Сергей Чобан: «Качество зависит от каждодневного труда»

Разговор о качестве в архитектуре продолжает интервью Сергея Чобана, который на собственном опыте доказал, что качественная архитектура и строительство – вопрос не географии или ментальности, а профессионализма и настойчивости архитектора.

Елена Петухова

Беседовала:
Елена Петухова

mainImg
zooming

Сергей Чобан,
руководитель архитектурного бюро SPEECH 

 
Тема качества в архитектуре всегда имела особое значение для творчества Сергея Чобана. Менялись лишь фокус приложения усилий и масштаб анализа проблемы. В первых же проектах на российском рынке Чобан стремился доказать, что мировое качество архитектуры в работе с формой, в использовании лучших материалов и технологий, возможно и в России. Сначала показал в проектах, потом доказал, как это может быть реализовано. Но вместо того, чтобы остановиться на достигнутом, Чобан декларирует новую задачу – достижение качества в деталях. В материалах, фактурах, оболочке, элементах здания должна прослеживаться та же авторская мысль, тот же образ, тот же уровень продуманности и совершенства, как и на макро-уровне восприятия архитектурных объектов. Следующий шаг и следующий уровень в оценке актуальных профессиональных задач выводит Сергея Чобана на разговор о глобальных проблемах дисгармонии в городской среде, порождаемой модернисткой эстетикой и стремлением к созданию зданий-икон любой ценой. В фокусе внимания – качество города, качество городской среды, созданной за счет качества составляющих его зданий. Причем в этом контексте под качеством архитектуры может пониматься не только ее неординарность, но и «нейтральность», которая превращается из недостатка в достоинство. О том, как можно совмещать все эти принципы в проектной практике и как создавать качественную архитектуру, несмотря ни на какие препятствия, говорит в своем интервью для проекта «Эталон качества» Сергей Чобан.


Видеосъемка и монтаж: Сергей Кузьмин.

Сергей Чобан,
руководитель архитектурного бюро SPEECH:

«Для меня ответ на вопрос о качественной архитектуре очень прост: я всегда ориентируюсь на то, как воспринимается окружающий меня город. Какое-то положение вещей меня устраивает, какое-то нет. И в зависимости от этого я определяю, какая архитектура для меня является эталоном качества. Ведь на интуитивном уровне это сразу понятно: ты смотришь на какие-то детали, формы, на то, как здание взаимодействует с окружающим пространством, и понимаешь, приятно тебе это или нет.

Для меня критерий качества – это в большой степени критерий взаимодействия архитектуры со временем. Взаимодействие материалов, из которых сделана архитектура, со временем – то, как стареет поверхность, а также наличие или отсутствие в том или ином пространстве каких-то агрессивных, активных объемов.

Понятия «средовая архитектура» для меня не существует, скорее это речевой оборот. Архитектура – это всегда отдельные здания, которые формируют среду внутри себя, вокруг себя. И здесь очень важен прообраз среды, который есть у каждого архитектора: какой характер города ему самому нравится, к чему он стремится. Здесь многое очень сильно зависит от той среды, в которой вырос сам архитектор и которую он сам воспринимает как гармоничную.

Модернистская архитектура, которая зачастую не обладает той измельченностью поверхности и той определенной иерархией деталей и композиционных приемов, которыми обладали здания, построенные более ста лет назад, задает совершенно иные стандарты гармонии, чем те, что существовали на протяжении всей предыдущей истории. Здания-жесты, например, стали неотъемлемой частью градостроительной ситуации. И на вопрос, каким должно быть взаимодействие между зданиями-жестами и зданиями-окружением, зданиями-фоном, каждый, исходя из своего опыта, из своей картинки города, отвечает по-разному. При этом мне кажется, что в большинстве своем мы, архитекторы европейского пространства, научились воспринимать архитектуру на примере европейских городов, которые окончательно сформировались в XIX веке. Эти города кажутся нам наиболее красивыми. Если мы перестанем себе и друг другу лгать, то поймём, что это совершенно определенные города и совершенно определенные градостроительные структуры. Если мы поймем, что их можно изучить и понять, какие схемы, матрицы лежат в их основе и в основе их восприятия, то мы легко поймем и то, как сегодня можно создавать город, который бы по своему качеству и своей структуре был бы близок к тем городам, что нам нравятся.

Именно с этим связано и огромное количество дискуссий, которые происходят в городском пространстве по поводу утраты того или иного – может быть, и малозначительного – но, тем не менее, памятника ушедшей эпохи. На мой взгляд, необходимо понимать, почему возникают эти дискуссии, почему в обществе имеется колоссальное недовольство современной архитектурой. Только честно отвечая себе на эти вопросы, можно приблизиться к эталонам качества.

Качественная архитектура – это архитектура, которая, как минимум, не разрушается. Иными словами, здание, которое не падает, уже является качественным – с точки зрения его конструкции, например. А вот качество архитектурной среды – это нечто совсем иное. И его, как я уже говорил выше, каждый для себя определяет по-своему.

