Активация Вологды

Юлия Зинкевич, руководитель проекта АРХИWOOD, беседует о «Днях Архитектуры в Вологде» с их создателями – Александром Дудневым и Константином Гудковым.

Беседовала:
Юлия Зинкевич

13 Июня 2012
mainImg
Вологда. Торжественное открытие «Бульвара раскладушек». 16 мая 2012 г
zooming
Константин Гудков и Александр Дуднев на стенде АРХИWOOD 2012 в Москве. Фото: Анна Пешкова
Две недели в тихой пасторальной Вологде на центральных улицах, в скверах жужжали электропилы, стучали молотки. Посреди города строились лестницы-скамейки, лежанки для отдыха, которые сразу же осваивались горожанами…

У пешеходного Красного моста появились ступени, сбегающие прямо к воде – идеальное место для романтических свиданий, на Каменном мосту возник «Бульвар раскладушек», и вот уже на деревянных скамьях отдыхают роллеры, кто-то устроился с ноутбуком.

У Драматического театра – уличная сцена, парапеты для скейтеров и велосипедистов, у Дома книги – клумбы и места для чтения, а у стен Вологодского университета – земля как будто встала дыбом, проросла амфитеатром, деревянными скамьями и партами – образовалась настоящая аудитория под открытым небом. 

Проект «Активация», в рамках которого молодые вологодские архитекторы преобразили пять мест в центре города – кульминация вторых «Дней Архитектуры в Вологде», которые проходили с 16 по 22 мая.
Бульвар раскладушек - островки отдыха и общения среди бурного потока повседневности (куратор проекта - Лев Анисимов). Фото: Алексей Курбатов
Бульвар раскладушек. Фото: Алексей Курбатов
Инициаторы «Активации» – молодые вологодские архитекторы из группы АВО! (Вера Смирнова, Михаил Приёмышев, Лев Анисимов, Денис Притчин, Надежда Снигирёва и другие).

Организаторы фестиваля – москвичи Александр Дуднев и Константин Гудков. К архитектуре они отношение имеют опосредованное, зато молоды, хорошо образованы, энергичны и умеют вдохновлять окружающих. Таких молодых-продвинутых и не хватало Вологде для того, чтобы отношения между городом и его жителями вступили в новую фазу.
Группа АВО!


– Как родился проект «Активация»?

Александр Дуднев: После первого фестиваля «Дни архитектуры» с нами познакомились молодые ребята-архитекторы из Вологодского университета – недавние выпускники и студенты последних курсов. У них давно была куча идей, как и что можно делать в городе – они хорошо знакомы с передовым международным опытом, даже преподавали за рубежом, а Вологду очень любят и знают её архитектурные проблемы. Они предложили обустроить общественные пространства в городе с помощью деревянных объектов, располагающих к общению. Все идеально сошлось в одной точке: и формат фестивальной архитектуры, и традиции зодчества Русского Севера, и мода на «новое деревянное», и исследования социальных вопросов урбанистики, которые вели на кафедре. А главное - желание сделать что-то приятное для родного города и выгодное властям раскрытие бренда Вологды как столицы деревянного зодчества.

Удивительно, но ребята, которых готовы принимать в Америке, Европе и Китае, готовы были работать бесплатно – изучать типы социальных взаимодействий, проектировать, искать спонсоров, параллельно – обучать студентов на воркшопах... Но им нужен был выход на городские власти. Есть такой парадокс: когда инициатива исходит от местных жителей – их не слышат.
Треугольный сад – новый «уличный зал» вологодского Политеха (куратор проекта – Вера Смирнова). Фото: Алексей Курбатов
Треугольный сад – новый «уличный зал» вологодского Политеха (куратор проекта – Вера Смирнова). Фото: Алексей Курбатов


– Что происходило в этом году на фестивале помимо «Активации»?

Константин Гудков: В этом году «Дни архитектуры» в Вологде были посвящены новым возможностям дерева – как материала для новой архитектуры и как экономически выгодного культурного наследия. В Вологде прошли лекции Тотана Кузембаева и бюро WOWHAUS, Николая Малинина и Ольги Севан, экскурсии для всех желающих от вологодских краеведов и реставратора Александра Попова, кинолекторий Дениса Ромодина, круглые столы.
Экскурсия на базу реставратора Александра Попова

Самая серьезная часть программы – форум «Большой тройки» деревянных городов: Вологды, Томска и Иркутска. Власти и архитекторы этих трех городов впервые встретились, чтобы обменяться опытом сохранения и использования деревянного архитектурного наследия; а мэры подписали соглашение об обмене опытом и сотрудничестве в разработке федеральной программы по сохранению уникальной городской деревянной архитектуры!
Константин Гудков и лекторы вторых «Дней архитектуры» – Тотан Кузембаев, Андрей Иванов, Николай Малинин


Дни архитектуры.
Как все начиналось, и что из этого вышло

– Итак, как вы пришли к формату «Дней архитектуры»?

