Группа АВО!, Вологда: «Наполнить пространство новым смыслом»

Молодые архитекторы из группы АВО! рассказали Архи.ру о жизни объектов «Активации», о новой жизни старой вологодской библиотеки и о своих планах.

Беседовала:
Настя Маврина

08 Августа 2013
mainImg
Объединение АВО! – это команда молодых профессионалов в области средовой архитектуры, дизайна и программирования социальных коммуникаций, основанная в сентябре 2011 года. Первый состав АВО! сложился во время работы над проектом «Активация», который прошел в рамках «Дней архитектуры 2012» в Вологде, но неофициально многие участники дружили и работали друг с другом уже много лет. (Два из пяти объектов, построенных для «Активации»: «Красный пляж» и «Треугольный сад», стали победителями премии АрхиWood 2013 года в номинации «Дизайн городской среды».) Сейчас состав команды трансформируется, приходят новые люди: студенты-архитекторы, строители, дизайнеры. Но всех их объединяет одна вещь: желание не только обсуждать и проектировать, но и доводить проекты до финального завершения, участвовать в строительстве, видеть практический результат. Команда отдельного проекта на сегодняшний день составляет 5-10 человек; куратором команды выступает Михаил Приемышев.

Программа фестиваля «Дни Архитектуры» этого года, проходившего в Вологде с 29 мая по 2 июня 2013 года, кроме основных мероприятий включала в себя и параллельную программу АВО! – «Активный Уикенд», направленную на развитие и популяризацию объектов, построенных в рамках проекта «Активация». Мы поговорили с молодыми архитекторами о том, как сегодня горожане взаимодействуют с объектами и о трудностях в общении с административными структурами, возникающих на пути к развитию современных городских пространств.
Объект «Красный пляж», построенный в рамках проекта «Активация» в 2012 году. Авторы: Надежда Снигирева, Маргарита Иванова, Татьяна Белова. Фото: Егор Клочков.
zooming
Объект «Красный пляж», построенный в рамках проекта «Активация» в 2012 году. Авторы: Надежда Снигирева, Маргарита Иванова, Татьяна Белова. Фото: www.facebook.com/pages/AVO-group/
Архи.ру:
– Спустя год после «Активации» стали ли горожане смелее проявлять активность в использовании этих общественных пространств? 


Михаил Приемышев:
Думаю да. Но не на всех объектах. Очень популярным у горожан стал объект «Красный пляж» (авторы проекта: Надежда Снигирева, Маргарита Иванова, Татьяна Белова): он находится у воды, с него открывается прекрасный вид. Его используют как причал, на нем ловят рыбу и еще это стало очень популярным местом для фотосессий.

Площадка «Треугольный сад» (куратор: Вера Смирнова, она же курировала в прошлом году весь проект «Активация»), расположенная недалеко от нашего Политеха – ВГТУ, изначально проектировалась как открытый университет: место, предназначенное для студенческой жизни, для открытых дискуссий, лекций. Мы мечтаем, что когда-нибудь здесь будут проходить архитектурные защиты. Сейчас же студенты сидят здесь между парами, на переменах, устраивают мини-пикники. Это очень удобное пространство. Ты непросто сидишь на рядах, как в аудитории. Ты можешь выбрать любую удобную для себя позу: можешь лечь, облокотиться на парапеты.
zooming
Объект «Треугольный сад», построенный в рамках проекта «Активация» в 2012 году. Авторы: Вера Смирнова + студенты. Фото: www.facebook.com/pages/AVO-group/
Вера Смирнова: Когда я приехала в Вологду через год (уже год Вера учится в Университете Штата Канзас, США – прим. Архи.ру), сразу же в глаза бросились бабушки, сидящие на лавках на Каменном мосту на «Бульваре раскладушек» (архитектор Лев Анисимов + студенты). На таком длинном и пустом транзите очень удобно сесть и передохнуть если ты устал или взять еды в соседнем кафе и перекусить по пути на работу. В этом и была идея всего проекта.
Объект «Бульвар раскладушек». Авторы: Лев Анисимов + студенты. Фото: Алексей Курбатов
Светлана Попова-Знаменская: Еще очень интересный объект рядом с Драматическим театром – «Городские подмостки».  В том месте проходит транзит с улицы через Драматический театр к реке. Зимой пандус этого объекта использовали вместо лестницы, это, конечно, гораздо удобнее.  Мы обратили внимание, что дворник даже лестницу больше не чистит, он чистит пандус.
zooming
Объект «Городские подмостки». Фото: www.facebook.com/pages/AVO-group/
– Продолжаете ли курировать объекты, построенные в рамках Дней архитектуры в Вологде 2012 года, следить за ними, развивать?

Михаил: Да. У нас есть один проект – «Новый пейджер» – с ним есть реальная проблема: у него оказался один закрытый угол и он начинает превращаться в публичный туалет. Мы хотим этот угол трансформировать, раскрыть его. В наших интересах, чтобы эти объекты не создавали проблем и не ухудшали те места, в которых они расположены.

Татьяна Белова:  В этом году решили модернизировать площадку «Треугольный сад» – буквально недавно здесь появился навес. Во время мероприятий под этим навесом сзади натягивается экран, на фоне которого выступают спикеры.

Михаил: В остальных объектах есть тоже многое, что нужно доделывать. Сейчас  мы боремся с администрацией: хотим, чтобы они подписали нам проекты электрики, выделили средства и поставили объекты на баланс. На данный момент объекты не убирают – это серьезная проблема. В основном, мы делаем это собственными силами: устраиваем субботники, зовем неравнодушных ребят.
zooming
Объект «Новый пейджер», построенный в рамках проекта «Активация» в 2012 году. Авторы: Михаил Приёмышев + студенты. Фото: www.facebook.com/pages/AVO-group/
Объект «Треугольный сад», построенный в рамках проекта «Активация» в 2012 году. Авторы: Вера Смирнова + студенты. Фото: Егор Клочков.
– То есть взаимодействие, взаимопонимание, которое было налажено между вами и администрацией в прошлом году, во время строительства объектов, теперь потеряно?

Михаил: Оно было краткосрочным.

Светлана: Нам просто позволяли этим заниматься. Мы ходили согласовывали, показывали, они соглашались. Это была наша инициатива, а администрация не противилась. Поэтому когда объекты поставили, администрация не знала что с ними делать. Они просто не задумывались, что могут возникнуть проблемы с той же уборкой.

Михаил: Эти пять объектов содержать на собственные средства мы постоянно не можем. Бесконечно искать спонсоров для каких-либо обновлений тоже весьма затруднительно. А диалога с администрацией пока не выходит.

Принимали ли горожане участие в развитии объектов и происходит ли сейчас взаимодействие вас – архитекторов и жителей города?

Михаил: На Днях архитектуры в Вологде 2012 у нас не было  прямого контакта с жителями. Мы и не ставили такой задачи. Проводились исследования, анкетирование, опросники. Мы много наблюдали за жителями: куда и как они ходят, где сворачивают, по каким ступенькам любят спускаться. 

Светлана: Мне кажется, что поначалу люди даже не понимали, для чего это делается. Мы выставляли макеты объектов в администрации города и в библиотеке. Наши макеты были сделаны на высоком уровне, но, тем не менее, горожане спрашивали: «А что это? Это скамейки? Вы делаете скамейки?»

Надежда Снигирева: Да, журналисты называют наши объекты «креативные скамейки».

Михаил: Понятие «общественное пространство» кажется людям непонятным и диким. Сейчас конечно между нами, нашими объектами и горожанами есть пропасть. Несмотря на то, что негатива нет, особенного понимания, что на этих объектах делать – нет тоже. Может быть у людей не сложилась пока традиция проводить время на улице активно и творчески.

Надежда: Когда мы строили эти объекты, жители подходили и спрашивали нас: «А это будет бесплатно?». В сознании людей нет понимания того, что можно прийти на любую площадку провести какое-то мероприятие и тебе за это ничего не будет. Люди пассивны, они не хотят иметь ничего общего с активным преобразованием среды. Видимо «коллективное» слишком навязывалось раньше и горожане просто устали от этого.

Вера: Но в других городах России молодые ребята также работают над вовлечением жителей в городские процессы, активности. Сейчас происходит такая мощная волна городских соучастий и социальных проектов, люди начинают потихоньку привыкать и адаптироваться под другой, сначала не привычный для них, образ жизни. Так что культура потихоньку меняется. Но все же, эти подвижки – это уже большой успех для России, для нашей культуры.
zooming
Объект «Треугольный сад», построенный в рамках проекта «Активация» в 2012 году. Авторы: Вера Смирнова + студенты. Фото: www.facebook.com/pages/AVO-group/
Михаил: Идеальной площадкой для взаимодействия с населением мы видим социальный институт ТОС – Территориальное Общественное Самоуправление. Жители сплочаются на одной территории, это фиксируется на законодательном уровне и люди за эту территорию ответственны: предлагают администрации варианты решения сложившихся проблем или проекты по улучшению территории. Мы бы хотели взаимодействовать с этим институтом и работать не просто с населением, а уже с сформированным сообществом. Но напрямую нам этого сделать не удалось. Мы решили попробовать сделать это через администрацию: предлагали, делали презентации, разработали концепцию развития трех ТОСов в Вологде, но пока не пошло. Может быть это был отчасти такой политических момент.

Надежда: ТОС – это очень административная структура. Нам не удалось возбудить интерес руководителей ТОС к нашим объектам. Это удивительно, ведь мы не предлагали им платить нам деньги, мы бы сами нашли спонсоров. Цель была в том, чтобы вместе сделать хорошее дело.

Михаил: Вологду еще не накрыло волной современных подходов в работе с населением и проектировании общественных пространств. Средовое проектирование в Вологде сейчас доверяют одной коммерческой проектной организации, которой конечно не выгодно вмешательство ребят, которые делают все практически бесплатно.

Надежда: Мы хотим отработать методы взаимодействия с администрацией через людей, через общество. Обычно соучастие возникает, когда сообщество начинает что-либо требовать от города, от архитекторов, тогда политика проектирования меняется. У нас по-другому: нет активных сообществ, по крайней мере пока, и мы думаем, может быть попытаться самим их сгенерировать. Мы боимся, что если провести точно такую же «Активацию», без работы над ошибками, без взаимодействия с жителями, то через год-два эти объекты могут быть снесены как морально устаревшие. Поэтому стратегию нужно менять.
zooming
Объект «Треугольный сад», построенный в рамках проекта «Активация» в 2012 году. Авторы: Вера Смирнова + студенты. Фото: www.facebook.com/pages/AVO-group/
– Собираетесь ли вы организовывать в Вологде какие-либо новые общественные пространства?

Михаил: Да. Как раз сейчас мы работаем с интересным местом – это детская библиотека и пространство, которое ее окружает. Библиотека находится в деревянном доме, памятнике архитектуры. В сентябре ему будет 100 лет. Само слово «библиотека» ассоциируется с чем-то неинтересным, с атавизмом. Мы хотим наполнить пространство двора новым смыслом. Также хотим интегрировать в это пространство несколько помещений библиотеки на первом этаже. Мы видим в этом месте потенциал для общения вологодской креативной молодежи.

Надежда: У нас очень много людей, которые своими руками делают действительно классные вещи, но они не знают куда с этим идти, где показать. А там будет место, где можно бесплатно продемонстрировать плоды своего творчества.

Библиотека действительно старая, а ее территория – лакомый кусок для застройщиков. Градозащитники конечно много говорят и пишут о ценности этого здания. Но кроме этого мы хотели сделать его действительно нужным, поднять общественность на его защиту.
Детская библиотека № 9 в Вологде. Улица Чернышевского, дом 15. Фото: vk.com/club41765084
zooming
Детская библиотека № 9 в Вологде. Улица Чернышевского, дом 15. Фото: vk.com/club41765084
Михаил: Этот проект у нас идет под девизом «Меньше слов – больше дела». Пока мы работаем над ним в формате DIY (Do It Yourself), не привлекали еще никаких спонсоров. Сейчас мы очистили территорию, корчуем пни, делаем свайный фундамент . Нам помогают студенты-архитекторы и все, кто хочет сделать что-то своими руками. Когда люди видят, что мы не просто готовы поделиться теоретическими знаниями о том, как сделать общественное пространство, но и сами готовы строить его своими руками, люди зажигаются, приходят нам помогать. От этого появляется большая ответственность за объект: ты не просто пришел на все готовое, а сам участвовав в появлении этого пространства.

– Вам интересно работать только с общественными пространствами?

Михаил: Конечно АВО! интересны не только общественные пространства. Но пока мы не планируем строить что-то масштабное, глобальное. Маленькими проектами мы хотим «набрать массу», чтобы и жители и администрация испытывали к нам больше доверия. С момента «Активации» в прошлом году мы пока больше ничего не строили и нас начали подзабывать.

Например, с 5 по 9 июля в Вологде проходил международный фестиваль молодого европейского кино VOICES и мы работали с ними в партнерстве. В рамках фестиваля в воскресенье, 7 июля, прошёл пикник, для которого мы разрабатывали средовой брендинг, строили малые формы, интересные объекты.
Пикник VOICES. Фото: Евгения Бубякина
Пикник VOICES. Фото: Евгения Бубякина
Надежда:  Свои следующие проекты мы бы хотели сделать с учетом ошибок, которые мы допустили на предыдущих. Например, взаимодействие с жителями, активное их включение с самых первых этапов проектирования. Тогда администрации сложнее будет отрекаться от проекта – будет контроль со стороны горожан-участников.

Михаил: У нас нет задачи всю Вологду заполонить общественными пространствами. Эти пространства появились как реакция, ответ на то, что в нашем городе негде собраться на улице, кроме как на лавочке или в кафе. Здесь были некрасивые негативные пространства, а теперь – чистота, зелень, дерево, галька, птички поют.
zooming
Объект «Красный пляж», построенный в рамках проекта «Активация» в 2012 году. Авторы: Надежда Снигирева, Маргарита Иванова, Татьяна Белова. Фото: www.facebook.com/pages/AVO-group/
– Новые проекты, над которыми вы сейчас работаете тоже выполнены из дерева?

Михаил: В основном – да. Мы стараемся работать с деревом.

Светлана: Мы его, в каком-то роде, даже пропагандируем.

Михаил: Вологда утратила пару лет назад статус деревянного города и мы его стараемся вернуть, показать, что из дерева можно строить современную архитектуру, стараемся разрушить миф, что дерево – это не долговечный материал.

Светлана: Горожане считают, что если деревянная архитектура – то непременно старый гниющий барак. Люди стараются снести эти постройки и построить на их месте здания из кирпича или монолита. У нас есть градозащитники, которые ведут активную деятельность, стараясь сохранить старую деревянную архитектуру. Мы же стараемся продемонстрировать, что кроме этого можно и развивать новую архитектуру из дерева.

Вера: Самое главное, что мы видим, что дерево – это мощный образ нашего города, и при разумном развитии мы можем поддержать дух Вологды, как деревянной столицы России. Но самое интересное и уникальное, что сохраняя историческое деревянное наследие и создавая новые современные деревянные постройки, мы создадим необыкновенный стиль который привлечет туристов со всех стран и изменит отношение к городу горожан. Но такая серьезная идея нового и старого в дереве возможна только при разумном городском развитии, сплоченной работе властей, частного бизнеса, жителей и креативных молодых специалистов. Что конечно очень сложно, но, все таки, возможно.
zooming
Объект «Треугольный сад», построенный в рамках проекта «Активация» в 2012 году. Авторы: Вера Смирнова + студенты. Фото: www.facebook.com/pages/AVO-group/
– Ваша победа в премии АрхиWood, как вы считаете, поможет ли сделать вашу деятельность более эффективной при взаимодействии с администрацией и популярной среди горожан?

Светлана: Простым людям, я думаю, все равно. А в разговоре с администрацией – да, надеемся, что поможет. Только вот, кажется, администрация была не в курсе, что мы стали лауреатами премии.

Михаил: Премия АрхиWood – это признание в широких архитектурных кругах, российских и может быть даже зарубежных. Это инструмент для внутреннего взаимодействия, для поиска партнеров и спонсоров.

Надежда: Когда мы съездили на АрхиWood, мы увидели, что существует своя тусовка деревянных архитекторов: это очень сплоченное сообщество, они общаются, соревнуются друг с другом на специальных премиях. И это стимул для развития деревянной архитектуры. В Вологде такого сообщества, сплоченного одним интересом, нет.

Вера: Я думаю, что отношение администрации и людей к победе на АрхиWood будет особо не заметным, но самое главное здесь – это помощь с другой стороны. Например, со стороны «известных деревянных архитекторов» может прийти уважение и помощь, если мы попросим, и тогда уже и администрация заинтересуется, так как для них важны такие контакты.



08 Августа 2013

Беседовала:

Настя Маврина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.