Разбор по кирпичикам

Самое интересное из обсуждения результатов исследования четырех самых комфортных городов мира, проведенного на фестивале «Зодчество».

author pht

Автор текста:
Елена Петухова

mainImg
Презентация результатов исследований в рамках проекта «Идеальный город» на фестивале «Зодчество-2017»
Фрагмент экспозиции проекта «Идеальный город» на фестивале «Зодчество-2017»

Александр Острогорский: Мы представляем промежуточный результат исследовательского проекта «Идеальный город», который бюро Kleinewelt Architekten вместе с коллегами из компании Habidatum и бюро КБ23, при участии группы стажеров, получили после почти двухмесячного процесса сбора и обработки информации.
 
Сергей Переслегин: Проект «Идеальный город» (подробнее о проекте читайте в интервью) начинался как попытка представить себе город, в котором каждый из нас хотел бы жить, работать, учиться, воспитывать детей.
Фрагмент экспозиции проекта «Идеальный город» на фестивале «Зодчество-2017»

АС: Все начиналось с идеи об идеальном городе. Для нас было важно начать разговор о том, каково могло бы быть сейчас идеальное пространство для жизни.

СП: Идея оформилась в проектное предложение, которое было представлено на Арх Москве.

АС: Тогда же была анонсирована программа проекта-исследования, целью которого стало бы получение ответа на вопрос, может ли город быть идеальным. Мы отнеслись к этому проекту как к учебному.
Причем исключительно в индивидуальном, прикладном порядке. Мы хотели расширить свой собственный кругозор. Для начала мы решили узнать, что происходит даже не в идеальных, а в очень хороших городах. Мы пригласили студентов-практикантов присоединиться к этой работе.

СП: И решили посмотреть, какие качества городов являются наиболее важными. Города для исследования были выбраны с учетом ежегодных рейтингов, выпускаемых авторитетными изданиями и агентствами, в которых города выстраиваются в иерархию по определенным параметрам. И постоянные лидеры этих рейтингов – это группа городов, жители которых чувствуют себя наиболее счастливыми.

АС: Мы решили рассмотретьчетыре города из разных частей света, которые чаще всего лидируют в рейтингах качества жизни: Вену, Ванкувер, Мельбурн и Сингапур.
Фрагмент экспозиции проекта «Идеальный город» на фестивале «Зодчество-2017»
Фрагмент экспозиции проекта «Идеальный город» на фестивале «Зодчество-2017»
Фрагмент экспозиции проекта «Идеальный город» на фестивале «Зодчество-2017»
Сравнение территорий городов на спутниковых снимках. Слева (сверху -вниз): Вена, Ванкувер, Сингапур. Справа: Мельбурн

СП: Были проанализированы планы этих четырех городов, и их размеры. Элементарное сравнение показывает, что размеры абсолютно не важны. Город может быть большой или маленький по площади, и там и там людям нравится. Следующий вопрос: должна ли у города быть четкая граница? Или он может бесконечно сам себя продуцировать на свободное пространство? Граница безусловно важна. Мы видим это на примере Вены, Ванкувера и Сингапура, с его естественной границей. Лишь Мельбурн выбивается из этого принципа.
Сравнение площади территории городов в официальных границах. Слева (сверху-вниз): Вена, Ванкувер, Сингапур. Справа: Мельбурн
Сравнение «зеленых зон» или природного каркаса городов. Слева (сверху-вниз): Вена, Ванкувер, Сингапур. Справа: Мельбурн

АС: Отсутствие естественной границы у Мельбурна во многих стратегиях развития этого города считается самой большой проблемой в его жизни. Следующий вопрос, который мы оценивали: каким природным каркасом обладают эти города?
Сравнение «зеленых зон» в городах. Сверху-вниз: Вена, Ванкувер, Сингапур, Мельбурн. Если смотреть на эти схемы, по всем городам, кроме Сингапура, предпочитают стратегию малых дел или микровключений, которые компенсируют отсутствие больших парков, больших зеленых территорий в городе. А Сингапур сделал один большой парк в центре, до которого всем быстро доехать или дойти.