А.Д.: Я родился в Вологде в деревянном доме на улице Благовещенской. Родители жили в этом бывшем доходном доме, построенном на рубеже XIX-XX веков, дом был в аварийном состоянии. Моя кровать на колесиках постоянно скатывалась, бегали огромные крысы, за водой нужно было ходить в соседний квартал. Холодный туалет в пристройке... Советская экономика не могла вытянуть огромное количество дореволюционного частного жилья – отсюда миф о деревянных зданиях как о «ветхом фонде». Многие вологжане до сих пор считают, что дерево – недолговечный материал! Я сам, только побывав за границей, увидел, что могут жить и процветать целые деревянные города XVIII века, например, в Скандинавии. И стало обидно, что родная Вологда, на порядок более интересная по архитектуре, находится в таком катастрофическом упадке.
Саша Дуднев на руках у родителей. Центр Вологды – еще почти весь деревянный


К.Г.: Я родился в Москве, поэтому для меня неповторимость и ценность Вологды именно как доброго тихого деревянного города особенно чувствуется. Все почему-то удивляются, что по специальности я кардиолог-реаниматолог, а занимаюсь вещами, такими далекими от профессии. Меня всегда увлекали искусство, архитектура. После того, как ушёл из больницы в фармкомпанию (занимаюсь клиническими исследованиями), стал много ездить по миру и понял, что нет ничего интереснее, чем Россия.

Несколько лет назад мы познакомились с создателями проекта «Дни архитектуры в Москве» Александром Змеулом и Натальей Алексеевой. «Дни архитектуры» - это международный формат фестивалей. Они регулярно проходят в Лондоне, Сингапуре, других городах. С 2006 года проводится «Международный день архитектуры в Нижнем Новгороде». Саша и Наташа организовали фестивали в Москве, в Ростове-на Дону, участвовали в проведении фестиваля в Екатеринбурге. Мы поняли, что формат «Дней архитектуры» поможет привлечь внимание к деревянной архитектуре Вологды, позволит показать ее горожанам и не только. Мы предложили ребятам сделать такой фестиваль в Вологде. В тот момент мы и подумать не могли, что будем делать его сами – Саша надолго уехал из России, осталась Наташа, которая очень помогла советами и связями.

Примерно в этот период мы стали заниматься наполнением Википедии статьями про Вологду. Саша начал писать путеводитель по деревянной Вологде.

В 2010 году мы пришли с идеей организовать «Дни архитектуры» в городскую администрацию, тогда не получилось реализовать проект по разным причинам, что оказалось только к лучшему. Ведь сначала мы плохо могли сформулировать, что именно хотим сделать. За год изучили все, происходящее в России с деревянной архитектурой. Сформировали программу первого фестиваля, который прошел в апреле 2011 года.

А.Д.: Мы находились в Москве, а в Вологде у нас не было никого. Реально это была авантюра, мы пришли в Вологду – два москвича, и замахнулись на то, что мы никогда раньше не делали. При этом первая цель была просветить вологжан! Сказать им, что деревянная архитектура это круто. Вторая цель – рассказать властям об успешном опыте по сохранению деревянных городов в России. Третья цель – чтобы в Вологде появилась и современная деревянная архитектура. Мы хотели открыть людям все те вещи, которые сами для себя открыли: что дерево – это актуально, что оно может сохраняться на протяжении сотен лет, что деревянные города могут привлекать туристов и большие деньги.
При переносе в советское время дом утратил модерновый декор, но сохранил выразительность форм. Фото: Николай Малинин


– Сколько человек вы охватили «Днями архитектуры в Вологде»?

А.Д.: Мероприятия 2011 года посетили около 500 человек. Население Вологды – около 300 000 человек. Преимущество маленького города – ты можешь физически сам связаться с самыми важными людьми. После удивительного для нас успеха (при оповещении только через интернет и «сарафанное радио») залы на открытии «Параллелей» Уилла Прайса и Николая Малинина, и лекциях Николая Белоусова и ARCHPOLE были переполнены! С тех пор наши самые большие друзья – студенты-архитекторы. А главное - появилось несколько человек, которым захотелось самим что-то сделать для города вместе с нами. Это были и студенты, и местный средний класс, молодая интеллигенция. В течение года мы с ними поддерживали связь, старались каждый месяц делать какое-то мероприятие...

Мы создали сообщество «Вконтакте» и стараемся его поддерживать (характерная ошибка – по московской привычке сначала сделали группу в Facebook, но вовремя поняли, почему в нее никто не вступает – в Вологде там почти никого нет). Сейчас в нашей группе около 550 человек.
Власти пока не способны остановить уничтожение исторической Вологды
Дом Кирхогланина. Во время Дней архитектуры 2012 года власти объявили о начале его реставрации


Потом было мощное мероприятие – сбор подписей за защиту деревянной Вологды. Собрали более 3000 подписей – каждый сотый житель города подписал! Это супер-результат.

