Разбудить потенциал, или МАРШ & АА

Преподаватель МАРШ урбанист Ярослав Ковальчук и выпускница магистратуры лондонской АА – о совмещеннии методик двух экспериментальных школ, и воркшопе, где летом студенты будут планировать преобразование Шабловки.

Беседовала:
Алла Павликова

mainImg
Александра Чечеткина. Фотография © Кристина Еремеева
zooming
Ярослав Ковальчук. Фотография © Константин Смирнов

В МАРШ открыт прием заявок на участие в летней школе «Лаборатория преобразований / In-Transition Lab» – совместного проекта МАРШ и Architectural Association (АА). Формат воркшопа, активно опробованный МАРШ Лаб на примере Махачкалы и Казани, совместится с Visiting school, изобретенным школой АА. Курс рассчитан на молодых архитекторов и студентов, которые познакомятся с современными практиками архитектурного исследования и анализа территории, мастер-планирования и вычислительного проектирования.

Ученики будут работать вместе с преподавателями и кураторами с 11 по 18 июля. Задача – разработать проект исследования и развития территории Шаболовки – района Шуховской башни, судьба которой волнует многих и уже давно. Результаты воркшопа будут показаны в Центре авангарда на Шаболовке, с которым организаторы тесно сотрудничают уже сейчас.

Записаться на совместный воркшоп МАРШ и АА можно до 27 июня, стоимость участия в конце апреля снизилась с £ 500 до 350 благодаря появлению спонсора, компании ARUP. 
***

Мы поговорили с двумя кураторами летнего воркшопа Ярославом Ковальчуком и Александрой Чечёткиной.

Архи.ру:
– Расскажите о совместном учебном курсе Architectural Association и МАРШ. Что нового он даст студентам? Как будет выстроен учебный процесс? Какие теоретические и практические упражнения он предусматривает?

Александра Чечёткина:
– Architectural Association (АА) – это старейшая экспериментальная школа в Великобритании с долгой историей и нестандартным подходом к обучению. Внутри школы существует специальное отделение Visiting school. Это короткие образовательные курсы, которые проводятся в разных городах и странах мира. Только в этом году АА ведет более 70 школ. В России уже была совместная программа АА с институтом «Стрелка». Новый шаг – летняя школа «Лаборатория преобразований», организованная архитектурной ассоциацией совместно с МАРШ.

Ярослав Ковальчук:
– Архитектурная лаборатория МАРШ Лаб занимается похожими программами. Поэтому мы очень обрадовались, когда Александра сообщила о намерении АА провести школу в Москве. Воркшоп будет состоять из двух частей – исследовательской и проектной. Предполагается как студийная работа, так и выезд на территорию. Кроме того, запланированы лекции приглашенных экспертов. Практические навыки мы планируем подкреплять компьютерными классами, семинарами по изучению новейших программ – таких, как Rhinoceros + Grasshopper, Adobe Illustrator, Indesign, After Effects.

Александра Чечеткина:
– Помимо этого, предполагаются внутренние и открытые презентации, включая финальную выставку, которая пройдет в Центре авангарда. К открытию мы планируем создать большой макет выбранной территории проектирования в её нынешнем состоянии. На него будут проецироваться видео с разработанными в рамках воркшопа проектными предложениями, что позволит наглядно показать возможные изменения. Итоги летней школы мы планируем представить в отдельной книге.

– Почему эта тема? Почему Шаболовка?

Ярослав Ковальчук:
– Тему мы выбрали после подробного обсуждения актуальной проблематики Москвы. Большинство знаковых проектов Москвы последнего времени: и Москва-река, и парк Зарядье, и реконструкция промзон – так или иначе связаны с преобразованием уже существующего и освоенного пространства. Мы выбрали район Шаболовки, поскольку это хороший пример сложной городской среды, переживающей процесс трансформации. На территории сосуществуют сады XIX века, конструктивизм 1920–1930-х, более поздние советские постройки 1950–1960-х и рядовая панельная застройка. Район с хорошей транспортной инфраструктурой расположен близко к центру города, при этом достаточно тихий.

Инициатива преобразования Шаболовки возникла в связи с планируемым переносом Шуховской башни. Появилось общественное движение по сохранению уникального памятника. Территорией вплотную занялся Центр авангарда, который выступил партнером нашего воркшопа. Для нас это крайне важно, поскольку гарантирует, что результаты исследований не пропадут, будут учтены и, возможно, лягут в основу проекта развития территории.
1881 год. План города Москвы. Источник: retromap.ru
1915 год. План Москвы с пригородами. Источник: retromap.ru
1923 год. Проектный план «Новая Москва». Источник: retromap.ru
1925 год. План Москвы. Источник: retromap.ru
1935 год. Новые магистрали Москвы. Источник: retromap.ru
1952 год. План Москвы. Источник: retromap.ru
1996 год. Снимок Москвы со спутника. Источник: retromap.ru
2015 год. Современная спутниковая съемка Яндекса. Источник: maps.yandex.ru

Александра Чечеткина:
– В этом районе невероятный исторический контекст и многочисленные бонусные территориальные признаки. Но несмотря на это он пустует, им пользуются только местные жители. Задача воркшопа – разбудить скрытый потенциал Шаболовки.

Сегодня работа с отдельными районами города – это глобальный тренд. Возьмем район Лондона Сохо. Он мгновенно ассоциируется с производством альтернативного кино. А Блумсбери – с интеллектуальным и образовательным центром города. У каждого района Лондона есть своя история и своя специфика. Характер территорий формировался постепенно, но не без влияния городских программ. В Москве пока трудно сказать, чем одна часть город отличается от другой. Даже её планировочная структура подразумевает наличие только одного центра. Сейчас городские власти взяли курс на полицентричность и Шаболовка имеет все шансы стать одним из новых городских центров.
Экспериментальный жилой квартал 1920-х в районе Шаболовки и Шуховская башня

– По какому принципу формировался преподавательский состав курса?

Александра Чечеткина:
– Кроме нас с Ярославом Ковальчуком, будут приглашенные преподаватели из АА. Это один из важных принципов программы Visiting school. Темы воркшопов, которые проводятся по всему миру, всегда очень разные – от исследования летательных аппаратов и процесса изготовления вина до крупных урбанистических и архитектурных проектов. Преподавательский состав для каждого воркшопа формируется непосредственно ассоциацией в соответствии с выбранной тематикой курса. Затем назначается директор школы, главное ответственное лицо и идеолог программы. В Москву в качестве тьюторов были приглашены Иво Баррос, архитектор Arup UK, окончивший магистратуру АА, и Эндрю Хаас, тоже выпускник АА, который успел поработать в бюро Zaha Hadid Architects. Эндрю в совершенстве владеет техническими методами проектирования, поэтому в рамках нашего воркшопа он будет отвечать за цифровые технологии.
Новый индустриальный кластер – жизнь на крыше. Дипломный проект “New industrial milieu” Иво Барроса – выпускника АА и преподавателя летнего курса
Новый индустриальный кластер – интеграция. Дипломный проект “New industrial milieu” Иво Барроса – выпускника АА и преподавателя летнего курса

– Александра, как Вы планируете в рамках летнего воркшопа использовать свой опыт обучения в британской школе? Чем он будет полезен участникам?

Александра Чечеткина:
– Естественно, основные идейные моменты, которые мне удалось почерпнуть во время обучения в АА, я постараюсь применять и использовать в течение всего воркшопа. Специфика преподавательской деятельности и методология создания проекта в АА сильно отличаются от традиционных.

К примеру, мы не ограничиваем студентов рамками, не просим их по окончании программы представить определенный набор выполненных заданий и чертежей. Преподаватели и студенты – это одна команда. Тьюторы работают наравне с другими участниками воркшопа, сидя с ними за одним столом, и в финале выдают общий готовый продукт.
Новый индустриальный кластер – перспектива. Дипломный проект “New industrial milieu” Иво Барроса – выпускника АА и преподавателя летнего курса
Парк Камелиас – жилье. Дипломный проект “New industrial milieu” Иво Барроса – выпускника АА и преподавателя летнего курса

– Насколько сильно такой подход отличается от процесса обучения в МАРШ?

Ярослав Ковальчук:
– МАРШ сильно отличается от всего того, что происходит в сфере архитектурного образования. Это абсолютно экспериментальная площадка, и в этом наше сходство с Architectural Association. Конечно, МАРШ гораздо моложе. Но идеология у нас общая. Мне крайне интересно посмотреть, что получится в результате такого симбиоза, который, как мне кажется, может серьезно повлиять на каждого из участников программы.

– Вопрос к Ярославу: Вы будете использовать свой опыт работы в НИиПИ Генплана? Если да, то как?

Ярослав Ковальчук:
– Я довольно долго работал в институте Генплана, в основном занимаясь проектами преобразования и развития территорий, включающих историческое и культурное наследие. Моя мастерская, в том числе, работала над конкурсным проектом преобразования Москвы-реки, превращая его в территориальную схему. А это 200 км земли. В своей мастерской я попытался собрать прогрессивных людей, использующих самые современные подходы проектирования. Для урбанистического анализа существует общая рамка, а вот инструменты подбираются под конкретные задачи. Думаю, мой опыт будет полезен студентам летней школы МАРШ в процессе исследования территории Шаболовки. Хотя, разумеется, это не масштаб института Генплана. Шаболовка – небольшой фрагмент городской ткани, и его мы будем рассматривать более детально и пристально.

– На разработку проекта дается всего неделя. Достаточно ли этого для полноценного погружения в тему?

Александра Чечеткина:
– Практика воркшопов и стала настолько популярной, благодаря интенсивности обучения. Я сама посетила не один воркшоп – и как студент, и как преподаватель. Эта практика помогла мне выбрать свой профессиональный путь. Такие образовательные программы позволяют быстро получить новые навыки, работая над интересными и конкретными задачами. Кроме того, появляется возможность встретить единомышленников, научиться работать в команде. Очевидно, что предложенный объем работы можно выполнить всего за одну неделю только при условии долгой предварительной подготовки команды тьюторов. Студенты тоже смогут заранее познакомиться с темой, получат все необходимые материалы и исторические данные, которые нам любезно предоставил Центр авангарда.

– В чем уникальность программы и методики такого интенсивного обучения?

Александра Чечеткина:
– Это партнерская, совместно разработанная программа, в которой соединяются две методологии обучения. Предложена сложная тема, выбран район города с большим потенциалом развития. Для студентов открывается огромное поле деятельности. А направлять их будут четыре тьютора с богатым бэкграундом.

Ярослав Ковальчук:
– Важно, что это работа с преобразованием существующей территории. В Москве пока довольно мало подобного опыта. Ещё более важно, что мы работаем с конкретным партнером – с Центром авангарда. Все наши исследования и проектные предложения останутся в фонде центра. Обсуждается возможность продвижения наших идей. В любом случае, они будут брошены на весьма благодатную почву.

Более подробную информацию читайте на сайтах МАРШ и АА. За новостями летней школы можно следить здесь.
 

0

22 Марта 2016

Беседовала:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Дюны, кварц и атом
Проект-победитель конкурса Малых городов для Соснового Бора: благоустройство парка и пляжа, вдохновленное северным ландшафтом, зеркалами и ядерной энергетикой.
Стеклянный ларец
Пражские архитекторы OV-A спроектировали штаб-квартиру производителя дизайнерского богемского стекла Lasvit в Нови-Боре: главную роль там играет корпус с фасадами из специально изобретенной стеклянной плитки.
Пресса: Как мир перенесет прививку от изоляционизма
«Мне странно теперь представить себе,— пишет Илья Эренбург в начале 1960-х, вспоминая 1914-й,— что можно было отправиться в другую страну, не заполнив анкеты, не проводя недели в ожидании — впустят или не впустят; но слово "виза" я услышал впервые во время войны; прежде не спрашивали даже паспорта».
Красный акцент
Коммерческое здание Stellar по проекту Sanjay Puri Architects в новом районе Ахмадабада привлекает внимание офисным «пентхаусом» из красного металла.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.