Летняя архитектура в замерзающей стране

Куратор премии АРХИWOOD подводит «деревянные» итоги года.

mainImg
Обычно мы считаем цыплят по весне – выбирая лучшие «деревянности» на выставке «АрхМосква». Но этот год принес невиданное доселе количество деревянных сооружений общественного назначения. И мы поняли, что грех не подвести его итоги сейчас. Ибо это не просто набор объектов, а явление, за которым маячат важные смыслы. В то время, как большая архитектура нас ничем не радует, а все главные «события» года – какие-то фейки (Большая Москва, парк в Зарядье), миражи (Сколково) или печали («Детский мир», «Динамо»), архитектура малая – парковая, павильонная, временная, деревянная – оказывается единственным производителем позитивных новостей. Спорить тут тоже есть о чем, но важно, что у нас появилась архитектура (помимо исторической), которую мы готовы признать «своей». И которую можно считать полноценным высказыванием – пусть быстрым, коротким, легким. Но это такой же важный жанр, как в литературе экспромт, афоризм или эпиграмма.

Это еще не конкурс, не голосование – всё это будет, как и заведено, в мае. Это просто обзор. Но чтобы подкрепить его, мы решили выложить на сайт АРХИWOOD 70 объектов – это первые претенденты на победу в номинациях «арт-объект», «дизайн городской среды», «общественное сооружение». Что логично, поскольку зимою эти номинации обычно и не прирастают. Впрочем, грядущий сезон будет переломным и в этом смысле: деревянные «Микродома» количеством 20 штук оккупируют парк «Музеон». Это будет уже 15-й фестиваль «Города», но впервые он пройдет в Москве – и в этом смысле это знаменательное событие: смычка города и деревни.

Ибо, конечно, началось все там – на природе. Загородные фестивали были и остаются главными поставщиками самых ярких и необычных деревянных объектов. В этом году фестивалей стало еще больше, а только арт-объектов уже с полсотни. Но в этом жанре дерево всегда и было основным материалом, а вот его прорыв в город – это действительно маленькая революция. Радует, что процесс пошел не только в Москве, а весомее всех выступила Вологда – где деревянные объекты появились не только в парках. А точнее, совсем не в парках, а на площадях, проспектах и набережных.

В Вологде сработала идеальная схема. В 2011 году туда приехал фестиваль «Дни архитектуры» (с лекциями и выставками), чрезвычайно всех вдохновил – и уже на следующий год основным сюжетом «Дней» было не созерцание, а действие: в городе построили пять отличных деревянных объектов. Создатели «Дней архитектуры в Вологде», москвичи Александр Дуднев и Константин Гудков, помогали с организацией, все остальное студенты местного университета сделали сами: объединились в группу «АВО!» («Активация Вологды»), выбрали места, придумали идеи и своими руками все построили.
«Красный пляж», Вологда, фестиваль «Активация». Архитекторы: Надежда Снигирева, Маргарита Иванова, Татьяна Белова («АВО!»)
«Треугольный сад», Вологда, фестиваль «Активация». Архитекторы: Вера Смирнова, Елизавета Апциаури, Анастасия Колтакова, Ксения Михайлова («АВО!»)

Самым оригинальным (но при этом естественно выросшим из скрещения тропинок) оказался «Треугольный сад» – парк-аудитория под открытым небом. Деревянные тротуары (привычные на русском Севере) перетекли в скамьи, те – в лежаки и парты, в результате студенты Политеха могут предаваться тут чему угодно. Лекции, пресс-конференции и концерты уже состоялись. Самым романтичным объектом стал «Красный пляж»: крутой берег реки превратился в деревянный амфитеатр и любимое место для фотосессий. А самым действенным – «Новый пейджер» (бетонные руины зашили досками), где регулярно проходит городской фримаркет. Зажили своей жизнью и другие объекты: на «Подмостках» у Драмтеатра смотрят кино, на «Бульваре раскладушек» учат оригами. Удивительно, насколько точно все эти объекты вписались в город – необычайно милый и уютный, в котором старая деревянная архитектура убывает так же тихо и безархнадзорно. Но еще больше удивляет реакция местных жителей, брюзжащих, что на «Пейджере» пыль и птичий помет, что зелень в «Раскладушках»  увяла, а на «Пляже» – комары и «гопота с пивом».