СП: В исследуемых городах природный каркас внутри города почти отсутствует. В городе зелени очень мало, в основном превалирует плотная городская застройка. Каждый город на протяжении своей истории индивидуально решал вопрос с зелеными зонами, используя комплексные стратегии развития.

АС: Особенно интересен в этом плане Сингапур, уничтоживший все природное окружение на острове. Для того чтобы компенсировать эту проблему, Сингапур очень много вкладывает в неестественную природу, то есть в парки, сады, иногда, совершенно футуристические парки-аттракционы. То есть он разменивает природу настоящую на природу искусственную.

Вена, как и Москва, совершает статистическую подмену – административно присоединяя к территории города большие зеленые пространства, и таким образом обеспечивает чуть ли не 40% площади зеленых территорий.
Сравнение транспортных каркасов городов. Слева (сверху-вниз): Вена, Ванкувер, Сингапур. Справа: Мельбурн

СП: Вена «питается» зеленью за счет окружения, переходящего в альпийские предгорья, при почти 100% застроенности исторической городской ткани.

АС: Ванкувер похож на Вену. Он находится в замечательном природном окружении. А вот Мельбурн, отчасти напоминающий Москву с ее экспансией в Подмосковные территории, застроил жильем большие пространства вокруг себя. В жарком австралийском климате это привело к тому, что одной из самых серьезных климатических угроз для Мельбурна являются пожары.

СП: Рассмотрим транспортный каркас.
Профили самых широких дорог в городах. Верхний ряд: Вена, Ванкувер. Нижний ряд: Сингапур, Мельбурн

СП: В Вене с ее радиальной системой дорог четко выделяется центр, через который проходит главная улица и две набережные Дуная, используемые как транспортные артерии. Передвигаться по городу было непросто, пока не были применены кардинальные меры – построена сквозная трасса, благодаря которой существенно снизилась транспортная нагрузка на центр. Перемещение пешеходов и велосипедистов по центру города стало более комфортным.

АС: При анализе транспортной сетки городов мы исследовали не только систему организации дорожного движения, но и вопрос структуры ткани города. Мы знаем, что, например, в Москве, накладываются друг на друга две неоптимальные системы – радиально-кольцевая центра города и крупная сетка микрорайонов, не обеспечивающая нужного соотношения площади дорог к площади города. Поэтому нам было очень интересно посмотреть, как устроена идеальная дорожная сеть и как она возникает.

Рассматривая четыре наших случая, мы выявили три базовых варианта. Структура Вены близка к радиально-кольцевой. Ванкувер и Мельбурн – это города, построенные в середине XIX века английскими и французскими колонистами, поэтому там очень понятная ортогональная сетка. Сингапур – это третий случай, основанный на сращивании нескольких точек роста, благодаря чему образовалась сложная структура.
Сравнение функционального зонирования городов. Слева (сверху-вниз): Вена, Ванкувер, Сингапур. Справа: Мельбурн.

СП: Мы проанализировали профили самых широких дорог в городах. Сразу обращает на себя внимание то, что проезжая часть всегда разделена зеленой зоной, бульваром или просто буферной зоной.

АС: Во всех городах довольно прилично обстоят дела со скоростью движения и с системой общественного транспорта, хотя последним все пользуются по-разному. В пику недавним московским дискуссиям о том, что в наиболее комфортных городах все пользуются общественным транспортом – нашими данными это утверждение не подтверждается. В проанализированных нами городах уровень использования городского транспорта не очень высокий. Лишь в Вене – в районе 50 процентов, а в Ванкувере – в районе 15%, в Мельбурне – 11%. Большинство жителей ездят на автомобилях. Об этом сокрушаются городские власти и регулярно прописывают в стратегиях развитие планов по повышению процента поездок на общественном транспорте. Но пока ситуация не меняется. Исключение – лишь Сингапур, где общественный транспорт в день перевозит в полтора раза больше людей, чем живет в городе (7 миллионов пассажиров против 5 миллионов жителей).

СП: Дальше мы рассматривали схемы функционального зонирования.
Схема центров социальной активности, полученная на платформе «Хронотоп», разработанной бюро Habidatum, показывает источники (локацию) сообщений в социальных сетях в конкретное время суток. Взяты данные за несколько суток июля 2016 года и, которые позволили определить места наибольшей активности в течении дня. Сверху-вниз: Вена, Ванкувер, Сингапур, Мельбурн.

АС: Они достаточно приблизительные, так как вычислялись по открытым источникам, в первую очередь, по стратегиям развития городов, которые мы сверяли с данными, полученными нашими коллегами из Habidatum. Мы ограничились крупными фрагментами и доминирующими в них функциями. Условные обозначения: желтый – жилье, красное и коричневое – деловые функции. Видно, что вне зависимости от структуры застройки жилье и бизнес перемешаны. Жилья, конечно, всегда больше, но тотального разделения жилья и работы нет нигде.

СП: Данные показывают, что вне зависимости от планировки города, ортогональной или радикально-кольцевой сетки дорог, все равно существует некий центр притяжения, исторический, функциональный и так далее, где люди проводят время. Таким образом, можно сделать вывод, что все эти города моноцентричны.
Сравнение структуры застройки центральных тестовых квадратов. Верхний ряд: Вена, Ванкувер. Нижний ряд: Сингапур, Мельбурн

АС: Точнее, в них есть центр активности, популярный утром, днем и вечером, в котором сосредоточены достопримечательности, крупнейшие учреждения, бизнес-центры, учебные заведения, места развлечений и есть какое-то количество центров поменьше.

СП: Следующим нашим шагом было исследование этих городов на примере трех характерных тестовых площадок.

АС: Мы вырезали из плана города три квадрата, со стороной по 700-800 метров, в центре, на периферии и ровно между ними.
Сравнение структуры застройки срединных тестовых квадратов. Слева-направо: Ванкувер, Сингапур
Сравнение структуры застройки окраинных тестовых квадратов. Слева-направо: Вена, Мельбурн
Сравнение функционального наполнения центральных тестовых квадратов. Слева: Вена. Справа: Ванкувер.

Достаточно легко можно угадать города на примере центральных квадратов. Чем дальше от центра, тем сложнее. Городская застройка теряет свою индивидуальность. Потом мы проанализировали функциональное наполнение квадратов.
Сравнение функционального наполнения центральных тестовых квадратов. Слева: Сингапур. Справа: Мельбурн.
Локализация и функциональное наполнение центров притяжения срединных квадратов. Верхний ряд: Вена, Ванкувер. Нижний ряд: Сингапур, Мельбурн

СП: Результаты показывают, что в центральных квадратах есть все. Разве что в Вене – больше жилья, а в других городах жилья почти не осталось. В высотной застройке Ванкувера и Сингапура на первых этажах его нет совсем. Оно расположено выше, на верхних этажах башен.
Наиболее характерные типы жилых домов в центральных, срединных и окраинных районов городов. Верхний ряд: Вена, Ванкувер. Нижний ряд: Сингапур, Мельбурн

АС: Средние квадраты демонстрируют уже несколько другую картину. Появляются дополнительные функции: социальная инфраструктура, культурные объекты. В этих срединных районах складываются свои собственные центры притяжения. Среди функций превалирует жилье. Причем в разных городах разные типологии жилья.
Ключевые особенности застройки и городского планирования всех четырех городов.

СП: Сравнив все три тестовых квадрата в четырех городах, мы сделали следующие выводы:
– ни в одном из городов квартальная застройка не преобладает, даже там, где есть ортогональная сетка;
– существует огромный выбор жилья. Человек может найти жилье по своему вкусу: хоть в трущобах, хоть в панельных пятиэтажках, хоть в небоскребах, хоть в таунхаусах. Это разнообразие является одним из факторов, объясняющих, почему людям нравится жить в этих городах.

АС: Из общих черт я бы еще отметил одинаковое отношение к приватному и публичному пространству и к средней плотности, вне зависимости от характера застройки.

СП: Важно отметить, что каждый из этих четырех городов на протяжении последних 50 лет имел стратегию развития, обновляемую каждую декаду или через 15 лет. В этих стратегиях каждый из городов ставил перед собой разные цели, критически оценивая актуальное состояние города и результативность ранее принятых стратегий. И эта постоянная работа по анализу пройденного пути, допущенных ошибок или нерешенных задач – объединяет эти города.

Например, Вена с середины семидесятых годов прошлого века решала задачу беспрепятственного перемещения по городу для велосипедистов и пешеходов. Были построены легкие мосты через реку и железнодорожные пути, благодаря которым сейчас город можно пересечь, не слезая с велосипеда.

СП: И процесс продолжается. Идет постоянная работа по подготовке и реализации новых стратегий, генпланов, программ.

АС: Они не ставят перед собой каких-то фантастических, идеалистических целей. Все вписывается в рамки вполне приземленных, общечеловеческих задач: остановка разрастания территории города, повышение плотности и эффективности использования территории, увеличение количества зеленых зон в городской ткани и так далее.
Презентация результатов исследований в рамках проекта «Идеальный город» на фестивале «Зодчество-2017»

СП: Параллельно с градостроительными исследованиями мы провели социологическое исследование совместно с бюро КБ-23, специализирующимся на городской экономике и экологии. По результатам этого исследования составили собирательный портрет жителя наших четырех городов – пользователя тех пространств и тех сервисов, которые мы изучали. Семейное положение, политические пристрастия и тому подобное.

АС: На этом мы не заканчиваем наш проект. Следующий этап – соединение аккумулированной информации и знаний с нашими приоритетами и с российской реальностью. Он займет ближайшие несколько месяцев и, ориентировочно, зимой, мы представим его результаты.
Зрители на презентации результатов исследований в рамках проекта «Идеальный город» на фестивале «Зодчество-2017»
Фрагмент экспозиции проекта «Идеальный город» на фестивале «Зодчество-2017»
Фрагмент экспозиции проекта «Идеальный город» на фестивале «Зодчество-2017»
***

Проект «Идеальный город» продолжается. Его участники и партнеры, бюро Kleinewelt Architekten, КБ23, Habidatum, студенты профильных вузов и специалисты из смежных областей намерены перевести полученные знания в практическую плоскость. Следить за развитием проекта можно на сайте: kleineweltidealcity.com
 

22 Ноября 2017

author pht

Автор текста:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Пресса: Профессиональная герметичность: ее причины и пути...
В этом году так случилось, что в графике командировок "Парадного квартала" два топовых профессиональных мероприятия (Forum Russia 100+ и Зодчество`17) практически совпали во времени. И вот, прилетая из Екатеринбурга в Москву на заключительный день Зодчества, попадаем на удивительно интересную дискуссию архитекторов, оперирующих удивительными словами: сервильность, герметичность. Разговор получился откровенным, эмоции сильными, мысли альтернативными... Для наших читателей мы решили подать этот материал в виде своеобразного "цитатника". Вся дискуссия была безумно интересной, но мы постарались выбрать то, что нам показалось самым-самым.
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Илья Заливухин: «Необходимо увеличение плотности...
Куратор проекта «Москва Высотная» Илья Заливухин рассказал о проблемах растущего населения российской столицы, перспективах развития Москвы вверх и проектах прошлого, которые могут стать нашим будущим. Все это можно будет увидеть в начале октября на фестивале «Зодчество».
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Илья Заливухин: «Необходимо увеличение плотности...
Куратор проекта «Москва Высотная» Илья Заливухин рассказал о проблемах растущего населения российской столицы, перспективах развития Москвы вверх и проектах прошлого, которые могут стать нашим будущим. Все это можно будет увидеть в начале октября на фестивале «Зодчество».
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Сейчас на главной
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.
Бранденбургские колоннады
На этих выходных открывается долгожданный для жителей и посетителей немецкой столицы аэропорт Берлин-Бранденбург – BER. Его архитекторы – бюро gmp, авторы закрывающегося с открытием BER Тегеля.
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.