Александр Скокан: «Хороший дом настолько уместен, что его не замечают»

Продолжаем цикл видео-интервью проекта «Эталон качества». Глава АБ «Остоженка» – об отличии архитектуры от дизайна, «по-русски неаккуратном труде» и влиянии технологий.

author pht

Беседовала:
Елена Петухова

mainImg
zooming

Алекандр Скокан,
руководитель и главный архитектор бюро «Остоженка»

 
Александр Скокан и бюро «Остоженка» – давние и признанные авторитеты в деле деликатной и вдумчивой работы с «городской тканью». Их чувствительность к масштабу, энергии и потребностям города, фактически, заложили основу методики работы в исторической среде и по-прежнему во многом служат ее эталоном. В этом году Александр Скокан получил один из самых почетных знаков московского профессионального сообщества – «За честь и достоинство» премии «Золотое сечение».

Ниже – ответы Александра Скокана на основные вопросы нашего спецпроекта «Эталон качества»:
– Что для вас качество в архитектуре?
– Какие критерии являются ключевыми?
– На что в своих проектах вы обращаете особое внимание?
– Как можно добиться архитектурного качества в современных российских условиях?


Видеосъемка и монтаж: Сергей Кузьмин.

Александр Скокан,
руководитель и главный архитектор архитектурного бюро «Остоженка»:

«Что такое качество? Во-первых, с качеством было бы очень просто, если бы его можно было измерить. А чем мерить качество? Мне кажется, когда мы говорим об архитектуре, надо разделить её на отдельные субстанции: есть архитектурный проект и есть процесс его создания. И наконец, есть собственно архитектурный объект – здание, дом, ансамбль, комплекс или ещё что-то – к нему предъявляются уже другие требования.

Начнем с проекта. Качество «номер один» – когда проект оценивает заказчик. У него свои критерии; особенно если это коммерческая недвижимость или жильё, то там уже появилась целая порода девушек, которые называются продажниками или как-то вроде того, и которые точно знают, что будет, а что не будет покупаться. Они и задают критерии качества. Ещё есть городские власти, у которых свои тараканы в голове. Они, как правило, чего-то боятся, и хотят сделать так, чтобы им за все это не влетело. Это еще одни оценщики нашего качества. Еще есть коллеги – так называемая референтная группа, которых мы назначили себе в критики и подсознательно ведем диалог с ними, смотрим как бы их глазами, прикидывая, что бы они на это сказали.

Дальше есть такая категория, как качество проектирования. Процесс проектирования – в какой-то степени гарантия успеха всего проекта. Он должен начинаться с анализа места, беседы с местными жителями, изучения истории места, уточнения и корректировки технического задания. А дальше – просто взаимоотношение внутри коллектива, если команда правильно выстроена и все работают, все понимают друг друга с полуслова. У всех возникает ощущение, что это он сделал. Самая лучшая оценка качества этого процесса, когда каждый считает, что это его проект, что это он придумал.

Наконец, сам объект. Очень важно, чтобы он обладал такими ремесленными свойствами, чтобы хотелось подойти его потрогать. К сожалению, очень много построек, к которым, условно говоря, ближе двадцати метров лучше не подходить. Так что архитектурный объект должен быть ещё и качественным изделием.

Дальше начинаются индивидуальные оценки. Для меня архитектура – помимо вот этих качеств, того, что она должна быть хорошо, складно сделана – должна быть ещё и уместна. Чем архитектура отличается от дизайна, от хорошего инженерного, дизайнерского изделия? Дизайнерский предмет хорош везде, сам по себе: что в этой комнате, что на улице, или ещё где-то – потому что хорош сам по себе. А архитектура тем и отличается, что она подходи для конкретного места. Она обладает качествами, как бы считанными с этого места. Вот она встала на место, и когда говорят «как будто так и было» – это и есть, на мой взгляд, высшая оценка. Я давно эту историю рассказываю: когда мы построили Международный московский банк – наше первое изделие, за которое мы получили государственную премию – я своим коллегам говорю: «вот нам удалось построить банк на набережной, напротив Дома художников». Мне отвечают: «а мы и не замечали». Для меня это была лучшая оценка. Когда дом очень хороший и очень качественный, он встал и его не замечают. Значит, он для этого места. Есть масса архитекторов – я думаю, их большинство – которые не разделяют эту мою позицию. Они считают, что каждое архитектурное произведение – это явление, это событие, и оно должно стать главной вещью в этом месте. Что, на мой взгляд, самонадеянно, и, в принципе, легко ожидать, что для такого типа архитекторов мнение других неважно. У них есть какая-то своя идея и им, в общем, всё равно, что об этом скажут другие, всё равно, что об этом скажет какой-то контекст. И неважно, какой именно контекст: профессиональный или обыватели, или ещё какой-то.

В России – это где-то у Гоголя сказано – повсюду следы по-русски неаккуратного труда. По-моему, лучше не скажешь. Мы ничего не успеваем доделать, но переходим дальше. Мы не успеваем навести порядок здесь, потому что нам надо идти дальше на восток или ещё куда-то, новые земли присоединять, хотя и со старыми разбираться еще сто лет нужно. На самом деле это бегство и осознание какой-то неспособности. Мы знаем, что мы не можем до конца что-то сделать, какой-то дефект есть внутренний, руки немножко не оттуда или не так растут. И поэтому, зная, что мы всё равно до конца толком ничего не доделаем, мы это бросаем и находим какой-то повод, находим какую-то красивую идею: то ли Крым освобождаем, то ли еще куда-то.

И архитекторы в этом плане не исключение. С одной стороны, есть замечательные архитекторы, перфекционисты. В России таких людей мало, но среди архитекторов есть. И надо сказать, их достаточно много появилось после того, как в 1990-е годы многие из них поупражнялись в интерьерах. Потому что интерьер всё-таки требует гораздо большей тщательности, сделанности, чем просто огромный дом. Они, когда пришли в большую архитектуру, принесли это качество за собой.

Качество архитектуры в профессиональном смысле, без сомнения, растёт. Но вот в том, что касается материального качества, боюсь, оно растет не очень-то. Конечно, сейчас появляются более совершенные, технологичные материалы, которые попросту не позволяют напортачить. Это как отверточная сборка. Конечно, ты можешь пытаться не той стороной отвертки что-то заворачивать, но у тебя, скорее всего, не получится. Плитка немецкая, которой этот дом облицован, конечно, по-русски не идеальна в швах, но в целом это лучше, чем если бы, к примеру, мы штукатурили этот дом. Так что качество повышается за счёт более совершенных строительных технологий. Но клиент не становится более щедрым. У нас есть пример – ЖК «Кленовый дом», неподалеку здесь, на набережной. Уж казалось бы – такое место, там совершенно запредельные цены квадратного метра. Но мы знаем, какое было качество и сколько там было, к сожалению, халтуры. Даже высокая цена не гарантирует спасения от этого самого «по-русски неаккуратного труда». 

10 Октября 2017

author pht

Беседовала:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: «Эталон качества»

Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Наталия Воинова, Илья Мукосей: «Скрижалей нет и быть...
В своем интервью для проекта «Эталон качества» Наталия Воинова и Илья Мукосей категорически протестуют против использования понятия «эталон» в сфере архитектуры, считая, что жесткие критерии оценки бесполезны.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Сергей Чобан: «Качество зависит от каждодневного...
Разговор о качестве в архитектуре продолжает интервью Сергея Чобана, который на собственном опыте доказал, что качественная архитектура и строительство – вопрос не географии или ментальности, а профессионализма и настойчивости архитектора.
Антон Надточий: «Архитектор ищет форму для хаоса»
Архитектура бюро ATRIUM обладает пластичной формой, формирует сложное пространство, создает иллюзию движения – в этой игре форм и пространств заложены смыслы, эмоции и функции, определяющие качество их архитектуры.
Юлий Борисов: «Наша главная проблема – время»
Для Юлия Борисова нет секрета в том, что такое качество. Об этом все сказано у Витрувия и в стандарте ИСО 8402-86. Но как сделать качественную архитектуру, а значит архитектуру, приносящую добро людям, – вот это вопрос, решением которого и занимается бюро UNK project.
DNK ag: «Параметров оценки очень много»
Разговор с Даниилом Лоренцем, Натальей Сидоровой и Константином Ходневым: о комплексности, уместности, поиске баланса и совместной работе, – продолжает цикл интервью проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.