English version

Реконструкция на контрасте

Бережно, но смело реконструировав ансамбль исторических зданий, Никита Явейн превратил конюшенный двор великого князя Михаила Николаевича в обширный учебный корпус. Теперь он напоминает отчасти дворец, отчасти европейский университет.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Россия, Санкт-Петербург, г. Петродворец, С.-Петербургское шоссе, д. 109

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н. Явейн, П. Соколов, Ж. Разумова, В. Парфёнов
при участии Н. Жукова, А. Скорик, Я. Реут, Е. Алёшиной, М. Спивак
Архитекторы-реставраторы: Т. Андреева, А. Карасева, Ю. Комарова, О. Кузеванов, Е. Лабинова, С. Морозова, О. Рогачёва, Е. Сорокина
Конструкторы: И. Ляшко, Д. Кресов, Н. Просветова, А. Денисов
Авторский надзор: Г. Иванов, Д. Ярошевский, В. Антипин

Генподрядчик: ООО «Сэтл Сити»

2007 — 2014 / 2014 — 2015

Заказчики - Федеральное Агентство по образованию, Санкт-Петербургский Государственный университет

 
Усадьба Михайловка, или Михайловская дача, названная так по имени четвертого сына Николая I Михаила, расположена между туристическим Петергофом и правительственной Стрельной. Начиная с петровского времени её территорию как одновременно, так и последовательно, занимали разнообразные резиденции людей, приближенных к императорским особам: от Меншикова до братьев Разумовских, пока в середине XIX века архитекторы Штакеншнейдер, Шарлемань и Боссе не превратили это место в довольно обширную и замысловатую, как того требовали вкусы времени, дачу цесаревича. В XX веке даче не повезло – архитектуру периода эклектики мало кто считал ценной, в усадьбе разместилась вначале детская колония, затем птицефабрика, и наконец, база отдыха Кировского завода; если предыдущие владельцы вначале грабили дворцы, а потом просто не слишком о них заботились, то база отдыха принялась за перестройки и в 1960-е здания изменились сильнее всего. В 1990-е ансамбль был заброшен, а в 2003 он вместе со Стрельной перешел в ведение управделами, которое в 2006 передало Михайловку Петербургскому государственному университету под Высшую школу менеджмента.

«Студия 44» Никиты Явейна разработала масштабный проект превращения изрядно обшарпанных построек дачи цесаревича в школу для элиты управленцев к 2010 году. Мы уже рассказывали о нём: предполагались реставрация и реконструкция шести зданий усадьбы в восточной части отведенной территории, и строительство новых корпусов в западной части, которая исторически принадлежала не Михайловской даче, а деревне Коркули и нескольким другим поселениям. Сейчас реализованы две важные части: полностью реконструирован и открыт Главный учебный корпус, размещенный в самом большом историческом здании Михайловки (им был отнюдь не дворец, а Конюшенный корпус). Также построено здание студенческого кафе-клуб. Продолжается строительство общежитий для бакалавров и магистров; между тем школа менеджмента уже работает в новых помещениях, набирает учащихся на MBA; здания функционируют, есть на что посмотреть и о чем рассказать.

Начнем с реконструкции Конюшенного корпуса, ставшего Главным учебным корпусом. Его просторное здание построено позже великокняжеского дворца, в 1859-1861, плодовитым архитектором из Лифляндской губернии Гаральдом Боссе, в духе умеренного неоренессанса. Стойла, каретные сараи, баня и прочие полезные помещения не выше двух этажей были сгруппированы в протяженные корпуса и скомпонованы симметрично, даже суховато, методом деления прямоугольников на равные части, вокруг пяти внутренних дворов. Большой северный двор раскрыт к Финскому заливу, его вход фланкируют два респектабельных корпуса с треугольными фронтонами. Южная половина была разделена на два малых закрытых двора корпусом, вытянутым вдоль центральной оси, а с внешних сторон большого прямоугольника к нему примыкали два, тоже одинаковых, и «полуоткрытых», то есть с внешними входами, двора: банный и кузнечный. Эти два двора в период базы отдыха застроили крупными двухэтажными объемами – актовым залом и столовой, причем оба вкрапления были решены в стилистике исторического здания, методом «механического приращения с соблюдением стилистического подобия», по словам Никиты Явейна.

Для «Студии 44» задача преобразования с очищением от поздних пристроек вовсе не нова, в портфолио бюро Никиты Явейна скопился уже целый ряд основательных работ по реконструкции с разной степенью обновления, позволивших архитектору сформировать собственную методику и даже индивидуальный узнаваемый «почерк» проектов реконструкции, ощутимый и в Михайловке.

Прежде всего архитекторы убрали излишние возвышения советских вставок, которые даже охрана памятников признала диссонирующими, вернув комплексу конюшен изначальный «распластанный» силуэт. Затем спланировали и реализовали реставрацию всех сохранившихся элементов XIX века – штукатурных фасадов с тонким рустом, филенками и профилировками, и элементов интерьера, из которых особенно хороши залы с чугунными колонками: два из них расположены по сторонам от восьмигранника входного вестибюля и три в южной части здания, ближе к Санкт-Петербургскому шоссе. Тонкие, дробно канелированные колонны с кубовидными капителями напоминают одновременно промышленную архитектуру периода строительства Михайловки, и – неожиданно – поздневизантийские храмы «на четырех колонках» (такое сравнение звучит по нашим временам несколько фраппирующе для конюшен, но архитектура XIX века тем и сильна, что во всем оглядывалась на возвышенные прообразы: совершенно нельзя исключать, что и Боссе думал о таком образце прямо или опосредованно). Чугунные колонны внутри вторят впечатляющему ажурному витражу входной арки центрального осевого корпуса.
Загородный кампус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Аксонометрия. Зона реконструкции
© Студия 44
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
zooming
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Конюшенный корпус. Фасад. Реставрация и приспособление
© Студия 44
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление, 2014
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова

Ограничиться операциями очищения-восстановления было никак нельзя: школе менеджмента требовалось место. Поэтому архитекторы «Студии 44», расправившись с пристройками советского времени, перекрыли новыми кровлями четыре двора из пяти, включив их тем или иным способом с состав теплой части здания школы, чья площадь, что и говорить, существенно увеличилась по сравнению с историческими конюшнями. Открытым остался северный двор – из него получился отличный курдонер, почти что дворцового вида, обращенный в сторону Финского залива: именно здесь находится парадный вход в здание. С этой стороны включения минимальны, только реставрация: входящего в школу с парадного подъезда встречает приведенное в порядок подлинное здание. Обитаемые ячейки по периметру двора заняты кабинетами для отдыха преподавателей.
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова

Вся внутренняя реконструкция подчинена нескольким принципам. Планировка ясна и логична, аудитории объединены вокруг атриумов, освещенных дневным светом. Центральный осевой корпус получил стеклянную кровлю и его продольно вытянутое пространство превратилось в атриум – здесь мы наблюдаем парадокс, так как исторически оно двором никогда не было, но у входящего возникнет именно такое впечатление – остекленного двора, почти клуатра, поддержанное рядами исторических окошек-бифориев по сторонам. Этот светлый зал с полностью стеклянным, двускатным потолком, играет роль распределительного ядра и общественного центра здания школы. Эффект клуатра, надо сказать, очень важен, так как наделяет школу отдаленным, но читающимся сходством с европейским университетом, для которого такой двор – необходимая часть образа. Удивительно, как Никита Явейн обнаружил и развил эту «тему Хогвартса» в прагматическом корпусе конюшни, однако же, вот, получилось, было найдено и подчеркнуто.
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова

Никита Явейн, надо сказать, обладает даром обнаружения в реконструируемых пространствах новых тем, которые успешно накладываются на старые смыслы, способствуя преобразованию здания в нечто новое без потери старого: когда-то Григорий Ревзин писал о том, архитектору удалось поместить внутрь обновленного здания Промстройбанка римский акведук. Более свежий пример – перспективная анфилада, обнаруженная «Студией 44» внутри отданного Эрмитажу восточного крыла Генерального штаба.

Два южных закрытых двора, ранее открытые, вместили в себя по три аудитории среднего размера (это для бакалавров), но дневного света не утратили: по оси каждого объема, между аудиториями, проведена стеклянная, тоже двускатная кровля, освещающая пространство над лестницами – протяженный, вытянутый поперечно к главной оси, небольшой атриум. Похожим образом решены атриумы в боковых внешних дворах (там, где были разобраны столовая и актовый зал базы отдыха), только здесь они связывают-разделяют аудитории поменьше, со стеклянными стенами, больше похожие на офисные переговорные; здесь будут учиться на дипломы MIB и MBA.
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Конюшенный корпус. План. Реконструкция
© Студия 44

Ещё одна особенность подхода: все вкрапления выглядят подчеркнуто современно и строят свой диалог с элементами исторического здания – нет, вовсе не повсеместно на контрастном сопоставлении, но везде на модернистских принципах прозрачности, отражений, лаконичных крупных форм.

Кроме того, в пространствах атриумов, переходных между внешним и внутренним, элементы интерьерного уюта соседствуют с фасадами, которые раньше были снаружи, а теперь оказались внутри – такое сочетание обладает качествами репрезентативности дворцового вестибюля, когда ты вроде бы уже вошел куда-то под крышу, но масштаб не позволяет расслабиться. Похожие ощущения испытываешь в вестибюле захаровского Адмиралтейства с его внутренним рустом, или на парадной лестнице кремлевского БКД. В данном случае, в атриумах школы оно продиктовано не только авторским замыслом, но и обстоятельствами реконструкции, когда внешний фасад становится частью интерьера атриума.
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова

Имманентные контрасты переходного пространства подчеркнуты: на репрезентативные качества, заставляющие входящего внутренне собраться, работает не только декор вчерашних фасадных стен и двусветный масштаб, но и открытые протяженные лестницы, а особенно – их черный цвет. Полы во вторых ярусах атриумов и лестницы – угольно-черные, а полы первых этажей расчерчены крупным серо-черным зигзагом. Что, конечно, не классическая шахматная клетка, но поневоле заставляет вспомнить хрестоматийную картину Ге, на которой Петр I допрашивает своего сына.

Эффект умножается прохладным зеленовато-прозрачным, но отражающим детали стеклом. На длинных лестницах, умещённых вдоль стен южного корпуса, где с одной стороны фасад Гаральда Боссе, а с другой прикрытая структурным стеклом стена аудитории, отражение удается если не удвоить (будем честны, это нереально), то психологически расширить узкое пространство.
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реконструкция
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова

Репрезентативная серьезность атриумов, вполне уместная – всё же здесь готовят на MBA – уравновешивается приемами, успокоительными для человеческого глаза: обилием дерева, от отрытых кровельных балок до перил стеклянных балюстрад; дневным светом, светлой серо-белой окраской стен, интерьерной и отличной от имитирующего известняк палевого цвета фасадов снаружи. Между тем в помещениях определенно интерьерных – например, в аудиториях, прохладная геометрия уходит, приемы становятся свободнее и современнее: чего стоит хотя бы волнообразный потолок из деревянных плашек над контрастными черно-белыми рядами сидений.
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова

Реконструкция, таким образом, выглядит достаточно смелой и масштабной: здание всерьез переделали, изменив функцию, объем, добавив множество деталей. Ощущения, которые испытает вошедший, вряд ли позволят ему самостоятельно, без подсказки догадаться, что комплекс раньше был конюшней – такое будет под силу не любому посетителю и не сразу. Сохранено и отреставрировано многое, но и добавлено немало откровенно нового, здание изменилось и стало другим. В получившемся комплексе не так много трепета перед прежним Конюшенным двором, никто не сдувал с памятника пылинок, хотя и не ломал намеренно. Это частая проблема реконструкций: если мы ждем от них только консервации, то будем глубоко разочарованы. Нет, получившееся здание – новое из старого.

Если говорить точнее, то здесь соблюден баланс трех составляющих. Все, что можно: стены и их декор внутри и снаружи там, где был цел, чугунные колонны и такая же решетка арочного витража, сохранили и подлатали. Это – подлинная историческая часть здания, её тут не меньше половины и она (теперь) в хорошем состоянии. Что важно, так как после десяти лет запустения комплекс бывших конюшен был почти руиной. Вторая часть – новое, его много, так как четыре двора перекрыты и превращены в части здания, а средний корпус стал атриумом; структура здания изменилась радикально, но и не только структура, но и ощущение от интерьера, теперь насыщенного фактурой современности – прозрачного, прохладного, металлического. Даже дерево – не такое, каким его видел XIX век. Третья часть – силуэт и пропорции. Они и новые, и старые: так как архитекторы разобрали корпуса 1960-х, комплекс вернулся к своему исходному «распластанному» состоянию, да и кровли не получили никаких лишних мансард – они скатные, хотя в некоторых случаях стеклянные. Восстановление силуэта, не помешавшее добавить довольно-таки много полезной площади – дань истории памятника. Все три составляющие: старое, новое и некий диктат композиционной справедливости, заставивший убрать «диссонирующие пристройки», составляют одно целое, и оно – именно реконструкция, поскольку здание преобразовано, переосмыслено и живет теперь совершенно иначе.

Самый крупный элемент современной части реконструкции «пророс» снаружи, за контурами исторического здания, между южным корпусом бывших конюшен и Петербургским шоссе. Это большой конференц-зал на 450 мест, для которого не нашлось места в историческом здании. Его остро-овальный объем, больше чем наполовину зарывшийся в землю, перекрыт уплощенным куполом, снаружи покрытым декоративными треугольниками геодезического вида. Он отнесен на 20 метров к югу, поставлен нарочито под легким углом, в противовес строгой планировке основного комплекса, и соединен с ним совершенно стеклянным переходом. Ощущение пристыковавшейся к учебному корпусу летающей тарелки – очень острое и точное. Этот объем глубоко и совершенно чужд неоренессансному историзму Боссе, чего и не скрывает, хотя и делает попытку скрыться в земле, «втянуть голову в плечи». Внутренний вид конференц-зала вторит внешнему: декоративные панели потолка такие же треугольные, как и наружное покрытие купола, образно они одно целое, что подчеркивает сеть полос света, отраженная в зеркальном металле балкона для VIP-персон. Между тем собственно конференц-зал занимает вовсе не всё пространство под куполом – в боковых частях овала поместились IT-службы и компьютерные классы.
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
zooming
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Конюшенный корпус. Разрез. Реконструкция
© Студия 44
zooming
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Конюшенный корпус. Разрез. Реконструкция
© Студия 44

Акцентированное различие между историческим комплексом Главного учебного корпуса и «летающей тарелкой» его конференц-зала стало ядром всего замысла кампуса школы менеджмента в целом. Напряжение контраста здесь проявляется ярче всего, поскольку историческое и современное здание оказываются рядом. Впрочем, на деле все гармонично. Одно из задуманных в западной части кампуса современных зданий – кафе-клуб, уже построено и открыто для студентов. Оно заслуживает отдельного описания и о нём мы расскажем чуть позже. 
Загородный кампус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Аксонометрия. Зона нового строительства
© Студия 44
Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44 http://www.studio44.ru
Проект:
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Россия, Санкт-Петербург, г. Петродворец, С.-Петербургское шоссе, д. 109

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н. Явейн, П. Соколов, Ж. Разумова, В. Парфёнов
при участии Н. Жукова, А. Скорик, Я. Реут, Е. Алёшиной, М. Спивак
Архитекторы-реставраторы: Т. Андреева, А. Карасева, Ю. Комарова, О. Кузеванов, Е. Лабинова, С. Морозова, О. Рогачёва, Е. Сорокина
Конструкторы: И. Ляшко, Д. Кресов, Н. Просветова, А. Денисов
Авторский надзор: Г. Иванов, Д. Ярошевский, В. Антипин

Генподрядчик: ООО «Сэтл Сити»

2007 — 2014 / 2014 — 2015

Заказчики - Федеральное Агентство по образованию, Санкт-Петербургский Государственный университет

 

08 Декабря 2015

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Студия 44: другие проекты
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Никита Явейн о Главном штабе
Видео-лекция – около часа – о проекте реконструкции восточного крыла Главного штаба, который стал основным сюжетом юбилейной выставки архитекторов «Студии 44», на youtube Государственного Эрмитажа.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Поиск стиля
В стремлении найти ответ на давний вопрос о петербургском стиле «Студия 44» соединила контекстуальные аллюзии, современный парафраз северной неоклассики и альтернативный подход к квартальной застройке. Получилось крупно и цельно.
Игорь Явейн. Архитектор транспортных потоков
Олег и Никита Явейны создали сайт про отца – Игоря Явейна: он дает возможность изучить полный архив проектов мастера авангарда, основоположника опередившей свое время теории транспортно-пересадочных узлов, автора книги об архитектуре потоков, актуальной до сих пор.
Театр-город
Вторая очередь Академии танца Бориса Эйфмана выстроена вокруг здания театра, а «крутится» ее пространство вокруг архитектурной сценографии городка-атриума. Получается матрешка: театр в городе, город в театре, и все это школа. Очень эффективный вариант использования пространства.
Как сохранить деревянное: Петербург
«Студия-44» разработала для Санкт-Петербурга Концепцию сохранения памятников деревянной архитектуры. Особенно интересна в ней методика определения ценности зданий, а также параметрическая модель, которая наглядно показывает, что нужно спасать в первую очередь.
Вереница впечатлений
Парк-ожерелье для первой линии намыва Васильевского острова насыщен современными функциями, но обладает регулярной структурой и отсылками к классическим петербургским садам. Проект победил в конкурсе, его планируется реализовать.
Репрезентативная выборка
Семь архитекторов Петербурга – о завершившейся на днях биеннале, защите рынка и открытости, разных поколениях, и о традициях фестиваля, организуемого ОАМ.
Долина знаний
«Студия 44» разработала проект образовательного центра в Сочи, соединив павильонный подход с космическими мотивами, ассоциирующимися с названием центра «Сириус».
Билет на праздник: архитекторы о WAF-2018
В конце ноября прошел очередной фестиваль WAF. На этот раз в Амстердаме. Говорим с восемью российскими участниками, вошедшими в шорт-лист и презентовавшими свои проекты. В том числе и с Никитой Явейном, победителем в номинации Культура-Проект.
Акупунктура городов
На петербургском Культурном форуме архитекторы поговорили о том, какую пользу международные события могут принести городам.
Владимир Фролов: «Стремление к абсолютному комфорту...
В преддверии фестиваля «Зодчество`18» главный редактор журнала «Проект Балтия» Владимир Фролов рассказал о своем кураторском проекте – выставке «Идеал и норма», которую можно будет увидеть в «Манеже» с 19 по 21 ноября
Невидимые города
Какими архитекторы видят идеальные города будущего и что требуется для достижения идеала? Репортаж с выставки «Идеал и норма» и сопровождавшей ее открытие конференции с участием скандинавских архитекторов.
Никита Явейн: «Мы работаем над архитектурой потоков»
Венецианская биеннале длится полгода, до 25 ноября, так что думаю не поздно поговорить и о российском павильоне. Мы выбрали две его экспозиции для более пристального рассмотрения и беседуем с почетным, как оказалось, железнодорожником Никитой Явейном.
WAF: российские проекты
В шорт-лист премии Всемирного фестиваля архитектуры WAF-2018 вошли тринадцать российских проектов от семи архитектурных бюро. Мы поговорили со всеми номинантами о проектах и о том, зачем им фестиваль.
Судьба Апраксина двора
Совет по культурному наследию Петербурга поддержал концепцию реновации «Апраксина двора», разработанную «Студией 44». Она предполагает многофункциональность и пешеходное пространство с заездом из-под земли. И основана на поэтапной тактике работы с многочисленными собственниками.
Постиндустриальная тяга
В Музее железных дорог России архитекторы «Студии 44» смогли создать сильное и эффектное пространство для коллекции из более чем 100 исторических паровозов и локомотивов.
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.