Виноваты, конечно, архитекторы, кто ж еще провоцирует распитие. Поэтому надеяться, что «новое дерево» поможет осознать ценность дерева «старого» – утопия, пока оно лишь стремительно уходит. Что в Вологде, что в Нижнем Новгороде, где состоялся очередной фестиваль «О!Город». Постоянно меняющий дислокацию, на этот раз он проходил в Почаинском овраге. Это был точный выбор: в самом центре города живет волшебная, но запущенная яма, преобразовать которую и попытались молодые архитекторы, а самой полезной среди десятка арт-объектов оказалась Сцена. Полной антитезой ее простоте и функциональности стала инсталляция «Архитектура движения» на Волжской набережной Ярославля. Построенная в рамках одноименного фестиваля (проходил в 5-й раз), она не только радикально трансформировала привычный ландшафт – чересчур парадный и монументальный, но и продемонстрировала способность дерева быть легким, воздушным, гибким.
Инсталляция на Волжской набережной, Ярославль, фестиваль «Архитектура движения». Авторы: Татьяна Горбачевская,Кириакос Чатципараскевас

Проект «Про.Движение» отметил конец света, проведя под Одессой фестиваль «Катастрофа». Правда, самые смачные объекты (типа гигантского каркаса бутылки «Столичной») были не деревянными, но это и логично: ну какая катастрофа из дерева? Но был там и эффектный «Куб света» (еще одна вариация на тему самого цитируемого шедевра современной русской архитектуры – «меганомовского» Сарая), и остроумный оммаж нью-йоркским «близнецам», сделанный из поддонов (вечером в них, естественно, загорались свечи). А на новосибирском фестивале «Елки-Палки» Андрей Чернов представил композицию «Манхэттен» – тут уже Нью-Йорк был из сосновых чурочек. Сам же фест, проходивший впервые, чуть было не стал «катастрофой»: за пару дней до открытия добрые люди сожгли все тщательно заготовленные топляки. Но архитекторы не сдались, и даже из них сумели сочинить арт-объекты: Слава Мизин, например, настрогал из них карандашей.
Объект «9_11», фестиваль «Катастрофа». Авторы: Юлия Степушина, Олеся Криволапова, Илья Хван

«Поезд Байкал – Байкал через «Ах, какая красота – Места», Иркутск, фестиваль «Бух-Арт». Авторы: команды «БезБЕды» и «ХП» (Красноярск, ИАиД СФУ)

Иркутский «Бух-АРТ» проходил уже в шестой раз, как всегда, на лютом морозе, а его главным хитом стала карусель, изображающая купе поезда. Обзавелся архитектурой кайт-лагерь на берегу Горьковского моря: фестиваль «Деревянный ветер» принес в нашу копилку один купольный домик и несколько скатных, феерически расписанных. Но круче всех неожиданно оказался Воронеж, где аспирант местного университета Марина Молодых организовала фестиваль «Архидром». Хотя базировался он на турбазе «Кировец», к участию отбирались только те проекты, которые потом могли быть использованы в благоустройстве города. Поэтому среди самых актуальных был «Велопорт» – велопарковка, дополненная скамейкой и навесом. Или душевая кабинка для города, где жалюзи играют роль условных стен (вопрос о подаче воды решен, увы, пока тоже условно). Особенно же возбудила молодежь тема беседки: одна из них, оборудованная гамаком, предназначена для буккроссинга (книгоообмена), другая имеет стены из паутины, третья (детская) предстает в виде гигантского стула, а четвертая (беседка-чемодан) так и грозит захлопнуться, проглотив замедитировавшегося путника.
«Велопорт», Воронеж, фестиваль «Архидром». Архитекторы: Игорь Ефимов, Павел Мусамба, Евгения Корнеева

