Разбор по кирпичикам

Самое интересное из обсуждения результатов исследования четырех самых комфортных городов мира, проведенного на фестивале «Зодчество».

author pht

Автор текста:
Елена Петухова

mainImg
Презентация результатов исследований в рамках проекта «Идеальный город» на фестивале «Зодчество-2017»
Фрагмент экспозиции проекта «Идеальный город» на фестивале «Зодчество-2017»

Александр Острогорский: Мы представляем промежуточный результат исследовательского проекта «Идеальный город», который бюро Kleinewelt Architekten вместе с коллегами из компании Habidatum и бюро КБ23, при участии группы стажеров, получили после почти двухмесячного процесса сбора и обработки информации.
 
Сергей Переслегин: Проект «Идеальный город» (подробнее о проекте читайте в интервью) начинался как попытка представить себе город, в котором каждый из нас хотел бы жить, работать, учиться, воспитывать детей.
Фрагмент экспозиции проекта «Идеальный город» на фестивале «Зодчество-2017»

АС: Все начиналось с идеи об идеальном городе. Для нас было важно начать разговор о том, каково могло бы быть сейчас идеальное пространство для жизни.

СП: Идея оформилась в проектное предложение, которое было представлено на Арх Москве.

АС: Тогда же была анонсирована программа проекта-исследования, целью которого стало бы получение ответа на вопрос, может ли город быть идеальным. Мы отнеслись к этому проекту как к учебному.
Причем исключительно в индивидуальном, прикладном порядке. Мы хотели расширить свой собственный кругозор. Для начала мы решили узнать, что происходит даже не в идеальных, а в очень хороших городах. Мы пригласили студентов-практикантов присоединиться к этой работе.

СП: И решили посмотреть, какие качества городов являются наиболее важными. Города для исследования были выбраны с учетом ежегодных рейтингов, выпускаемых авторитетными изданиями и агентствами, в которых города выстраиваются в иерархию по определенным параметрам. И постоянные лидеры этих рейтингов – это группа городов, жители которых чувствуют себя наиболее счастливыми.

АС: Мы решили рассмотретьчетыре города из разных частей света, которые чаще всего лидируют в рейтингах качества жизни: Вену, Ванкувер, Мельбурн и Сингапур.
Фрагмент экспозиции проекта «Идеальный город» на фестивале «Зодчество-2017»
Фрагмент экспозиции проекта «Идеальный город» на фестивале «Зодчество-2017»
Фрагмент экспозиции проекта «Идеальный город» на фестивале «Зодчество-2017»
Сравнение территорий городов на спутниковых снимках. Слева (сверху -вниз): Вена, Ванкувер, Сингапур. Справа: Мельбурн

СП: Были проанализированы планы этих четырех городов, и их размеры. Элементарное сравнение показывает, что размеры абсолютно не важны. Город может быть большой или маленький по площади, и там и там людям нравится. Следующий вопрос: должна ли у города быть четкая граница? Или он может бесконечно сам себя продуцировать на свободное пространство? Граница безусловно важна. Мы видим это на примере Вены, Ванкувера и Сингапура, с его естественной границей. Лишь Мельбурн выбивается из этого принципа.
Сравнение площади территории городов в официальных границах. Слева (сверху-вниз): Вена, Ванкувер, Сингапур. Справа: Мельбурн
Сравнение «зеленых зон» или природного каркаса городов. Слева (сверху-вниз): Вена, Ванкувер, Сингапур. Справа: Мельбурн

АС: Отсутствие естественной границы у Мельбурна во многих стратегиях развития этого города считается самой большой проблемой в его жизни. Следующий вопрос, который мы оценивали: каким природным каркасом обладают эти города?
Сравнение «зеленых зон» в городах. Сверху-вниз: Вена, Ванкувер, Сингапур, Мельбурн. Если смотреть на эти схемы, по всем городам, кроме Сингапура, предпочитают стратегию малых дел или микровключений, которые компенсируют отсутствие больших парков, больших зеленых территорий в городе. А Сингапур сделал один большой парк в центре, до которого всем быстро доехать или дойти.

СП: В исследуемых городах природный каркас внутри города почти отсутствует. В городе зелени очень мало, в основном превалирует плотная городская застройка. Каждый город на протяжении своей истории индивидуально решал вопрос с зелеными зонами, используя комплексные стратегии развития.

АС: Особенно интересен в этом плане Сингапур, уничтоживший все природное окружение на острове. Для того чтобы компенсировать эту проблему, Сингапур очень много вкладывает в неестественную природу, то есть в парки, сады, иногда, совершенно футуристические парки-аттракционы. То есть он разменивает природу настоящую на природу искусственную.

Вена, как и Москва, совершает статистическую подмену – административно присоединяя к территории города большие зеленые пространства, и таким образом обеспечивает чуть ли не 40% площади зеленых территорий.
Сравнение транспортных каркасов городов. Слева (сверху-вниз): Вена, Ванкувер, Сингапур. Справа: Мельбурн

СП: Вена «питается» зеленью за счет окружения, переходящего в альпийские предгорья, при почти 100% застроенности исторической городской ткани.

АС: Ванкувер похож на Вену. Он находится в замечательном природном окружении. А вот Мельбурн, отчасти напоминающий Москву с ее экспансией в Подмосковные территории, застроил жильем большие пространства вокруг себя. В жарком австралийском климате это привело к тому, что одной из самых серьезных климатических угроз для Мельбурна являются пожары.

СП: Рассмотрим транспортный каркас.
Профили самых широких дорог в городах. Верхний ряд: Вена, Ванкувер. Нижний ряд: Сингапур, Мельбурн

СП: В Вене с ее радиальной системой дорог четко выделяется центр, через который проходит главная улица и две набережные Дуная, используемые как транспортные артерии. Передвигаться по городу было непросто, пока не были применены кардинальные меры – построена сквозная трасса, благодаря которой существенно снизилась транспортная нагрузка на центр. Перемещение пешеходов и велосипедистов по центру города стало более комфортным.

АС: При анализе транспортной сетки городов мы исследовали не только систему организации дорожного движения, но и вопрос структуры ткани города. Мы знаем, что, например, в Москве, накладываются друг на друга две неоптимальные системы – радиально-кольцевая центра города и крупная сетка микрорайонов, не обеспечивающая нужного соотношения площади дорог к площади города. Поэтому нам было очень интересно посмотреть, как устроена идеальная дорожная сеть и как она возникает.

Рассматривая четыре наших случая, мы выявили три базовых варианта. Структура Вены близка к радиально-кольцевой. Ванкувер и Мельбурн – это города, построенные в середине XIX века английскими и французскими колонистами, поэтому там очень понятная ортогональная сетка. Сингапур – это третий случай, основанный на сращивании нескольких точек роста, благодаря чему образовалась сложная структура.
Сравнение функционального зонирования городов. Слева (сверху-вниз): Вена, Ванкувер, Сингапур. Справа: Мельбурн.

СП: Мы проанализировали профили самых широких дорог в городах. Сразу обращает на себя внимание то, что проезжая часть всегда разделена зеленой зоной, бульваром или просто буферной зоной.

АС: Во всех городах довольно прилично обстоят дела со скоростью движения и с системой общественного транспорта, хотя последним все пользуются по-разному. В пику недавним московским дискуссиям о том, что в наиболее комфортных городах все пользуются общественным транспортом – нашими данными это утверждение не подтверждается. В проанализированных нами городах уровень использования городского транспорта не очень высокий. Лишь в Вене – в районе 50 процентов, а в Ванкувере – в районе 15%, в Мельбурне – 11%. Большинство жителей ездят на автомобилях. Об этом сокрушаются городские власти и регулярно прописывают в стратегиях развитие планов по повышению процента поездок на общественном транспорте. Но пока ситуация не меняется. Исключение – лишь Сингапур, где общественный транспорт в день перевозит в полтора раза больше людей, чем живет в городе (7 миллионов пассажиров против 5 миллионов жителей).

СП: Дальше мы рассматривали схемы функционального зонирования.
Схема центров социальной активности, полученная на платформе «Хронотоп», разработанной бюро Habidatum, показывает источники (локацию) сообщений в социальных сетях в конкретное время суток. Взяты данные за несколько суток июля 2016 года и, которые позволили определить места наибольшей активности в течении дня. Сверху-вниз: Вена, Ванкувер, Сингапур, Мельбурн.

АС: Они достаточно приблизительные, так как вычислялись по открытым источникам, в первую очередь, по стратегиям развития городов, которые мы сверяли с данными, полученными нашими коллегами из Habidatum. Мы ограничились крупными фрагментами и доминирующими в них функциями. Условные обозначения: желтый – жилье, красное и коричневое – деловые функции. Видно, что вне зависимости от структуры застройки жилье и бизнес перемешаны. Жилья, конечно, всегда больше, но тотального разделения жилья и работы нет нигде.

СП: Данные показывают, что вне зависимости от планировки города, ортогональной или радикально-кольцевой сетки дорог, все равно существует некий центр притяжения, исторический, функциональный и так далее, где люди проводят время. Таким образом, можно сделать вывод, что все эти города моноцентричны.
Сравнение структуры застройки центральных тестовых квадратов. Верхний ряд: Вена, Ванкувер. Нижний ряд: Сингапур, Мельбурн

АС: Точнее, в них есть центр активности, популярный утром, днем и вечером, в котором сосредоточены достопримечательности, крупнейшие учреждения, бизнес-центры, учебные заведения, места развлечений и есть какое-то количество центров поменьше.

СП: Следующим нашим шагом было исследование этих городов на примере трех характерных тестовых площадок.

