English version

Александр Скокан: «Хороший дом настолько уместен, что его не замечают»

Продолжаем цикл видео-интервью проекта «Эталон качества». Глава АБ «Остоженка» – об отличии архитектуры от дизайна, «по-русски неаккуратном труде» и влиянии технологий.

Елена Петухова

Беседовала:
Елена Петухова

mainImg
0
zooming

Алекандр Скокан,
руководитель и главный архитектор бюро «Остоженка»

 
Александр Скокан и бюро «Остоженка» – давние и признанные авторитеты в деле деликатной и вдумчивой работы с «городской тканью». Их чувствительность к масштабу, энергии и потребностям города, фактически, заложили основу методики работы в исторической среде и по-прежнему во многом служат ее эталоном. В этом году Александр Скокан получил один из самых почетных знаков московского профессионального сообщества – «За честь и достоинство» премии «Золотое сечение».

Ниже – ответы Александра Скокана на основные вопросы нашего спецпроекта «Эталон качества»:
– Что для вас качество в архитектуре?
– Какие критерии являются ключевыми?
– На что в своих проектах вы обращаете особое внимание?
– Как можно добиться архитектурного качества в современных российских условиях?


Видеосъемка и монтаж: Сергей Кузьмин.

Александр Скокан,
руководитель и главный архитектор архитектурного бюро «Остоженка»:

«Что такое качество? Во-первых, с качеством было бы очень просто, если бы его можно было измерить. А чем мерить качество? Мне кажется, когда мы говорим об архитектуре, надо разделить её на отдельные субстанции: есть архитектурный проект и есть процесс его создания. И наконец, есть собственно архитектурный объект – здание, дом, ансамбль, комплекс или ещё что-то – к нему предъявляются уже другие требования.

Начнем с проекта. Качество «номер один» – когда проект оценивает заказчик. У него свои критерии; особенно если это коммерческая недвижимость или жильё, то там уже появилась целая порода девушек, которые называются продажниками или как-то вроде того, и которые точно знают, что будет, а что не будет покупаться. Они и задают критерии качества. Ещё есть городские власти, у которых свои тараканы в голове. Они, как правило, чего-то боятся, и хотят сделать так, чтобы им за все это не влетело. Это еще одни оценщики нашего качества. Еще есть коллеги – так называемая референтная группа, которых мы назначили себе в критики и подсознательно ведем диалог с ними, смотрим как бы их глазами, прикидывая, что бы они на это сказали.

Дальше есть такая категория, как качество проектирования. Процесс проектирования – в какой-то степени гарантия успеха всего проекта. Он должен начинаться с анализа места, беседы с местными жителями, изучения истории места, уточнения и корректировки технического задания. А дальше – просто взаимоотношение внутри коллектива, если команда правильно выстроена и все работают, все понимают друг друга с полуслова. У всех возникает ощущение, что это он сделал. Самая лучшая оценка качества этого процесса, когда каждый считает, что это его проект, что это он придумал.

Наконец, сам объект. Очень важно, чтобы он обладал такими ремесленными свойствами, чтобы хотелось подойти его потрогать. К сожалению, очень много построек, к которым, условно говоря, ближе двадцати метров лучше не подходить. Так что архитектурный объект должен быть ещё и качественным изделием.

Дальше начинаются индивидуальные оценки. Для меня архитектура – помимо вот этих качеств, того, что она должна быть хорошо, складно сделана – должна быть ещё и уместна. Чем архитектура отличается от дизайна, от хорошего инженерного, дизайнерского изделия? Дизайнерский предмет хорош везде, сам по себе: что в этой комнате, что на улице, или ещё где-то – потому что хорош сам по себе. А архитектура тем и отличается, что она подходи для конкретного места. Она обладает качествами, как бы считанными с этого места. Вот она встала на место, и когда говорят «как будто так и было» – это и есть, на мой взгляд, высшая оценка. Я давно эту историю рассказываю: когда мы построили Международный московский банк – наше первое изделие, за которое мы получили государственную премию – я своим коллегам говорю: «вот нам удалось построить банк на набережной, напротив Дома художников». Мне отвечают: «а мы и не замечали». Для меня это была лучшая оценка. Когда дом очень хороший и очень качественный, он встал и его не замечают. Значит, он для этого места. Есть масса архитекторов – я думаю, их большинство – которые не разделяют эту мою позицию. Они считают, что каждое архитектурное произведение – это явление, это событие, и оно должно стать главной вещью в этом месте. Что, на мой взгляд, самонадеянно, и, в принципе, легко ожидать, что для такого типа архитекторов мнение других неважно. У них есть какая-то своя идея и им, в общем, всё равно, что об этом скажут другие, всё равно, что об этом скажет какой-то контекст. И неважно, какой именно контекст: профессиональный или обыватели, или ещё какой-то.

В России – это где-то у Гоголя сказано – повсюду следы по-русски неаккуратного труда. По-моему, лучше не скажешь. Мы ничего не успеваем доделать, но переходим дальше. Мы не успеваем навести порядок здесь, потому что нам надо идти дальше на восток или ещё куда-то, новые земли присоединять, хотя и со старыми разбираться еще сто лет нужно. На самом деле это бегство и осознание какой-то неспособности. Мы знаем, что мы не можем до конца что-то сделать, какой-то дефект есть внутренний, руки немножко не оттуда или не так растут. И поэтому, зная, что мы всё равно до конца толком ничего не доделаем, мы это бросаем и находим какой-то повод, находим какую-то красивую идею: то ли Крым освобождаем, то ли еще куда-то.

И архитекторы в этом плане не исключение. С одной стороны, есть замечательные архитекторы, перфекционисты. В России таких людей мало, но среди архитекторов есть. И надо сказать, их достаточно много появилось после того, как в 1990-е годы многие из них поупражнялись в интерьерах. Потому что интерьер всё-таки требует гораздо большей тщательности, сделанности, чем просто огромный дом. Они, когда пришли в большую архитектуру, принесли это качество за собой.

Качество архитектуры в профессиональном смысле, без сомнения, растёт. Но вот в том, что касается материального качества, боюсь, оно растет не очень-то. Конечно, сейчас появляются более совершенные, технологичные материалы, которые попросту не позволяют напортачить. Это как отверточная сборка. Конечно, ты можешь пытаться не той стороной отвертки что-то заворачивать, но у тебя, скорее всего, не получится. Плитка немецкая, которой этот дом облицован, конечно, по-русски не идеальна в швах, но в целом это лучше, чем если бы, к примеру, мы штукатурили этот дом. Так что качество повышается за счёт более совершенных строительных технологий. Но клиент не становится более щедрым. У нас есть пример – ЖК «Кленовый дом», неподалеку здесь, на набережной. Уж казалось бы – такое место, там совершенно запредельные цены квадратного метра. Но мы знаем, какое было качество и сколько там было, к сожалению, халтуры. Даже высокая цена не гарантирует спасения от этого самого «по-русски неаккуратного труда». 

10 Октября 2017

Елена Петухова

Беседовала:

Елена Петухова
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Наталия Воинова, Илья Мукосей: «Скрижалей нет и быть...
В своем интервью для проекта «Эталон качества» Наталия Воинова и Илья Мукосей категорически протестуют против использования понятия «эталон» в сфере архитектуры, считая, что жесткие критерии оценки бесполезны.
Сергей Скуратов: «Архитектура – как любовь»
О различии категорий качества и несовершенства, кайфе от архитектуры, везении конца девяностых, необходимости бороться за свой замысел, но и привлекать консультантов на самой ранней стадии работы – в интервью Сергея Скуратова для проекта «Эталон качества».
Сергей Чобан: «Качество зависит от каждодневного...
Разговор о качестве в архитектуре продолжает интервью Сергея Чобана, который на собственном опыте доказал, что качественная архитектура и строительство – вопрос не географии или ментальности, а профессионализма и настойчивости архитектора.
Антон Надточий: «Архитектор ищет форму для хаоса»
Архитектура бюро ATRIUM обладает пластичной формой, формирует сложное пространство, создает иллюзию движения – в этой игре форм и пространств заложены смыслы, эмоции и функции, определяющие качество их архитектуры.
Юлий Борисов: «Наша главная проблема – время»
Для Юлия Борисова нет секрета в том, что такое качество. Об этом все сказано у Витрувия и в стандарте ИСО 8402-86. Но как сделать качественную архитектуру, а значит архитектуру, приносящую добро людям, – вот это вопрос, решением которого и занимается бюро UNK project.
DNK ag: «Параметров оценки очень много»
Разговор с Даниилом Лоренцем, Натальей Сидоровой и Константином Ходневым: о комплексности, уместности, поиске баланса и совместной работе, – продолжает цикл интервью проекта «Эталон качества».
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Эталон качества
Архи.ру запускает проект «Эталон качества», главными элементами которого станут большая экспозиция с авторскими инсталляциями и круглый стол на фестивале «Зодчество», а также серия видео-интервью с рядом ведущих российских архитекторов.
Технологии и материалы
Из чего сделан фасад дома-победителя «Золотого Трезини»?
Для реконструкции и нового строительства в исторической части Васильевского острова архитекторы бюро «Проксима» использовали кирпич Terca Stockholm концерна Wienerberger и фасадную плитку ZEITLOS от Stroeher. Материалы поставила компания «Славдом».
Delabie ставит на черный
Компания Delabie представляет линейку сантехнических изделий Black Spirit, выполненных в матовом черном покрытии. В нее вошли как раковины, смесители и унитазы, так и многочисленные аксессуары, позволяющие добиться эффекта total black.
Мода на плинфу
Коммерческий директор Кирово-Чепецкого кирпичного завода Данил Вараксин в рамках семинара «Городские кварталы» представил архитекторам российский кирпич ригельного формата
Строительный атом архитектуры
В рамках семинара «Городские кварталы» архитектор Роман Леонидов проследил историю кирпичного строительства от древнего Вавилона до наших дней.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании Cladding Solutions.
Плитка BRAER: рассчет на века
Метод вибропрессования делает тротуарную плитку BRAER прочной, а технология ColorMix позволяет добиваться многообразия оттенков. При правильном монтаже изделие будет сохранять свои свойства десятки лет. Рассказываем о важных нюансах при укладке и эксплуатации.
Экология вне времени
Компания «Новые горизонты» разработала линейку игровых площадок, выполненных в природном стиле и из экологичных материалов, которые прослужат долгие годы.
Реставраторы провели работы в мемориальном комплексе...
В Беслане прошла выездная школа реставрации Союза реставраторов России. Ее участники выполнили восстановительные и консервационные работы на руинах школы №1. Проект состоялся при поддержке компании Baumit, специалистов в области реставрации исторических зданий.
МасТТех. Этапы большого пути
Алюминиевые архитектурные конструкции Masttech используют в своих проектах архитекторы ведущих бюро, таких как СПИЧ, ATRIUM, ТПО «Резерв». Не так давно специалисты компании разработали – по техническому заданию АБ Цимайло, Ляшенко и Партнеры – эксклюзивное решение оконно-витражного блока, который монтируется сразу на два этажа.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Сейчас на главной
Три проекта для Подмосковья
Публикуем три из пяти проектов, представленных в рамках VI Форума проектировщиков Московской области в качестве образцовой работы с территориями и с проектной документацией. Надеемся чуть позже показать еще два, более масштабных.
Откопать счастье
Проект «Архитектура + Археология», курированный бюро KATARSIS, совершенно справедливо был отмечен гран-при Открытого города. Он гигантский, романтичный, интерактивный и, я бы так сказала, меланхолически-позитивный. Если МАРШ съедали город, то тут откапывали из песка и исследовали. А еще – авторы дали нам ооочень подробный отчет. Настоящие археологи.
Вопрос циркуляции
В Париже завершилась многолетняя реконструкция исторического комплекса Национальной библиотеки Франции: теперь там расположены научные институты и музейные залы. Авторы проекта – Atelier Gaudin Architectes.
Ось Савеловского
БЦ в окружении крупной городской развязки у Савеловского вокзала берет на себя роль пространственной оси – то есть оси вращения: закручивается спиралью, чередуя идеальное стекло этажей с глубокими уступами междуярусных перекрытий, в которые спрятаны изобретенные архитекторами форточки. Оно скульптурно и претендует на роль нового городского акцента несмотря на сравнительно небольшой – девятиэтажный – рост.
Пресса: Подменное настоящее
Иногда так любишь какое-нибудь прошлое, что как-то забываешь, когда живешь, сейчас или тогда, особенно если «сейчас» отличается от «тогда» достаточно резко. В случае, если настоящее не отличается от прошлого — и даже старательно не отличается, стремится с ним отождествиться,— любить и забываться сложнее.
Из созвездия Ворона
Cheng Chung Design (CCD) создало в интерьерах отеля W в городе Чанша модель Вселенной, предлагая постояльцам совершить космическое путешествие.
И в зной, и в стужу
Бюро Megabudka, известное разнообразными исследованиями творческих проблем, поделилось с нами статьей Артема Укропова, посвященной наработкам в области проектирования детских площадок в разных климатических условиях. Не то чтобы все изложенное в ней совершенно ново и неожиданно, но собрано вместе. Делимся.
Панъевропейский проект
Конкурс на проект реконструкции здания Европейского Парламента в Брюсселе выиграл консорциум Europarc из пяти континентальных мастерских.
Ода к ОАМ
В Петербурге начала работу VIII архитектурная биеннале. На дискуссии, где обсуждалось архитектурное просвещение, зал и председатель ОАМ попросили у редакции Архи.ру больше критики. Мы решили попробовать, и начать с самой выставки.
Убежище и пропитание, или съесть архитектуру
Самый вкусный, красивый и чувственный проект Открытого города – показываем третьим в нашей редакционной подборке. Каждый гастрономический сюжет сопровожден в нем внушительной, так сказать, арх-подготовкой, от референсов до аксонометрии. Так и хочется его съесть. Ну, его и съели.
Конечно можно
Рузанна Аветисян придумала для салона красоты в Казани интерьер, в котором посетитель чувствует себя как дома и погружается в приятные воспоминания о детстве и путешествиях. Уютное пространство в природной гамме дополняют фактурные детали: сухой борщевик, плетеные светильники или панно, сотканное из сорго.
Незаброшенная типография
Показываем три проекта урбанистического лагеря в Себеже, который был посвящен возрождению здания бывшей типографии. Победила команда под руководством Евгении Репиной и Сергея Малахова с проектом, который предлагает очень деликатные вкрапления в существующее здание.
Сценарии для Московской области
Мособлархитектура и АПМО провели VI Форум проектировщиков – главный ежегодный практикум для архитекторов Подмосковья, собрав ответы на наиболее насущные вопросы при подготовке проектной документации, а также представив новые подходы к территориям на примере лучших практик.
Имманентная бионика
Продолжаем публиковать проекты Открытого города, выбранные редакцией. Следующий посвящен программированию бионических форм, его курировало бюро «Чехарда». Формы – из российской природы, размещены на карте страны и доступны для изучения посредством смартфона.
Архитектура и анимация: ЧЕРЕЗ
Начинаем публиковать кураторские проекты Открытого города. Мы – редакция – выбрали пять проектов. Один из них мультфильм ЧЕРЕЗ, сделанный группой молодых архитекторов под кураторством dnk ag и режиссерским тьюторством. Получился вполне профессиональный фильм артхаусного свойства.
Петля в бору
Деликатное благоустройство соснового бора в спутнике Нижнего Новгорода не нарушает сложившийся природный ландшафт, но раскрывает красоту места и помогает посетителям насытиться впечатлениями.
Радости Монпарнаса
Архитекторы бюро MVRDV продолжают оттачивать приемы эффективной и экологически безопасной реконструкции объектов позднего модернизма. Им удалось вернуть Парижу целый квартал многофункциональной застройки Gaîté Montparnasse.
Ре-контейнер
Сообщество p.m. (personal message) дало вторую жизнь морскому контейнеру, в котором работает кофейня: авторы наладили инженерные системы, продумали эргономику и добавили яркие акценты. Барная стойка, например, сделана их переработанных пластиковых крышечек.
Инструкция не прилагается
Детская площадка, разработанная бюро UTRO, предлагает игру без заложенного взрослыми сценария: за счет ландшафта и абстрактных фигур дети могут наделять пространство какими угодно смыслами, развивая воображение.
Ослепляющий камуфляж
Электростанция на биотопливе Powerbarn по проекту Giovanni Vaccarini Architetti недалеко от Равенны – часть плана по превращению промзоны в центр производства «зеленой» энергии.