Продолжается заочная конкуренция двух наших главных фестивалей: калужские против тульских. «АрхСтояние» стало серьезной структурой – это уже не какая-то там «деревня», а «природно-творческий кластер», где строятся арт-резиденции и проходят воркшопы. Издержки роста закономерны (цена палатко-места изумила в этом году всех), но при всем том фестиваль не теряет архитектурной остроты. Хотя тяга к монументальности и тут очевидна. Построив в Сколково Гиперкуб, в Ленивце Борис Бернаскони сотворил Гиперарку. Но если с первым не все задалось (замах-то на рубль), то Арка стала великим символом нашей современности. Это триумф рациональности (все из стандартной 6-метровой доски), ироничности (арка высится над тропинкой), пористости (которая символизирует невозможность подлинной  прозрачности), неопределимости (это и лестница, и смотровая площадка, и бар, и колодец, и погреб). Мощной антитезой Арке выглядит «Вселенский разум» Николая Полисского: он совсем нефункционален, загадочен и аттрактивен. В ту же сторону устремлен и «Штурм неба»: бюро Manipulazione Internationale достойно продолжает дело Юрия Аввакумова по наращиванию объемов и смыслов вокруг простой лестницы.
Арка, Никола-Ленивец, фестиваль «АрхСтояние». Архитекторы: Борис Бернаскони, Ксения Трофимова, Стас Субботин (BERNASKONI). Фото: Антон Кочуркин

«АрхФерма» в этом году была цитатна (радовала публику Храмом из сена или маятником Фуко в силосной башне) и самоцитатна: «Плавгород» – очередная фантазия на тему обитаемого плота, «Маяк варваров» – увлекательное конструкторское упражнение на тему доски, клееной крест-накрест. Полезность здесь всегда оттеняется иронией – поэтому «Кибитка» похожа на деревянный бензовоз, Акведук нужен, чтобы кончиться прозаическим душем, а трехэтажный отель «Скворечник» великолепно глумится над риэлторской присказкой про «каждую квартиру с отдельным входом».
Мини-отель «Скворечник», «АрхФерма», фестиваль «Города». Архитекторы: Татьяна Пряхина, Игорь Пряхин Фото: Иван Овчинников

Интервенцию же «Городов» в город Иван Овчинников собирался свершить через Парк культуры, но потом стало очевидно, что он и так перенасыщен: как объектами, так и посетителями. Что, впрочем, совсем не мешает ему второй год держать марку главного места Москвы. Оставаясь им даже зимою – что не так-то просто для парка. Но у ЦПКиО есть надежный хит – каток, демонстрирующий важное качество сезонной архитектуры: способность быть не только разборной, но и сборной. Отрадовав город в прошлом сезоне, он был демонтирован и собран заново – увеличившись в размере и изменив набор павильонов, к нему прилагавшихся. Летом из них тоже собирали новые объекты (по новым проектам и в других местах), а сейчас часть их обрела еще одну – уже третью жизнь, став павильонами «Булка», «Спорт» и «Меркато». (Оргкомитет премии АРХИWOOD в некотором замешательстве: считать ли эти объекты новыми или дать им спецпремию «Птица F» – за демонстрацию выживаемости в тяжелом российском климате?) Бережно воссоздан реставраторами и стоеросовый наш Хай-Лайн – пешеходный мост для безконькового меньшинства.
zooming
Туалет, Москва, Парк культуры. Архитекторы: Олег Шапиро, Дмитрий Ликин, Анастасия Измакова (WOWHAUS). Фото: Илья Иванов

Кроме того, бюро WOWHAUS, основной застройщик парка и первопроходец летней архитектуры вообще, украсило главную площадь Парка перголой, дарившей фотографов волшебными тенями (летом и она вернется на свое место). Набережную – конструктивистской террасой с набором аутентичных развлечений: стреляем, загораем, чай пьем. Наконец, Анастасия Измакова построила в Парке самый красивый в городе туалет. Фирменную стилистику WOWHAUS разнообразили вкрапления иных манер. Александр Бродский аккуратно приземлил на травку обманчиво-простенькую (как всегда, впрочем) беседку, бюро FAS(t) – теннисный клуб в пока еще не существующем стиле «неопостконструктивизм». Александр же Цимайло с Николаем Ляшенко соорудили совершенно волшебное кафе на берегу Пионерского пруда. Собрав в 25-метровую балку все технические подробности, они довели тему «парковости» до предела: изъяв из павильона всяческую материальность, оставили лишь раму, кадрирующую вид. В сумерках – не отличить от кафе со знаменитой картины Эдварда Хоппера.
Лодочная станция + кафе, Москва, Парк культуры. Архитекторы: Александр Цимайло, Николай Ляшенко, Иван Шильников, Ольга Конюкова, Никита Сергиенко, Наталия Степанова («Цимайло Ляшенко&Партнеры») Фото: Алексей Народицкий

