Инкрустация московской улицы

Обновив один дом на северо-западе Москвы, архитекторы ADM встроили в полусонный московский контекст кусочек Лондона.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

12 Ноября 2014
mainImg
Мастерская:
ADM
Проект:
Реновация здания на улице Берзарина
Россия, Москва, ул. Берзарина, 12

2012 – 2014

Заказчик: Sminex
Конструктивный раздел: ПТАМС
Инженерный раздел: ПТАМС
Дом, обновленный по проекту бюро ADM (о проекте мы уже рассказывали) расположен на границе большого сталинского района к юго-западу от развилки Ленинградского и Волоколамского шоссе. Район застроен пестро, но дома «сталинского» периода, середины XX века в нем всё же преобладают, поддержанные, к примеру, решенным в том же духе, только еще более крупным комплексом «Маршал» Михаила Филиппова. Все это – ближе к Ленинградке, а западнее дома упрощаются, здесь они чаще разбавлены «башнями Вухлоха», пятиэтажками и гигантами периода «лужковского стиля». Вдоль улицы Берзарина, которая дугой отделяет жилой район от старой промышленной железной дороги, выстроены дома 1950-х, причем среди них есть как уютные послевоенные трехэтажки, так и пяти-шестиэтажные дома в духе предельно упрощенной классики: из силикатного кирпича, но с цоколем и карнизом. Один из таких домов, выстроенных по красной линии, и реконструировали архитекторы ADM, полностью обновив фасады и радикально изменив образ дома.

Будучи встроен в редкий ряд провинциально-домашней познесталинской застройки, дом теперь вызывает совершенно иные образные ассоциации, а для того, чтобы понять – какие, нужно его рассмотреть. Прежде всего здесь нет цоколя и карниза. Верхняя часть превращена в мансарду с двухъярусными квартирами, спальные «лофты» которых освещены встроенными к кровлю зенитными окнами – с улицы их не видно, зато хорошо заметен ряд кирпичных рамок окон, врезанных, почти как бойницы, в оцинкованный склон мансарды.
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак
Реновация здания на улице Берзарина. Реализация, 2014. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак

Верх дома, таким образом, подчинен вертикали, а не горизонтали, и скорее открыт небу, чем отделен от него, как было бы в случае с карнизом. Что позволяет с одной стороны визуально уменьшить высоту, так как при беглом взгляде снизу мы не совсем понимаем, где точно заканчивается верхний этаж и поэтому не воспринимаем его всерьез. С другой стороны этот же прием становится то ли точкой отсчета, то ли – итоговым акцентом в новых приоритетах фасадной композиции: а именно, дом теперь представляет собой не прорезанную окнами плотную массу, – он в большей степени воспринимается как сеть, сплетенная из вертикалей и горизонталей, переплетение силовых линий, связанных с тем или иным материалом.
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак

Так, кирпичные плоскости, – вернее, облицованные искусственно состаренным кирпичом разных оттенков, – отвечают за вертикали, хотя дробная сетка стыков скорее горизонтальна. Покрашенные в серый цвет металлические двутавры зрительно разделяют этажи и задают крупный шаг горизонталей, – тогда как сделанные из родственной материи, то есть тоже металлические, решетки балконов (половина для кондиционеров, вторая собственно балконы), «играют за вертикаль». В то же время дом насквозь прошит гигантскими скобами вертикальных лестничных клеток, – стеклянными в металлических рамах, где-то с деревянными вставками, где-то совмещенными с дворовыми эркерами, чья роль «вертикальных коммуникаций» образно всячески обыграна – и правильно, эти оси, как каркас, прошивают весь дом и сдерживают легкую ритмическую подвижность, заданную чередованием имитирующих дерево вставок алполика при оконных проемах.
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак

Здесь много деталей, увязанных в общий ритм, и все приемы в основном уже знакомы нам по работам АДМ, но использованы здесь несколько иначе, подчинены другой цели, – а впрочем, так и есть, авторы оттачивают любимые приемы на разных задачах. К примеру, вставки похожего на дерево алполика знакомы нам по фасадам комплекса Smart park (его заказчик – та же компания Sminex, что и в данном случае, у дома на ул. Берзарина), но там они напоминали открытые ставни или ребра институтских зданий семидесятых, здесь же вставки шире, их вынос меньше, и похожи они, простите мне это вольное сравнение, на фрагменты дерева фахверковой конструкции, – как если бы все деревянные части были скрыты, заменены, замазаны, а эти остались. Или на половинку дверного наличника. Но впрочем надо признать, что это совершенно декоративный, абстрактный прием, мало на что похожий, но зато позволяющий архитекторам оживить ритм и сопоставить фактуру темноватого кирпича со светлым солнечным блеском (искусственного) дерева, – и как следствие смягчить фактуру и очеловечить впечатление от здания в целом.
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак

С «особенным» кирпичом архитекторы тоже работают давно – в доме на улице Берзарина этот материал отвечает за респектабельность и преемственность. Вертикальные пропорции окон – тоже любимый прием ADM, практически везде, где архитекторы берутся за реконструкцию зданий советского времени, они вытягивают проемы до благородного абриса. То же можно сказать о многослойности фасадов: работая со стеной архитекторы считают «своей» толщину примерно семьдесят сантиметров, вот и здесь у стены имеется: плоскость стекла, самая тонкая и «внутренняя», поверхность светло-серого фибробетонного «лба» над ним – лента, визуально прошивающая все окна в верхней части, затем кирпич, металл, и наконец, решетки балконов – выступающий дальше всего вперед эфемерный «авангард». «Фирменные» для архитекторов ADM двутавры между этажами здесь также трансформируются, так как выгибаются вперед, повторяя выступы балконов – в других домах ADM они выглядят строже и больше похожи на рельсы, а здесь вдруг проявляют свою декоративную суть и родство с элементом классической архитектуры, фризом междуэтажных тяг, – кстати, среди сталинских домов района можно увидеть как минимум один, где этажи разделены очень похожими, хотя и штукатурными тягами.
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак

И наконец еще один любимый прием или даже тема – архитекторы, как мы знаем, очень внимательно относятся к благоустройству прилегающей территории, делая то, что полагается для города и обителей дома, и даже больше, чем, может быть, требуется. Вот и здесь: задний двор выгорожен прозрачной решеткой, – только для своих, – украшен особенными фонарями и оснащен беседкой, деревянные рейки которой прячут беседующих от любопытных глаз.
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак

Еще больше внимания уделено уличной части: существующие на тротуаре деревья поддержаны травой газонов, кирпичной вымосткой и скамейками из деревянных реек, встроенными в каменный парапет с клумбами, лестницами и металлическими решетками. Этот парапет – самая неожиданная, во всяком случае непривычная для Москвы, деталь дома. Дело в том, что за ним скрыт, довольно-таки глубокий, полуподвальный этаж дома, – окна выходят в облицованную камнем довольно глубокую и широкую «траншею», и таким образом получают довольно много солнечного света, хотя и меньше, чем окна основных этажей. Здесь, как и на первом этаже, расположены магазины и офисные помещения.

Широкий парапет с клумбами, скамейками и решетками, прерывающийся лестницами, ведущими на первый этаж и пандусами, не позволяет никому упасть в траншеи. А все вместе выглядит как… ну совершенно как Лондон, или другой северо-европейский (голландский) или же, наоборот, англизированный американский город. Решетки, чередующиеся с лестницами и клумбами, кирпич, респектабельные длинные окна с решетками у основания (уже, если говорить об источниках, скорее французские), – складываются в картинку, узнаваемую по многим фильмам, а кому повезло больше, и по туристическим впечатлениям. Так что на полусонной московской полуокраине, которая, если посмотреть по сторонам, вызывает скорее ностальгические воспоминания о булочных с халвой в шоколаде, прогулках с собакой, игре в футбол, – возник кусочек вполне лондонский, по структуре и ощущениям. Неудивительно, что вокруг уже полно машин, магазины работают, а из салона выходят красавицы, – дом начал жить своей жизнью. 
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак
Реновация здания на улице Берзарина. Фотография © Мастерская ADM / Анатолий Шостак


Мастерская:
ADM
Проект:
Реновация здания на улице Берзарина
Россия, Москва, ул. Берзарина, 12

2012 – 2014

Заказчик: Sminex
Конструктивный раздел: ПТАМС
Инженерный раздел: ПТАМС

12 Ноября 2014

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.