English version

Инкрустация московской улицы

Обновив один дом на северо-западе Москвы, архитекторы ADM встроили в полусонный московский контекст кусочек Лондона.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

12 Ноября 2014
mainImg
Мастерская:
ADM http://adm-arch.ru
Проект:
Реновация здания на улице Берзарина
Россия, Москва, ул. Берзарина, 12

2012 — 2012 / 2013 — 2014

Заказчик: Sminex
Конструктивный раздел: ПТАМС
Инженерный раздел: ПТАМС
Дом, обновленный по проекту бюро ADM (о проекте мы уже рассказывали) расположен на границе большого сталинского района к юго-западу от развилки Ленинградского и Волоколамского шоссе. Район застроен пестро, но дома «сталинского» периода, середины XX века в нем всё же преобладают, поддержанные, к примеру, решенным в том же духе, только еще более крупным комплексом «Маршал» Михаила Филиппова. Все это – ближе к Ленинградке, а западнее дома упрощаются, здесь они чаще разбавлены «башнями Вухлоха», пятиэтажками и гигантами периода «лужковского стиля». Вдоль улицы Берзарина, которая дугой отделяет жилой район от старой промышленной железной дороги, выстроены дома 1950-х, причем среди них есть как уютные послевоенные трехэтажки, так и пяти-шестиэтажные дома в духе предельно упрощенной классики: из силикатного кирпича, но с цоколем и карнизом. Один из таких домов, выстроенных по красной линии, и реконструировали архитекторы ADM, полностью обновив фасады и радикально изменив образ дома.

Будучи встроен в редкий ряд провинциально-домашней познесталинской застройки, дом теперь вызывает совершенно иные образные ассоциации, а для того, чтобы понять – какие, нужно его рассмотреть. Прежде всего здесь нет цоколя и карниза. Верхняя часть превращена в мансарду с двухъярусными квартирами, спальные «лофты» которых освещены встроенными к кровлю зенитными окнами – с улицы их не видно, зато хорошо заметен ряд кирпичных рамок окон, врезанных, почти как бойницы, в оцинкованный склон мансарды.
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак
Реновация здания на улице Берзарина. Реализация, 2014. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак

Верх дома, таким образом, подчинен вертикали, а не горизонтали, и скорее открыт небу, чем отделен от него, как было бы в случае с карнизом. Что позволяет с одной стороны визуально уменьшить высоту, так как при беглом взгляде снизу мы не совсем понимаем, где точно заканчивается верхний этаж и поэтому не воспринимаем его всерьез. С другой стороны этот же прием становится то ли точкой отсчета, то ли – итоговым акцентом в новых приоритетах фасадной композиции: а именно, дом теперь представляет собой не прорезанную окнами плотную массу, – он в большей степени воспринимается как сеть, сплетенная из вертикалей и горизонталей, переплетение силовых линий, связанных с тем или иным материалом.
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак

Так, кирпичные плоскости, – вернее, облицованные искусственно состаренным кирпичом разных оттенков, – отвечают за вертикали, хотя дробная сетка стыков скорее горизонтальна. Покрашенные в серый цвет металлические двутавры зрительно разделяют этажи и задают крупный шаг горизонталей, – тогда как сделанные из родственной материи, то есть тоже металлические, решетки балконов (половина для кондиционеров, вторая собственно балконы), «играют за вертикаль». В то же время дом насквозь прошит гигантскими скобами вертикальных лестничных клеток, – стеклянными в металлических рамах, где-то с деревянными вставками, где-то совмещенными с дворовыми эркерами, чья роль «вертикальных коммуникаций» образно всячески обыграна – и правильно, эти оси, как каркас, прошивают весь дом и сдерживают легкую ритмическую подвижность, заданную чередованием имитирующих дерево вставок алполика при оконных проемах.
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак

Здесь много деталей, увязанных в общий ритм, и все приемы в основном уже знакомы нам по работам АДМ, но использованы здесь несколько иначе, подчинены другой цели, – а впрочем, так и есть, авторы оттачивают любимые приемы на разных задачах. К примеру, вставки похожего на дерево алполика знакомы нам по фасадам комплекса Smart park (его заказчик – та же компания Sminex, что и в данном случае, у дома на ул. Берзарина), но там они напоминали открытые ставни или ребра институтских зданий семидесятых, здесь же вставки шире, их вынос меньше, и похожи они, простите мне это вольное сравнение, на фрагменты дерева фахверковой конструкции, – как если бы все деревянные части были скрыты, заменены, замазаны, а эти остались. Или на половинку дверного наличника. Но впрочем надо признать, что это совершенно декоративный, абстрактный прием, мало на что похожий, но зато позволяющий архитекторам оживить ритм и сопоставить фактуру темноватого кирпича со светлым солнечным блеском (искусственного) дерева, – и как следствие смягчить фактуру и очеловечить впечатление от здания в целом.
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак

С «особенным» кирпичом архитекторы тоже работают давно – в доме на улице Берзарина этот материал отвечает за респектабельность и преемственность. Вертикальные пропорции окон – тоже любимый прием ADM, практически везде, где архитекторы берутся за реконструкцию зданий советского времени, они вытягивают проемы до благородного абриса. То же можно сказать о многослойности фасадов: работая со стеной архитекторы считают «своей» толщину примерно семьдесят сантиметров, вот и здесь у стены имеется: плоскость стекла, самая тонкая и «внутренняя», поверхность светло-серого фибробетонного «лба» над ним – лента, визуально прошивающая все окна в верхней части, затем кирпич, металл, и наконец, решетки балконов – выступающий дальше всего вперед эфемерный «авангард». «Фирменные» для архитекторов ADM двутавры между этажами здесь также трансформируются, так как выгибаются вперед, повторяя выступы балконов – в других домах ADM они выглядят строже и больше похожи на рельсы, а здесь вдруг проявляют свою декоративную суть и родство с элементом классической архитектуры, фризом междуэтажных тяг, – кстати, среди сталинских домов района можно увидеть как минимум один, где этажи разделены очень похожими, хотя и штукатурными тягами.
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак

И наконец еще один любимый прием или даже тема – архитекторы, как мы знаем, очень внимательно относятся к благоустройству прилегающей территории, делая то, что полагается для города и обителей дома, и даже больше, чем, может быть, требуется. Вот и здесь: задний двор выгорожен прозрачной решеткой, – только для своих, – украшен особенными фонарями и оснащен беседкой, деревянные рейки которой прячут беседующих от любопытных глаз.
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак

Еще больше внимания уделено уличной части: существующие на тротуаре деревья поддержаны травой газонов, кирпичной вымосткой и скамейками из деревянных реек, встроенными в каменный парапет с клумбами, лестницами и металлическими решетками. Этот парапет – самая неожиданная, во всяком случае непривычная для Москвы, деталь дома. Дело в том, что за ним скрыт, довольно-таки глубокий, полуподвальный этаж дома, – окна выходят в облицованную камнем довольно глубокую и широкую «траншею», и таким образом получают довольно много солнечного света, хотя и меньше, чем окна основных этажей. Здесь, как и на первом этаже, расположены магазины и офисные помещения.

Широкий парапет с клумбами, скамейками и решетками, прерывающийся лестницами, ведущими на первый этаж и пандусами, не позволяет никому упасть в траншеи. А все вместе выглядит как… ну совершенно как Лондон, или другой северо-европейский (голландский) или же, наоборот, англизированный американский город. Решетки, чередующиеся с лестницами и клумбами, кирпич, респектабельные длинные окна с решетками у основания (уже, если говорить об источниках, скорее французские), – складываются в картинку, узнаваемую по многим фильмам, а кому повезло больше, и по туристическим впечатлениям. Так что на полусонной московской полуокраине, которая, если посмотреть по сторонам, вызывает скорее ностальгические воспоминания о булочных с халвой в шоколаде, прогулках с собакой, игре в футбол, – возник кусочек вполне лондонский, по структуре и ощущениям. Неудивительно, что вокруг уже полно машин, магазины работают, а из салона выходят красавицы, – дом начал жить своей жизнью. 
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак
Мастерская:
ADM http://adm-arch.ru
Проект:
Реновация здания на улице Берзарина
Россия, Москва, ул. Берзарина, 12

2012 — 2012 / 2013 — 2014

Заказчик: Sminex
Конструктивный раздел: ПТАМС
Инженерный раздел: ПТАМС

12 Ноября 2014

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
ADM: другие проекты
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Возвышение двора
Жилой комплекс «Реноме» состоит из двух корпусов: современного каменного дома и краснокирпичного фабричного здания конца XIX века, реконструированного по обмерам и чертежам. Их соединяет двор-горка – редкий для Москвы вариант геопластики, плавно поднимающейся на кровлю магазинов, выстроенных вдоль пешеходной улицы.
Дуэт в Филях
Вторая очередь жилого комплекса Filicity, спроектированная бюро ADM, основана на контрасте стеклянного 57-этажного 200-метрового небоскреба и 11-этажного кирпичного дома. Высотка утверждает футуристичный вектор в московской жилой архитектуре.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
LIFE на берегу Сетуни
В долине реки Сетунь, в районе Верейской улицы выросли два новых квартала ЖК «LIFE-Кутузовский» по проекту ADM arhcitects. У них есть собственный бульвар с ритейлом и небольшой прибрежный парк.
Витальное плетение
Рядом с метро «Дубровка» бюро ADM спроектировало жилой комплекс Vitality с полихромной смесью клинкерного кирпича на рельефных фасадах.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Дворянское гнездо XXI века
Построенный бюро ADM жилой комплекс на Воробьевых горах, будучи абсолютно современным по духу, дышит благородством в каждой детали, наследуя истории заповедного московского района.
Ритмический этюд
В жилом доме «Карамель» на севере Москвы в каждой квартире должны были быть выносные балконы. Эффект градусника, который они неизбежно создают, архитекторы ADM Architects «сбили» пластической игрой элементов из реек всех оттенков шоколада.
Небо. Круги. Синкопы
Новая постройка архитекторов ADM показывает, как сделать квартал всего из трех башен, фактически плоское – визуально объемным, одновысотное – разнообразным, разновысотное – единообразным и интегрировать в жилую среду максимум неба и зелени.
Прибрежная высота
Жилой комплекс в долине реки Сетунь по проекту мастерской ADM с подчеркнуто артикулированными переходами между общественными и приватными территориями и разнообразным рисунком фасадов, решенных в природной гамме оттенков воды, земли и облаков.
Подсчёт по осени
Прошедшей осенью и в конце лета 2016 издано шесть монографий известных архитектурных мастерских: ADM, UNK project, Wowhaus, Арт-Бля, бюро Евгения Герасимова, Цимайло & Ляшенко. Рассказываем обо всех.
Москва-Берлин
Клубный дом Гороховский’12 – пример лаконичного и цельного, хотя не минималистичного и не бедного архитектурного решения, которое его архитектор считает в чём-то берлинским. Прививка удалась, поскольку и московское в доме тоже есть.
Больше атмосферы
Жилой комплекс на Новослободской улице: фрагмент исторического кирпичного фасада, современные камень, стекло и – большой зелёный полу-холм спускается с кровли магазинов первого этажа во двор.
Дом с тремя лицами
Проект жилого дома в Замоскворечье – пример филигранной работы с фактурой и контекстом, который не выходит, впрочем, за рамки современной стилистики.
Башни над лесом
У границы Терлецкой дубравы по проекту бюро ADM строится жилой комплекс PerovSky, воплощающий в себе не букву, но дух идеологии квартальности.
В ритме вертикали
В районе Воробьёвых гор идёт строительство нового жилого комплекса: в меру изящного и современного, в меру сдержанно-консервативного, но, как всегда у ADM – с тщательно продуманным пространством двора.
Европа на Яузе