Но самым оригинальным сооружением Парка стал все же первый павильон «Гаража» – замотанный в строительную сетку набор параллелепипедов, тонко салютующий как Жолтовскому, так и Фрэнку Гери. «В пасмурную погоду павильон растворяется и тонет в окружении, и это растворение так же не декларативно и естественно, как и сумеречная подсветка», – объект даже заставил стать критиком лучшего архитектурного фотографа страны Юрия Пальмина.
Выставочный зал ЦСК «Гараж», Москва, Парк культуры. Архитекторы: Артем Китаев,Николай Мартынов,Леонид Слонимский, Максим Спиваков,Артем Стаборовский. Фото: Николай Малинин

Второй павильон «Гаража», обретший непонятное профанам имя «шигерубанка», к нашей теме практически не относится, хотя он сыграл важную роль в текущем процессе, показав, что Парк не только строит деревянную архитектуру, но и размышляет о ней. Выставка «Временная архитектура от Мельникова до Бана», которой павильон открылся, анализировала прошлое (ВСХВ-1923) и рефлексировала по поводу настоящего: специальный ее раздел «Современное временное» на 9/10 состоял из «деревяшек». Дизайнер же выставки Ольга Трейвас выступила еще и как архитектор книжного киоска «Гаража» – где металлическая сетка остроумно использована в качестве ограждающей конструкции, а другую стену покрывает гонт, в городской архитектуре не использовавшийся лет сто.

Но главным ньюсмейкером сезона стал все-таки соседний парк – «Музеон». Начал он, как и полагается, с генерального плана. Правда, не объявлял, как Парк культуры, на него конкурс, зато поручил его самому тонкому московскому архитектору – Евгению Ассу. Который умудрился ничем не испортить наш город, ничего в нем не построив за ужасные последние 20 лет. И парковые его проекты также максимально минималистичны: они стелются по земле, обходят деревья, не бросаются в глаза – таковы терраса у ЦДХ и променад, деревянной змейкой вьющийся через весь парк. А недавно здесь началось строительство кафе по его же проекту. Что же касается запаздывания этой явственно «летней» архитектуры, то это не абсурд, а вызов – долгой зиме, глубокому снегу, ранним сумеркам, в конце концов, самим себе.
zooming
Променад, Москва, парк «Музеон». Архитекторы: Евгений Асс, ГригорАйказян («архитекторы асс»)

Не меньшим «вызовом» станут «Микродома», строительство которых уже началось в «Музеоне». Что получится – говорить рано, но важно, что предшествовал строительству большой и качественно проведенный конкурс. И это еще одна важная особенность сюжетов этого лета: большинство общественно значимых деревянных объектов идет через конкурс. Самым интересным из которых стал конкурс на здание «Школы», который выиграли Игорь Чиркин с Алексеем Подкидышевым и сумели реализовать проект аккурат к «АрхМоскве». Круглое здание, чьи фасады поровну поделены на дерево и поликарбонат, стало удачным контрастом к махине ЦДХ, а также настоящим центром культурно-архитектурной жизни.
zooming
Павильон «Школа», Москва, парк «Музеон». Архитекторы: Игорь Чиркин, Алексей Подкидышев. Фото: Нина Фролова

Одновременно со «Школой» у входа в ЦДХ открылся павильон «Периптер» – построенный также по итогам конкурса, давшего любопытные результаты. Павильон был предназначен для демонстрации шорт-листа премии АРХИWOOD, то есть, для пропаганды лучших образцов деревянной архитектуры, но так, чтобы и сам был не лыком шит. И Александру Купцову с Сергеем Гикало и Антоном Федуловым это прекрасно удалось. Предполагалось, что павильон будет разобран и собран на новом месте, но этого по разным причинам не произошло, зато в ноябре «Периптер» неожиданно стал новой городской выставочной площадкой на открытом воздухе: в нем открылась выставка «Книгострой», приуроченная к ярмарке nonfiction и посвященная взаимоотношениям архитектуры и книг. Сложится ли у павильона полноценная выставочная жизнь – покажет время, пока же решено, что АРХИWOOD-2013 пройдет здесь же (а генеральным его партнером по-прежнему будет компания «Росса Ракенне СПб» (HONKA).

