Андрей Асадов: «Качественная архитектура – значит живая»

Куратор фестиваля «Зодчество» 2017, прошедшего под девизом «Качество сейчас. Пространство и среда» – об ответственности архитектора и влиянии его решений на глобальное качество городов.

author pht

Беседовала:
Елена Петухова

mainImg
zooming

Андрей Асадов,
руководитель архитектурного бюро Асадова

 
Архитектурная династийность – штука опасная, слишком сложно избежать сравнения с основателями. Но только не в случае с Асадовыми. Сыновья Александра Асадова, входящего в число лучших российских архитекторов, Андрей и Никита, отнюдь не прозябают в тени его славы. Каждый из них нашел свой путь и свою тему в профессии. Андрей, подключившийся к работе мастерской еще будучи студентом МАРХИ, смог привнести в проекты новые идеи и взять управление компанией на себя – изобретая и организовывая параллельно с активной архитектурной практикой десятки разных мероприятий, трансформируя семейную креативность и зажигательность в идеи и проекты, интересные для десятков и сотен молодых архитекторов со всей страны. Неудивительно, что Андрея пригласили войти в президиум Союза архитекторов России, а затем и стать, вместе с Никитой, куратором главного смотра российских архитекторов – фестиваля «Зодчество». Вот уже четыре года подряд они придумывают новые способы презентации актуальных для профессионального сообщества тем, стремясь перебросить информационный мост через пропасть между архитекторами и обществом. Выбрав тему «Качество» для фестиваля «Зодчество 2017», Андрей точно определил наиболее болезненную точку профессионального дискурса. Ответственность архитектора – добиваться качества – не всегда выполнима в современных российских условиях, но стремиться к ней и бороться за нее не только возможно, но и необходимо. Подробнее о своем понимании качества и определяющих его критериев, а также о методах создания отвечающих этим критериям объектов и среды, Андрей Асадов говорит в интервью для проекта «Эталон качества».


Видеосъемка и монтаж: Сергей Кузьмин.

Андрей Асадов,
руководитель архитектурного бюро Асадова:

«Главный критерий качества для меня – это тот смысл, та польза, которую здание, комплекс, какое-то новое градостроительное решение, приносят городу. Та сумма полезных критериев, которые здание приносит, с точки зрения функций, с точки зрения эстетики, с точки зрения новых общественно-полезных пространств. Вклад, который, как продукт своей деятельности, архитектор привносит в окружающее пространство, тот смысл, которым архитектор обогащает место и среду. Вот это для меня главный критерий качества и сумма всех характеристик: функции, внешнего вида, создания новых пространств, доступность, открытость, проницаемость. Сумма – это как баллы в борьбе за качество. Чем больше баллов, тем качественнее объект. Это такое комплексное обогащение существующего места и окружающей среды.

Эстетическая грань качества – абсолютно такой же измеримый критерий, как и функциональность, удобство, доступность. Это психологический фактор, который улучшает энергетику окружающего пространства. При взаимодействии с человеком, поднимая его жизненный тонус, давая ему определенный уровень эстетического наслаждения, даже пусть это происходит совершенно бессознательно и подсознательно, но все равно передает какой-то позитивный настрой, гармоничную составляющую. Настрой, правильная гармоничная энергетика, транслируемая, излучаемая зданием, – это форма для жизни людей, для существования города. И то, как эти обрамления созданы, позволяет им транслировать определенный уровень энергетики, гармонии или качества на протяжении функционирования.

Я считаю, что это абсолютно универсальная формула. Более того, она одинаково успешно применима в любой стилистической направленности, в которой работает архитектор. В любом стиле, любом направлении можно сделать качественный – гармоничный – проект или некачественный – дисгармоничный. И даже в таких, на первый взгляд, дисгармоничных направлениях: конструктивизм и острый модернизм или бионика – там тоже есть свои внутренние законы гармонии, определяющие, какой акцент делается, как настраивается человек и все пространство на конечный результат восприятия. Даже яркие, обращающие на себя внимание акценты в городской среде, если они поставлены точно, уместно, как изюминка в кулинарном блюде – они выполняют свою роль и работают на общее качество пространства.

На мой взгляд есть, как минимум, три условия, при которых определенный уровень качества уже можно гарантировать. Наличие качественного проекта, особенно в российских реалиях. То есть первое правило – изначально выбирать и закладывать так называемые неубиваемые решения, простые, но эффектные и убедительные. Их, во-первых, намного сложнее испортить, во-вторых, они самим своим видом уже выглядят законченно и понятно для всех участников процесса: девелоперов, инвесторов, строителей, городских властей. Следующая задача архитектора, как дирижера или режиссера всего процесса – это объяснить, что эти решения максимально соответствуют задаче, и что все участники процесса получат от них максимальный для себя положительный эффект, получат свою выгоду, свое удовлетворение: финансовое, моральное, административное. То есть заложить четкие, простые и убедительные решения, убедить всех участников процесса, что, реализовав эти решения, они максимально эффективно достигнут результата, каждый в своем поле. И третье – проследить на всех этапах реализации проекта, чтобы эти решения с минимальной потерей качества изначального замысла, были реализованы.

И настоящая крепкая архитектура – это архитектура живая, эволюционирующая, которая может быть подвергнута дальнейшему развитию, трансформации, которая несет в себе крепкий начальный зародыш, способный обогащаться, изменяться, разветвляться. Но при этом крепкое рациональное и убедительное начало – оно остается, и оно дает уже такое онтологическое оправдание всем дальнейшим шагам, всем дальнейшим решениям.

Это созидательный конструктивный процесс – дальнейший рост, эволюция, развитие проекта. Как эмбрион – тоже человек, но он должен развиваться дальше. Все стадии проектирования – нормальный, полноценный процесс развития проекта: от зарождения до воплощения. Другое дело, что гораздо сложнее убедить менее творческих членов команды на постоянные эволюционные изменения. Конструктора, смежники – они любят, чтобы у них было все готовое. Но мысль архитектора всегда, по крайней мере у меня, работает эволюционно. Поэтому, с одной стороны, на начальном этапе очень важно предусмотреть крепкое, четкое зерно, так называемую сверхидею проекта, и дальше, если есть четкая сверхидея, это все равно что душа у здания, у любого проекта. Если есть душа, есть образ, вокруг него уже можно слоями последовательно накручивать смыслы. Он дает тут же объяснение всем решениям, начиная от градостроительных и заканчивая деталями фасада, благоустройства... Создав сверхидею, можно в чем-то успокоиться, расслабиться и уже логически из этой идеи как из клубка извлекать новые и новые слои обогащения проекта, то есть все его этапы: функциональные решения, отделка, благоустройство – все работает на идею. Мне с этой точки зрения нравится подход Херцога и де Мерона – они делают проект на одном приеме, одной идее, у них это особенно выражено. И имея ключ к проекту – как дизайн-код проекта – он потом проявляется во всех его элементах.

На мой взгляд, из наших недавних проектов многофункциональный комплекс «Океания» удалось выдержать довольно цельно. Там структура фасада – есть общий образ, то ли фактуры дерева, то ли волны, он переходит на стены, на мощение, есть какое-то цельное ясное ядро здания.

Или достраивающийся сейчас аэропорт в Перми. Там сверхидея проекта, в чем-то его душа – так называемое крыло ангела. На главном фасаде это гигантский то ли навес, то ли действительно два настоящих крыла, перекликающихся с известными пермскими деревянными скульптурами, но при этом выполненные по современным технологиям, облицованы металлом золотистого цвета, который незаметно перекликается с деревом. И вот это огромное крыло ангела стало ключом к проекту, тем самым образом.

Во все времена, в любые эпохи, в любых городах существовал принцип такого качественного пространства, богатого впечатлениями: зрительными, эмоциональными, пространственными. Чем больше возможностей для использования объекта предлагает то или иное здание, тем качественнее продукт деятельности того или иного архитектора. Если проект приглашает вступить в контакт, насладиться визуально, исследовать это пространство, то он обогащает город. А уже идея, присутствие души, оно считывается или абсолютно интуитивно, объект притягивает, объект интересный, его хочется разглядывать, хочется понять, как это сделано. Причем это в абсолютно любых стилистических направлениях, включая течение неоклассики в российской архитектуре. Там тоже видна живая струя, живое начало. То есть, классика – это только язык, инструмент, которым тоже создается очень богатое количество пространственных переживаний. И я должен искренне признать, будучи стойким приверженцем современной архитектуры, что по количеству пространственных впечатлений такая современная живая классика может дать фору многим современным. У нее гораздо более богатый выразительный язык, сложившийся тысячелетиями. Истинное мое видение качественной архитектуры, качественно для меня равно – живая.

И главное для нас было – живой образ пространства, желание взаимодействия с домом и окружающим его пространством: те критерии, которые позволяют включать зрителя во взаимодействие с архитектурой. Я считаю, что в любом стиле, в любом направлении и масштабе, если есть способность архитектуры включить туда жителей, человека, настроить его на взаимодействие, стимулировать на исследование, другими словами, притянуть к себе внимание и вовлечь в пространственный процесс, значит, архитектура живая, значит, она по умолчанию, обогащает среду качеством пространственных переживаний». 

13 Ноября 2017

author pht

Беседовала:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Пресса: Профессиональная герметичность: ее причины и пути...
В этом году так случилось, что в графике командировок "Парадного квартала" два топовых профессиональных мероприятия (Forum Russia 100+ и Зодчество`17) практически совпали во времени. И вот, прилетая из Екатеринбурга в Москву на заключительный день Зодчества, попадаем на удивительно интересную дискуссию архитекторов, оперирующих удивительными словами: сервильность, герметичность. Разговор получился откровенным, эмоции сильными, мысли альтернативными... Для наших читателей мы решили подать этот материал в виде своеобразного "цитатника". Вся дискуссия была безумно интересной, но мы постарались выбрать то, что нам показалось самым-самым.
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Илья Заливухин: «Необходимо увеличение плотности...
Куратор проекта «Москва Высотная» Илья Заливухин рассказал о проблемах растущего населения российской столицы, перспективах развития Москвы вверх и проектах прошлого, которые могут стать нашим будущим. Все это можно будет увидеть в начале октября на фестивале «Зодчество».
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Наталия Воинова, Илья Мукосей: «Скрижалей нет и быть...
В своем интервью для проекта «Эталон качества» Наталия Воинова и Илья Мукосей категорически протестуют против использования понятия «эталон» в сфере архитектуры, считая, что жесткие критерии оценки бесполезны.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Сергей Чобан: «Качество зависит от каждодневного...
Разговор о качестве в архитектуре продолжает интервью Сергея Чобана, который на собственном опыте доказал, что качественная архитектура и строительство – вопрос не географии или ментальности, а профессионализма и настойчивости архитектора.
Антон Надточий: «Архитектор ищет форму для хаоса»
Архитектура бюро ATRIUM обладает пластичной формой, формирует сложное пространство, создает иллюзию движения – в этой игре форм и пространств заложены смыслы, эмоции и функции, определяющие качество их архитектуры.
Юлий Борисов: «Наша главная проблема – время»
Для Юлия Борисова нет секрета в том, что такое качество. Об этом все сказано у Витрувия и в стандарте ИСО 8402-86. Но как сделать качественную архитектуру, а значит архитектуру, приносящую добро людям, – вот это вопрос, решением которого и занимается бюро UNK project.
DNK ag: «Параметров оценки очень много»
Разговор с Даниилом Лоренцем, Натальей Сидоровой и Константином Ходневым: о комплексности, уместности, поиске баланса и совместной работе, – продолжает цикл интервью проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.