Юлия Шишалова: «Высотное строительство – данность»

Куратор проекта «Небоскребы» журнала Проект Россия Юлия Шишалова рассказала Архи.ру о том, что планируется показать на фестивале «Зодчество».

Беседовала:
Алла Павликова

mainImg
Архи.ру:
– Кто подсказал тему «Небоскребы»?

Юлия Шишалова:
– Жизнь подсказала. Я, например, уже третий год с интересом слежу за форумом высотного строительства 100+ в Екатеринбурге. В этот раз он, к великому сожалению, совпадает с «Зодчеством» – не удастся туда попасть. Так вот форум, простите за каламбур, растет на глазах: на нем представляют все больше уникальных проектов со всей России и из-за рубежа, приезжают архитекторы из бюро Нормана Фостера, Захи Хадид, Ренцо Пьяно. Сколько было планов у Москвы вместе с Фостером – а по иронии судьбы первая его реализация будет в столице Урала, где меньше чем через два года достроится штаб-квартира «Уральской медной компании». Хотя и всего 87 метров высотой: по меркам Екатеринбурга – совсем не небоскреб. Он после Москвы чуть ли не единственный из всех российских городов запустил программу строительства высотных доминант под общим названием «Екатеринбург-Сити»: там уже пять завершенных домов свыше 120 метров. А в ближайшие 3-4 года, вслед за Уралом, свои первые небоскребы получат Дальний Восток и Сибирь. Я уже не говорю про такие нашумевшие и многим знакомые проекты, как «Москва-Сити», «Лахта-центр» в Санкт-Петербурге и «Ахмат-Тауэр» в Грозном.
Юлия Шишалова. Фотография предоставлена Юлией Шишаловой
Шахматы Skyline Chess New York Edition. Предоставлено Юлией Шишаловой

– Насколько эта тема актуальна применительно к нашей стране?

– Как мы видим, очень даже применима. Но мы выбрали ее не только поэтому. Захотелось самим для себя разобраться – а что происходит в этой отрасли в России по сравнению с остальным миром? Какие перспективы? Чем сейчас руководствуются архитекторы и девелоперы? У нас ведь принято на эту тему высказываться в основном применительно к конкретному проекту. И высказываться критически, толком не вникая. А начинаешь вникать – и совсем уже не такими «монстрами» представляются современные небоскребы. Спорных моментов хватает, но есть и масса положительных, показывающих, что суммарное благо в их случае может таки перевесить суммарное «напряжение». Именно такие проекты мы выбирали – и для нового номера журнала «ПРОЕКТ РОССИЯ», посвященного небоскребам (его премьера тоже состоится 5 октября), и для нашей экспозиции на «Зодчестве». Кроме того, всеми любопытнейшими беседами, которые нам довелось провести в процессе подготовки, тоже с удовольствием поделимся с посетителями нашего стенда.
Обложка нового номера журнала «Проект Россия». Предоставлено Юлией Шишаловой

– С какой высоты на ваш взгляд начинается небоскреб? 100 этажей? 300 метров?

– Есть общемировой стандарт: небоскреб – от 150 метров. А если говорить об инженерии и технологиях, то самые сложные «навороты» начинаются метров от 180. И там уже, как считают сами проектировщики, существенной разницы нет – 200 или 400. «Лахту-центр», например, строят те же люди, что и Бурж-Халифу в Дубае (самое высокое в мире сооружение – 828 м вместе со шпилем). И хотя петербургский небоскреб вдвое ниже, задачу это им нисколько не облегчает. Да и, по правде говоря, все эти «супервысотки», если снять с них шпили, станут вполне себе «рядовыми» небоскребами. Шпиль Бурж-Халифы – 280 метров – по сути еще один небоскреб, только «необитаемый». Поэтому и придумали этой «псевдовысоте» меткий термин – vanity height. Дословно можно перевести и как «высота полости», и как «высота тщеславия». Тщеславие, амбиции, символы власти – небоскребы всегда были с этим связаны.
Проект гостичного комплекса «Юрий Долгорукий» для «Москва-Сити» © Zaha Hadid Architects. Визуализация предоставлена Музеем Москва-Сити
Вид на сцену на новой городской площади City Time Plaza в Москва-Сити © «Горпроект»

– Расскажите, какой будет экспозиция?

– Прежде всего это компактно упакованная в планшеты и видео информация о высотном строительстве в России, которую мы собрали за несколько месяцев. Сначала была идея показать макеты всех самых свежих российских небоскребов. Но потом мы поняли, что тогда главная идея будет утрачена. Ведь по сути самая громкая претензия к небоскребам – не к их архитектуре, а к тому, что они ухудшают качество городской среды: портят панорамы, перегружают дороги и т.д. Тем более сейчас, когда все больше высотных зданий обретают жилую, а не офисную функции. Мы, меж тем, хотим доказать обратное. Так что в итоге в центре нашей экспозиции – среда, пространство между небоскребами, которое мы вместе с детским архитектурным клубом «Кони на балконе» все три дня фестиваля будем обживать. У гостей будет выбор: зависнуть в нашей лаунж-зоне, слушая интервью или смотря отрывки из фантастических фильмов, либо поучаствовать в активной программе, проложив в городе высоток новый маршрут или просто оставив свое впечатление – каково это, жить в небоскребе.
Один из первых макетов Москва-Сити с гигантским парком в центре © Музей Москва-Сити

– В чем основная цель проекта? Каких результатов вы ждете?

– Результатом трехдневных мастер-классов должно стать вполне цельное высказывание о жизни среди башен. Что важно для нас – автором этого высказывания выступит молодое поколение, которое в принципе иначе воспринимает и использует городское пространство.

С другой стороны, наша цель – поднять вопрос о взаимодействии небоскребов с городом среди профессиональной общественности. 6 октября по этому поводу мы устраиваем большой круглый стол. На нем будут присутствовать не только архитекторы и девелоперы, но и, например, сотрудники недавно открывшегося Музея Москва-Сити, или «имидж-мейкеры» высотных комплексов – уж они-то знают все про то, как донести позитивный месседж до массовой аудитории. Высотное строительство – данность. И с его помощью действительно можно формировать комфортную и гуманную среду.

02 Октября 2017

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Пресса: Профессиональная герметичность: ее причины и пути...
В этом году так случилось, что в графике командировок "Парадного квартала" два топовых профессиональных мероприятия (Forum Russia 100+ и Зодчество`17) практически совпали во времени. И вот, прилетая из Екатеринбурга в Москву на заключительный день Зодчества, попадаем на удивительно интересную дискуссию архитекторов, оперирующих удивительными словами: сервильность, герметичность. Разговор получился откровенным, эмоции сильными, мысли альтернативными... Для наших читателей мы решили подать этот материал в виде своеобразного "цитатника". Вся дискуссия была безумно интересной, но мы постарались выбрать то, что нам показалось самым-самым.
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Илья Заливухин: «Необходимо увеличение плотности...
Куратор проекта «Москва Высотная» Илья Заливухин рассказал о проблемах растущего населения российской столицы, перспективах развития Москвы вверх и проектах прошлого, которые могут стать нашим будущим. Все это можно будет увидеть в начале октября на фестивале «Зодчество».
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Илья Заливухин: «Необходимо увеличение плотности...
Куратор проекта «Москва Высотная» Илья Заливухин рассказал о проблемах растущего населения российской столицы, перспективах развития Москвы вверх и проектах прошлого, которые могут стать нашим будущим. Все это можно будет увидеть в начале октября на фестивале «Зодчество».
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.