Андрей Асадов: «Качественная архитектура – значит живая»

Куратор фестиваля «Зодчество» 2017, прошедшего под девизом «Качество сейчас. Пространство и среда» – об ответственности архитектора и влиянии его решений на глобальное качество городов.

Елена Петухова

Беседовала:
Елена Петухова

mainImg
0
zooming

Андрей Асадов,
руководитель архитектурного бюро Асадова

 
Архитектурная династийность – штука опасная, слишком сложно избежать сравнения с основателями. Но только не в случае с Асадовыми. Сыновья Александра Асадова, входящего в число лучших российских архитекторов, Андрей и Никита, отнюдь не прозябают в тени его славы. Каждый из них нашел свой путь и свою тему в профессии. Андрей, подключившийся к работе мастерской еще будучи студентом МАРХИ, смог привнести в проекты новые идеи и взять управление компанией на себя – изобретая и организовывая параллельно с активной архитектурной практикой десятки разных мероприятий, трансформируя семейную креативность и зажигательность в идеи и проекты, интересные для десятков и сотен молодых архитекторов со всей страны. Неудивительно, что Андрея пригласили войти в президиум Союза архитекторов России, а затем и стать, вместе с Никитой, куратором главного смотра российских архитекторов – фестиваля «Зодчество». Вот уже четыре года подряд они придумывают новые способы презентации актуальных для профессионального сообщества тем, стремясь перебросить информационный мост через пропасть между архитекторами и обществом. Выбрав тему «Качество» для фестиваля «Зодчество 2017», Андрей точно определил наиболее болезненную точку профессионального дискурса. Ответственность архитектора – добиваться качества – не всегда выполнима в современных российских условиях, но стремиться к ней и бороться за нее не только возможно, но и необходимо. Подробнее о своем понимании качества и определяющих его критериев, а также о методах создания отвечающих этим критериям объектов и среды, Андрей Асадов говорит в интервью для проекта «Эталон качества».


Видеосъемка и монтаж: Сергей Кузьмин.

Андрей Асадов,
руководитель архитектурного бюро Асадова:

«Главный критерий качества для меня – это тот смысл, та польза, которую здание, комплекс, какое-то новое градостроительное решение, приносят городу. Та сумма полезных критериев, которые здание приносит, с точки зрения функций, с точки зрения эстетики, с точки зрения новых общественно-полезных пространств. Вклад, который, как продукт своей деятельности, архитектор привносит в окружающее пространство, тот смысл, которым архитектор обогащает место и среду. Вот это для меня главный критерий качества и сумма всех характеристик: функции, внешнего вида, создания новых пространств, доступность, открытость, проницаемость. Сумма – это как баллы в борьбе за качество. Чем больше баллов, тем качественнее объект. Это такое комплексное обогащение существующего места и окружающей среды.

Эстетическая грань качества – абсолютно такой же измеримый критерий, как и функциональность, удобство, доступность. Это психологический фактор, который улучшает энергетику окружающего пространства. При взаимодействии с человеком, поднимая его жизненный тонус, давая ему определенный уровень эстетического наслаждения, даже пусть это происходит совершенно бессознательно и подсознательно, но все равно передает какой-то позитивный настрой, гармоничную составляющую. Настрой, правильная гармоничная энергетика, транслируемая, излучаемая зданием, – это форма для жизни людей, для существования города. И то, как эти обрамления созданы, позволяет им транслировать определенный уровень энергетики, гармонии или качества на протяжении функционирования.

Я считаю, что это абсолютно универсальная формула. Более того, она одинаково успешно применима в любой стилистической направленности, в которой работает архитектор. В любом стиле, любом направлении можно сделать качественный – гармоничный – проект или некачественный – дисгармоничный. И даже в таких, на первый взгляд, дисгармоничных направлениях: конструктивизм и острый модернизм или бионика – там тоже есть свои внутренние законы гармонии, определяющие, какой акцент делается, как настраивается человек и все пространство на конечный результат восприятия. Даже яркие, обращающие на себя внимание акценты в городской среде, если они поставлены точно, уместно, как изюминка в кулинарном блюде – они выполняют свою роль и работают на общее качество пространства.

На мой взгляд есть, как минимум, три условия, при которых определенный уровень качества уже можно гарантировать. Наличие качественного проекта, особенно в российских реалиях. То есть первое правило – изначально выбирать и закладывать так называемые неубиваемые решения, простые, но эффектные и убедительные. Их, во-первых, намного сложнее испортить, во-вторых, они самим своим видом уже выглядят законченно и понятно для всех участников процесса: девелоперов, инвесторов, строителей, городских властей. Следующая задача архитектора, как дирижера или режиссера всего процесса – это объяснить, что эти решения максимально соответствуют задаче, и что все участники процесса получат от них максимальный для себя положительный эффект, получат свою выгоду, свое удовлетворение: финансовое, моральное, административное. То есть заложить четкие, простые и убедительные решения, убедить всех участников процесса, что, реализовав эти решения, они максимально эффективно достигнут результата, каждый в своем поле. И третье – проследить на всех этапах реализации проекта, чтобы эти решения с минимальной потерей качества изначального замысла, были реализованы.

И настоящая крепкая архитектура – это архитектура живая, эволюционирующая, которая может быть подвергнута дальнейшему развитию, трансформации, которая несет в себе крепкий начальный зародыш, способный обогащаться, изменяться, разветвляться. Но при этом крепкое рациональное и убедительное начало – оно остается, и оно дает уже такое онтологическое оправдание всем дальнейшим шагам, всем дальнейшим решениям.

Это созидательный конструктивный процесс – дальнейший рост, эволюция, развитие проекта. Как эмбрион – тоже человек, но он должен развиваться дальше. Все стадии проектирования – нормальный, полноценный процесс развития проекта: от зарождения до воплощения. Другое дело, что гораздо сложнее убедить менее творческих членов команды на постоянные эволюционные изменения. Конструктора, смежники – они любят, чтобы у них было все готовое. Но мысль архитектора всегда, по крайней мере у меня, работает эволюционно. Поэтому, с одной стороны, на начальном этапе очень важно предусмотреть крепкое, четкое зерно, так называемую сверхидею проекта, и дальше, если есть четкая сверхидея, это все равно что душа у здания, у любого проекта. Если есть душа, есть образ, вокруг него уже можно слоями последовательно накручивать смыслы. Он дает тут же объяснение всем решениям, начиная от градостроительных и заканчивая деталями фасада, благоустройства... Создав сверхидею, можно в чем-то успокоиться, расслабиться и уже логически из этой идеи как из клубка извлекать новые и новые слои обогащения проекта, то есть все его этапы: функциональные решения, отделка, благоустройство – все работает на идею. Мне с этой точки зрения нравится подход Херцога и де Мерона – они делают проект на одном приеме, одной идее, у них это особенно выражено. И имея ключ к проекту – как дизайн-код проекта – он потом проявляется во всех его элементах.

На мой взгляд, из наших недавних проектов многофункциональный комплекс «Океания» удалось выдержать довольно цельно. Там структура фасада – есть общий образ, то ли фактуры дерева, то ли волны, он переходит на стены, на мощение, есть какое-то цельное ясное ядро здания.

Или достраивающийся сейчас аэропорт в Перми. Там сверхидея проекта, в чем-то его душа – так называемое крыло ангела. На главном фасаде это гигантский то ли навес, то ли действительно два настоящих крыла, перекликающихся с известными пермскими деревянными скульптурами, но при этом выполненные по современным технологиям, облицованы металлом золотистого цвета, который незаметно перекликается с деревом. И вот это огромное крыло ангела стало ключом к проекту, тем самым образом.

Во все времена, в любые эпохи, в любых городах существовал принцип такого качественного пространства, богатого впечатлениями: зрительными, эмоциональными, пространственными. Чем больше возможностей для использования объекта предлагает то или иное здание, тем качественнее продукт деятельности того или иного архитектора. Если проект приглашает вступить в контакт, насладиться визуально, исследовать это пространство, то он обогащает город. А уже идея, присутствие души, оно считывается или абсолютно интуитивно, объект притягивает, объект интересный, его хочется разглядывать, хочется понять, как это сделано. Причем это в абсолютно любых стилистических направлениях, включая течение неоклассики в российской архитектуре. Там тоже видна живая струя, живое начало. То есть, классика – это только язык, инструмент, которым тоже создается очень богатое количество пространственных переживаний. И я должен искренне признать, будучи стойким приверженцем современной архитектуры, что по количеству пространственных впечатлений такая современная живая классика может дать фору многим современным. У нее гораздо более богатый выразительный язык, сложившийся тысячелетиями. Истинное мое видение качественной архитектуры, качественно для меня равно – живая.

И главное для нас было – живой образ пространства, желание взаимодействия с домом и окружающим его пространством: те критерии, которые позволяют включать зрителя во взаимодействие с архитектурой. Я считаю, что в любом стиле, в любом направлении и масштабе, если есть способность архитектуры включить туда жителей, человека, настроить его на взаимодействие, стимулировать на исследование, другими словами, притянуть к себе внимание и вовлечь в пространственный процесс, значит, архитектура живая, значит, она по умолчанию, обогащает среду качеством пространственных переживаний». 

13 Ноября 2017

Елена Петухова

Беседовала:

Елена Петухова
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Пресса: Профессиональная герметичность: ее причины и пути...
В этом году так случилось, что в графике командировок "Парадного квартала" два топовых профессиональных мероприятия (Forum Russia 100+ и Зодчество`17) практически совпали во времени. И вот, прилетая из Екатеринбурга в Москву на заключительный день Зодчества, попадаем на удивительно интересную дискуссию архитекторов, оперирующих удивительными словами: сервильность, герметичность. Разговор получился откровенным, эмоции сильными, мысли альтернативными... Для наших читателей мы решили подать этот материал в виде своеобразного "цитатника". Вся дискуссия была безумно интересной, но мы постарались выбрать то, что нам показалось самым-самым.
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Илья Заливухин: «Необходимо увеличение плотности...
Куратор проекта «Москва Высотная» Илья Заливухин рассказал о проблемах растущего населения российской столицы, перспективах развития Москвы вверх и проектах прошлого, которые могут стать нашим будущим. Все это можно будет увидеть в начале октября на фестивале «Зодчество».
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Наталия Воинова, Илья Мукосей: «Скрижалей нет и быть...
В своем интервью для проекта «Эталон качества» Наталия Воинова и Илья Мукосей категорически протестуют против использования понятия «эталон» в сфере архитектуры, считая, что жесткие критерии оценки бесполезны.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Сергей Чобан: «Качество зависит от каждодневного...
Разговор о качестве в архитектуре продолжает интервью Сергея Чобана, который на собственном опыте доказал, что качественная архитектура и строительство – вопрос не географии или ментальности, а профессионализма и настойчивости архитектора.
Антон Надточий: «Архитектор ищет форму для хаоса»
Архитектура бюро ATRIUM обладает пластичной формой, формирует сложное пространство, создает иллюзию движения – в этой игре форм и пространств заложены смыслы, эмоции и функции, определяющие качество их архитектуры.
Юлий Борисов: «Наша главная проблема – время»
Для Юлия Борисова нет секрета в том, что такое качество. Об этом все сказано у Витрувия и в стандарте ИСО 8402-86. Но как сделать качественную архитектуру, а значит архитектуру, приносящую добро людям, – вот это вопрос, решением которого и занимается бюро UNK project.
DNK ag: «Параметров оценки очень много»
Разговор с Даниилом Лоренцем, Натальей Сидоровой и Константином Ходневым: о комплексности, уместности, поиске баланса и совместной работе, – продолжает цикл интервью проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Технологии и материалы
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Сейчас на главной
Школа как сообщество
Лондонское бюро AdjoubeiScott-Whitby Studio превратило здание Александровского училища в Калуге в уникальную школу на 150 учеников. Здание начала XX века адаптировали под британскую образовательную систему – как в программном смысле, так и в архитектурном.
Пена дней
В интерьере ресторана Sparkle бюро Archpoint переосмысляет эстетику винных погребов и обращается к образам, связанным с игристым вином – пузырькам, пене и жизнелюбию.
Небоскреб с оазисами
В Сингапуре завершено строительство небоскреба по проекту архитекторов BIG. Управляющим системами здания искусственным интеллектом и другими цифровыми компонентами занималось бюро CRA – Carlo Ratti Associati.
Королевство зеркал
На XXX по счету Зодчестве столько решеток и зеркал, что эффект дробления реальности на кусочки многократно усиливается. Только ради этого ощущения стоит посетить фестиваль. Но кроме того выставка богата, разнообразна и работает как хорошо отлаженная машина по всем направлениям: губернскому, студенческому, арт-объектному, круглостольному и прочим. Делать бы и делать такие фестивали.
Руин-бар
Нижегородский бар, спроектированный Fruit Design Studio, совмещает эстетику запустения с дворцовой роскошью, созданной из черновых материалов – бетона, армированного стекла и грубого металла.
Обещания и надежды
Объявлены шесть лауреатов Премии Ага Хана 2022. Они обещают лучшее будущее людям, демонстрируют новаторство и заботу о природе.
Оазис в дождливом городе
Бюро MAD Architects разработало интерьер первого в Петербурге коворкинга сети SOK. Его отличительная черта – обилие зелени и элементов биофильного дизайна, характерная для города колористика и отсылки к литературному наследию.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
Глядя в небо
В Саратове названы победители фестиваля короткометражных любительских роликов, посвященных архитектуре. Фильм, приглянувшийся редакции, занял 1 место. Размышляем о типологии, объясняем выбор, «показываем кино».
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Архивуд–13: Троянский конь
Вручена тринадцатая по счету подборка дипломов премии АрхиWOOD. Главный приз – очень предсказуемый – парку Веретьево, а кто ж его не наградит. Зато спецприз достался Троянскому коню, и это свежее слово.
Судьбы агломерации
Летняя практика Института Генплана была посвящена Новой Москве. Всего получилось 4 проекта с совершенно разной оптикой: от масштаба агломерации до вполне конкретных предложений, которые можно было, обдумав, и реализовать. Рассказываем обо всех.
Твой морепродукт
Пожалуй, первая в истории Архи.ру публикация, в которой есть слово «сексуальный»: яркий и чувственный интерьер для рыбного ресторана без прямых линий и прямолинейных намеков.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Интерьер как пейзаж
Работая над пространствами отеля в Светлогорске, мастерская Олеси Левкович стремилась дополнить впечатления, полученные гостями от природы побережья Балтийского моря.
Законченный образ
Каркасный дом с тремя спальнями и террасой, для которого архитекторы продумали не только технологию строительства, но и обстановку – вся мебель и предметы быта также созданы мастерской Delo.
Маяк на сопке
Смотровая площадка, построенная в рамках проекта «Мой залив», дает жителям Мурманска возможность насладиться природой родного края, поймать северное солнце или укрыться от непогоды.