, а вот ее воплощение – приятно удивляет. Архитекторы предложили яркие павильоны из обожженного дерева с характерными силуэтами и настроением приморских каникул.
Зеркало души
Продолжаем публиковать проекты конкурса на проект павильона России на EXPO в Осаке 2025. Напомним, его итоги не были подведены. В павильоне АБ ASADOV соединились избушка в лесу, образ гиперперехода и скульптуры из световых нитей – он сосредоточен на сценографии экспозиции, которую выстаивает последовательно как вереницу впечатлений и посвящает парадоксам русской души.
Кораблик на канале
Комплекс VrijHaven, спроектированный для бывшей промзоны на юго-западе Амстердама, напоминает корабль, рассекающий носом гладь канала.
Формулируй это
Лада Титаренко любезно поделилась с редакцией алгоритмом работы с ChatGPT 4: реальным диалогом, в ходе которого создавался стилизованный под избу коворкинг для пространства Севкабель Порт. Приводим его полностью.
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.