Андрей Асадов: «Качественная архитектура – значит живая»

Куратор фестиваля «Зодчество» 2017, прошедшего под девизом «Качество сейчас. Пространство и среда» – об ответственности архитектора и влиянии его решений на глобальное качество городов.

author pht

Беседовала:
Елена Петухова

mainImg
zooming

Андрей Асадов,
руководитель архитектурного бюро Асадова

 
Архитектурная династийность – штука опасная, слишком сложно избежать сравнения с основателями. Но только не в случае с Асадовыми. Сыновья Александра Асадова, входящего в число лучших российских архитекторов, Андрей и Никита, отнюдь не прозябают в тени его славы. Каждый из них нашел свой путь и свою тему в профессии. Андрей, подключившийся к работе мастерской еще будучи студентом МАРХИ, смог привнести в проекты новые идеи и взять управление компанией на себя – изобретая и организовывая параллельно с активной архитектурной практикой десятки разных мероприятий, трансформируя семейную креативность и зажигательность в идеи и проекты, интересные для десятков и сотен молодых архитекторов со всей страны. Неудивительно, что Андрея пригласили войти в президиум Союза архитекторов России, а затем и стать, вместе с Никитой, куратором главного смотра российских архитекторов – фестиваля «Зодчество». Вот уже четыре года подряд они придумывают новые способы презентации актуальных для профессионального сообщества тем, стремясь перебросить информационный мост через пропасть между архитекторами и обществом. Выбрав тему «Качество» для фестиваля «Зодчество 2017», Андрей точно определил наиболее болезненную точку профессионального дискурса. Ответственность архитектора – добиваться качества – не всегда выполнима в современных российских условиях, но стремиться к ней и бороться за нее не только возможно, но и необходимо. Подробнее о своем понимании качества и определяющих его критериев, а также о методах создания отвечающих этим критериям объектов и среды, Андрей Асадов говорит в интервью для проекта «Эталон качества».


Видеосъемка и монтаж: Сергей Кузьмин.

Андрей Асадов,
руководитель архитектурного бюро Асадова:

«Главный критерий качества для меня – это тот смысл, та польза, которую здание, комплекс, какое-то новое градостроительное решение, приносят городу. Та сумма полезных критериев, которые здание приносит, с точки зрения функций, с точки зрения эстетики, с точки зрения новых общественно-полезных пространств. Вклад, который, как продукт своей деятельности, архитектор привносит в окружающее пространство, тот смысл, которым архитектор обогащает место и среду. Вот это для меня главный критерий качества и сумма всех характеристик: функции, внешнего вида, создания новых пространств, доступность, открытость, проницаемость. Сумма – это как баллы в борьбе за качество. Чем больше баллов, тем качественнее объект. Это такое комплексное обогащение существующего места и окружающей среды.

Эстетическая грань качества – абсолютно такой же измеримый критерий, как и функциональность, удобство, доступность. Это психологический фактор, который улучшает энергетику окружающего пространства. При взаимодействии с человеком, поднимая его жизненный тонус, давая ему определенный уровень эстетического наслаждения, даже пусть это происходит совершенно бессознательно и подсознательно, но все равно передает какой-то позитивный настрой, гармоничную составляющую. Настрой, правильная гармоничная энергетика, транслируемая, излучаемая зданием, – это форма для жизни людей, для существования города. И то, как эти обрамления созданы, позволяет им транслировать определенный уровень энергетики, гармонии или качества на протяжении функционирования.

Я считаю, что это абсолютно универсальная формула. Более того, она одинаково успешно применима в любой стилистической направленности, в которой работает архитектор. В любом стиле, любом направлении можно сделать качественный – гармоничный – проект или некачественный – дисгармоничный. И даже в таких, на первый взгляд, дисгармоничных направлениях: конструктивизм и острый модернизм или бионика – там тоже есть свои внутренние законы гармонии, определяющие, какой акцент делается, как настраивается человек и все пространство на конечный результат восприятия. Даже яркие, обращающие на себя внимание акценты в городской среде, если они поставлены точно, уместно, как изюминка в кулинарном блюде – они выполняют свою роль и работают на общее качество пространства.

На мой взгляд есть, как минимум, три условия, при которых определенный уровень качества уже можно гарантировать. Наличие качественного проекта, особенно в российских реалиях. То есть первое правило – изначально выбирать и закладывать так называемые неубиваемые решения, простые, но эффектные и убедительные. Их, во-первых, намного сложнее испортить, во-вторых, они самим своим видом уже выглядят законченно и понятно для всех участников процесса: девелоперов, инвесторов, строителей, городских властей. Следующая задача архитектора, как дирижера или режиссера всего процесса – это объяснить, что эти решения максимально соответствуют задаче, и что все участники процесса получат от них максимальный для себя положительный эффект, получат свою выгоду, свое удовлетворение: финансовое, моральное, административное. То есть заложить четкие, простые и убедительные решения, убедить всех участников процесса, что, реализовав эти решения, они максимально эффективно достигнут результата, каждый в своем поле. И третье – проследить на всех этапах реализации проекта, чтобы эти решения с минимальной потерей качества изначального замысла, были реализованы.

И настоящая крепкая архитектура – это архитектура живая, эволюционирующая, которая может быть подвергнута дальнейшему развитию, трансформации, которая несет в себе крепкий начальный зародыш, способный обогащаться, изменяться, разветвляться. Но при этом крепкое рациональное и убедительное начало – оно остается, и оно дает уже такое онтологическое оправдание всем дальнейшим шагам, всем дальнейшим решениям.

Это созидательный конструктивный процесс – дальнейший рост, эволюция, развитие проекта. Как эмбрион – тоже человек, но он должен развиваться дальше. Все стадии проектирования – нормальный, полноценный процесс развития проекта: от зарождения до воплощения. Другое дело, что гораздо сложнее убедить менее творческих членов команды на постоянные эволюционные изменения. Конструктора, смежники – они любят, чтобы у них было все готовое. Но мысль архитектора всегда, по крайней мере у меня, работает эволюционно. Поэтому, с одной стороны, на начальном этапе очень важно предусмотреть крепкое, четкое зерно, так называемую сверхидею проекта, и дальше, если есть четкая сверхидея, это все равно что душа у здания, у любого проекта. Если есть душа, есть образ, вокруг него уже можно слоями последовательно накручивать смыслы. Он дает тут же объяснение всем решениям, начиная от градостроительных и заканчивая деталями фасада, благоустройства... Создав сверхидею, можно в чем-то успокоиться, расслабиться и уже логически из этой идеи как из клубка извлекать новые и новые слои обогащения проекта, то есть все его этапы: функциональные решения, отделка, благоустройство – все работает на идею. Мне с этой точки зрения нравится подход Херцога и де Мерона – они делают проект на одном приеме, одной идее, у них это особенно выражено. И имея ключ к проекту – как дизайн-код проекта – он потом проявляется во всех его элементах.

На мой взгляд, из наших недавних проектов многофункциональный комплекс «Океания» удалось выдержать довольно цельно. Там структура фасада – есть общий образ, то ли фактуры дерева, то ли волны, он переходит на стены, на мощение, есть какое-то цельное ясное ядро здания.

Или достраивающийся сейчас аэропорт в Перми. Там сверхидея проекта, в чем-то его душа – так называемое крыло ангела. На главном фасаде это гигантский то ли навес, то ли действительно два настоящих крыла, перекликающихся с известными пермскими деревянными скульптурами, но при этом выполненные по современным технологиям, облицованы металлом золотистого цвета, который незаметно перекликается с деревом. И вот это огромное крыло ангела стало ключом к проекту, тем самым образом.

Во все времена, в любые эпохи, в любых городах существовал принцип такого качественного пространства, богатого впечатлениями: зрительными, эмоциональными, пространственными. Чем больше возможностей для использования объекта предлагает то или иное здание, тем качественнее продукт деятельности того или иного архитектора. Если проект приглашает вступить в контакт, насладиться визуально, исследовать это пространство, то он обогащает город. А уже идея, присутствие души, оно считывается или абсолютно интуитивно, объект притягивает, объект интересный, его хочется разглядывать, хочется понять, как это сделано. Причем это в абсолютно любых стилистических направлениях, включая течение неоклассики в российской архитектуре. Там тоже видна живая струя, живое начало. То есть, классика – это только язык, инструмент, которым тоже создается очень богатое количество пространственных переживаний. И я должен искренне признать, будучи стойким приверженцем современной архитектуры, что по количеству пространственных впечатлений такая современная живая классика может дать фору многим современным. У нее гораздо более богатый выразительный язык, сложившийся тысячелетиями. Истинное мое видение качественной архитектуры, качественно для меня равно – живая.

И главное для нас было – живой образ пространства, желание взаимодействия с домом и окружающим его пространством: те критерии, которые позволяют включать зрителя во взаимодействие с архитектурой. Я считаю, что в любом стиле, в любом направлении и масштабе, если есть способность архитектуры включить туда жителей, человека, настроить его на взаимодействие, стимулировать на исследование, другими словами, притянуть к себе внимание и вовлечь в пространственный процесс, значит, архитектура живая, значит, она по умолчанию, обогащает среду качеством пространственных переживаний». 

0

13 Ноября 2017

author pht

Беседовала:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: «Эталон качества»

Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Наталия Воинова, Илья Мукосей: «Скрижалей нет и быть...
В своем интервью для проекта «Эталон качества» Наталия Воинова и Илья Мукосей категорически протестуют против использования понятия «эталон» в сфере архитектуры, считая, что жесткие критерии оценки бесполезны.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Сергей Чобан: «Качество зависит от каждодневного...
Разговор о качестве в архитектуре продолжает интервью Сергея Чобана, который на собственном опыте доказал, что качественная архитектура и строительство – вопрос не географии или ментальности, а профессионализма и настойчивости архитектора.
Антон Надточий: «Архитектор ищет форму для хаоса»
Архитектура бюро ATRIUM обладает пластичной формой, формирует сложное пространство, создает иллюзию движения – в этой игре форм и пространств заложены смыслы, эмоции и функции, определяющие качество их архитектуры.
Юлий Борисов: «Наша главная проблема – время»
Для Юлия Борисова нет секрета в том, что такое качество. Об этом все сказано у Витрувия и в стандарте ИСО 8402-86. Но как сделать качественную архитектуру, а значит архитектуру, приносящую добро людям, – вот это вопрос, решением которого и занимается бюро UNK project.
DNK ag: «Параметров оценки очень много»
Разговор с Даниилом Лоренцем, Натальей Сидоровой и Константином Ходневым: о комплексности, уместности, поиске баланса и совместной работе, – продолжает цикл интервью проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Дюны, кварц и атом
Проект-победитель конкурса Малых городов для Соснового Бора: благоустройство парка и пляжа, вдохновленное северным ландшафтом, зеркалами и ядерной энергетикой.
Стеклянный ларец
Пражские архитекторы OV-A спроектировали штаб-квартиру производителя дизайнерского богемского стекла Lasvit в Нови-Боре: главную роль там играет корпус с фасадами из специально изобретенной стеклянной плитки.
Красный акцент
Коммерческое здание Stellar по проекту Sanjay Puri Architects в новом районе Ахмадабада привлекает внимание офисным «пентхаусом» из красного металла.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.