Группа АВО!, Вологда: «Наполнить пространство новым смыслом»

Молодые архитекторы из группы АВО! рассказали Архи.ру о жизни объектов «Активации», о новой жизни старой вологодской библиотеки и о своих планах.

Беседовала:
Настя Маврина

08 Августа 2013
mainImg
Объединение АВО! – это команда молодых профессионалов в области средовой архитектуры, дизайна и программирования социальных коммуникаций, основанная в сентябре 2011 года. Первый состав АВО! сложился во время работы над проектом «Активация», который прошел в рамках «Дней архитектуры 2012» в Вологде, но неофициально многие участники дружили и работали друг с другом уже много лет. (Два из пяти объектов, построенных для «Активации»: «Красный пляж» и «Треугольный сад», стали победителями премии АрхиWood 2013 года в номинации «Дизайн городской среды».) Сейчас состав команды трансформируется, приходят новые люди: студенты-архитекторы, строители, дизайнеры. Но всех их объединяет одна вещь: желание не только обсуждать и проектировать, но и доводить проекты до финального завершения, участвовать в строительстве, видеть практический результат. Команда отдельного проекта на сегодняшний день составляет 5-10 человек; куратором команды выступает Михаил Приемышев.

Программа фестиваля «Дни Архитектуры» этого года, проходившего в Вологде с 29 мая по 2 июня 2013 года, кроме основных мероприятий включала в себя и параллельную программу АВО! – «Активный Уикенд», направленную на развитие и популяризацию объектов, построенных в рамках проекта «Активация». Мы поговорили с молодыми архитекторами о том, как сегодня горожане взаимодействуют с объектами и о трудностях в общении с административными структурами, возникающих на пути к развитию современных городских пространств.
Объект «Красный пляж», построенный в рамках проекта «Активация» в 2012 году. Авторы: Надежда Снигирева, Маргарита Иванова, Татьяна Белова. Фото: Егор Клочков.
zooming
Объект «Красный пляж», построенный в рамках проекта «Активация» в 2012 году. Авторы: Надежда Снигирева, Маргарита Иванова, Татьяна Белова. Фото: www.facebook.com/pages/AVO-group/
Архи.ру:
– Спустя год после «Активации» стали ли горожане смелее проявлять активность в использовании этих общественных пространств? 


Михаил Приемышев:
Думаю да. Но не на всех объектах. Очень популярным у горожан стал объект «Красный пляж» (авторы проекта: Надежда Снигирева, Маргарита Иванова, Татьяна Белова): он находится у воды, с него открывается прекрасный вид. Его используют как причал, на нем ловят рыбу и еще это стало очень популярным местом для фотосессий.

Площадка «Треугольный сад» (куратор: Вера Смирнова, она же курировала в прошлом году весь проект «Активация»), расположенная недалеко от нашего Политеха – ВГТУ, изначально проектировалась как открытый университет: место, предназначенное для студенческой жизни, для открытых дискуссий, лекций. Мы мечтаем, что когда-нибудь здесь будут проходить архитектурные защиты. Сейчас же студенты сидят здесь между парами, на переменах, устраивают мини-пикники. Это очень удобное пространство. Ты непросто сидишь на рядах, как в аудитории. Ты можешь выбрать любую удобную для себя позу: можешь лечь, облокотиться на парапеты.
zooming
Объект «Треугольный сад», построенный в рамках проекта «Активация» в 2012 году. Авторы: Вера Смирнова + студенты. Фото: www.facebook.com/pages/AVO-group/
Вера Смирнова: Когда я приехала в Вологду через год (уже год Вера учится в Университете Штата Канзас, США – прим. Архи.ру), сразу же в глаза бросились бабушки, сидящие на лавках на Каменном мосту на «Бульваре раскладушек» (архитектор Лев Анисимов + студенты). На таком длинном и пустом транзите очень удобно сесть и передохнуть если ты устал или взять еды в соседнем кафе и перекусить по пути на работу. В этом и была идея всего проекта.
Объект «Бульвар раскладушек». Авторы: Лев Анисимов + студенты. Фото: Алексей Курбатов
Светлана Попова-Знаменская: Еще очень интересный объект рядом с Драматическим театром – «Городские подмостки».  В том месте проходит транзит с улицы через Драматический театр к реке. Зимой пандус этого объекта использовали вместо лестницы, это, конечно, гораздо удобнее.  Мы обратили внимание, что дворник даже лестницу больше не чистит, он чистит пандус.
zooming
Объект «Городские подмостки». Фото: www.facebook.com/pages/AVO-group/
– Продолжаете ли курировать объекты, построенные в рамках Дней архитектуры в Вологде 2012 года, следить за ними, развивать?

Михаил: Да. У нас есть один проект – «Новый пейджер» – с ним есть реальная проблема: у него оказался один закрытый угол и он начинает превращаться в публичный туалет. Мы хотим этот угол трансформировать, раскрыть его. В наших интересах, чтобы эти объекты не создавали проблем и не ухудшали те места, в которых они расположены.

Татьяна Белова:  В этом году решили модернизировать площадку «Треугольный сад» – буквально недавно здесь появился навес. Во время мероприятий под этим навесом сзади натягивается экран, на фоне которого выступают спикеры.

Михаил: В остальных объектах есть тоже многое, что нужно доделывать. Сейчас  мы боремся с администрацией: хотим, чтобы они подписали нам проекты электрики, выделили средства и поставили объекты на баланс. На данный момент объекты не убирают – это серьезная проблема. В основном, мы делаем это собственными силами: устраиваем субботники, зовем неравнодушных ребят.
zooming
Объект «Новый пейджер», построенный в рамках проекта «Активация» в 2012 году. Авторы: Михаил Приёмышев + студенты. Фото: www.facebook.com/pages/AVO-group/
Объект «Треугольный сад», построенный в рамках проекта «Активация» в 2012 году. Авторы: Вера Смирнова + студенты. Фото: Егор Клочков.
– То есть взаимодействие, взаимопонимание, которое было налажено между вами и администрацией в прошлом году, во время строительства объектов, теперь потеряно?

Михаил: Оно было краткосрочным.

Светлана: Нам просто позволяли этим заниматься. Мы ходили согласовывали, показывали, они соглашались. Это была наша инициатива, а администрация не противилась. Поэтому когда объекты поставили, администрация не знала что с ними делать. Они просто не задумывались, что могут возникнуть проблемы с той же уборкой.

Михаил: Эти пять объектов содержать на собственные средства мы постоянно не можем. Бесконечно искать спонсоров для каких-либо обновлений тоже весьма затруднительно. А диалога с администрацией пока не выходит.

Принимали ли горожане участие в развитии объектов и происходит ли сейчас взаимодействие вас – архитекторов и жителей города?

Михаил: На Днях архитектуры в Вологде 2012 у нас не было  прямого контакта с жителями. Мы и не ставили такой задачи. Проводились исследования, анкетирование, опросники. Мы много наблюдали за жителями: куда и как они ходят, где сворачивают, по каким ступенькам любят спускаться. 

Светлана: Мне кажется, что поначалу люди даже не понимали, для чего это делается. Мы выставляли макеты объектов в администрации города и в библиотеке. Наши макеты были сделаны на высоком уровне, но, тем не менее, горожане спрашивали: «А что это? Это скамейки? Вы делаете скамейки?»

Надежда Снигирева: Да, журналисты называют наши объекты «креативные скамейки».

Михаил: Понятие «общественное пространство» кажется людям непонятным и диким. Сейчас конечно между нами, нашими объектами и горожанами есть пропасть. Несмотря на то, что негатива нет, особенного понимания, что на этих объектах делать – нет тоже. Может быть у людей не сложилась пока традиция проводить время на улице активно и творчески.

Надежда: Когда мы строили эти объекты, жители подходили и спрашивали нас: «А это будет бесплатно?». В сознании людей нет понимания того, что можно прийти на любую площадку провести какое-то мероприятие и тебе за это ничего не будет. Люди пассивны, они не хотят иметь ничего общего с активным преобразованием среды. Видимо «коллективное» слишком навязывалось раньше и горожане просто устали от этого.

Вера: Но в других городах России молодые ребята также работают над вовлечением жителей в городские процессы, активности. Сейчас происходит такая мощная волна городских соучастий и социальных проектов, люди начинают потихоньку привыкать и адаптироваться под другой, сначала не привычный для них, образ жизни. Так что культура потихоньку меняется. Но все же, эти подвижки – это уже большой успех для России, для нашей культуры.
zooming
Объект «Треугольный сад», построенный в рамках проекта «Активация» в 2012 году. Авторы: Вера Смирнова + студенты. Фото: www.facebook.com/pages/AVO-group/
Михаил: Идеальной площадкой для взаимодействия с населением мы видим социальный институт ТОС – Территориальное Общественное Самоуправление. Жители сплочаются на одной территории, это фиксируется на законодательном уровне и люди за эту территорию ответственны: предлагают администрации варианты решения сложившихся проблем или проекты по улучшению территории. Мы бы хотели взаимодействовать с этим институтом и работать не просто с населением, а уже с сформированным сообществом. Но напрямую нам этого сделать не удалось. Мы решили попробовать сделать это через администрацию: предлагали, делали презентации, разработали концепцию развития трех ТОСов в Вологде, но пока не пошло. Может быть это был отчасти такой политических момент.

Надежда: ТОС – это очень административная структура. Нам не удалось возбудить интерес руководителей ТОС к нашим объектам. Это удивительно, ведь мы не предлагали им платить нам деньги, мы бы сами нашли спонсоров. Цель была в том, чтобы вместе сделать хорошее дело.

Михаил: Вологду еще не накрыло волной современных подходов в работе с населением и проектировании общественных пространств. Средовое проектирование в Вологде сейчас доверяют одной коммерческой проектной организации, которой конечно не выгодно вмешательство ребят, которые делают все практически бесплатно.

Надежда: Мы хотим отработать методы взаимодействия с администрацией через людей, через общество. Обычно соучастие возникает, когда сообщество начинает что-либо требовать от города, от архитекторов, тогда политика проектирования меняется. У нас по-другому: нет активных сообществ, по крайней мере пока, и мы думаем, может быть попытаться самим их сгенерировать. Мы боимся, что если провести точно такую же «Активацию», без работы над ошибками, без взаимодействия с жителями, то через год-два эти объекты могут быть снесены как морально устаревшие. Поэтому стратегию нужно менять.
zooming
Объект «Треугольный сад», построенный в рамках проекта «Активация» в 2012 году. Авторы: Вера Смирнова + студенты. Фото: www.facebook.com/pages/AVO-group/
– Собираетесь ли вы организовывать в Вологде какие-либо новые общественные пространства?

Михаил: Да. Как раз сейчас мы работаем с интересным местом – это детская библиотека и пространство, которое ее окружает. Библиотека находится в деревянном доме, памятнике архитектуры. В сентябре ему будет 100 лет. Само слово «библиотека» ассоциируется с чем-то неинтересным, с атавизмом. Мы хотим наполнить пространство двора новым смыслом. Также хотим интегрировать в это пространство несколько помещений библиотеки на первом этаже. Мы видим в этом месте потенциал для общения вологодской креативной молодежи.

Надежда: У нас очень много людей, которые своими руками делают действительно классные вещи, но они не знают куда с этим идти, где показать. А там будет место, где можно бесплатно продемонстрировать плоды своего творчества.

Библиотека действительно старая, а ее территория – лакомый кусок для застройщиков. Градозащитники конечно много говорят и пишут о ценности этого здания. Но кроме этого мы хотели сделать его действительно нужным, поднять общественность на его защиту.
Детская библиотека № 9 в Вологде. Улица Чернышевского, дом 15. Фото: vk.com/club41765084
zooming
Детская библиотека № 9 в Вологде. Улица Чернышевского, дом 15. Фото: vk.com/club41765084
Михаил: Этот проект у нас идет под девизом «Меньше слов – больше дела». Пока мы работаем над ним в формате DIY (Do It Yourself), не привлекали еще никаких спонсоров. Сейчас мы очистили территорию, корчуем пни, делаем свайный фундамент . Нам помогают студенты-архитекторы и все, кто хочет сделать что-то своими руками. Когда люди видят, что мы не просто готовы поделиться теоретическими знаниями о том, как сделать общественное пространство, но и сами готовы строить его своими руками, люди зажигаются, приходят нам помогать. От этого появляется большая ответственность за объект: ты не просто пришел на все готовое, а сам участвовав в появлении этого пространства.

– Вам интересно работать только с общественными пространствами?

Михаил: Конечно АВО! интересны не только общественные пространства. Но пока мы не планируем строить что-то масштабное, глобальное. Маленькими проектами мы хотим «набрать массу», чтобы и жители и администрация испытывали к нам больше доверия. С момента «Активации» в прошлом году мы пока больше ничего не строили и нас начали подзабывать.

Например, с 5 по 9 июля в Вологде проходил международный фестиваль молодого европейского кино VOICES и мы работали с ними в партнерстве. В рамках фестиваля в воскресенье, 7 июля, прошёл пикник, для которого мы разрабатывали средовой брендинг, строили малые формы, интересные объекты.
Пикник VOICES. Фото: Евгения Бубякина
Пикник VOICES. Фото: Евгения Бубякина
Надежда:  Свои следующие проекты мы бы хотели сделать с учетом ошибок, которые мы допустили на предыдущих. Например, взаимодействие с жителями, активное их включение с самых первых этапов проектирования. Тогда администрации сложнее будет отрекаться от проекта – будет контроль со стороны горожан-участников.

Михаил: У нас нет задачи всю Вологду заполонить общественными пространствами. Эти пространства появились как реакция, ответ на то, что в нашем городе негде собраться на улице, кроме как на лавочке или в кафе. Здесь были некрасивые негативные пространства, а теперь – чистота, зелень, дерево, галька, птички поют.
zooming
Объект «Красный пляж», построенный в рамках проекта «Активация» в 2012 году. Авторы: Надежда Снигирева, Маргарита Иванова, Татьяна Белова. Фото: www.facebook.com/pages/AVO-group/
– Новые проекты, над которыми вы сейчас работаете тоже выполнены из дерева?

Михаил: В основном – да. Мы стараемся работать с деревом.

Светлана: Мы его, в каком-то роде, даже пропагандируем.

Михаил: Вологда утратила пару лет назад статус деревянного города и мы его стараемся вернуть, показать, что из дерева можно строить современную архитектуру, стараемся разрушить миф, что дерево – это не долговечный материал.

Светлана: Горожане считают, что если деревянная архитектура – то непременно старый гниющий барак. Люди стараются снести эти постройки и построить на их месте здания из кирпича или монолита. У нас есть градозащитники, которые ведут активную деятельность, стараясь сохранить старую деревянную архитектуру. Мы же стараемся продемонстрировать, что кроме этого можно и развивать новую архитектуру из дерева.

Вера: Самое главное, что мы видим, что дерево – это мощный образ нашего города, и при разумном развитии мы можем поддержать дух Вологды, как деревянной столицы России. Но самое интересное и уникальное, что сохраняя историческое деревянное наследие и создавая новые современные деревянные постройки, мы создадим необыкновенный стиль который привлечет туристов со всех стран и изменит отношение к городу горожан. Но такая серьезная идея нового и старого в дереве возможна только при разумном городском развитии, сплоченной работе властей, частного бизнеса, жителей и креативных молодых специалистов. Что конечно очень сложно, но, все таки, возможно.
zooming
Объект «Треугольный сад», построенный в рамках проекта «Активация» в 2012 году. Авторы: Вера Смирнова + студенты. Фото: www.facebook.com/pages/AVO-group/
– Ваша победа в премии АрхиWood, как вы считаете, поможет ли сделать вашу деятельность более эффективной при взаимодействии с администрацией и популярной среди горожан?

Светлана: Простым людям, я думаю, все равно. А в разговоре с администрацией – да, надеемся, что поможет. Только вот, кажется, администрация была не в курсе, что мы стали лауреатами премии.

Михаил: Премия АрхиWood – это признание в широких архитектурных кругах, российских и может быть даже зарубежных. Это инструмент для внутреннего взаимодействия, для поиска партнеров и спонсоров.

Надежда: Когда мы съездили на АрхиWood, мы увидели, что существует своя тусовка деревянных архитекторов: это очень сплоченное сообщество, они общаются, соревнуются друг с другом на специальных премиях. И это стимул для развития деревянной архитектуры. В Вологде такого сообщества, сплоченного одним интересом, нет.

Вера: Я думаю, что отношение администрации и людей к победе на АрхиWood будет особо не заметным, но самое главное здесь – это помощь с другой стороны. Например, со стороны «известных деревянных архитекторов» может прийти уважение и помощь, если мы попросим, и тогда уже и администрация заинтересуется, так как для них важны такие контакты.



08 Августа 2013

Беседовала:

Настя Маврина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Марина Игнатушко: «Наш рейтинг – не про абсолютные...
Говорим с куратором, организатором и вдохновителем Нижегородского архитектурного рейтинга – единственной российской архитектурной премии, которой удается сохранять несерьезность; ведь победившее здание съедают в виде торта.
Опалубка для экзоскелета
Жилая башня One Thousand Museum в Майами по проекту Zaha Hadid Architects получила вынесенную на фасад бетонную конструкцию с постоянной опалубкой из стеклофибробетона.
Зеленый холм у Потамака
Пристройка, расширившая Кеннеди-центр в Вашингтоне, почти полностью спрятана в зеленом холме. Она выстраивает задуманную в 1960-е связь центра с рекой и не закрывает никаких видов.
Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.