Сергей Чобан: «Качество зависит от каждодневного труда»

Разговор о качестве в архитектуре продолжает интервью Сергея Чобана, который на собственном опыте доказал, что качественная архитектура и строительство – вопрос не географии или ментальности, а профессионализма и настойчивости архитектора.

Елена Петухова

Беседовала:
Елена Петухова

mainImg
zooming

Сергей Чобан,
руководитель архитектурного бюро SPEECH 

 
Тема качества в архитектуре всегда имела особое значение для творчества Сергея Чобана. Менялись лишь фокус приложения усилий и масштаб анализа проблемы. В первых же проектах на российском рынке Чобан стремился доказать, что мировое качество архитектуры в работе с формой, в использовании лучших материалов и технологий, возможно и в России. Сначала показал в проектах, потом доказал, как это может быть реализовано. Но вместо того, чтобы остановиться на достигнутом, Чобан декларирует новую задачу – достижение качества в деталях. В материалах, фактурах, оболочке, элементах здания должна прослеживаться та же авторская мысль, тот же образ, тот же уровень продуманности и совершенства, как и на макро-уровне восприятия архитектурных объектов. Следующий шаг и следующий уровень в оценке актуальных профессиональных задач выводит Сергея Чобана на разговор о глобальных проблемах дисгармонии в городской среде, порождаемой модернисткой эстетикой и стремлением к созданию зданий-икон любой ценой. В фокусе внимания – качество города, качество городской среды, созданной за счет качества составляющих его зданий. Причем в этом контексте под качеством архитектуры может пониматься не только ее неординарность, но и «нейтральность», которая превращается из недостатка в достоинство. О том, как можно совмещать все эти принципы в проектной практике и как создавать качественную архитектуру, несмотря ни на какие препятствия, говорит в своем интервью для проекта «Эталон качества» Сергей Чобан.


Видеосъемка и монтаж: Сергей Кузьмин.

Сергей Чобан,
руководитель архитектурного бюро SPEECH:

«Для меня ответ на вопрос о качественной архитектуре очень прост: я всегда ориентируюсь на то, как воспринимается окружающий меня город. Какое-то положение вещей меня устраивает, какое-то нет. И в зависимости от этого я определяю, какая архитектура для меня является эталоном качества. Ведь на интуитивном уровне это сразу понятно: ты смотришь на какие-то детали, формы, на то, как здание взаимодействует с окружающим пространством, и понимаешь, приятно тебе это или нет.

Для меня критерий качества – это в большой степени критерий взаимодействия архитектуры со временем. Взаимодействие материалов, из которых сделана архитектура, со временем – то, как стареет поверхность, а также наличие или отсутствие в том или ином пространстве каких-то агрессивных, активных объемов.

Понятия «средовая архитектура» для меня не существует, скорее это речевой оборот. Архитектура – это всегда отдельные здания, которые формируют среду внутри себя, вокруг себя. И здесь очень важен прообраз среды, который есть у каждого архитектора: какой характер города ему самому нравится, к чему он стремится. Здесь многое очень сильно зависит от той среды, в которой вырос сам архитектор и которую он сам воспринимает как гармоничную.

Модернистская архитектура, которая зачастую не обладает той измельченностью поверхности и той определенной иерархией деталей и композиционных приемов, которыми обладали здания, построенные более ста лет назад, задает совершенно иные стандарты гармонии, чем те, что существовали на протяжении всей предыдущей истории. Здания-жесты, например, стали неотъемлемой частью градостроительной ситуации. И на вопрос, каким должно быть взаимодействие между зданиями-жестами и зданиями-окружением, зданиями-фоном, каждый, исходя из своего опыта, из своей картинки города, отвечает по-разному. При этом мне кажется, что в большинстве своем мы, архитекторы европейского пространства, научились воспринимать архитектуру на примере европейских городов, которые окончательно сформировались в XIX веке. Эти города кажутся нам наиболее красивыми. Если мы перестанем себе и друг другу лгать, то поймём, что это совершенно определенные города и совершенно определенные градостроительные структуры. Если мы поймем, что их можно изучить и понять, какие схемы, матрицы лежат в их основе и в основе их восприятия, то мы легко поймем и то, как сегодня можно создавать город, который бы по своему качеству и своей структуре был бы близок к тем городам, что нам нравятся.

Именно с этим связано и огромное количество дискуссий, которые происходят в городском пространстве по поводу утраты того или иного – может быть, и малозначительного – но, тем не менее, памятника ушедшей эпохи. На мой взгляд, необходимо понимать, почему возникают эти дискуссии, почему в обществе имеется колоссальное недовольство современной архитектурой. Только честно отвечая себе на эти вопросы, можно приблизиться к эталонам качества.

Качественная архитектура – это архитектура, которая, как минимум, не разрушается. Иными словами, здание, которое не падает, уже является качественным – с точки зрения его конструкции, например. А вот качество архитектурной среды – это нечто совсем иное. И его, как я уже говорил выше, каждый для себя определяет по-своему.

Безусловно, есть традиционный европейский город с его аналоговой гармонией, как я это называю, когда мелкое здание и крупное здание выстраиваются по одному и тому же гармонизирующему, пропорционирующему принципу, что и происходило во всей истории архитектуры до начала XX века. Если принимать этот город как эталон, то, безусловно, возникает вопрос, какие формы гармонии и гармонизации можно применить к современной архитектурной ситуации, и начиная с какого момента ты эту ситуацию не можешь воспринимать для себя как гармоничную. Хотя я допускаю, что кто-то воспринимает как абсолютно гармоничную ситуацию, когда один кричащий небоскреб стоит рядом с другим кричащим небоскребом, а рядом с ними стоит маленькое здание. Я же лично исхожу из того, что европейский город – это форма, прообраз, который ни для кого из нас не является пустым звуком. Эти города бывают большие, маленькие, но все они имеют одну и ту же структуру. Я был, например, недавно в Сан-Себастьяне – вот характерный пример обычного европейского города. Там есть набережная, на этой набережной есть дома, выстроенные в начале XX века, они обладают определенной плотностью деталей; есть дома, выстроенные позже, они этой плотностью не обладают, но и другими художественными достоинствами не обладают и потому из застройки явно выпадают, очевидно кажутся менее достойными в архитектурном отношении, чем здания, возведенные на полвека раньше. И есть отдельные здания-иконы. Это в данном случае концертный зал Рафаэля Монео. Днем он выглядит как большая серая глыба, вечером, подсвеченный, смотрится очень красиво и празднично. Вот мизансцена, которую ты видишь в любом европейском городе сегодня, – и ты волен назвать эту мизансцену красивой или некрасивой.

Всегда нужно отдавать себе отчёт в том, в доме с каким количеством этажей, с каким фасадом, с каким входным холлом, за какой дверью с какой дверной ручкой ты сам хотел бы жить. И я могу сказать, что каждый день себя об этом спрашиваю. Когда я обсуждаю тот или иной проект со своими коллегами, я задаю себе вопрос: это тот дом, в который хочется войти, это тот дом, дверную ручку которого хочется потрогать? Это тот фасад, который кажется тебе достаточно детальным? Или недостаточно детальным, или, наоборот, слишком пережатым с точки зрения деталей, с точки зрения вкусовой характеристики этих деталей. Каждый день ты задаешь себе эти вопросы, и, отвечая на них, формируешь тот уровень, который кажется тебе достойным данного места. Я знаю очень хорошо, что если все сделал так, как хотел, то и через 10, и через 15 лет я иду по этому зданию и ощущаю чувство удовлетворения.

Высокого качества достичь очень сложно. В России это связано, прежде всего, с качеством строительных работ, а также с краткостью теплого периода и необходимостью завершать стройку в любую погоду. Кроме того, в России недостаточное количество строительных компаний, которые в состоянии обеспечить это качество.

Cтремление к качеству в архитектуре – сложный, многосоставной процесс. Нужно терпение и понимание того, что стремление к высокому качеству требует дополнительных затрат и применения совершенно определенных решений. Очень часто стремление к качеству декларируется на начальном этапе реализации проекта, но, когда начинаешь поэтапно расписывать, что для этого нужно, у большинства участников процесса возникает едва ли не оторопь. Они говорят: мы не думали, что это будет так дорого и так долго, мы просто не можем себе этого позволить.

Это зависит от каждого из нас, от каждодневного труда и от каждодневного желания идти снова и снова на этот – часто достаточно нелицеприятный – диалог, в том числе и с заказчиком, который делает многие вещи не так, как нужно делать для того, чтобы прийти к искомому качеству. Иногда потому, что он не понимает, что делает, иногда потому, что он разочарован в том, что это стоит слишком дорого или строится слишком долго. А может быть, это не заказчик, а строительная компания, а может быть, стечение обстоятельств, а может быть, ты сам не уследил: часто так и бывает. Здесь я не хочу критиковать других, не критикуя себя. Надо двигаться дальше. Никакой другой задачи, кроме как двигаться дальше, нет».
 

10 Ноября 2017

Елена Петухова

Беседовала:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Наталия Воинова, Илья Мукосей: «Скрижалей нет и быть...
В своем интервью для проекта «Эталон качества» Наталия Воинова и Илья Мукосей категорически протестуют против использования понятия «эталон» в сфере архитектуры, считая, что жесткие критерии оценки бесполезны.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Антон Надточий: «Архитектор ищет форму для хаоса»
Архитектура бюро ATRIUM обладает пластичной формой, формирует сложное пространство, создает иллюзию движения – в этой игре форм и пространств заложены смыслы, эмоции и функции, определяющие качество их архитектуры.
Юлий Борисов: «Наша главная проблема – время»
Для Юлия Борисова нет секрета в том, что такое качество. Об этом все сказано у Витрувия и в стандарте ИСО 8402-86. Но как сделать качественную архитектуру, а значит архитектуру, приносящую добро людям, – вот это вопрос, решением которого и занимается бюро UNK project.
DNK ag: «Параметров оценки очень много»
Разговор с Даниилом Лоренцем, Натальей Сидоровой и Константином Ходневым: о комплексности, уместности, поиске баланса и совместной работе, – продолжает цикл интервью проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Градсовет Петербурга 17.02.2021
Тот день, когда Градсовет критиковал признанного архитектора и хвалил работу молодого. Но все равно согласовал первого, а второго отправил на доработку.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.