author pht

Беседовала:
Елена Петухова

Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»

О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».

Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
ЖК «Садовые кварталы» в Хамовниках
Россия, Москва, ул. Усачева, вл. 11, кварталы 1, 4

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива – С. Скуратов
Главный архитектор проекта – А. Панёв
1 квартал: Н. Асадов, С. Безверхий, И. Голубев, И. Ильин, М. Кирьянова, Н. Овсянникова, П. Шалимов, И. Щепетков
4 квартал: А. Алендеев, А. Горобец, Е. Гуськова, Я. Дегтярева, М. Кирьянова, Ю. Ковалева, А. Коньков, Н. Овсянникова, Е. Тирских

2006 — 2014 / 2013

Заказчик: «М-Девелопмент», ЗАО «Интеко»
Генподрядчик: ООО «Дивидаг»
Смежники: «Метроспецстрой-Девелопер», «АМ Групп»
zooming

Сергей Скуратов,
президент компании «Сергей Скуратов Architects»

 
Достижение качества требует от архитектора полной самоотдачи и максимального контроля над процессом. Это как примечание к «закону бутерброда» – если что-то может быть построено криво или с ошибкой – скорее всего, так и будет. Только воля архитектора и его стремление реализовать задуманное с максимальным качеством заставляет этот анти-закон не работать на отдельно взятой стройплощадке. И чем сильнее талант архитектора, чем сильнее его убежденность в своих решениях, его страстное стремление к достижению недостижимого качества, тем лучше удается противостоять «бутербродным» принципам.

Сергей Скуратов обладает несгибаемой волей. Его служение качеству авторского видения и создаваемых образов, качеству проектных решений, качеству строительства – похоже на «крестовый поход», который своей истовостью и принципиальностью одновременно восхищает и пугает, как всякое явление, доступное немногим: тем, кто сознательно встал на этот путь и идет по нему, несмотря ни на что. На это способны единицы, и именно их трудом создается то, что войдет в историю.

Кажется, что Скуратов достиг максимально возможного мастерства в противостоянии случайностям или «закономерностям», способным нанести вред тому образу, который он создал и стремится реализовать. И, как это часто бывает на вершине мастерства, приходит понимание того, что кроме искусственно созданного, рационально осмысленного идеала возможно и даже необходимо нечто несовершенное, неправильное, способное вдохнуть жизнь в «идеальное творение» и превратить первоклассное здание в настоящее произведение архитектуры.

В интервью для проекта «Эталон качества» Сергей Скуратов говорит об основных слагаемых качественной архитектуры: проектной рутине, любви архитектора и его битве за свои идеалы.


Видеосъемка и монтаж: Сергей Кузьмин.

Сергей Скуратов,
президент компании «СЕРГЕЙ СКУРАТОВ ARCHITECTS»:

«Важно, чтобы естественное побеждало искусственное, чтобы эмоция побеждала разум. Разум без эмоции – это смерть. Рациональная архитектура – это архитектура смерти. Любые рациональные решения, в которых не присутствует эмоция, любовь, в которых не присутствует элемент какой-то внешней понятной дисгармонии – это мертвые вещи. Дисгармония в противовес гармонии, не дисгармония в смысле полный хаос, а какая-то неуравновешенная гармония, которая оставляет чувство сопричастности и обязательна. Это несовершенная архитектура. Несовершенная архитектура дополняется человеком. Совершенная архитектура – она человека выпихивает.

Дело в том, что качество и несовершенство – это абсолютно разные категории. Потому что качество – это категория описательная, она описывает некие свойства предмета, архитектуры, дома, которые определяют некий уровень ожиданий, уровень потребностей или уровень каких-то предполагаемых ограничений, свойств, и так далее. Категория несовершенства – эстетическая категория, связанная с особенностями, с композицией, особенностями восприятия. Это не ценностная категория. Когда мы говорим, что мы закладываем в композицию здания элементы несовершенства, это значит в моем понимании, что мы делаем это здание более живым, более человечным, более совершенным в каком-то смысле. Потому что все, что делает человека красивым, это как раз его элементы несовершенства. В этой уникальной композиции совершенства и несовершенства – в этом и есть смысл красоты и уникальности. Поэтому в моем понимании несовершенство – это достоинство. Но им надо очень дозированно пользоваться. Это очень сложная категория, и обучить этому сознательному несовершенству в рамках качества, в рамках условно качественной архитектуры, очень сложно.

Возьмем, например, мой проект Даниловского форта. Стены: в каком-то смысле качества они вроде бы несовершенны, они кривые. Когда мы говорим «кривая стена», это значит, что прямая стена хорошо, а кривая стена – это плохо. Почему они кривые, почему они вдавились под воздействием воздуха, который идет вдоль реки – это некий признак их несовершенства, мягкости, уязвимости. Но это, как раз наоборот, придает им абсолютную индивидуальность. Это делает их уникальными и, в каком-то смысле, совершенными. Добавляет им каких-то потребительских эстетических качеств. И поэтому с точки зрения качественной архитектуры они все сделаны очень качественно, а с точки зрения какой-то высшей философской или эстетической логики – это несовершенство.

Есть несколько факторов, которые обеспечивают качество архитектуры. Прежде всего, это знакомство. Вы с заказчиком просто должны почувствовать между собой какую-то химию, не любовь – взаимопонимание. У вас должна выработаться какая-то общая система ценностей. Заказчик выбирает лучшего для решения своих задач архитектора, а потом под этот проект выбирает лучшего подрядчика, выбирает лучшие строительные материалы, выбирает лучших исполнителей и так далее. И вместе с подрядчиком, вместе с заказчиком, архитектором, технологами, инженерами они добиваются лучшего проектного решения. Так получались такие здания, как Copper House, Art House, может быть, небоскреб на Мосфильмовской на каком-то этапе... Дальше архитектор должен сделать очень качественный проект. И что такое качественный проект? В первую очередь, это его градостроительное качество, адекватность месту, тщательность исследований, объемно-пространственная композиция, выбор материалов, функциональная новизна или адекватность. Он должен быть там востребован со своей функцией и необходим, он должен быть композиционно очень грамотно поставлен: его размеры, прилегающие пространства, зелень, благоустройство, дороги.

Второй момент – обязательно на ранних стадиях надо привлекать конструкторов, инженеров, технологов, пожарников – кого угодно, для того, чтобы потом не было каких-то сюрпризов, когда на роскошном здании, которое представляет собой прекрасную почти скульптуру – вылезают гигантские градирни, торчат со всех сторон. Поэтому мы всегда говорим: помимо хорошей идеи нужен грамотный проект, грамотная работа. И профессионализм архитектора именно в том, чтобы организовать работу инженеров и грамотно ее направить, соединить всех специалистов в одно целое – тогда получается здание.

Еще один важный момент – качество планировочных и функциональных решений. И здесь нужно работать совместно. Если архитектору не хватает личного опыта, надо работать вместе с риелторами, с заказчиками, потому что это потребительское качество. Здесь архитектору приходится иногда даже бороться с заказчиком, потому что заказчик пишет ТЗ, и в последнее время очень редко бывают грамотные ТЗ. Как правило приходится эти ТЗ корректировать, потому что в рамках одной и той же площади надо находить такие решения, которые, может быть, за счет площади комнат позволяют создать множество еще каких-то дополнительных площадей и пространств, которые улучшают качество жизни в этом пространстве.

Следующий этап – получение результата. Это доскональная серьезная работа с материалом на фасады, кровли, интерьеры, окна, двери и так далее. Все это надо подбирать очень тщательно и с учетом визуальных, естественно, параметров того или иного материала, с учетом его стоимости и его конструктивных особенностей. И дальше простые вещи – как например, авторский надзор. Авторский надзор – важнейшая часть проектирования и строительства. Надо чуть ли не ежедневно посещать стройку, надо постоянно по всем мелочам смотреть. Особенно все, что касается таких сложных вещей, как кровля, воронки, водостоки, отливы, карнизы, балконы, скрытые системы... Надо смотреть, как все это делается.

Мы каждый раз придумываем что-то новое, это связано с тем, что нам неинтересно делать одно и то же. У меня помимо ситуации, когда дом попадает в конкретное место и у него есть своя история, есть еще моя профессиональная жизнь, тоже как история, тоже как гений этого места. Я построил 40 красных домов, и вот гений места требует, чтобы здесь был красный дом. А я говорю: не хочу я делать красный, я устал, я хочу сделать белый. Я хочу здесь сделать белый просто потому, что мне хочется посмотреть, как белое здание в контексте красных будет таким же интересным или таким же ценным, как тот или иной дом.

Это длинная история, она отвечает только на вопрос – как добиться качества. В этой истории нет ни намека на то, каким образом я получаю от жизни удовольствие, каким образом я занимаюсь своей профессией и почему я это люблю больше всего, что весь творческий процесс для меня – это удовольствие. Сочетание амбиций, любви, страсти, и в каком-то смысле, какого-то наркотического свойства архитектуры, которое испытывают очень многие архитекторы. Демиургическая способность из пустоты делать что-то и потом все время на это смотреть, ходить, осознавать это – очень затягивает. И сам акт из ничего делать что-то, только Господь Бог мог себе позволить такие вещи. Это что-то фантастическое, мощнейший стимул. Любовь, страсть. И мне это безумно нравится, я получаю удовольствие от всех этапов процесса, начиная с первой поездки на место. Это предвкушение: «как ждет любовник молодой минуты первого свиданья». После первой встречи с заказчиком я начинаю что-то рисовать, придумывать. История рождения объекта – конечно, самое интересное: воплощение замысла, соединение каких-то своих представлений о том, что бы ты хотел делать с тем, что тебе дают, какие площади, какие ограничения, какой функционал, какие сложности есть на месте. Это как математик решает какую-то сложнейшую формулу или пытается ее решить, или эту формулу создать. И для меня это мощнейшая вещь. Если сравнить с человеком, то это влюбленность, которая парализует тебя, лишает способности думать, осознавать, переживать, что-то анализировать. Ты становишься абсолютно ведомым, тебя манит это все. Ты можешь работать денно и нощно. Это про любовь. А битва заключается в том, что я готов глотку перегрызть тому, кто будет мне мешать. Все с такой любовью, с таким трудом выстрадано и бесконечно много раз презентовано, рассказано... И вдруг появляются какие-то люди, строители, которые этого всего не знают, у которых другая задача. Да и не хотят знать. Но я с такими строителями борюсь.

В каком-то смысле моя ситуация уникальна, точнее уникальна ситуация, в которую мы, несколько человек, около десятка, попали в конце девяностых – начале двухтысячных: в ситуацию благоприятнейшего отношения к архитекторам. Все, что мы делали, все строилось, продавалось за большие деньги. Мы получили возможность научиться, как делать хорошо. И дальше, когда ситуация стала идти по нисходящей, от нас этот опыт не забрать. Мы вкусили, что такое кайф от архитектуры. Мы его вкусили, мы его теперь не продадим, не отдадим, это невозможно отобрать. Почему я, например, спокойно борюсь с очень влиятельными, очень именитыми заказчиками, девелоперами и так далее, почему я не боюсь? Потому что я готов отдать все, что угодно, только не то, что у меня в сердце, в голове, не какие-то мои важные жизненные принципы. Репутация, мое отношение к архитектуре – это мое дело, я не дам его растерзать и поругать».
 

Архитектор:
Сергей Скуратов
Проект:
ЖК «Садовые кварталы» в Хамовниках
Россия, Москва, ул. Усачева, вл. 11, кварталы 1, 4

Авторский коллектив:
Руководитель авторского коллектива – С. Скуратов
Главный архитектор проекта – А. Панёв
1 квартал: Н. Асадов, С. Безверхий, И. Голубев, И. Ильин, М. Кирьянова, Н. Овсянникова, П. Шалимов, И. Щепетков
4 квартал: А. Алендеев, А. Горобец, Е. Гуськова, Я. Дегтярева, М. Кирьянова, Ю. Ковалева, А. Коньков, Н. Овсянникова, Е. Тирских

2006 — 2014 / 2013

Заказчик: «М-Девелопмент», ЗАО «Интеко»
Генподрядчик: ООО «Дивидаг»
Смежники: «Метроспецстрой-Девелопер», «АМ Групп»

21 Ноября 2017

author pht

Беседовала:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Наталия Воинова, Илья Мукосей: «Скрижалей нет и быть...
В своем интервью для проекта «Эталон качества» Наталия Воинова и Илья Мукосей категорически протестуют против использования понятия «эталон» в сфере архитектуры, считая, что жесткие критерии оценки бесполезны.
Сергей Чобан: «Качество зависит от каждодневного...
Разговор о качестве в архитектуре продолжает интервью Сергея Чобана, который на собственном опыте доказал, что качественная архитектура и строительство – вопрос не географии или ментальности, а профессионализма и настойчивости архитектора.
Антон Надточий: «Архитектор ищет форму для хаоса»
Архитектура бюро ATRIUM обладает пластичной формой, формирует сложное пространство, создает иллюзию движения – в этой игре форм и пространств заложены смыслы, эмоции и функции, определяющие качество их архитектуры.
Юлий Борисов: «Наша главная проблема – время»
Для Юлия Борисова нет секрета в том, что такое качество. Об этом все сказано у Витрувия и в стандарте ИСО 8402-86. Но как сделать качественную архитектуру, а значит архитектуру, приносящую добро людям, – вот это вопрос, решением которого и занимается бюро UNK project.
DNK ag: «Параметров оценки очень много»
Разговор с Даниилом Лоренцем, Натальей Сидоровой и Константином Ходневым: о комплексности, уместности, поиске баланса и совместной работе, – продолжает цикл интервью проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.