Архитекторам ADM удалось превратить небольшой фрагмент старомосковской промышленной застройки на берегу Яузы в непафосный, но тщательно продуманный европейский квартал невысоких «офисных таунхаусов». Он завершен и открылся. В нём даже работает приятное кафе, успешно поддерживающее европейскую атмосферу.
Как нам обустроить школу
Конференция об «эталонных» финских школах стала поводом для актуального разговора о переустройстве существующих и проектировании новых школьных зданий в России.
Архсовет Москвы–27
29 апреля Архсовет рассмотрел два проекта – ЖК «Западный порт» и офисный центр в Спартаковском переулке, но утвердил только один из них.
Волга–Волга
Многоэтажная пристройка к гостиничному комплексу «Волга»: вариант имитации многосоставного города в рамках одного здания. И, как всегда у ADM, акцент на благоустройстве.
Волны вдоль проспекта
Два корпуса вокруг здания гостиницы «Спутник» на Ленинском проспекте: новый городской ансамбль реагирует на потоки машин пластичными волнами фасадов, внутри же скрывает уютный двор-площадь.
Спектральный анализ
Архитектурное бюро ADM – Архитектурный диалог с мегаполисом – на сей раз вступило в разговор с системой среднего образования и построило в подмосковной Мамонтовке школу на 350 учащихся.
Похожие статьи
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Возвышение двора
Жилой комплекс «Реноме» состоит из двух корпусов: современного каменного дома и краснокирпичного фабричного здания конца XIX века, реконструированного по обмерам и чертежам. Их соединяет двор-горка – редкий для Москвы вариант геопластики, плавно поднимающейся на кровлю магазинов, выстроенных вдоль пешеходной улицы.
Поликарбонат над рекой
Студенческий центр Powerhouse для Белойтского колледжа в штате Висконсин – реконструированная по проекту Studio Gang историческая электростанция.
Расслышать мелодию прошлого
Храм Усекновения главы Иоанна Предтечи в сквере у Новодевичьего монастыря задуман в 2012 году в честь 200-летия победы над Наполеоном. Однако вместо декламационного размаха и «фанфар» архитектором Ильей Уткиным предъявлен сосредоточенно-молитвенный настрой и деликатное отношение к архитектуре ордерного шатрового храма. В подвальном этаже – музей раскопок, проведенных на месте церкви.
Новое внутри старого
В ходе реконструкции Королевского музея изящных искусств в Антверпене KAAN Architecten полностью скрыли современное крыло внутри исторического здания, чтобы не нарушать его облик.
Мост на 14 000 «лампочек»
Пешеходный мост близ Штутгарта получил эффектный облик благодаря единству пролетного строения и опорной конструкции. Проект разработан инженерами schlaich bergermann partner.
Водная стихия
Плавучий павильон Teahouse Ø по проекту бюро PAN- PROJECTS «обживает» каналы Копенгагена как общественное пространство.
Семантический разлом
Клубный дом STORY, расположенный рядом с метро Автозаводская и территорией ЗИЛа, деликатно вписан в контрастное окружение, а его форма, сочетающая регулярную сетку и эффектно срежиссированный «разлом» главного фасада, как кажется, откликается на драматичную историю места, хотя и не допускает однозначных интерпретаций.
Дуэт в Филях
Вторая очередь жилого комплекса Filicity, спроектированная бюро ADM, основана на контрасте стеклянного 57-этажного 200-метрового небоскреба и 11-этажного кирпичного дома. Высотка утверждает футуристичный вектор в московской жилой архитектуре.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Стена и башня
Архитекторы ОСА в поисках решений, которые можно противопоставить среде малоэтажной застройки в центре Хабаровска, а также возможности вставить новое слово в разговор о массовом жилье.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни