Кристофер Пирс: «Обучение – это партнёрство»

Разговор с директором департамента Visiting School лондонской школы AA, и видео его лекции на Арх Москве.

Беседовала:
Юлия Андрейченко

mainImg
МАРШ в этом году проводит свою летнюю школу совместно с Архитектурной Ассоциацией – в Москву приезжает мигрирующий воркшоп ассоциации Visiting School AA. Летний курс называется «Лаборатория преобразований» и посвящён Шаболовке, о чём нам уже рассказывали его кураторы Ярослав Ковальчук и Александра Чечёткина.

По этому случаю в Москву приехал директор Visiting School AA Кристофер Пирс; он прочёл лекцию в рамках Арх Москвы. В своей беседе с Юлией Андрейченко руководитель программы рассказал о причинах выбора проекта Александры Чечёткиной, истории Visiting School, новых тенденциях архитектурного образования, приоритетах и особенностях школы AA.

видео московской лекции Кристофера Пирса (на английском языке): 


Архи.ру:
– Вы закончили Технический университет в Вирджинии, получили докторскую степень по истории архитектуры в Эдинбургском Университете. Как Вы оказались в АА?

Кристофер Пирс:
– Это довольно долгая история. Я учился в удивительно либеральном и открытом всему новому Техническом университете Вирджинии, где через печатные издания АА мне довелось познакомиться с именами Захи Хадид и Даниэля Либескинда. Работы Хадид [The planetary architecture] и Либескинда [Chamber works] произвели неизгладимое впечатление на мой неокрепший двадцатилетний ум, поэтому сразу после окончания обучения я собрал портфолио и отправил Либескинду.

Так я оказался в Милане, где Даниэль намекнул мне, что следовало бы еще поучиться (смеется), написать диссертацию. Его совет привел меня в Эдинбургский университет, откуда я начал миграцию по Великобритании, от Ливерпуля до Вестминстера, а уже оттуда попал в Архитектурную Ассоциацию.

Этот путь – череда спонтанных, но в то же время судьбоносных событий. Одна из важнейших фигур здесь – Дэвид Грин из Аркигрэм, с которым мы познакомились еще в Вирджинии, где он преподавал сразу после окончания АА. Мы снова встретились в Вестминстере, где я писал дипломную работу, а он продолжал свою академическую деятельность, и именно там я поведал ему о своих намерениях отправиться в Архитектурную Ассоциацию. И вот тут началось самое интересное. На тот момент Бретт Стил только заступил на пост директора АА. Я делал всё возможное, чтобы достучаться до него: писал, звонил, отправлял факсы – всё как об стену горох, но в скором времени они сдались, со мной связались и попросили явиться и вкратце рассказать Бретту о моих намерениях. Уже через 30 минут я стоял на пороге AA на Бэдфорд-сквер. Бретт был ограничен во времени, и мне пришлось уложить двухчасовую презентацию в 10 минут. Он выслушал меня с большим интересом, сказал, что через пару недель свяжется, и что вы думаете? Ни ответа, ни привета, я ждал 6 долгих недель, пока, наконец, мне не перезвонили. (Смеется) Самое веселое, не могу не рассказать, когда для того, чтобы заступить на пост, мне было необходимо уладить пару формальностей, донести свое резюме Филиппу, тому самому личному ассистенту Бретта, которому я докучал все это время. Он улыбнулся и вежливо попросил больше никогда, никогда ничего ему не отправлять. С тех пор минуло 11 лет. Необходимо понимать, что АА не нанимают людей для академической науки, вы начинаете главным образом с работы в студии, а затем идете вверх по карьерной лестнице. Уже через год-полтора, когда я вел свою студию, что, кстати, и продолжаю делать с большим удовольствием, Бретт предложил мне пост директора Visiting school.
Кристофер Пирс в Москве, 2016. Фотография © Александра Чечёткина
Юлия Андрейченко и Кристофер Пирс. Фотография © Александра Чечёткина

– Ходят слухи, что Вы стремитесь занять место Бретта Стила на позиции директора АА, так ли это?

– Ни за что! Безо всякой скромности скажу, что Бретт мне завидует: я летаю по миру, встречаю прекрасных людей, веду студию, занимаюсь частной практикой. Я ни за что не возьму на себя роль директора: это адская работа, требующая большого вложения сил. Бретт – политик, хотя этим словом можно назвать главу любой школы, я же стараюсь держаться подальше от этих забот. Он удивительно хорош в своем деле, а я как не искал, так и не ищу должностей, которые по определению далеки от творческого процесса. Мое отрицание политики сформировалось ещё в детстве, так как мой отец работал с Ричардом Никсоном и уж очень любил всё это…

– Вас можно смело назвать теоретиком и преподавателем, но был ли у Вас практический опыт?

– Архитектурная практика – очень важная часть моей жизни. После работы у Либескинда я направился в SOM, а оттуда к другому гиганту – Heery, но уже 16 лет мы с коллегой по АА Кристофером Мэтьюсом возглавляем совместный проект – mis-architecture. Мы проектируем небольшие объекты, к примеру, недавно, открылся новый ресторан NOMA в Копенгагене, сейчас мы делаем ресторан в Метрополитан-уорф в самом сердце Лондона. Работа в АА, моя теоретическая подготовка помогли мне развиться как профессионалу. Надо сказать, что собственно теории было не так много в моей жизни, – больше критические статьи. Я очень благодарен Синти Дэвидсон – главному редактору The Log в Нью-Йорке – за возможность высказывать свои мысли.

На мой взгляд, умение писать – очень важно для архитектора, хотя, если быть честными, мало кто им владеет. Владение словом – форма творческого выражения, ничем не уступающая по своей значимости рисунку или чертежу. Возможно, именно поэтому я взялся за диссертацию – что заняло порядка 5 лет, в течение которых, с легкой подачи моего научного руководителя, Бойда Уайта, мне пришлось осилить 8 томов Джорджа Оруэлла, чтобы хоть что-то для себя понять. Это безумие, но в то же время единственный доступный способ узнать, как писать ясно, кратко и эффективно. Когда я только приступал к докторской, мои предложения были слишком длинные, каждое – размером с обеденный стол, а теперь они настолько коротки, что я боюсь поставить запятую. (Смеется)
Кристофер Пирс на лекции. Предоставлено МАРШ

– Вы начали преподавать в АА с 2007 года. Не могли бы Вы подробнее рассказать о своей студии, о том, как устроен процесс обучения и каков фокус вашего исследования?

– Во многих архитектурных школах тема, типология заданы заранее. Мы же – яростные противники преднамеренного проектирования: студент не должен знать, к чему приведет его исследование. Главная цель, которую мы с моим коллегой Крисом ставим перед нашими студентами, – научиться синтезировать архитектуру самым нетривиальным способом. Время обучения – время экспериментов и разрушения шаблонов.

Уже год мы сотрудничаем с рестораном NOMA в Копенгагене, эта коллаборация кажется нам весьма плодотворной, ведь главное в любом творческом процессе – профессиональная вовлеченность, а эти люди любят то, чем занимаются. В основу нашей программы легла гипотеза о том, что через переосмысление процесса готовки – будь то разделывание, обезвоживание, брожение или выращивание плесени – можно создавать архитектуру.

Студенту дается на выбор фрукт, овощ, ягода или орех, и путём долгого исследования и анализа свойств предмета он проектирует крупномасштабный архитектурный объект. Возможно, кому-то наши методы покажутся пугающими, но, на мой взгляд, они дают простор для творческих интерпретаций, раскрепощая сознание, делая акцент на процессе, доказывая, что проектирование красивых, но малообоснованных чертежей ушло в небытие.
Проекты студентов АА. Предоставлено Кристофером Пирсом

– Почему АА всячески стремится избежать статуса государственного вуза?

– На данный момент у АА нет никаких намерений во что бы то ни стало получить статус университета, но одному Богу известно, что произойдет через 15 или даже 50 лет. Архитектурная Ассоциация – частная школа на независимой коммерческой основе, наша программа идет в разрез с общепринятой, наши студенты приезжают со всех уголков земли. Все знают, что такое АА, но мы никогда не были автономной организацией. За неимением статуса университета мы вынуждены постоянно проходить аттестацию, наши дипломы аккредитованы Открытым университетом, что во многом дестабилизирует работу. Учитывая политику государства в отношении ужесточения правил выдачи студенческих и рабочих виз и не только, перед нами стоит трудная задача – получить от правительства Великобритании разрешение присваивать дипломы бакалавра и магистра, не считаясь формально университетом. Только этот шаг позволит нам укрепить свое положение, почувствовать стопроцентную уверенность в завтрашнем дне, стать по-настоящему независимыми.
Кристофер Пирс. Фотография © Александра Чечёткина

– АА – альма-матер множества успешных архитекторов мирового уровня, в тоже время обучение здесь требует не только незаурядных творческих способностей, но и внушительной финансовой поддержки. На этот счёт существует великое множество противоречивых мнений. А как бы Вы описали студента АА?

– Существует предубеждение, что наш студент – «богатей», купивший путевку в жизнь. Но, во-первых, наша программа не каждому по зубам, во-вторых, стоимость обучения сильно ниже, чем в большинстве американских или британских вузов. Не отрицаю: есть те, кто поступает ради престижа, – примерно пятая часть. Но мы оцениваем не людей, а архитектуру. Каждый год мы теряем студентов: тех, кто неправильно расставляет приоритеты, кто недостаточно работоспособен и мотивирован, кто не соответствует требованиям школы. Важно понимать, что для большинства обучение в АА – мечта, и мы не намерены отказываться от талантливых абитуриентов. Мы выделяем гранты и стипендии. Как-то коллега из стипендиальной комиссии рассказал, что ежегодный доход родителей одной из моих студенток, одной из лучших на курсе, составлял 18 000 фунтов, – ровно столько стоит год обучения в АА. То есть они отдали практически все деньги на её образование. Родители дали ей возможность попасть сюда, и она ей воспользовалась, работая как вол, доказывая, что достойна. И этот пример – далеко не единственный.

– Какова пропорция глобального к локальному? Ведь ваши студенты приезжают со всех уголков планеты, существует некий перевес в сторону глобального, спровоцированный политикой школы? Можем ли мы говорить о возникновении «интернационального стиля АА», или же вы не ставите перед собой подобных задач, стараетесь раскрыть каждого в отдельности?

– В этом году у нас 91% иностранных студентов, что само по себе непостижимо. Среди них есть как яростные космополиты, помешанные на теме глобальности, так и те, кто никогда не покидал родную страну и глубоко привязан к корням. Каждому угодить невозможно, но мы предоставляем выбор: так, в программе бакалавриата – 30 студий, в магистерской – 10. Каждая затрагивает самые разные темы, соприкасающиеся с разными контекстами как культурными, так и политическими. Есть прекрасная история, связанная с двумя студентками, которых мы поставили в пару: одна – из Израиля, вторая – из Ирана. Это был удивительный по своей силе тандем, но, Боги – когда они говорили о политике, все прятались по углам (смеется). На мой взгляд, это лучшее в АА – когда люди с разным образом мышления и культурным бэкграундом работают вместе, рождая что-то удивительное, новое.
Юлия Андрейченко. Фотография © Александра Чечёткина

Кроме того, существует множество подходов к процессу проектирования. Именно поэтому в своей работе мы все время экспериментируем, пересматриваем и дополняем нашу программу. Мы открыты всему новому. И не мы одни, Школа архитектуры Бартлетт, Королевский колледж искусств также предлагают новый формат архитектурного образования, основой которого является стирание понятий педагог – ученик. Мы – коллеги, соучастники. И я думаю, что в большой степени многие приезжают в погоне за этим коллективным опытом экспериментирования.

– Можно ли сказать, что АА – своего рода трендсеттер в академическом образовании? Вы одними из первых реагируете на мировые тенденции в области архитектуры, теории, программного обеспечения, графического языка, разве что Йельский университет может посостязаться c вами за это звание.

– Вроде того; когда я только заступил на пост, я был свободен от каких-либо предубеждений, и не имел ни малейшего понятия о том, с чем мне придется столкнуться. Помню тот день, когда вошел в заполненный до предела главный зал, где проходила презентация студий, на которой каждый из руководителей освещал свою тему. Мне было так страшно, что я решил не смотреть на коллег, для того чтобы не сравнивать себя с другими, но одно из выступлений я зацепил, так как был следующим, так вот они встали, представились, показали 5 минутный фильм и ушли, следом была моя очередь, с допотопной презентацией, сделанной в Power Point, я вышел, протараторил концепцию, поблагодарил всех присутствующих и удалился переваривать своё поражение (смеется).
Преподавательский состав АА, сентябрь 2014. Предоставлено Кристофером Пирсом

В нашей работе каждый преподаватель с большим уважением относится к тому, что делают его коллеги. Никто не вмешивается в чужую работу, но в то же время мы откровенно говорим друг другу о недостатках. Немаловажно, что когда кто-то новый приходит в АА, все с радостью помогают ему в формировании программы, которая должна соответствовать общему уровню школы.

Как-то раз мне довелось присутствовать на защите студентов Аурели, и, глядя на десятый квадратный план, я был готов разрыдаться от скуки (смеется). А если серьёзно, я очень уважаю его взгляды на архитектуру и теорию. Несколько лет назад, когда Аурели был ещё в роли приглашенного преподавателя, он, на день раньше меня, презентовал комиссии свою программу. Позднее, уже на моей защите, жюри отметило удивительное сходство графических референсов, хотя, несмотря на определенное совпадение в наших вкусах и взглядах, мы совершенно про разное. Именно поэтому к концу каждого года, на финальной выставке, вы видите самые разные портфолио, презентующие самые разные архитектурные идеи, сформулированные под руководством самых разноплановых руководителей.

– Школа гордится своими выпускниками, особенно теми, кто добились успеха. А были ли случаи, когда вам было стыдно за нерадивых учеников?

– Начнем с того, что обучение я воспринимаю как партнёрство, сотрудничество, где вклад студента соразмерен по значимости моей собственной работе. Подобное сотрудничество или его отсутствие не означает, что в перспективе студент не сможет найти свой путь. И единственное, что меня разочаровывает, когда студент не является полноценным участником процесса. К счастью, это случается довольно редко. Он должен быть мотивирован. Но в то же время мы говорим о молодых людях девятнадцати, двадцати лет, находящихся в самом начале пути. И если кто-то уже в процессе учёбы понимает, что архитектура – это не его, я с большим уважением принимаю его позицию, в жизни есть ещё много всего поинтереснее (смеется). Я от чистого сердца заявляю, что не каждому суждено стать архитектором.

Каждый год я сталкиваюсь с двадцатью разочарованиями, говорю это в самом позитивном смысле. Потому что никто, будь то самый талантливый, лучший ученик на курсе, не доводит свой проект до точки, которую можно признать финалом. И пожалуй, именно эту незавершенность, которая является неотъемлемой частью нашей профессии, я воспринимаю очень болезненно, иногда даже острее, чем те, кто делал эти проекты.

Ни одна школа не может гарантировать вам успешную карьеру после её завершения. Жизнь сложная штука. Кому-то удастся перевернуть мир, кто-то будет среднестатистическим проектировщиком, кто-то и вовсе бросит это гиблое дело. Когда я был молод, я бы убил всех и каждого, кто не горит профессией так как я, но повзрослев, я осознал, что необходимо быть толерантнее в своей системе оценки чужого таланта и способностей. Возможно, что так на меня повлиял опыт отцовства, ведь мой собственный сын – обычный ребенок, он не обладает незаурядным умом, с трудом сдает тесты, но для меня он талант каких только поискать, в свои 14 он лучший собеседник.

Я с большим уважением отношусь к тому, что в нашей школе мы не составляем рейтинг, есть только зачет / незачет, что позволяет нам дать максимально объективную оценку, при которой среднестатистический студент приравнивается к лучшим на курсе ученикам. Каждый, кто прошел нашу программу, независимо от результата, заслуживает уважения.

– Не могли бы Вы рассказать о программе Visiting school? В чём заключается основная идея этой программы? Это своего рода популяризация АА?

– Visiting school начала свою работу лет 10 назад, на тот момент она представляла собой всего несколько интернациональных воркшопов, и честно говоря, программы тогда носили слишком колониальный характер, что не соответствовало политике школы и плохо влияло на её репутацию. Таким образом, первая цель данной программы – учиться у наших коллег со всего мира, перенимать их опыт, все время переосмысляя и дополняя собственную работу. Потому что невозможно быть либеральной и открытой всему новому институцией, находясь в четырёх стенах на Бэдфорд-сквер. Фигурально выражаясь, мы открываем двери не только на себя, но и от себя, позволяя, всем желающим ознакомиться с нашей методикой преподавания.
Воркшоп АА в Стамбуле, 2015. Предоставлено Кристофером Пирсом

– Как Вы выбираете директора программы Visiting school?

– Ну, карты с флажками у меня точно нет (смеется). Мы не следуем какой-либо стратегии – мы выбираем программу. У меня есть определенные идеи, которые я пытаюсь реализовать, к примеру, я уже давно пытаюсь освоить новые территории и выйти на Африку, даже связывался с Дэвидом Аджайе, хотел встретиться с ним и другими выдающимися деятелями континента, обсудить возможность проведения воркшопа. Однако в большинстве случаев предложения поступают извне, по моим подсчетам, за последний год мы получили более 300 заявок со всего мира. В мои обязанности входит отсортировать все увиденное, отобрать лучшее, соответствующее не только уровню, но и духу школы. При этом необходимо отдавать себе отчёт в том, том как будет устроен весь процесс, ведь Visiting school – краткосрочная, эффективная программа, это не учебный год или семестр.

– По каким критериям вы выбираете темы? Как и почему вы остановили свой выбор на предложении Александры Чечёткиной?

– Директором программы может стать только сотрудник или бывший студент АА, знакомый с нашей методикой образования. Это скорее вопрос доверия, чем статуса, но не только. Требуется множество личных качеств, в первую очередь мы говорим о человеке заинтересованном, разностороннем, так как эта работа подразумевает не только интеллектуальную вовлеченность и погруженность в контекст, но и наличие недюжинных организаторских способностей. Visiting School работает на своей собственной материальной базе, независимой от школы, в связи с этим мы подбираем темы не только на соответствие методике школы и актуальности, но и исходя из материальной безопасности, окупаемости наших затрат, – финансовых и интеллектуальных. Мы не ставим перед собой задачи заработать, речь не идёт о прибыли, но и в минус мы уходить не намерены. Этот вопрос требует тщательной аналитики и проработки с нашей стороны.

Предложение Александры заинтересовало меня, во-первых, потому, что у нас ещё не было успешной программы в Москве, да и тема показалась мне привлекательной, так как поднимаются вопросы культурного и исторического переосмысления архитектуры на практике, преобразования территории, немаловажной для контекста города. Во-вторых, я отметил уникальность данного предложения в сравнении с другими. В то же время я высказал ряд замечаний, попросил внести правки и прислать мне всё в письменном виде, так как говорить могут многие, но, будем откровенны, не все могут перейти от слов к делу. К счастью, рвению и самоотдаче Александры можно только позавидовать. Я ничуть не удивился, что ей удалось привлечь ARUP в качестве спонсора и интеллектуального партнера, вот таким должен быть директор программы!

– Как и почему Вы решили сотрудничать со Школой МАРШ, дочкой LMU? Как вы, АА, отреагировали на происходящее в LMU, на все эти забастовки, уход Роберта Мала?

Еще раз спасибо Александре, именно она предложила Школу МАРШ и собрала прекрасную команду. Наша работа основана на доверии, и она его всячески оправдывает, не было случая, когда я бы мог усомниться с своем выборе.

Касательно Роберта Мала могу сказать одно: нам пошло это на руку, так как теперь он является членом Совета попечителей АА. О происходящем в Метрополитен я знаю совсем немного, я бы даже сказал, стараюсь не знать, как я уже говорил ранее, стараюсь держаться подальше от всех политических распрей, тем более если они не имеют ко мне прямого отношения.
Первокурсники и тьюторы студии. Фотография © Валери Бенедетт

– AA – зонтичный бренд, включающий институт, бар, магазин, журналы: AA Files и AA house journals, вы даже занимаетесь оформлением книг для архитекторов... В этом нет ничего удивительного, многие современные институции пропагандируют схожую политику (Стрелка, МОМА). В чём причина? Нельзя быть просто хорошим институтом?

– А мне кажется, что и этого недостаточно, если вы хотите конкурировать на мировом уровне. Невозможно представить хоть одну крупную институцию, выходящую на глобальный уровень и не пропагандирующую подобную политику, – думаю, что не только в Британии, но и во всём мире. Именно этот аспект является ключевым отличием АА от многих школ, пусть и с мировым именем, но локальных. На самом деле, это один из самых остро обсуждаемых вопросов последних лет. Но соглашусь, велик риск, что всё перечисленное Вами оттянет на себя больше внимания, чем основной род нашей деятельности, коим является образование. Я вообще очень болезненно отношусь ко всякого рода брендам в архитектуре, совсем недавно я проиграл в конкурсе, за отсутствием такового, уступив небезызвестному Бьярке Ингельсу. (Смеется)

– Нужны ли глобальному контексту локальные школы?

– Безусловно, существует множество выдающихся локальных школ, идентичность и политические воззрения которых заслуживают уважения, к примеру – Род-Айлендская Школа дизайна или удивительные школы Китая, чей продукт настолько самобытен, что не идёт ни в какое сравнение с тем, что делает весь остальной мир. Но в то же время концентрация на локальном лишает вас возможности в полной степени конкурировать в контексте повсеместной глобальности. Именно поэтому я работаю в АА – месте, обладающем огромными преимуществами, дающем представление о том, что происходит на мировой архитектурной арене.
Выпуск 2015. Предоставлено Кристофером Пирсом

– Каждый год в стенах школы проходит AA project exhibition, вы позволяете красить, сооружать, почти перестраивать историческое здание. Является ли этот факт своего рода «профессиональной позицией»?

– Мы вряд ли можем состязаться с тем, как делают ежегодную выставку в Бартлетт или Университетском колледже Лондона, – они вкладывают куда больше средств. Мы же делаем всё буквально на коленке, за 10 дней, почти бесплатно. Думаю, что именно в этот момент вы видите АА в её лучшем, пожалуй, самом искреннем свете, потому что все решения принимаются совместно. Истина заключается в том, что каждый раз мы пытаемся нащупать тонкую грань дозволенного, продиктованную историческим контекстом здания. Мы выжимаем из себя максимум. Так, к примеру, был сделан павильон на Бэдфорд-сквер, а одна из лестничных клеток была отдана под выставку известного художника-керамиста Тони Кумелла. За 3-4 недели работы выставки к нам приходит порядка двух тысяч посетителей, которым интересно посмотреть, как мы живем и что мы делаем. Возможно, весь год мы работаем именно на это мероприятие, с помощью которого можем адекватно оценить всю проделанную работу.

Совсем недавно архитектурное сообщество потрясла новость о смерти Захи Хадид. Я воспринимаю АА как семью, именно поэтому мне кажется очень важным донести вашу позицию, реакцию на эту прискорбную новость.

– Я был в Париже, в магазине, когда мне написали о случившемся, думаю, никогда не забуду тот день. Заха была очень важной частью АА, горячим сторонником нашего подхода к образованию, имела своё особое влияние, более того, она была воплощением школы, в том смысле, что ей удалось реализовать себя, приумножив то, что ей дала Архитектурная Ассоциация. Она всегда возвращалась, чтобы поделиться накопленным опытом. Благодаря её вкладу в архитектурный дискурс школа приобрела известность, многие приезжают к нам в надежде повторить её успех.

Не было ни одного человека в АА, кто остался бы равнодушным. Бретт написал своего рода реквием на сайте школы, это был наш долг.

На днях мы обсуждали, что нужно что-то сделать в её честь, но как в любой семье, нам нужно немного времени, чтобы пережить случившееся. Школа должна найти собственный правильный путь, чтобы выказать свое уважение. Мы не хотим, чтобы наша реакция была воспринята как пиар-кампания. Пусть говорят, пусть каждый занимается своим делом, снимает фильмы про Заху, делает всё что угодно. Мы в свою очередь попытаемся найти правильный и осмысленный способ признать то грандиозное влияние, которое она оказала на школу, и прославить карьеру человека, который внес огромный вклад в то, что мы теперь называем архитектурой.
 

22 Июня 2016

Беседовала:

Юлия Андрейченко
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Пресса: Шаболовка будущего: каким может быть конструктивизм...
Судьба архитектуры отечественного авангарда волнует специалистов во всём мире. С 11 по 18 июля в Москве прошёл воркшоп о будущем конструктивистской Шаболовки, задуманный лондонской школой Architectural Association совместно с МАРШ. Урбанист Александр Акишин провёл с его участниками три дня и рассказал Strelka Magazine, к чему привели размышления о месте конструктивизма в стремительно меняющемся городе, а также как участники столкнулись с суровой реальностью и почему на кону оказалось само существование раннесоветской архитектуры.
Разбудить потенциал, или МАРШ & АА
Преподаватель МАРШ урбанист Ярослав Ковальчук и выпускница магистратуры лондонской АА – о совмещеннии методик двух экспериментальных школ, и воркшопе, где летом студенты будут планировать преобразование Шабловки.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
В Пермском Политехе обучили искусственный интеллект...
В Пермском Политехе разработали интеллектуальную систему обработки изображений зданий, которая может определять цветовые закономерности архитектурных объектов. Технология поможет застройщикам многоквартирных домов эффективнее встраивать проекты в городское пространство.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.