Реконструкция на контрасте

Бережно, но смело реконструировав ансамбль исторических зданий, Никита Явейн превратил конюшенный двор великого князя Михаила Николаевича в обширный учебный корпус. Теперь он напоминает отчасти дворец, отчасти европейский университет.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44
Проект:
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Россия, Санкт-Петербург, г. Петродворец, С.-Петербургское шоссе, д. 109

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н. Явейн, П. Соколов, Ж. Разумова, В. Парфёнов
при участии Н. Жукова, А. Скорик, Я. Реут, Е. Алёшиной, М. Спивак
Архитекторы-реставраторы: Т. Андреева, А. Карасева, Ю. Комарова, О. Кузеванов, Е. Лабинова, С. Морозова, О. Рогачёва, Е. Сорокина
Конструкторы: И. Ляшко, Д. Кресов, Н. Просветова, А. Денисов
Авторский надзор: Г. Иванов, Д. Ярошевский, В. Антипин

Генподрядчик: ООО «Сэтл Сити»

2014 – 2015

Заказчики - Федеральное Агентство по образованию, Санкт-Петербургский Государственный университет

 
Усадьба Михайловка, или Михайловская дача, названная так по имени четвертого сына Николая I Михаила, расположена между туристическим Петергофом и правительственной Стрельной. Начиная с петровского времени её территорию как одновременно, так и последовательно, занимали разнообразные резиденции людей, приближенных к императорским особам: от Меншикова до братьев Разумовских, пока в середине XIX века архитекторы Штакеншнейдер, Шарлемань и Боссе не превратили это место в довольно обширную и замысловатую, как того требовали вкусы времени, дачу цесаревича. В XX веке даче не повезло – архитектуру периода эклектики мало кто считал ценной, в усадьбе разместилась вначале детская колония, затем птицефабрика, и наконец, база отдыха Кировского завода; если предыдущие владельцы вначале грабили дворцы, а потом просто не слишком о них заботились, то база отдыха принялась за перестройки и в 1960-е здания изменились сильнее всего. В 1990-е ансамбль был заброшен, а в 2003 он вместе со Стрельной перешел в ведение управделами, которое в 2006 передало Михайловку Петербургскому государственному университету под Высшую школу менеджмента.

«Студия 44» Никиты Явейна разработала масштабный проект превращения изрядно обшарпанных построек дачи цесаревича в школу для элиты управленцев к 2010 году. Мы уже рассказывали о нём: предполагались реставрация и реконструкция шести зданий усадьбы в восточной части отведенной территории, и строительство новых корпусов в западной части, которая исторически принадлежала не Михайловской даче, а деревне Коркули и нескольким другим поселениям. Сейчас реализованы две важные части: полностью реконструирован и открыт Главный учебный корпус, размещенный в самом большом историческом здании Михайловки (им был отнюдь не дворец, а Конюшенный корпус). Также построено здание студенческого кафе-клуб. Продолжается строительство общежитий для бакалавров и магистров; между тем школа менеджмента уже работает в новых помещениях, набирает учащихся на MBA; здания функционируют, есть на что посмотреть и о чем рассказать.

Начнем с реконструкции Конюшенного корпуса, ставшего Главным учебным корпусом. Его просторное здание построено позже великокняжеского дворца, в 1859-1861, плодовитым архитектором из Лифляндской губернии Гаральдом Боссе, в духе умеренного неоренессанса. Стойла, каретные сараи, баня и прочие полезные помещения не выше двух этажей были сгруппированы в протяженные корпуса и скомпонованы симметрично, даже суховато, методом деления прямоугольников на равные части, вокруг пяти внутренних дворов. Большой северный двор раскрыт к Финскому заливу, его вход фланкируют два респектабельных корпуса с треугольными фронтонами. Южная половина была разделена на два малых закрытых двора корпусом, вытянутым вдоль центральной оси, а с внешних сторон большого прямоугольника к нему примыкали два, тоже одинаковых, и «полуоткрытых», то есть с внешними входами, двора: банный и кузнечный. Эти два двора в период базы отдыха застроили крупными двухэтажными объемами – актовым залом и столовой, причем оба вкрапления были решены в стилистике исторического здания, методом «механического приращения с соблюдением стилистического подобия», по словам Никиты Явейна.

Для «Студии 44» задача преобразования с очищением от поздних пристроек вовсе не нова, в портфолио бюро Никиты Явейна скопился уже целый ряд основательных работ по реконструкции с разной степенью обновления, позволивших архитектору сформировать собственную методику и даже индивидуальный узнаваемый «почерк» проектов реконструкции, ощутимый и в Михайловке.

Прежде всего архитекторы убрали излишние возвышения советских вставок, которые даже охрана памятников признала диссонирующими, вернув комплексу конюшен изначальный «распластанный» силуэт. Затем спланировали и реализовали реставрацию всех сохранившихся элементов XIX века – штукатурных фасадов с тонким рустом, филенками и профилировками, и элементов интерьера, из которых особенно хороши залы с чугунными колонками: два из них расположены по сторонам от восьмигранника входного вестибюля и три в южной части здания, ближе к Санкт-Петербургскому шоссе. Тонкие, дробно канелированные колонны с кубовидными капителями напоминают одновременно промышленную архитектуру периода строительства Михайловки, и – неожиданно – поздневизантийские храмы «на четырех колонках» (такое сравнение звучит по нашим временам несколько фраппирующе для конюшен, но архитектура XIX века тем и сильна, что во всем оглядывалась на возвышенные прообразы: совершенно нельзя исключать, что и Боссе думал о таком образце прямо или опосредованно). Чугунные колонны внутри вторят впечатляющему ажурному витражу входной арки центрального осевого корпуса.
Загородный кампус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Аксонометрия. Зона реконструкции
© Студия 44
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
zooming
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Конюшенный корпус. Фасад. Реставрация и приспособление
© Студия 44
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление, 2014
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова

Ограничиться операциями очищения-восстановления было никак нельзя: школе менеджмента требовалось место. Поэтому архитекторы «Студии 44», расправившись с пристройками советского времени, перекрыли новыми кровлями четыре двора из пяти, включив их тем или иным способом с состав теплой части здания школы, чья площадь, что и говорить, существенно увеличилась по сравнению с историческими конюшнями. Открытым остался северный двор – из него получился отличный курдонер, почти что дворцового вида, обращенный в сторону Финского залива: именно здесь находится парадный вход в здание. С этой стороны включения минимальны, только реставрация: входящего в школу с парадного подъезда встречает приведенное в порядок подлинное здание. Обитаемые ячейки по периметру двора заняты кабинетами для отдыха преподавателей.
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова

Вся внутренняя реконструкция подчинена нескольким принципам. Планировка ясна и логична, аудитории объединены вокруг атриумов, освещенных дневным светом. Центральный осевой корпус получил стеклянную кровлю и его продольно вытянутое пространство превратилось в атриум – здесь мы наблюдаем парадокс, так как исторически оно двором никогда не было, но у входящего возникнет именно такое впечатление – остекленного двора, почти клуатра, поддержанное рядами исторических окошек-бифориев по сторонам. Этот светлый зал с полностью стеклянным, двускатным потолком, играет роль распределительного ядра и общественного центра здания школы. Эффект клуатра, надо сказать, очень важен, так как наделяет школу отдаленным, но читающимся сходством с европейским университетом, для которого такой двор – необходимая часть образа. Удивительно, как Никита Явейн обнаружил и развил эту «тему Хогвартса» в прагматическом корпусе конюшни, однако же, вот, получилось, было найдено и подчеркнуто.
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова

Никита Явейн, надо сказать, обладает даром обнаружения в реконструируемых пространствах новых тем, которые успешно накладываются на старые смыслы, способствуя преобразованию здания в нечто новое без потери старого: когда-то Григорий Ревзин писал о том, архитектору удалось поместить внутрь обновленного здания Промстройбанка римский акведук. Более свежий пример – перспективная анфилада, обнаруженная «Студией 44» внутри отданного Эрмитажу восточного крыла Генерального штаба.

Два южных закрытых двора, ранее открытые, вместили в себя по три аудитории среднего размера (это для бакалавров), но дневного света не утратили: по оси каждого объема, между аудиториями, проведена стеклянная, тоже двускатная кровля, освещающая пространство над лестницами – протяженный, вытянутый поперечно к главной оси, небольшой атриум. Похожим образом решены атриумы в боковых внешних дворах (там, где были разобраны столовая и актовый зал базы отдыха), только здесь они связывают-разделяют аудитории поменьше, со стеклянными стенами, больше похожие на офисные переговорные; здесь будут учиться на дипломы MIB и MBA.
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Конюшенный корпус. План. Реконструкция
© Студия 44

Ещё одна особенность подхода: все вкрапления выглядят подчеркнуто современно и строят свой диалог с элементами исторического здания – нет, вовсе не повсеместно на контрастном сопоставлении, но везде на модернистских принципах прозрачности, отражений, лаконичных крупных форм.

Кроме того, в пространствах атриумов, переходных между внешним и внутренним, элементы интерьерного уюта соседствуют с фасадами, которые раньше были снаружи, а теперь оказались внутри – такое сочетание обладает качествами репрезентативности дворцового вестибюля, когда ты вроде бы уже вошел куда-то под крышу, но масштаб не позволяет расслабиться. Похожие ощущения испытываешь в вестибюле захаровского Адмиралтейства с его внутренним рустом, или на парадной лестнице кремлевского БКД. В данном случае, в атриумах школы оно продиктовано не только авторским замыслом, но и обстоятельствами реконструкции, когда внешний фасад становится частью интерьера атриума.
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова

Имманентные контрасты переходного пространства подчеркнуты: на репрезентативные качества, заставляющие входящего внутренне собраться, работает не только декор вчерашних фасадных стен и двусветный масштаб, но и открытые протяженные лестницы, а особенно – их черный цвет. Полы во вторых ярусах атриумов и лестницы – угольно-черные, а полы первых этажей расчерчены крупным серо-черным зигзагом. Что, конечно, не классическая шахматная клетка, но поневоле заставляет вспомнить хрестоматийную картину Ге, на которой Петр I допрашивает своего сына.

Эффект умножается прохладным зеленовато-прозрачным, но отражающим детали стеклом. На длинных лестницах, умещённых вдоль стен южного корпуса, где с одной стороны фасад Гаральда Боссе, а с другой прикрытая структурным стеклом стена аудитории, отражение удается если не удвоить (будем честны, это нереально), то психологически расширить узкое пространство.
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реконструкция
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова

Репрезентативная серьезность атриумов, вполне уместная – всё же здесь готовят на MBA – уравновешивается приемами, успокоительными для человеческого глаза: обилием дерева, от отрытых кровельных балок до перил стеклянных балюстрад; дневным светом, светлой серо-белой окраской стен, интерьерной и отличной от имитирующего известняк палевого цвета фасадов снаружи. Между тем в помещениях определенно интерьерных – например, в аудиториях, прохладная геометрия уходит, приемы становятся свободнее и современнее: чего стоит хотя бы волнообразный потолок из деревянных плашек над контрастными черно-белыми рядами сидений.
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова

Реконструкция, таким образом, выглядит достаточно смелой и масштабной: здание всерьез переделали, изменив функцию, объем, добавив множество деталей. Ощущения, которые испытает вошедший, вряд ли позволят ему самостоятельно, без подсказки догадаться, что комплекс раньше был конюшней – такое будет под силу не любому посетителю и не сразу. Сохранено и отреставрировано многое, но и добавлено немало откровенно нового, здание изменилось и стало другим. В получившемся комплексе не так много трепета перед прежним Конюшенным двором, никто не сдувал с памятника пылинок, хотя и не ломал намеренно. Это частая проблема реконструкций: если мы ждем от них только консервации, то будем глубоко разочарованы. Нет, получившееся здание – новое из старого.

Если говорить точнее, то здесь соблюден баланс трех составляющих. Все, что можно: стены и их декор внутри и снаружи там, где был цел, чугунные колонны и такая же решетка арочного витража, сохранили и подлатали. Это – подлинная историческая часть здания, её тут не меньше половины и она (теперь) в хорошем состоянии. Что важно, так как после десяти лет запустения комплекс бывших конюшен был почти руиной. Вторая часть – новое, его много, так как четыре двора перекрыты и превращены в части здания, а средний корпус стал атриумом; структура здания изменилась радикально, но и не только структура, но и ощущение от интерьера, теперь насыщенного фактурой современности – прозрачного, прохладного, металлического. Даже дерево – не такое, каким его видел XIX век. Третья часть – силуэт и пропорции. Они и новые, и старые: так как архитекторы разобрали корпуса 1960-х, комплекс вернулся к своему исходному «распластанному» состоянию, да и кровли не получили никаких лишних мансард – они скатные, хотя в некоторых случаях стеклянные. Восстановление силуэта, не помешавшее добавить довольно-таки много полезной площади – дань истории памятника. Все три составляющие: старое, новое и некий диктат композиционной справедливости, заставивший убрать «диссонирующие пристройки», составляют одно целое, и оно – именно реконструкция, поскольку здание преобразовано, переосмыслено и живет теперь совершенно иначе.

Самый крупный элемент современной части реконструкции «пророс» снаружи, за контурами исторического здания, между южным корпусом бывших конюшен и Петербургским шоссе. Это большой конференц-зал на 450 мест, для которого не нашлось места в историческом здании. Его остро-овальный объем, больше чем наполовину зарывшийся в землю, перекрыт уплощенным куполом, снаружи покрытым декоративными треугольниками геодезического вида. Он отнесен на 20 метров к югу, поставлен нарочито под легким углом, в противовес строгой планировке основного комплекса, и соединен с ним совершенно стеклянным переходом. Ощущение пристыковавшейся к учебному корпусу летающей тарелки – очень острое и точное. Этот объем глубоко и совершенно чужд неоренессансному историзму Боссе, чего и не скрывает, хотя и делает попытку скрыться в земле, «втянуть голову в плечи». Внутренний вид конференц-зала вторит внешнему: декоративные панели потолка такие же треугольные, как и наружное покрытие купола, образно они одно целое, что подчеркивает сеть полос света, отраженная в зеркальном металле балкона для VIP-персон. Между тем собственно конференц-зал занимает вовсе не всё пространство под куполом – в боковых частях овала поместились IT-службы и компьютерные классы.
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Реставрация и приспособление
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Фотография © Маргарита Явейн, Татьяна Стрекалова
zooming
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Конюшенный корпус. Разрез. Реконструкция
© Студия 44
zooming
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Конюшенный корпус. Разрез. Реконструкция
© Студия 44

Акцентированное различие между историческим комплексом Главного учебного корпуса и «летающей тарелкой» его конференц-зала стало ядром всего замысла кампуса школы менеджмента в целом. Напряжение контраста здесь проявляется ярче всего, поскольку историческое и современное здание оказываются рядом. Впрочем, на деле все гармонично. Одно из задуманных в западной части кампуса современных зданий – кафе-клуб, уже построено и открыто для студентов. Оно заслуживает отдельного описания и о нём мы расскажем чуть позже. 
Загородный кампус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ). Аксонометрия. Зона нового строительства
© Студия 44


Поставщики, технологии

BUZON
Архитектор:
Никита Явейн
Мастерская:
Студия 44
Проект:
Главный учебный корпус Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского Государственного Университета (ВШМ СПБГУ)
Россия, Санкт-Петербург, г. Петродворец, С.-Петербургское шоссе, д. 109

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н. Явейн, П. Соколов, Ж. Разумова, В. Парфёнов
при участии Н. Жукова, А. Скорик, Я. Реут, Е. Алёшиной, М. Спивак
Архитекторы-реставраторы: Т. Андреева, А. Карасева, Ю. Комарова, О. Кузеванов, Е. Лабинова, С. Морозова, О. Рогачёва, Е. Сорокина
Конструкторы: И. Ляшко, Д. Кресов, Н. Просветова, А. Денисов
Авторский надзор: Г. Иванов, Д. Ярошевский, В. Антипин

Генподрядчик: ООО «Сэтл Сити»

2014 – 2015

Заказчики - Федеральное Агентство по образованию, Санкт-Петербургский Государственный университет

 

08 Декабря 2015

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Музей на железной дороге
Новое здание Кантонального музея изящных искусств по проекту Barozzi Veiga – первый пункт мастерплана этих архитекторов: рядом с вокзалом Лозанны возникает арт-квартал Platform 10.
Курортная история
Про участок в Геленджике, планы развития которого начались в 2005 году и пришли к завершению только сейчас, миновав стадии многоквартирного дома среднего, затем большого размера и наконец воплотившись в таунхаусы со скатными кровлями.
Пресса: «Больше Щусева»
Проект реконструкции Каланчевского путепровода дважды изменен по настоянию градозащитников.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.