Такие стеклянные «бабочки»

Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.

18 Февраля 2021
Технологии Партнерский материал
mainImg
Компaния:
представительство компании Guardian Glass на Архи.ру
Контакты:
390011, Рязань, район Южный Промузел, 17а
Телефон: +7 4912 95 66 86
Телефон отдела клиентского сервиса: +7 4912 95 66 21
Мы рассказывали о доме на Малой Ордынке, 19 несколько раз: проект был завершен и согласован в 2016 году, а строительство закончено два года назад, в 2019. Дом стал героем профессиональной прессы – кажется, нет такого критика, которому бы он не нравился, поскольку авторам, Андрею Романову и Екатерине Кузнецовой и бюро ADM architects удалось «попасть» в формат исторического центра как масштабно, так и фактурно, – создав притом образ, лишенный какого-либо притворства и заметной стилизации, а во многом – даже остросовременный.
Жилой дом на Малой Ордынке / ADM architects
Фотография © Ярослав Лукьянченко / предоставлено ADM

Дом состоит из двух секций, но уличный фасад ради лучшего соответствия ритму окружающей застройки разделен не на две, а на три части. Южная треть, как и фасады со стороны двора, решена в белом камне в сочетании с деревом – материале, который стал вполне традиционным для клубных домов московского центра. Центральная часть фасада отделана дорогим темным кирпичом с вкраплениями орнаментальной кладки и сложной раскладкой цвета от терракотового до блестящего металлической окалиной. Кирпичный фасад стал оммажем промышленному прошлому Замоскворечья – он перекликается с соседним зданием конца XIX века в «кирпичном стиле».
Жилой дом на Малой Ордынке
Фотография © Ярослав Лукьянченко / предоставлено ADM

Во всех окнах «Малой Ордынки, 19» использовано стекло Guardian Glass. И для того, чтобы совместить визуальный эффект с практическим требованием приватности жильцов, архитекторы ADM, после консультаций с экспертами компании Guardian, решили использовать во всех уличных окнах комплекса мультифункциональное стекло со средней зеркальностью «SunGuard® HP Neutral 60/40». Как правило Андрей Романов и Екатерина Кузнецова предпочитают зеркальному стеклу стекло с самой высокой степенью прозрачности, – но в данном случае, поскольку дом невысокий, окна выходят в переулок, стекло «SunGuard® HP Neutral 60/40» стало основой для разумного компромисса – не слишком блестящее и все же защищающее внутренние пространства от сторонних взглядов. Кроме того, будучи использовано во всех трех частях фасада, это стекло стало объединяющим элементом: в солнечный день хорошо видно, как отражения неба «прошивают» весь дом, беря на себя роль некоего бэкграунда, подчеркивающего целостность разнообразного архитектурного решения.

Но самой заметной, футуристичной и современной стала северная часть фасада – целиком стеклянная.
  • zooming
    Жилой дом на Малой Ордынке / ADM architects
    Фотография © Ярослав Лукьянченко / предоставлено ADM
  • zooming
    Жилой дом на Малой Ордынке / ADM architects
    Фотография © Ярослав Лукьянченко / предоставлено ADM

Северная треть фасадов состоит из панорамных окон «в пол», что позволяет хорошо осветить квартиры естественным светом, сделав пространство внутри «дорогим» по ощущениям, что вполне соответствует заявленному классу жилья. Но помимо витражного остекления, которое давно стало привычным, здесь использованы элементы моллированного стекла – своего рода изогнутые блестящие «шторки», которые, с одной стороны, прикрывают зону спален, а с другой – превращают стеклянный фасад в скульптуру, самую яркую и привлекательную часть всей композиции, в ее главный акцент. Сам по себе мотив раскрытой книги или своего рода объемной «бабочки» может напомнить бруталистское здание IBM в Мадриде, но его композиция – вольно-асимметричная и исполнен он из стекла. Моллированное стекло пока не очень часто используется в московской архитектуре и поэтому гарантированно привлекает внимание.
  • zooming
    1 / 3
    Жилой дом на Малой Ордынке / ADM architects
    Фотография © Ярослав Лукьянченко / предоставлено ADM
  • zooming
    2 / 3
    Жилой дом на Малой Ордынке / ADM architects
    Фотография © Ярослав Лукьянченко / предоставлено ADM
  • zooming
    3 / 3
    Жилой дом на Малой Ордынке / ADM architects
    Фотография © Ярослав Лукьянченко / предоставлено ADM

И, конечно, с точки зрения стекольной продукции стеклянные «бабочки» – самая интересная часть проекта, как визуально, так и технически. Блестящие изогнутые «шторки» придают фасаду воздушность и легкость, – но их, однако, оказалось непросто реализовать. Дело в том, что в России чаще всего используют печь закалки, которая не может согнуть деталь радиусом менее 60 сантиметров. В данном случае требовался более острый «угол». После долгих поисков было решено использовать другой, более трудный и редкий способ моллирования – гравитационный: он позволил сделать радиус всего в 4,5 см, в тринадцать раз меньше.