Безусловно, есть традиционный европейский город с его аналоговой гармонией, как я это называю, когда мелкое здание и крупное здание выстраиваются по одному и тому же гармонизирующему, пропорционирующему принципу, что и происходило во всей истории архитектуры до начала XX века. Если принимать этот город как эталон, то, безусловно, возникает вопрос, какие формы гармонии и гармонизации можно применить к современной архитектурной ситуации, и начиная с какого момента ты эту ситуацию не можешь воспринимать для себя как гармоничную. Хотя я допускаю, что кто-то воспринимает как абсолютно гармоничную ситуацию, когда один кричащий небоскреб стоит рядом с другим кричащим небоскребом, а рядом с ними стоит маленькое здание. Я же лично исхожу из того, что европейский город – это форма, прообраз, который ни для кого из нас не является пустым звуком. Эти города бывают большие, маленькие, но все они имеют одну и ту же структуру. Я был, например, недавно в Сан-Себастьяне – вот характерный пример обычного европейского города. Там есть набережная, на этой набережной есть дома, выстроенные в начале XX века, они обладают определенной плотностью деталей; есть дома, выстроенные позже, они этой плотностью не обладают, но и другими художественными достоинствами не обладают и потому из застройки явно выпадают, очевидно кажутся менее достойными в архитектурном отношении, чем здания, возведенные на полвека раньше. И есть отдельные здания-иконы. Это в данном случае концертный зал Рафаэля Монео. Днем он выглядит как большая серая глыба, вечером, подсвеченный, смотрится очень красиво и празднично. Вот мизансцена, которую ты видишь в любом европейском городе сегодня, – и ты волен назвать эту мизансцену красивой или некрасивой.

Всегда нужно отдавать себе отчёт в том, в доме с каким количеством этажей, с каким фасадом, с каким входным холлом, за какой дверью с какой дверной ручкой ты сам хотел бы жить. И я могу сказать, что каждый день себя об этом спрашиваю. Когда я обсуждаю тот или иной проект со своими коллегами, я задаю себе вопрос: это тот дом, в который хочется войти, это тот дом, дверную ручку которого хочется потрогать? Это тот фасад, который кажется тебе достаточно детальным? Или недостаточно детальным, или, наоборот, слишком пережатым с точки зрения деталей, с точки зрения вкусовой характеристики этих деталей. Каждый день ты задаешь себе эти вопросы, и, отвечая на них, формируешь тот уровень, который кажется тебе достойным данного места. Я знаю очень хорошо, что если все сделал так, как хотел, то и через 10, и через 15 лет я иду по этому зданию и ощущаю чувство удовлетворения.

Высокого качества достичь очень сложно. В России это связано, прежде всего, с качеством строительных работ, а также с краткостью теплого периода и необходимостью завершать стройку в любую погоду. Кроме того, в России недостаточное количество строительных компаний, которые в состоянии обеспечить это качество.

Cтремление к качеству в архитектуре – сложный, многосоставной процесс. Нужно терпение и понимание того, что стремление к высокому качеству требует дополнительных затрат и применения совершенно определенных решений. Очень часто стремление к качеству декларируется на начальном этапе реализации проекта, но, когда начинаешь поэтапно расписывать, что для этого нужно, у большинства участников процесса возникает едва ли не оторопь. Они говорят: мы не думали, что это будет так дорого и так долго, мы просто не можем себе этого позволить.

Это зависит от каждого из нас, от каждодневного труда и от каждодневного желания идти снова и снова на этот – часто достаточно нелицеприятный – диалог, в том числе и с заказчиком, который делает многие вещи не так, как нужно делать для того, чтобы прийти к искомому качеству. Иногда потому, что он не понимает, что делает, иногда потому, что он разочарован в том, что это стоит слишком дорого или строится слишком долго. А может быть, это не заказчик, а строительная компания, а может быть, стечение обстоятельств, а может быть, ты сам не уследил: часто так и бывает. Здесь я не хочу критиковать других, не критикуя себя. Надо двигаться дальше. Никакой другой задачи, кроме как двигаться дальше, нет».
 

10 Ноября 2017

Елена Петухова

Беседовала:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Наталия Воинова, Илья Мукосей: «Скрижалей нет и быть...
В своем интервью для проекта «Эталон качества» Наталия Воинова и Илья Мукосей категорически протестуют против использования понятия «эталон» в сфере архитектуры, считая, что жесткие критерии оценки бесполезны.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Антон Надточий: «Архитектор ищет форму для хаоса»
Архитектура бюро ATRIUM обладает пластичной формой, формирует сложное пространство, создает иллюзию движения – в этой игре форм и пространств заложены смыслы, эмоции и функции, определяющие качество их архитектуры.
Юлий Борисов: «Наша главная проблема – время»
Для Юлия Борисова нет секрета в том, что такое качество. Об этом все сказано у Витрувия и в стандарте ИСО 8402-86. Но как сделать качественную архитектуру, а значит архитектуру, приносящую добро людям, – вот это вопрос, решением которого и занимается бюро UNK project.
DNK ag: «Параметров оценки очень много»
Разговор с Даниилом Лоренцем, Натальей Сидоровой и Константином Ходневым: о комплексности, уместности, поиске баланса и совместной работе, – продолжает цикл интервью проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Технологии и материалы
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Русское высотное
Последние несколько лет в России отмечены новой волной интереса к высотному строительству, не просто высокоплотному, а именно башням. Об одной из них известно, что ее высота будет 703 м, что вновь претендует на европейский рекорд. Но дело, конечно, не только в высоте – происходит освоение нового формата: башен на стилобате, их уже достаточно много. Делаем попытку систематизировать самые новые из построенных небоскребов и актуальные проекты.
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Сейчас на главной
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Печатные, но наполовину
В Техасе выставили на продажу дома, возведенные при помощи 3D-принтера. Приобрести высокотехнологичное жилище можно за 745 000 долларов.
Шкала времени Кумертау
Проект-победитель конкурса Малых городов: с помощью малых форм архитекторы рассказывают историю возникшего на буроугольном разрезе поселения, активируют центральную улицу и готовят почву для насыщенной социальной жизни.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Buena vista
Проект частного дома в Подмосковье архитектор Роман Леонидов назвал Buena Vista, то есть хороший вид по-испански. И действительно, великолепный вид откроется не только из дома с бельведером, стоящего на возвышении, но и сама вилла на холме предназначена для созерцания из партера парка. В общем, буэна виста и бельведер, с какой стороны ни посмотреть.
Кирпичный текстиль
На фасадах офисного здания по проекту Make Architects в Солфорде – кирпичная кладка, имитирующая традиционные для этого города ткани.
Большая Астрахань live
Гибкое улучшение связности территорий, развитие полицентричности, улучшение качества жизни, экологичные инновации – все эти решения проекта-победителя конкурса на мастер-план Астраханской агломерации, разработанного консорциумом под руководством Института Генплана Москвы, основаны на синтезе профессиональных аналитических инструментов, позволяющих оценивать последствия решений в динамике, и общения с жителями города.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Вода для жизни
Пятый, а значит юбилейный по счету форум «Среда для жизни» прошел в Нижнем Новгороде сразу после юбилейных торжеств, посвященных 800-летию города, и стал, в сущности, частью празднования. В то же время среди показанных проектов лидировали решения, связанные с временно затопляемыми территориями, что можно признать одной из актуальных тенденций нашего времени.
Градсовет Петербурга 8.09.2021
Градсовет рассмотрел новый вариант перестройки станции метро «Фрунзенская»: проект от московских архитекторов, Единый диспетчерский центр и противоречивый традиционализм.
Медовая горка
Проект-победитель конкурса Малых городов для города Куртамыш: террасированный парк, который дает возможность по-новому проводить досуг
Традиции орнамента
На фасаде павильона для собраний по проекту OMA при синагоге на Уилшир-бульваре в Лос-Анджелесе – узор, вдохновленный оформлением ее исторического купола.
Кочевники и пряности
Два проекта павильона ресторана катарской кухни, который мог появиться в Экспофоруме: не отработанный в Петербурге формат временной архитектуры, способный пропустить в город более смелые решения.
Магистры ЯГТУ 2021: «Тени забытых предков»
Работы выпускников кафедры архитектуры Ярославского государственного технического университета: анализ сталинской архитектуры, возвращение к жизни города-призрака, актуализация советских гаражей и маршрут по исправительно-трудовому лагерю.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Дерево с удостоверением
Объявлены финалисты премии за постройки из сертифицированной древесины WAF 2021. Среди них: самое крупное CLT-здание в США, микро-библиотека в Индонезии, офисный комплекс в Сиднее и киоск в Гонконге.
Химические реакции
Проект-победитель конкурса Малых городов раскрывает многогранность Щекино: в нем нашлось место Анне Карениной и Игорю Талькову, космонавтам и шахтерам, равно как и богатой природе тульского края, безбарьерной среде и разным видам досуга.
Диалектический манифест
Высотный ЖК MOD, строительство которого начато в Марьиной роще рядом с территорией, на которой запланирована штаб-квартира РЖД, откликается на «центральный» контекст будущего городского окружения и в то же время позиционируется авторами как «манифест модернистских минималистичных принципов в архитектуре».
Мечта Азимова
Проект DNK ag победил в конкурсе на АГО Национального центра физики и математики в Сарове, проведенного корпорацией Росатом совместно с МГУ, РАН и Курчатовским институтом.
Ре-Школа 2021: Соловки
Третий учебный год Ре-Школа посвятила Соловецкому архипелагу и подготовке жизнеспособной концепции сохранения трех объектов на Банном озере. Об эмоциональных и по-настоящему научных открытиях, которые состоялись за два семестра, рассказывает руководитель школы Наринэ Тютчева.