Такие стеклянные «бабочки»

Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.

18 Февраля 2021
Технологии Партнерский материал
mainImg
Компaния:
представительство компании Guardian Glass на Архи.ру
Контакты:
390011, Рязань, район Южный Промузел, 17а
Телефон: +7 4912 95 66 86
Телефон отдела клиентского сервиса: +7 4912 95 66 21
Мы рассказывали о доме на Малой Ордынке, 19 несколько раз: проект был завершен и согласован в 2016 году, а строительство закончено два года назад, в 2019. Дом стал героем профессиональной прессы – кажется, нет такого критика, которому бы он не нравился, поскольку авторам, Андрею Романову и Екатерине Кузнецовой и бюро ADM architects удалось «попасть» в формат исторического центра как масштабно, так и фактурно, – создав притом образ, лишенный какого-либо притворства и заметной стилизации, а во многом – даже остросовременный.
Жилой дом на Малой Ордынке / ADM architects
Фотография © Ярослав Лукьянченко / предоставлено ADM

Дом состоит из двух секций, но уличный фасад ради лучшего соответствия ритму окружающей застройки разделен не на две, а на три части. Южная треть, как и фасады со стороны двора, решена в белом камне в сочетании с деревом – материале, который стал вполне традиционным для клубных домов московского центра. Центральная часть фасада отделана дорогим темным кирпичом с вкраплениями орнаментальной кладки и сложной раскладкой цвета от терракотового до блестящего металлической окалиной. Кирпичный фасад стал оммажем промышленному прошлому Замоскворечья – он перекликается с соседним зданием конца XIX века в «кирпичном стиле».
Жилой дом на Малой Ордынке
Фотография © Ярослав Лукьянченко / предоставлено ADM

Во всех окнах «Малой Ордынки, 19» использовано стекло Guardian Glass. И для того, чтобы совместить визуальный эффект с практическим требованием приватности жильцов, архитекторы ADM, после консультаций с экспертами компании Guardian, решили использовать во всех уличных окнах комплекса мультифункциональное стекло со средней зеркальностью «SunGuard® HP Neutral 60/40». Как правило Андрей Романов и Екатерина Кузнецова предпочитают зеркальному стеклу стекло с самой высокой степенью прозрачности, – но в данном случае, поскольку дом невысокий, окна выходят в переулок, стекло «SunGuard® HP Neutral 60/40» стало основой для разумного компромисса – не слишком блестящее и все же защищающее внутренние пространства от сторонних взглядов. Кроме того, будучи использовано во всех трех частях фасада, это стекло стало объединяющим элементом: в солнечный день хорошо видно, как отражения неба «прошивают» весь дом, беря на себя роль некоего бэкграунда, подчеркивающего целостность разнообразного архитектурного решения.

Но самой заметной, футуристичной и современной стала северная часть фасада – целиком стеклянная.
  • zooming
    Жилой дом на Малой Ордынке / ADM architects
    Фотография © Ярослав Лукьянченко / предоставлено ADM
  • zooming
    Жилой дом на Малой Ордынке / ADM architects
    Фотография © Ярослав Лукьянченко / предоставлено ADM

Северная треть фасадов состоит из панорамных окон «в пол», что позволяет хорошо осветить квартиры естественным светом, сделав пространство внутри «дорогим» по ощущениям, что вполне соответствует заявленному классу жилья. Но помимо витражного остекления, которое давно стало привычным, здесь использованы элементы моллированного стекла – своего рода изогнутые блестящие «шторки», которые, с одной стороны, прикрывают зону спален, а с другой – превращают стеклянный фасад в скульптуру, самую яркую и привлекательную часть всей композиции, в ее главный акцент. Сам по себе мотив раскрытой книги или своего рода объемной «бабочки» может напомнить бруталистское здание IBM в Мадриде, но его композиция – вольно-асимметричная и исполнен он из стекла. Моллированное стекло пока не очень часто используется в московской архитектуре и поэтому гарантированно привлекает внимание.
  • zooming
    1 / 3
    Жилой дом на Малой Ордынке / ADM architects
    Фотография © Ярослав Лукьянченко / предоставлено ADM
  • zooming
    2 / 3
    Жилой дом на Малой Ордынке / ADM architects
    Фотография © Ярослав Лукьянченко / предоставлено ADM
  • zooming
    3 / 3
    Жилой дом на Малой Ордынке / ADM architects
    Фотография © Ярослав Лукьянченко / предоставлено ADM

И, конечно, с точки зрения стекольной продукции стеклянные «бабочки» – самая интересная часть проекта, как визуально, так и технически. Блестящие изогнутые «шторки» придают фасаду воздушность и легкость, – но их, однако, оказалось непросто реализовать. Дело в том, что в России чаще всего используют печь закалки, которая не может согнуть деталь радиусом менее 60 сантиметров. В данном случае требовался более острый «угол». После долгих поисков было решено использовать другой, более трудный и редкий способ моллирования – гравитационный: он позволил сделать радиус всего в 4,5 см, в тринадцать раз меньше.

Полностью лист стекла в разные стороны гнуть не стали, его разделили на части, и каждую прикрепили отдельно, но вплотную друг к другу, создавая эффект единого полотна – на схеме кружками обозначены стыки.
zooming
Элемент фасадной облицовки «Бабочка»
Предоставлено компанией Guardian Glass

Первоначально планировать именно изогнутые элементы – «шторки» сделать зеркальными, а стекло позади прозрачным, однако зеркальное покрытие сильно повреждалось в процессе гибки и, кроме того, опасность «эффекта линзы» увеличивалась во много раз. Поэтому эстетику «перевернули»: «SunGuard® HP Neutral 60/40» со средней зеркальностью теперь изящно оттенял прозрачное моллированное стекло «Guardian ExtraClear®».

Безопасность конструкций также стояла в приоритете – они необычны и нестандартны, нужно было просчитать любые вероятные события, и для этого использовалось два приема.

Во-первых, сами «бабочки» изготовлены из триплекса, поэтому если стекло разобьется, оно не упадет вниз дождем из осколков, а лишь потрескается и останется на месте.

Во-вторых, разработчики учли «эффект линзы», о котором упоминалось выше. Стекло, как известно, способно не только пропускать и отражать, но и фокусировать свет – особенно изогнутое стекло; известно, что зеркальные небоскребы поджигали машины, плавили краску на соседних зданиях и асфальт на тротуарах, а иногда даже случайные прохожие получали легкие ожоги – все это при том что фасад зданий был едва изогнут.

В ситуации с волнообразными «бабочками» этот момент было необходимо учесть, так как изгибы могли выступить в роли увеличительного стекла, поэтому только после расчета моделирования переотражений света стало понятно, что бабочки безопасны для соседних зданий, машин и проходящих мимо жителей города.

Разработка проекта длилась три года, и на протяжении всего времени бюро ADM architects продолжало искать способы осуществления идеи «бабочек». В какой-то момент «северный» корпус даже предложили просто облицевать кирпичом, но воздушный стеклянный вариант смотрелся настолько изящней и гармоничней, что архитекторы ADM предпочли продолжить поиски, нежели перекраивать идею, и опытные эксперты Guardian производили расчеты, консультировали и помогали в реализации проекта в течение всего периода проектирования и реализации.

Для Москвы архитектура «Малой Ордынки, 19» уникальна, больше нигде подобная идея – гнутое текло как элемент декора и своеобразная ширма – до 2020 года не использовалась. Ее реализация смелой современной идеи стала следствием совместных усилий архитекторов экспертов Guardian.

Проект стал, в частности, финалистом конкурса Urban Awards 2019 в категории «Жилой комплекс года элит-класса».

Поставщики, технологии

18 Февраля 2021

Авторы текста:

Арина Стрижова, Юлия Авдеева
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.