Полностью лист стекла в разные стороны гнуть не стали, его разделили на части, и каждую прикрепили отдельно, но вплотную друг к другу, создавая эффект единого полотна – на схеме кружками обозначены стыки.
zooming
Элемент фасадной облицовки «Бабочка»
Предоставлено компанией Guardian Glass

Первоначально планировать именно изогнутые элементы – «шторки» сделать зеркальными, а стекло позади прозрачным, однако зеркальное покрытие сильно повреждалось в процессе гибки и, кроме того, опасность «эффекта линзы» увеличивалась во много раз. Поэтому эстетику «перевернули»: «SunGuard® HP Neutral 60/40» со средней зеркальностью теперь изящно оттенял прозрачное моллированное стекло «Guardian ExtraClear®».

Безопасность конструкций также стояла в приоритете – они необычны и нестандартны, нужно было просчитать любые вероятные события, и для этого использовалось два приема.

Во-первых, сами «бабочки» изготовлены из триплекса, поэтому если стекло разобьется, оно не упадет вниз дождем из осколков, а лишь потрескается и останется на месте.

Во-вторых, разработчики учли «эффект линзы», о котором упоминалось выше. Стекло, как известно, способно не только пропускать и отражать, но и фокусировать свет – особенно изогнутое стекло; известно, что зеркальные небоскребы поджигали машины, плавили краску на соседних зданиях и асфальт на тротуарах, а иногда даже случайные прохожие получали легкие ожоги – все это при том что фасад зданий был едва изогнут.

В ситуации с волнообразными «бабочками» этот момент было необходимо учесть, так как изгибы могли выступить в роли увеличительного стекла, поэтому только после расчета моделирования переотражений света стало понятно, что бабочки безопасны для соседних зданий, машин и проходящих мимо жителей города.

Разработка проекта длилась три года, и на протяжении всего времени бюро ADM architects продолжало искать способы осуществления идеи «бабочек». В какой-то момент «северный» корпус даже предложили просто облицевать кирпичом, но воздушный стеклянный вариант смотрелся настолько изящней и гармоничней, что архитекторы ADM предпочли продолжить поиски, нежели перекраивать идею, и опытные эксперты Guardian производили расчеты, консультировали и помогали в реализации проекта в течение всего периода проектирования и реализации.

Для Москвы архитектура «Малой Ордынки, 19» уникальна, больше нигде подобная идея – гнутое текло как элемент декора и своеобразная ширма – до 2020 года не использовалась. Ее реализация смелой современной идеи стала следствием совместных усилий архитекторов экспертов Guardian.

Проект стал, в частности, финалистом конкурса Urban Awards 2019 в категории «Жилой комплекс года элит-класса».

Поставщики, технологии

18 Февраля 2021

Авторы текста:

Арина Стрижова, Юлия Авдеева
comments powered by HyperComments
Guardian Glass: другие статьи и новости
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Прозрачное жилище
Дом из стекла La Casa del Desierto – экспериментальный проект компании Guardian Glass, архитекторов Ofis и инженеров AKT II и Transsolar в испанской пустыне.
Белое дерево
ЖК Wine house – один из первых реализованных примеров сотрудничества Владимира Плоткина и Сергея Чобана в одном проекте: вдумчивый, графично-сдержанный диалог старого и нового в центре города: в нескольких «действиях», от XIX века до XXI.
Янтарная стрела
Санкт-Петербургский Экспофорум – конгрессно-выставочный центр, которого долго ждали и о котором много спорили, наконец построен, введен в эксплуатацию и уже активно функционирует.
Прозрачность империи
В Петербурге завершилось строительство первой очереди административно-делового квартала «Невская ратуша» Евгения Герасимова и Сергея Чобана. Рассказываем и показываем, что получилось из синтеза классики и прозрачности.
Колосс-интроверт
МФК «Лотос» хорошо известен среди московских построек недавних лет. Рассматриваем, что получилось, анализируем образ и впечатления.
Белоснежный квартал. На набережной
Офисный комплекс «Аквамарин» построен на Озерковской набережной на месте бывшей промзоны, и архитекторы бюро «SPEECH Чобан&Кузнецов» фактически заново переосмыслили градостроительную структуру этого места.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платорме профессиольное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха