Пограничный дом

Жилой комплекс, построенный Никитой Явейном в Кронштадте, невысок и экономен, но в нём много интересного, неожиданного в контексте типизирующегося российского домостроительства.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg

Архитектор:

Никита Явейн

Мастерская:

Студия 44

Проект:

Жилой комплекс «Амазонка»
Россия, Кронштадт, ул. Зосимова, д. 46

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н. Явейн, М. Горячкина, В. Кулаченков, В. Пономарев, при участии И. Григорьева, Ю. Дубейко
Конструктор: И. Ляшко, И. Никулина, А. Кривоносов
Главный инженер проекта: Л. Герштейн, В Кремлевский
 

2013 – 2015

Генподрядчик, заказчик: ООО «КВС»
 
Кронштадт место специфическое. Остров, теперь нанизанный на дамбу КАДа – это военный городок и в то же время памятник архитектуры и истории. Фрагмент Петербурга, строгого и стройного, хотя и немного потрёпанного; но – невысокий его вариант, как будто сокращённый, преимущественно трёхэтажный. В то же время ближе к окраинам город-крепость портят вкрапления советских домов из силикатного кирпича, заборы и КПП гарнизонного вида. Именно в таком месте, между длинным зданием одной из так называемых оборонительных казарм начала XIX века и уютной Посадской улицей ­– но также рядом с неряшливыми заборами и пятиэтажками, появился жилой комплекс с характерным для нашего времени названием «Амазонка», которое, впрочем, не было вольной фантазией девелоперов, а унаследовано от одного из ближайших каналов.

Мы рассказывали о проекте жилого комплекса в 2013 году, когда его строительство подходило к концу. Сейчас оно завершено, и судя по сопоставлению картинок, по большей части согласно проекту.

Архитектура комплекса реагирует на особенности окраины исторического Кронштадта. Прежде всего комплекс – невысокий, трёхэтажный с одним ярусом парковки, которая из-за сложной гидрологии на полтора метра выступает вверх из-под земли, отчего заслужила название «полуподземной». Три этажа, прежде всего, конечно, определены высотным регламентом охранных зон: они вторят высоте старых казарм и зданий Посадской улицы. Но посмею предположить, что «натянуть» высотность при желании здесь было бы несложно – поблизости как упомянутые пятиэтажки, так и сталинский, но похожий на поздний классицизм четырехэтажный дом офицерских семей. В соседнем дворе есть четырёхэтажные дома. Но Никита Явейн вернулся к масштабу николаевского фронта Посадской, «протянул» заданный там масштаб и тип застройки к западу, где рядом, пусть и за военным забором, море. А рядом с морем такие невысокие, протяженные кирпичные дома напоминают Голландию, где подобных, двух-трёхэтажных таунхаусов множество на окраинах городов. Словом, как будто бы следуя за мечтой Петра Великого, поклонника всего голландского от сапог до кораблей, здесь обозначился ещё один контекстный оттенок, историко-географический. Бог весть, превратится ли данный фрагмент морской крепости в «кусочек Голландии», но начало, прежде всего в отношении масштаба, будем считать, что положено.
Жилой комплекс «Амазонка». Боковой фасад
© Студия 44
Жилой комплекс «Амазонка». Ситуационный план
© Студия 44

План комплекса унаследован от замкнутых дворов Петербурга и вторит современным «тенденциям квартальности». Но дворы ­– необычно длинные, причем два замкнуты почти совсем, не считая тыльного прохода по ступенькам и проезда для пожарных машин напротив; а средний открыт к улице Зосимова и напоминает площадь-курдонёр больших доходных домов Петербурга начала XX века. Осевой двор-площадь перекликается, однако, ещё и с Посадской улицей, которая замыкает квартал поодаль, с восточной стороны: если выйти из ЖК, повернуть два раза направо и посмотреть на Посадскую от её перекрестка с улицей Сургина – увидим похожий строй домов, длинные газоны и фронтон в перспективе. Это довольно далеко, поэтому переклички получаются не визуальными, а умозрительно-контекстуальными; этакая внутренняя шарада для тех, кто готов догадаться, что архитектор как будто бы «вырастил» в ядре своего комплекса подобие «провинциального Петербурга» Посадской.


Жилой комплекс «Амазонка». Центральный двор, взгляд с ул. Зосимова. Постройка, 2015 © Студия 44
© Студия 44
Жилой комплекс «Амазонка». Центральный двор, взгляд на ул. Зосимова
Фотография © Татьяна Стрекалова

Но посмотрим на комплекс не снаружи, а изнутри. В наше время, когда эксперименты с типологией, казалось бы, ушли в прошлое, задавленные типизацией жилых планировок, этот дом – практически целиком эксперимент. Не то чтобы здесь изобретено что-то, ещё неизвестное. Но диапазон квартир довольно широк, как будто выдержан в духе современного европейского идеала, стремящегося свести разные социальные страты теснее вместе.

Самые просторные жилища, от 70 до 100 м2, размещены в самых тихих поперечных объемах между курдонёром и внутренними дворами. Здесь на трёх этажах – два яруса квартир, в них по три полу-уровня, соединённых лестницами. В квартиры первого этажа их жильцы входят с двора-площади, с уровня городской мостовой; двери в глубоких нишах. Войдя, они попадают из прихожей в комнату первого яруса, или же идут вперёд по лестнице, на полтора метра вверх, в помещение побольше, откуда устроен выход во внутренний двор на кровле подземной парковки, приподнятой, как мы помним, выше уровня земли. Во дворе эти квартиры снабжены собственными палисадниками, выход к которым решён как глубокая лоджия, откуда, надо думать, будет удобно наблюдать за кронштадским летним дождиком. Комната с выходом во двор – гостиная, здесь рядом кухня. Опять поднимаемся на полтора метра по лестнице, и попадаем в master bedroom, уже на втором этаже. Всего-то три комнаты.
Жилой комплекс «Амазонка». План 1 этажа
© Студия 44
Жилой комплекс «Амазонка». Внутренний двор
© Студия 44
Жилой комплекс «Амазонка». Внутренний двор. Слева лоджии и палисадники больших квартир 1 этажа, справа навесные мостики к «дому-стене»
© Студия 44
Жилой комплекс «Амазонка». Разрез
© Студия 44

Вход в квартиры второго этажа оформлен со стороны двора-площади выступающим тамбуром, откуда двухмаршевая лестница ведёт к площадке на две квартиры, направо и налево. Здесь по четыре комнаты и просторнее. Вначале мы попадаем в гостиную, она смотрит во дворы, как и на первом этаже, затем по лестнице в две комнаты, обращенные к площади, вероятно, это спальни; еще чуть выше – просторное помещение, тоже, надо думать, гостиная или большой светлый кабинет с балконом во двор. Квартиры первого этажа воспринимаются как итальянские piano terreno, верхние же – piano nobile, они выглядят как наилучшее предложение этого ЖК, хотя туда и нужно подниматься по лестнице. Структура внутренних, «элитных» корпусов секционная.

Структура внешних корпусов спланирована более дробно, здесь чередуются однокомнатные квартиры с отдельной кухней и совсем маленькие студии-пеналы, с кухней совмещенные. Зато есть лифт и квартиры первого этажа приподняты над землей на высоту вымостки двора; на улицу выходят совсем небольшие балконы-лоджии. Узкий дом-забор, отделяющий ЖК от неряшливой соседней территории, тоже имеет свои особенности планировки. Здесь есть и лифт, и трёхкомнатные двухэтажные квартиры, объединённые внутри лестницей с поворотом, почти винтовой. Северо-восточный торец этого корпуса, выходящий к улице Сургина и примыкающий к неровной границе участка, по-питерски срезан, здесь образуется квартира-пенал, впрочем двухкомнатная и обогащенная сравнительно просторной лоджией на самом торце. В продольных корпусах, особенно в доме-стене, появляются элементы коридорно-галерейной планировки.
Жилой комплекс «Амазонка». План 2 этажа
© Студия 44
Жилой комплекс «Амазонка». План 3 этажа
© Студия 44
Жилой комплекс «Амазонка». Разрез
© Студия 44

Некоторое разнообразие планов в сочетании с их преимущественной скромностью, местами даже затеснённостью, коррелирует с историческим городом, причём как Петербургом, где можно встретить всякое, так и с голландскими и, может быть, английскими примерами, с их обилием внутренних лестниц. Но также, где-то на периферии сознания, всплывают и эксперименты авангарда с их любовью к коридорам и миниатюрным студиям, разнообразию сочетаний и вариантов. Надо ли говорить, что в современной российской ситуации, не склонной к экспериментам, дом кажется одиноким, более того – даже порождённым каким-то специфическим сочетанием условий кронштадского (военного?) заказа, какой-то своей буквальной пограничности, ведь он стоит прямо-таки «на подоконнике «окна в Европу». Какую-то роль здесь должны были сыграть, конечно же, и убеждения Никиты Явейна, архитектора, увлеченного экспериментами и авангардом.

