Владимир Плоткин: «Ряд Фибоначчи никто не отменял»

Продолжает публикации проекта «Эталон качества» интервью с Владимиром Плоткиным: о математике в архитектуре, поисках идеальной формы, амбициях и усредненности.

author pht

Беседовала:
Елена Петухова

mainImg
zooming
Владимир Плоткин, главный архитектор ТПО «Резерв»

ТПО «Резерв» – один из безусловных лидеров российского архитектурного рынка, во многом благодаря уникальному дару его главного архитектора Владимира Плоткина находить тонкий баланс между прагматичностью и поэзией, творческим порывом и эффективностью пространственного жеста. Сочетание артистизма и тонкого художественного вкуса со знанием математических гармоний дает блестящий результат. Проекты и постройки ТПО «Резерв» узнаваемы, востребованы и высоко ценимы, как на профессиональном поле, так и взыскательными заказчиками. Принципы, которыми руководствуется лидер команды, с легкостью транслируются в любые типологические форматы от частной архитектуры до глобальных градостроительных концепций, гарантируя точность ответа на любой, даже самый сложно сформулированный вопрос и новое авторское прочтение на каждом следующем витке развития бюро. Представлям ответы Владимира Плоткина на основные вопросы нашего спецпроекта «Эталон качества»:


Видеосъемка и монтаж: Сергей Кузьмин.

Владимир Плоткин,
главный архитектор ТПО «Резерв»:


«Продукт нашей работы – архитектурное произведение. Наша работа должна быть качественной. Качественным может быть проект, но в любом виде деятельности – да и вообще по жизни, это философский закон – бесконечно важен результат. Результатом нашей деятельности в конечном итоге является реализация. Архитектурный продукт, которым ты занимаешься, должен быть реализован с наилучшим качеством. И тут надо принимать во внимание все аспекты: и свои возможности, и технические бюджетные возможности заказчика и так далее. Исходя из этих вводных данных, ты уже принимаешь решение, каким качеством должен обладать тот продукт, который ты собираешься реализовать. Когда речь идет просто о проекте, у которого есть шансы быть реализованным, он может быть проектом студийным, он может быть проектом конкурсным, тогда он самоценен. И тогда начинают работать несколько другие законы, несколько другие приоритеты. Ты заботишься об идеальной форме. Архитектура – это многоаспектная профессия: это и идеальная форма, это и идеальная функция, это идеально должно работать, должно соответствовать всем требованиям экономики и так далее. Плюс процесс: это должно приносить эмоциональное удовольствие, и физическое – в том смысле, что это приносит деньги. В пустоту архитектор не работает, в одиночку архитектор тоже не работает. Он должен думать и о себе, и о своих коллегах, сотрудниках, с которыми он работает. А если говорить просто об идеальном качественном продукте, его можно привести к совершенно простым элементарным параметрам: идеально спропорционированная форма, объём, в котором нет ничего лишнего и который достаточен сам по себе. Нет предела стремлению человека к совершенству.

Если говорить абстрактно об архитектурной деятельности, максимально оторванной, насколько это возможно абстрагированной, оторванной от практики, от реальности, от жизни, то, безусловно, конечным результатом архитектурной деятельности является форма. По форме, что бы мы ни говорили, какие бы аспекты мы ни принимали во внимание – социальные, экологические, экономические и так далее – наш результат оценивается по той форме, которую мы создаём. Форма включает в себя все: формообразование как таковое, и понимание того, как эта форма выполнена, пропорционирование, все прочие компоненты архитектурного продукта, ритмический ряд. Все это имеет для меня большое значение. Какой-то первородный жест или приём, который родился в пространстве нашего бюро или конкретно в моей голове – для меня это будет очень ценно и, наверное, ценнее, чем даже великолепно выполненная реализация, если что-то получается сильное и хорошее.

Форма, как конечный художественный продукт, может выражать или отражать то настроение или тот художественный мир, озарение, которое пришло, и нести какой-то посыл, месседж реципиенту. Безусловно, это никакими формулами, никакой математикой измерить невозможно и определить довольно сложно. Поэтому испокон веков, даже тысячелетий, люди пытаются найти эту формулу, нащупать эту формулу красоты. И в чём-то здесь можно согласиться, что существуют математические законы, которые определяют, что именно человеческое восприятие понимает под красивой формой, пропорцией, что хорошо, что плохо. Те же самые ритмические ряды, пропорциональные ряды, я уж не говорю про ряд Фибоначчи и так далее – этого никто не отменял. Если в твоем пропорционировании что-то такое можно вычислить, всегда можно потом проверить себя на совпадение с каким-то математическим рядом. Если это совпадение получается – честь тебе и хвала. Значит, твои ощущения не столько интуитивные, сколько, наверное, уже наработанные; это уже где-то на кончике пера или на кончике карандаша чувствуется. В годы обучения я этому придавал большое значение, именно математическим или геометрическим поискам красоты. Сейчас в значительно меньшей степени, потому что больше полагаешься на какие-то другие вещи, какие-то другие понятия. Хотя время от времени, иногда из соображений просто чистого любопытства, дай-ка, думаю, себя проверю или своих коллег, почему это у них получилось, почему мне это кажется невероятно красивым или, наоборот, крайне неудачным.

В своей практике мы с моими коллегами стараемся привести то архитектурное задание или тот архитектурный продукт к максимально – насколько это возможно – простой, максимально выразительной и уместной для конкретной ситуации оптимальной форме. Но жизнь непроста, и не в любую форму упаковывается ясное содержание. Иногда это содержание ровное, однородное, когда ты имеешь дело с жилыми домами или с гостиницами, где есть один и тот же повторяющийся элемент. Но чаще всего есть что-то выходящее, выдающееся из вот этого ряда. И, как правило, эти наиболее активные элементы себя выдают. И для честной архитектуры – почему бы это не выявить именно это проявление. Зачастую это даёт хороший эффект. В принципе, я на эту тему много рассуждал, потому что есть некая геометрически выверенная оболочка и есть внутреннее содержание. Внутреннее содержание должно прорываться наружу, оно должно себя заявить: я тут, я здесь, я вот такой, не спутайте меня ни с кем. В каком-то месте, да, форма разрывается, ломается, оттуда выскакивает что-то индивидуальное. Это придает зданию, объекту, возможно, градостроительному образованию ту самую индивидуальность, о которой мы мечтаем.

В России средний качественный уровень и архитекторов, и архитектуры, безусловно, вырос. Это легко объяснимо, потому что мы живем в едином информационном, культурном поле, происходит нормальный процесс общения и со своими коллегами, и с иностранными коллегами. Никаких секретов чисто технологических или чисто методологических уже не существует. И профессиональные бюро понимают алгоритм работы, понимают как работать с заданиями на проектирование, как работать с технологиями, как работать с материалами. Что касается стагнации, она, безусловно, присутствует. Первый момент – чисто экономический. С одной стороны, амбиции есть – в первую очередь у заказчиков-застройщиков – сделать что-то невероятное такое, чем можно поразить и потребителя, и покупателей, и весь мир. А с другой стороны, все взвешивается денежными и технологическими возможностями. В какой-то момент это успокаивается. Это транслируется и на нашу архитектурную деятельность. Второй аспект – аспект ментальности. Причем ментальности уже не столько архитектора, а потребителя и застройщика. На мой взгляд, есть абсолютно неправильно, превратно понимаемая парадигма или расчёт и ориентация на среднего покупателя, на усреднённый вкус среднего покупателя, которому нужно непременно потакать. Но это путь в никуда, это тупик. Это даже не ходьба на месте, это шаг назад, а то и два. Архитекторам надо работать, надо получать заказы. Они между вот этими пожеланиями, которые нужно уважать, и своим пониманием того, как это должно быть, пытаются как-то маневрировать, пытаются найти какое-то паллиативное компромиссное решение. И получается то, что получается. А получается тоска и скука».
 

18 Октября 2017

author pht

Беседовала:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Наталия Воинова, Илья Мукосей: «Скрижалей нет и быть...
В своем интервью для проекта «Эталон качества» Наталия Воинова и Илья Мукосей категорически протестуют против использования понятия «эталон» в сфере архитектуры, считая, что жесткие критерии оценки бесполезны.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Сергей Чобан: «Качество зависит от каждодневного...
Разговор о качестве в архитектуре продолжает интервью Сергея Чобана, который на собственном опыте доказал, что качественная архитектура и строительство – вопрос не географии или ментальности, а профессионализма и настойчивости архитектора.
Антон Надточий: «Архитектор ищет форму для хаоса»
Архитектура бюро ATRIUM обладает пластичной формой, формирует сложное пространство, создает иллюзию движения – в этой игре форм и пространств заложены смыслы, эмоции и функции, определяющие качество их архитектуры.
Юлий Борисов: «Наша главная проблема – время»
Для Юлия Борисова нет секрета в том, что такое качество. Об этом все сказано у Витрувия и в стандарте ИСО 8402-86. Но как сделать качественную архитектуру, а значит архитектуру, приносящую добро людям, – вот это вопрос, решением которого и занимается бюро UNK project.
DNK ag: «Параметров оценки очень много»
Разговор с Даниилом Лоренцем, Натальей Сидоровой и Константином Ходневым: о комплексности, уместности, поиске баланса и совместной работе, – продолжает цикл интервью проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.