АС: Мы вырезали из плана города три квадрата, со стороной по 700-800 метров, в центре, на периферии и ровно между ними.
Сравнение структуры застройки срединных тестовых квадратов. Слева-направо: Ванкувер, Сингапур
Сравнение структуры застройки окраинных тестовых квадратов. Слева-направо: Вена, Мельбурн
Сравнение функционального наполнения центральных тестовых квадратов. Слева: Вена. Справа: Ванкувер.

Достаточно легко можно угадать города на примере центральных квадратов. Чем дальше от центра, тем сложнее. Городская застройка теряет свою индивидуальность. Потом мы проанализировали функциональное наполнение квадратов.
Сравнение функционального наполнения центральных тестовых квадратов. Слева: Сингапур. Справа: Мельбурн.
Локализация и функциональное наполнение центров притяжения срединных квадратов. Верхний ряд: Вена, Ванкувер. Нижний ряд: Сингапур, Мельбурн

СП: Результаты показывают, что в центральных квадратах есть все. Разве что в Вене – больше жилья, а в других городах жилья почти не осталось. В высотной застройке Ванкувера и Сингапура на первых этажах его нет совсем. Оно расположено выше, на верхних этажах башен.
Наиболее характерные типы жилых домов в центральных, срединных и окраинных районов городов. Верхний ряд: Вена, Ванкувер. Нижний ряд: Сингапур, Мельбурн

АС: Средние квадраты демонстрируют уже несколько другую картину. Появляются дополнительные функции: социальная инфраструктура, культурные объекты. В этих срединных районах складываются свои собственные центры притяжения. Среди функций превалирует жилье. Причем в разных городах разные типологии жилья.
Ключевые особенности застройки и городского планирования всех четырех городов.

СП: Сравнив все три тестовых квадрата в четырех городах, мы сделали следующие выводы:
– ни в одном из городов квартальная застройка не преобладает, даже там, где есть ортогональная сетка;
– существует огромный выбор жилья. Человек может найти жилье по своему вкусу: хоть в трущобах, хоть в панельных пятиэтажках, хоть в небоскребах, хоть в таунхаусах. Это разнообразие является одним из факторов, объясняющих, почему людям нравится жить в этих городах.

АС: Из общих черт я бы еще отметил одинаковое отношение к приватному и публичному пространству и к средней плотности, вне зависимости от характера застройки.

СП: Важно отметить, что каждый из этих четырех городов на протяжении последних 50 лет имел стратегию развития, обновляемую каждую декаду или через 15 лет. В этих стратегиях каждый из городов ставил перед собой разные цели, критически оценивая актуальное состояние города и результативность ранее принятых стратегий. И эта постоянная работа по анализу пройденного пути, допущенных ошибок или нерешенных задач – объединяет эти города.

Например, Вена с середины семидесятых годов прошлого века решала задачу беспрепятственного перемещения по городу для велосипедистов и пешеходов. Были построены легкие мосты через реку и железнодорожные пути, благодаря которым сейчас город можно пересечь, не слезая с велосипеда.

СП: И процесс продолжается. Идет постоянная работа по подготовке и реализации новых стратегий, генпланов, программ.

АС: Они не ставят перед собой каких-то фантастических, идеалистических целей. Все вписывается в рамки вполне приземленных, общечеловеческих задач: остановка разрастания территории города, повышение плотности и эффективности использования территории, увеличение количества зеленых зон в городской ткани и так далее.
Презентация результатов исследований в рамках проекта «Идеальный город» на фестивале «Зодчество-2017»

СП: Параллельно с градостроительными исследованиями мы провели социологическое исследование совместно с бюро КБ-23, специализирующимся на городской экономике и экологии. По результатам этого исследования составили собирательный портрет жителя наших четырех городов – пользователя тех пространств и тех сервисов, которые мы изучали. Семейное положение, политические пристрастия и тому подобное.

АС: На этом мы не заканчиваем наш проект. Следующий этап – соединение аккумулированной информации и знаний с нашими приоритетами и с российской реальностью. Он займет ближайшие несколько месяцев и, ориентировочно, зимой, мы представим его результаты.
Зрители на презентации результатов исследований в рамках проекта «Идеальный город» на фестивале «Зодчество-2017»
Фрагмент экспозиции проекта «Идеальный город» на фестивале «Зодчество-2017»
Фрагмент экспозиции проекта «Идеальный город» на фестивале «Зодчество-2017»
***

Проект «Идеальный город» продолжается. Его участники и партнеры, бюро Kleinewelt Architekten, КБ23, Habidatum, студенты профильных вузов и специалисты из смежных областей намерены перевести полученные знания в практическую плоскость. Следить за развитием проекта можно на сайте: kleineweltidealcity.com
 

22 Ноября 2017

author pht

Автор текста:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Илья Заливухин: «Необходимо увеличение плотности...
Куратор проекта «Москва Высотная» Илья Заливухин рассказал о проблемах растущего населения российской столицы, перспективах развития Москвы вверх и проектах прошлого, которые могут стать нашим будущим. Все это можно будет увидеть в начале октября на фестивале «Зодчество».
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.