Внешне же уникальность дома бросается в глаза не сразу. Более того, сочетание красного кирпича с фронтонами и угловатой, местами брутальной пластикой, отпугнёт сноба. Сноб уловит сходство с подмосковными недо-замками и испугается, сбежит. А зря. Больше всего пугает красный цвет кирпича, ну, аллергия у нас на него. Однако приглядевшись, можно увидеть, что даже кирпич двух цветов: вверху, в аттиковом уровне, светлее. Ограждения покрашены серой краской, а хочется матового блеска чистого металла; водосточные трубы на виду. Кроме того, при сравнении с проектом очевидно, что часть деталей в процессе удешевления была опущена. Очень жаль деревянных вставок и полосатых ставень, которые одни могли в разы усилить ощущение качества отделки и европейские ассоциации. А кто с таким не сталкивался? Каркас замысла, между тем, безусловно жив.
Жилой комплекс «Амазонка», взгляд с ул. Зосимова. Постройка, 2015, Фотография © Татьяна Стрекалова, Студия 44
© Студия 44
Жилой комплекс «Амазонка». Проект, 2011-2013
© Студия 44
Жилой комплекс «Амазонка». Проект, 2011-2013
© Студия 44
Жилой комплекс «Амазонка». Центральный двор. Постройка, 2015 © Студия 44
© Студия 44

На мой взгляд это как раз тот случай, когда не слишком гламурный дом богат архитектурой. Помимо уже описанного разнообразия квартир, фасады интересны множественным ритмом ниш, выступов, вырезов и углублений. Пропорции окон меняются от узких вертикальных, внизу собранных в квадратную филёнку, а на третьем этаже лишённых сандрика и накрытых плоским карнизом кровли подобно крепостным зубцам; им вторят аттики во дворах – всё вместе, определённо, разыгрывает крепостную кронштадскую тему.
Жилой комплекс «Амазонка». Внутренний двор
Фотография © Татьяна Стрекалова
Жилой комплекс «Амазонка». Внутренний двор. Постройка, 2015, Фотография © Татьяна Стрекалова, Студия 44
© Студия 44
Жилой комплекс «Амазонка». Внутренний двор
© Студия 44
Жилой комплекс «Амазонка». Внутренний двор
© Студия 44
Жилой комплекс «Амазонка». Внутренний двор
© Студия 44

Однако лучшее в здешних фасадах, на мой взгляд – вставки белого камня. Они тоже сохранились не все, ушли мелкие декоративные вставки. Сдержанно-брутальный замысел качнулся ещё немного в сторону упрощения. Но остался карниз, отделяющий третий, аттиковый этаж, и крупные белокаменные «плиты», которые визуально держат и арки входов (пожарных въездов) во дворы, и эркеры. Но важно, что авторам удалось сохранить белокаменную облицовку входных тамбуров, покрытых любимым Никитой Явейном «антирустом», где гладкий лощеный камень чередуется с тонкими полосками «рваного» камня с фактурой «скала». В сочетании с освещающими лестницы круглыми окнами (которых в проекте не было, они появились в процессе) – главный двор-курдонёр приобрел неожиданный, какой-то даже римский привкус. Эти шершавые полоски вытягивают всё, акцентируя входы и оформляя как внутренний двор-площадь, так и фронт дома по улице Зосимова.
Жилой комплекс «Амазонка». Фрагмент фасада
© Студия 44
Жилой комплекс «Амазонка»
Фотография © Татьяна Стрекалова

Сказать, что дом не так-то прост, будет, наверное, мало. Он увлекателен. Напоминает застройку послевоенного времени, которую легенда приписывает «пленным немцам»: такие дома встречаются во многих русских городах, например в Твери; они и двух-трёхэтажные, и где-то с фронтонами. Он заставляет вспомнить и пригороды европейских городов, не только голландских, и даже не только застроенных таунхаусами, – к примеру, тартуский район Ваксали, где стоит домик Алвара Аалто, созвучен ему сочетаниями стеклянных вертикалей с миниатюрными квадратными окошками, разбросом форм, сочетанием намеков на классические элементы и авангардного «изнутри-наружу». Интересный, словом, дом. Он противостоит российской тенденции внутреннего опрощения жилья при внешней пестроте; чем наверное, и ценен.
Жилой комплекс «Амазонка».
© Студия 44
Жилой комплекс «Амазонка». Проект, 2011-2013
© Студия 44
Жилой комплекс «Амазонка». Проект, 2011-2013
© Студия 44


0

Архитектор:

Никита Явейн

Мастерская:

Студия 44

Проект:

Жилой комплекс «Амазонка»
Россия, Кронштадт, ул. Зосимова, д. 46

Авторский коллектив:
Архитекторы: Н. Явейн, М. Горячкина, В. Кулаченков, В. Пономарев, при участии И. Григорьева, Ю. Дубейко
Конструктор: И. Ляшко, И. Никулина, А. Кривоносов
Главный инженер проекта: Л. Герштейн, В Кремлевский
 

2013 – 2015

Генподрядчик, заказчик: ООО «КВС»
 

25 Мая 2016

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Город у большой воды
Концепция масштабной застойки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного простраства, и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.