– Там были какие-то конкретные пункты программы?

А.Д.: В течение года мы общались с разными людьми, в том числе с чиновниками, архитекторами в Вологде и пытались разобраться, почему же деревянную архитектуру сложно сохранить. За последние несколько лет утрачен каждый третий официальный памятник деревянной архитектуры. Одна из основных проблем – собственники деревянных домов не заинтересованы в их сохранении. Дома поджигают или сносят чаще всего сами владельцы. В итоге они получают участок, на котором можно построить согласованный с департаментом культуры дом в кирпичном исполнении, обшитый деревом. И это массовый процесс. А дома, находящиеся в муниципальной собственности, просто тихо умирают. 

Мы проконсультировались с юристами, московскими урбанистами, с Архнадзором, со специалистами из Томска и предложили внести конкретные изменения в градостроительный регламент с тем, чтобы запретить в нескольких зонах исторической деревянной застройки на месте снесенного деревянного дома строить кирпичный. Это сделает невыгодными поджоги. А если хотя бы на месте сгоревших деревянных домов будут строиться новые тоже деревянные по образу и подобию – сохранится дух города.
Дом Засецких. Самый старый деревянный особняк в Вологде. 1790-е.
ДК Льнокомбината. Экскурсия по советской деревянной архитектуре


– В Вологде сейчас много строится?

А.Д.: До кризиса город был одним из лидеров по строительству жилья. Строили кирпичные дома. Современных деревянных зданий в Вологде не строится до сих пор. Последние проекты были реализованы в 1980-е годы – в отдаленных районах строили щитовые бараки. На местной кафедре архитектуры вообще не учат строить из дерева! И это при том, что почти все загородное строительство – деревянное, в основном, из «цилиндровки». То, что строится, ничем не отличается от подмосковных «скворечников» и не имеет никакого отношения к архитектуре. У нас есть идея провести конкурс на «образцовый проект» современного деревянного дома для Вологды. Администрация не против!

Научный подход

– Как у вас распределяются роли в работе?

К.Г.: Саша больше отвечает за работу с властями, а я за образовательно-развлекательные проекты. У процесса есть и управленческая сторона, я год назад закончил MBА, что дало понимание стратегического менеджмента и места нашей деятельности в управлении городом. Теперь вместе пытаемся разобраться в маркетинге территорий и экономике культурного наследия. Сашины мечты о том, что Вологду можно открыть как туристический город, что деревянные здания могут встроиться в современную экономику – получили научное подтверждение. Наша сильная сторона в том, что мы привносим в гражданский активизм управленческие идеи и грамотный PR из бизнеса, соединяя эмоциональную и практическую стороны вопроса.

– Есть примеры в России, когда инициатива снизу привела к тому, что в городе действительно что-то поменялось?

К.Г.: Конечно, это является необходимым условием, но не достаточным. Интересно, что ключевым фактором успеха программ по сохранению и развитию деревянной архитектуры в Томске стала политическая воля власти, в Иркутске – эффективность для бизнеса. В Вологде тон стало задавать гражданское общество и молодые вологодские архитекторы. Будет здорово, если этот разносторонний опыт взаимно усилится благодаря новому союзу деревянных городов!

То, что точно уже удалось сделать в Вологде – утвердить бренд «деревянной столицы России» среди специалистов и широкой публики и начать настоящее взаимодействие между архитекторами, властями, общественными активистами и простыми горожанами ради сохранения и развития деревянной архитектуры. Наш фестиваль – это площадка для налаживания связей. По нашим оценкам, мероприятиями 2012 года мы охватили около 2000 человек, а если считать тех, кто задействован Активацией – то просто весь город!

Дни архитектуры 2011 года. Организаторы и гости. Наталья Алексеева, Юлия Зинкевич, Александр Дуднев, группа ARCHPOLE, Андрей Иванов, Константин Гудков, Наталья Лисовская (Томск). Фото: Николай Малинин
Экскурсия во время Дней архитектуры 2011 года. Фото: Николай Малинин
Доходный дом, просп. Победы, 32
Текст подготовлен при участии Марии Трошиной. 

13 Июня 2012

Беседовала:

Юлия Зинкевич
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
Пресса: Новые герои: Организаторы «Дней архитектуры в Вологде»...
В рамках второго ежегодного фестиваля «Дни архитектуры в Вологде», проходившего с 16 по 22 мая этого года, стартовал проект «Активация», организатором которого выступило объединение молодых архитекторов Вологды АВО. Ребята направили свою деятельность на преображение внешнего облика города и попытку привлечь внимание горожан к проблемам средовой архитектуры.
Активация Вологды
Юлия Зинкевич, руководитель проекта АРХИWOOD, беседует о «Днях Архитектуры в Вологде» с их создателями – Александром Дудневым и Константином Гудковым.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Крупицы золота
В Дома архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни