Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»

О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».

author pht

Беседовала:
Елена Петухова

mainImg
zooming
Сергей Скуратов,
президент компании «Сергей Скуратов Architects»

 
Достижение качества требует от архитектора полной самоотдачи и максимального контроля над процессом. Это как примечание к «закону бутерброда» – если что-то может быть построено криво или с ошибкой – скорее всего, так и будет. Только воля архитектора и его стремление реализовать задуманное с максимальным качеством заставляет этот анти-закон не работать на отдельно взятой стройплощадке. И чем сильнее талант архитектора, чем сильнее его убежденность в своих решениях, его страстное стремление к достижению недостижимого качества, тем лучше удается противостоять «бутербродным» принципам.

Сергей Скуратов обладает несгибаемой волей. Его служение качеству авторского видения и создаваемых образов, качеству проектных решений, качеству строительства – похоже на «крестовый поход», который своей истовостью и принципиальностью одновременно восхищает и пугает, как всякое явление, доступное немногим: тем, кто сознательно встал на этот путь и идет по нему, несмотря ни на что. На это способны единицы, и именно их трудом создается то, что войдет в историю.

Кажется, что Скуратов достиг максимально возможного мастерства в противостоянии случайностям или «закономерностям», способным нанести вред тому образу, который он создал и стремится реализовать. И, как это часто бывает на вершине мастерства, приходит понимание того, что кроме искусственно созданного, рационально осмысленного идеала возможно и даже необходимо нечто несовершенное, неправильное, способное вдохнуть жизнь в «идеальное творение» и превратить первоклассное здание в настоящее произведение архитектуры.

В интервью для проекта «Эталон качества» Сергей Скуратов говорит об основных слагаемых качественной архитектуры: проектной рутине, любви архитектора и его битве за свои идеалы.


Видеосъемка и монтаж: Сергей Кузьмин.

Сергей Скуратов,
президент компании «СЕРГЕЙ СКУРАТОВ ARCHITECTS»:

«Важно, чтобы естественное побеждало искусственное, чтобы эмоция побеждала разум. Разум без эмоции – это смерть. Рациональная архитектура – это архитектура смерти. Любые рациональные решения, в которых не присутствует эмоция, любовь, в которых не присутствует элемент какой-то внешней понятной дисгармонии – это мертвые вещи. Дисгармония в противовес гармонии, не дисгармония в смысле полный хаос, а какая-то неуравновешенная гармония, которая оставляет чувство сопричастности и обязательна. Это несовершенная архитектура. Несовершенная архитектура дополняется человеком. Совершенная архитектура – она человека выпихивает.

Дело в том, что качество и несовершенство – это абсолютно разные категории. Потому что качество – это категория описательная, она описывает некие свойства предмета, архитектуры, дома, которые определяют некий уровень ожиданий, уровень потребностей или уровень каких-то предполагаемых ограничений, свойств, и так далее. Категория несовершенства – эстетическая категория, связанная с особенностями, с композицией, особенностями восприятия. Это не ценностная категория. Когда мы говорим, что мы закладываем в композицию здания элементы несовершенства, это значит в моем понимании, что мы делаем это здание более живым, более человечным, более совершенным в каком-то смысле. Потому что все, что делает человека красивым, это как раз его элементы несовершенства. В этой уникальной композиции совершенства и несовершенства – в этом и есть смысл красоты и уникальности. Поэтому в моем понимании несовершенство – это достоинство. Но им надо очень дозированно пользоваться. Это очень сложная категория, и обучить этому сознательному несовершенству в рамках качества, в рамках условно качественной архитектуры, очень сложно.

Возьмем, например, мой проект Даниловского форта. Стены: в каком-то смысле качества они вроде бы несовершенны, они кривые. Когда мы говорим «кривая стена», это значит, что прямая стена хорошо, а кривая стена – это плохо. Почему они кривые, почему они вдавились под воздействием воздуха, который идет вдоль реки – это некий признак их несовершенства, мягкости, уязвимости. Но это, как раз наоборот, придает им абсолютную индивидуальность. Это делает их уникальными и, в каком-то смысле, совершенными. Добавляет им каких-то потребительских эстетических качеств. И поэтому с точки зрения качественной архитектуры они все сделаны очень качественно, а с точки зрения какой-то высшей философской или эстетической логики – это несовершенство.

Есть несколько факторов, которые обеспечивают качество архитектуры. Прежде всего, это знакомство. Вы с заказчиком просто должны почувствовать между собой какую-то химию, не любовь – взаимопонимание. У вас должна выработаться какая-то общая система ценностей. Заказчик выбирает лучшего для решения своих задач архитектора, а потом под этот проект выбирает лучшего подрядчика, выбирает лучшие строительные материалы, выбирает лучших исполнителей и так далее. И вместе с подрядчиком, вместе с заказчиком, архитектором, технологами, инженерами они добиваются лучшего проектного решения. Так получались такие здания, как Copper House, Art House, может быть, небоскреб на Мосфильмовской на каком-то этапе... Дальше архитектор должен сделать очень качественный проект. И что такое качественный проект? В первую очередь, это его градостроительное качество, адекватность месту, тщательность исследований, объемно-пространственная композиция, выбор материалов, функциональная новизна или адекватность. Он должен быть там востребован со своей функцией и необходим, он должен быть композиционно очень грамотно поставлен: его размеры, прилегающие пространства, зелень, благоустройство, дороги.

Второй момент – обязательно на ранних стадиях надо привлекать конструкторов, инженеров, технологов, пожарников – кого угодно, для того, чтобы потом не было каких-то сюрпризов, когда на роскошном здании, которое представляет собой прекрасную почти скульптуру – вылезают гигантские градирни, торчат со всех сторон. Поэтому мы всегда говорим: помимо хорошей идеи нужен грамотный проект, грамотная работа. И профессионализм архитектора именно в том, чтобы организовать работу инженеров и грамотно ее направить, соединить всех специалистов в одно целое – тогда получается здание.

Еще один важный момент – качество планировочных и функциональных решений. И здесь нужно работать совместно. Если архитектору не хватает личного опыта, надо работать вместе с риелторами, с заказчиками, потому что это потребительское качество. Здесь архитектору приходится иногда даже бороться с заказчиком, потому что заказчик пишет ТЗ, и в последнее время очень редко бывают грамотные ТЗ. Как правило приходится эти ТЗ корректировать, потому что в рамках одной и той же площади надо находить такие решения, которые, может быть, за счет площади комнат позволяют создать множество еще каких-то дополнительных площадей и пространств, которые улучшают качество жизни в этом пространстве.

Следующий этап – получение результата. Это доскональная серьезная работа с материалом на фасады, кровли, интерьеры, окна, двери и так далее. Все это надо подбирать очень тщательно и с учетом визуальных, естественно, параметров того или иного материала, с учетом его стоимости и его конструктивных особенностей. И дальше простые вещи – как например, авторский надзор. Авторский надзор – важнейшая часть проектирования и строительства. Надо чуть ли не ежедневно посещать стройку, надо постоянно по всем мелочам смотреть. Особенно все, что касается таких сложных вещей, как кровля, воронки, водостоки, отливы, карнизы, балконы, скрытые системы... Надо смотреть, как все это делается.

Мы каждый раз придумываем что-то новое, это связано с тем, что нам неинтересно делать одно и то же. У меня помимо ситуации, когда дом попадает в конкретное место и у него есть своя история, есть еще моя профессиональная жизнь, тоже как история, тоже как гений этого места. Я построил 40 красных домов, и вот гений места требует, чтобы здесь был красный дом. А я говорю: не хочу я делать красный, я устал, я хочу сделать белый. Я хочу здесь сделать белый просто потому, что мне хочется посмотреть, как белое здание в контексте красных будет таким же интересным или таким же ценным, как тот или иной дом.

Это длинная история, она отвечает только на вопрос – как добиться качества. В этой истории нет ни намека на то, каким образом я получаю от жизни удовольствие, каким образом я занимаюсь своей профессией и почему я это люблю больше всего, что весь творческий процесс для меня – это удовольствие. Сочетание амбиций, любви, страсти, и в каком-то смысле, какого-то наркотического свойства архитектуры, которое испытывают очень многие архитекторы. Демиургическая способность из пустоты делать что-то и потом все время на это смотреть, ходить, осознавать это – очень затягивает. И сам акт из ничего делать что-то, только Господь Бог мог себе позволить такие вещи. Это что-то фантастическое, мощнейший стимул. Любовь, страсть. И мне это безумно нравится, я получаю удовольствие от всех этапов процесса, начиная с первой поездки на место. Это предвкушение: «как ждет любовник молодой минуты первого свиданья». После первой встречи с заказчиком я начинаю что-то рисовать, придумывать. История рождения объекта – конечно, самое интересное: воплощение замысла, соединение каких-то своих представлений о том, что бы ты хотел делать с тем, что тебе дают, какие площади, какие ограничения, какой функционал, какие сложности есть на месте. Это как математик решает какую-то сложнейшую формулу или пытается ее решить, или эту формулу создать. И для меня это мощнейшая вещь. Если сравнить с человеком, то это влюбленность, которая парализует тебя, лишает способности думать, осознавать, переживать, что-то анализировать. Ты становишься абсолютно ведомым, тебя манит это все. Ты можешь работать денно и нощно. Это про любовь. А битва заключается в том, что я готов глотку перегрызть тому, кто будет мне мешать. Все с такой любовью, с таким трудом выстрадано и бесконечно много раз презентовано, рассказано... И вдруг появляются какие-то люди, строители, которые этого всего не знают, у которых другая задача. Да и не хотят знать. Но я с такими строителями борюсь.

В каком-то смысле моя ситуация уникальна, точнее уникальна ситуация, в которую мы, несколько человек, около десятка, попали в конце девяностых – начале двухтысячных: в ситуацию благоприятнейшего отношения к архитекторам. Все, что мы делали, все строилось, продавалось за большие деньги. Мы получили возможность научиться, как делать хорошо. И дальше, когда ситуация стала идти по нисходящей, от нас этот опыт не забрать. Мы вкусили, что такое кайф от архитектуры. Мы его вкусили, мы его теперь не продадим, не отдадим, это невозможно отобрать. Почему я, например, спокойно борюсь с очень влиятельными, очень именитыми заказчиками, девелоперами и так далее, почему я не боюсь? Потому что я готов отдать все, что угодно, только не то, что у меня в сердце, в голове, не какие-то мои важные жизненные принципы. Репутация, мое отношение к архитектуре – это мое дело, я не дам его растерзать и поругать».
 

21 Ноября 2017

author pht

Беседовала:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: «Эталон качества»

Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Наталия Воинова, Илья Мукосей: «Скрижалей нет и быть...
В своем интервью для проекта «Эталон качества» Наталия Воинова и Илья Мукосей категорически протестуют против использования понятия «эталон» в сфере архитектуры, считая, что жесткие критерии оценки бесполезны.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Сергей Чобан: «Качество зависит от каждодневного...
Разговор о качестве в архитектуре продолжает интервью Сергея Чобана, который на собственном опыте доказал, что качественная архитектура и строительство – вопрос не географии или ментальности, а профессионализма и настойчивости архитектора.
Антон Надточий: «Архитектор ищет форму для хаоса»
Архитектура бюро ATRIUM обладает пластичной формой, формирует сложное пространство, создает иллюзию движения – в этой игре форм и пространств заложены смыслы, эмоции и функции, определяющие качество их архитектуры.
Юлий Борисов: «Наша главная проблема – время»
Для Юлия Борисова нет секрета в том, что такое качество. Об этом все сказано у Витрувия и в стандарте ИСО 8402-86. Но как сделать качественную архитектуру, а значит архитектуру, приносящую добро людям, – вот это вопрос, решением которого и занимается бюро UNK project.
DNK ag: «Параметров оценки очень много»
Разговор с Даниилом Лоренцем, Натальей Сидоровой и Константином Ходневым: о комплексности, уместности, поиске баланса и совместной работе, – продолжает цикл интервью проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.