Никита Явейн: «Изобретательность без школы – дурной тон»

Цикл видео-интервью участников проекта «Эталон качества» продолжает Никита Явейн с комментарием о важности школы, но и образа проекта; опасности «чистого» творчества. И дает советы по работе с заказчиком.

Елена Петухова

Беседовала:
Елена Петухова

mainImg
0
zooming
Объект Никиты Явейна: Концепция проекта реконструкции дворца «Жастар» и прилегающего пешеходного бульвара / проект "Эталон качества / Зодчество 2017. Фотография © Юлия Тарабарина, Архи.ру

Никита Явейн,
творческий руководитель «Студии 44»

 
Никита Явейн – один из самых титулованных российских архитекторов, за последние несколько лет он стал обладателем ряда как российских, так и иностранных премий. В 2015 году на Всемирном архитектурном фестивале WAF, комплекс Академии танца под руководством Бориса Эйфмана стал победителем в категории Школа раздела Постройки, а проект развития исторического центра Калининграда занял первое место в категории Мастер-план раздела Будущий проект. В следующем 2016 году Никита Явейн был признан «Архитектором года» на Арх Москве; его выставка стала одной из самых содержательных по степени насыщенности проектными материалами: коллекция макетов поражала широтой типологического охвата, грандиозными масштабами, разнообразием приемов и подходов к решению образных и функциональных задач. В каждом из проектов Никита Явейн и его команда ставили перед собой цель добиться максимально возможного качества и успешно достигали ее.

Представляем ответы Никиты Явейна на основные вопросы нашего спецпроекта «Эталон качества»:
– Что для вас качество в архитектуре?
– Какие критерии являются ключевыми?
– На что в своих проектах вы обращаете особое внимание?
– Как можно добиться архитектурного качества в современных российских условиях?
 

Видеосъемка и монтаж: Сергей Кузьмин

Никита Явейн,
творческий руководитель «Студии 44»:
«Качество в архитектуре – понятие достаточно сложное. Я бы его разделил на два момента. Первое – это школа. Как обязательная программа в художественной гимнастике или в фигурном катании. Понимание того, что можно, что нельзя и некое понятие стиля, места. Кроме того это просто грамотность, профессионализм, я бы так сказал.

Как-то раньше, по молодости, я больше ценил второй критерий – некую изобретательность, что мы называем творчеством в таком чистом виде. Но сегодня я считаю, что второе без первого – это тоже дурной тон. Увы, у нас сегодня, к сожалению, с этим профессионализмом, по-моему, большая беда. И некие стилистические смешения, эклектика в худшем виде, непонимание элементарных правил приличия, стало общим местом и встречается гораздо чаще, чем понимание этих правил игры. Поэтому для меня, наверное, сегодня главное – школа, и только, если есть какой-то уровень школы, какой-то уровень профессионализма – тогда я могу следить за собственно творческой составляющей архитектуры, за неким изобретением, приемом, за тем, что мастера 1920-х годов больше всего ценили в архитектуре. То есть некая самостоятельность – то, чем этот дом отличается от ранее сделанных, и так далее... То, что называется творчеством.

Хотя, с другой стороны, когда листаешь журналы, то школу-то пролистываешь, она должна быть чем-то само собой разумеющимся. В журналах смотришь только на изобретения. Так что тут сложно. Смотришь изобретения, какие-то приемы, которых не было, какой-то другой подход к общепринятому. Так что, тут сложно, что главное. Для реальной жизни, конечно, если нет школы, то уже и изобретение можно не изобретать. Иногда бывает только хуже от того, что есть какие-то изобретения при отсутствии понимания стиля, понимания хорошего тона, хорошего вкуса, это только хуже.

[…] У меня уже было много каких-то интервью и в английских книжках, и в последнем Татлине, по-моему, я всегда говорил, что у проекта должен быть некий ключ, то, что раньше называли приемом, стержень, вокруг которого накручивается собственно жизнь этого архитектурного произведения. Вокруг которого формируется облик, образ и так далее. Если этого исходного ключа нет, то у меня, как правило, все разваливается дальше, получается бесформенное и малоинтересное. Слава богу, в последних проектах, мне кажется, мы, как правило, находим этот ключ, прием – то ли в общей культуре, то ли в каких-то планировочных или архитектурных традициях, то ли еще в чем-то. Как правило, прием должен быть таким, чтобы человек мог объяснить этот проект без его описания. То есть должен быть некий образ, который складывается в голове. А чтобы такой образ сегодня отложился в голове, нужен очень четкий, понятный, логичный прием, очень образный и сильный.

Отдельный вопрос – ситуация с качеством архитектуры в российских условиях. Во-первых, российские условия всюду разные. Где-нибудь в Вологде они одни, в Петербурге – другие, в Москве – третьи. С одним заказчиком одни проблемы, с другим – другие, с третьим – третьи. В целом, я бы выделил наш опыт.

Во-первых, в России надо жить долго. Жить надо долго, чтобы выйти на какую-то репутацию, при которой тебя, как минимум, начинают слушать, ценить; как минимум, понимают, что даже если с тобой не согласны, то тут же тебя послать и взять нового архитектора – это не совсем правильно. И даже у такого заказчика, наиболее уверенного в себе, а у нас они все уверены в себе, должна возникать мысль: а вдруг он прав. Потому что обычно заказчик всегда сам прав, и то, что он говорит, ты должен исполнять – как лакей бежать рисовать.

Это первое условие – жить долго и всегда наращивать свою репутацию, не проваливаться. Второе условие – работать много. Я уверен, что у нас можно построить что-то приличное при двух условиях. Первое, что ты давно знаешь заказчика, и он тебя знает, и он тебе верит. И второе, если ты в постоянном контакте с этим заказчиком, ты должен, как в боксе, ни на секунду его не отпускать. Если ты отпустил заказчика, все, бой потерян, бой проигран. Так и стройка, если ты ее отпустил на короткий момент, и проектирование, считай, это уже очки против проекта. Потому что тут же начинается самодеятельность, тут же начинаются поиски, как сделать лучше или как сделать дешевле, или как сделать наоборот дороже. Как только ты даешь некую самодеятельность заказчику – все, конец. Ты должен держать его плотно, в объятиях, душить, целовать, любить, но ни на секунду не отпускать».
 

06 Октября 2017

Елена Петухова

Беседовала:

Елена Петухова
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Наталия Воинова, Илья Мукосей: «Скрижалей нет и быть...
В своем интервью для проекта «Эталон качества» Наталия Воинова и Илья Мукосей категорически протестуют против использования понятия «эталон» в сфере архитектуры, считая, что жесткие критерии оценки бесполезны.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Сергей Чобан: «Качество зависит от каждодневного...
Разговор о качестве в архитектуре продолжает интервью Сергея Чобана, который на собственном опыте доказал, что качественная архитектура и строительство – вопрос не географии или ментальности, а профессионализма и настойчивости архитектора.
Антон Надточий: «Архитектор ищет форму для хаоса»
Архитектура бюро ATRIUM обладает пластичной формой, формирует сложное пространство, создает иллюзию движения – в этой игре форм и пространств заложены смыслы, эмоции и функции, определяющие качество их архитектуры.
Юлий Борисов: «Наша главная проблема – время»
Для Юлия Борисова нет секрета в том, что такое качество. Об этом все сказано у Витрувия и в стандарте ИСО 8402-86. Но как сделать качественную архитектуру, а значит архитектуру, приносящую добро людям, – вот это вопрос, решением которого и занимается бюро UNK project.
DNK ag: «Параметров оценки очень много»
Разговор с Даниилом Лоренцем, Натальей Сидоровой и Константином Ходневым: о комплексности, уместности, поиске баланса и совместной работе, – продолжает цикл интервью проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Технологии и материалы
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Сейчас на главной
Белый пароход
Лицей Ла-Провиданс в бретонском Сен-Мало по проекту бюро ALTA соединил местные традиции и ресурсоэффективность.
Множество террас
Музей Циньтай по проекту бюро Atelier Deshaus вписался в прибрежный ландшафт, имитируя плавную неровность рельефа.
Кузнецовская Москва
В Музее архитектуры открылась выставка «Москва. Реальное». Она объединяет 33 объекта, реализованных полностью или частично и спроектированных в период последних 10 лет, на протяжении которых Сергей Кузнецов был главным архитектором города. Несмотря на дисклеймеры кураторов, выставка представляется еще одним, достаточно стерильным, срезом новейшей истории архитектуры Москвы, периода, еще не завершенного. Авторы каталога говорят о третьей волне модернизма в российской архитектуре.
Внутри смартфона
Офис компании VLP в Санкт-Петербурге напоминает современный гаджет – компактный, минималистичный и контрастный. Из других особенностей: зонирование с помощью растений и кабинет руководителей рядом с общей кухней.
Просьба не беспокоить
Secret Boutique Hotel, открывшийся в деловом квартале «Московский шелк», предлагает своим гостям камерность и приватность. Бюро Archpoint сделало каждый номер в чем-то особеным, а также продумало пространства для деловых или очень неформальных встреч.
Лесная шкатулка
Храм Вознесения Господня, построенный под Выборгом на фундаменте финской усадьбы, встраивается в пейзаж, достойный кисти Ивана Шишкина или Исаака Левитана. Внутреннее убранство храма одновременно минималистично и наполнено отсылками к истории места.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Мост-завиток
Проект пешеходного моста, предложенного архитекторами бюро ATRIUM Веры Бутко и Антона Надточего для Алматы, стал победителем премии A+A Awards портала Architizer в номинации «Непостроенная транспортная инфраструктура». Он и правда хорош: «висячий сад» в бетонных колоннах-кадках над городской трассой сопровожден завитками деревянных пандусов, которые в ключевой точке складываются в элемент национальной орнаментики.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Душой и телом
Частный спа-комплекс, напоминающий галерею искусств: барельефы из переработанного пластика в зоне бассейна, NFT-искусство в баре и антикварная мебель в комнатах отдыха.
Новая устойчивость
Экспозиция молодых архитекторов NEXT стала одним из самых ярких и эмоционально насыщенных событий прошедшей Арх Москвы. Предлагаем виртуально познакомиться со всеми 13 объектами.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Неоновая трансформация
Устаревший сингапурский молл 1990-х превращен бюро SPARK в яркий молодежный аттракцион. Кроме перепланировки, архитекторы занимались «содержательной» стороной и большую роль отвели инфографике и указателям, в том числе неоновым.
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Горская гавань
Конкурс на концепцию развития территории «Горская» завершился победой консорциума под лидерством Wowhaus, однако проект, вероятно, реализован не будет. Рассказываем о причинах и публикуем предложения победителей.
История вопроса
Эрик Валеев и бюро IQ разработали экспозиционный дизайн для выставки «Россия. Дорогами цивилизаций» в Историческом музее.
Под лаской пледа
Для семейной кондитерской в спальном районе Минска ZROBIM Architects создавали уютный интерьер без налета старомодности с помощью разнообразных фактур, штучной мебели и продуманного освещения.
Правильное хранение
Обновляя интерьер винного бутика на территории алтайского курорта, архитекторы студии Balcon сделали ассортимент частью дизайна и позаботились об условиях хранения.
Три слагаемых культуры
В Шэньчжэне завершилось строительство культурного центра района Баоань по проекту Rocco Design Architects. Третьим и самым важным его элементом стало здание театра.
Пресса: Сергей Скуратов: «Садовые кварталы» — это зеркало...
В начале 2022 года была завершена застройка жилых корпусов «Садовых кварталов» — знакового для Москвы комплекса, строившегося более десяти лет. О том, что в проекте удалось, что не удалось, о радостях и трудностях совместной работы звезд архитектуры рассказал знаменитый архитектор Сергей Скуратов.
Доступное жилье в деловом центре
Комплекс Émergence Lafayette в одном из крупнейших деловых районов Европы, лионском Пар-Дьё, призван принести туда жизнь за пределами рабочего дня и обеспечить доступными квартирами нуждающихся, в том числе – работающую молодежь.