Организатором же выставки «Книгострой» выступил городской проект «Книги в парках» – и в историю про новые типы книжных пространств вполне логично вписал собственные «Гоголь-модули» – павильоны-трансформеры для книжной торговли. Этой истории также предшествовал конкурс, ознаменовавшийся причудливым финалом: жюри выбрало один проект, заказчик явно хотел другой, а в результате были построены обе версии – как «лесенки», так и «барабаны». Полной же случайностью (но весьма знаменательной) было то, что у обоих вариантов оказался один и тот же автор – молодое бюро RueTemple.
«Гоголь-модуль», Москва, парк «Музеон». Архитекторы: Дарья Бутахина, Александр Кудимов (RueTemple). Фото: Александр Кудимов

«Гоголь-модули» встали сразу в трех московских парках, включая Сад Баумана, который явственно устремился в гонку за лидерами. Построив еще детскую мегагорку и перголу для выставок – силами вездесущего бюро WOWHAUS (а в следующем сезоне нас ждет «Обитаемый забор» по их же проекту). Самая стильная эстрада года появилась в парке «Перово» – ее, как и детский клуб, сделало бюро «Практика». В Сокольниках открыли сразу несколько симпатичных кафе и буквально только что – каток весьма затейливой архитектуры. Самый же эффектный городской деревянный объект за пределами столицы вырос в Уфе: Игорь Паличев смастерил здесь оригинальное кафе «Ямайка».
Сцена, Москва, Перовский парк. Архитекторы: Денис Чистов, Григорий Гурьянов, Анастасия Глухова, Станислав Каптур («Практика»)

Нам, конечно, особенно приятно, что это уфимское бюро DarkDesign – лауреат премии АРХИWOOD-2012. Работы же претендентов на премию будущего года уже сегодня можно видеть на сайте премии. Этот преждевременный старт спровоцирован именно тем прорывом, который случился в этом году и который нам кажется очень важной тенденцией, знаменующей поворот архитектуры к человеку. С той же целью мы решили максимально упростить (и в то же время авторизовать) подачу объекта на сайт АРХИWOOD. Теперь авторы могут абсолютно самостоятельно загружать на сайт свои объекты. Правда, активирует заявку все равно администратор сайта, но иначе мы рискуем превратить нашу «доску почета» в рекламную мусорку. Пока – в тестовом порядке – мы сами загрузили на сайт «деревяшки» общественного назначения, номинированные членами Экспертного совета Премии. Теперь слово как за авторами (объекты на Премию принимаются до 31 марта 2013 года), так и за всеми интересующимися: нам очень важны ваши комментарии!
Кафе «Ямайка», Уфа. Архитектор: Игорь Паличев (DarkDesign). Фото: Игорь Паличев

28 Декабря 2012

Похожие статьи
Кампус за день
Кто-то в теремочке живет? Рассказываем о том, чем занимались участники хакатона Института Генплана на стенде МКА на Арх Москве. Кто выиграл приз и почему, и что можно сделать с территорией маленького вуза на краю Москвы.
Зубцами к Неве
Градсовет Петербурга рассмотрел проект жилого комплекса на Матисовом острове, предложенный бюро Intercolumnium. Эксперты отметили ряд проблем, которые касаются композиции, фасадов и сценария жизни в окружении промышленных предприятий.
НИИФИЛ <аретова>
Борис Бернаскони в ММОМА показывает, как устаревшее слово НИИ делает куратора по-настоящему главным на выставке, как подчинить живопись архитектуре и еще рассказывает, что творчество – это только придумывание нового. Разбираемся в масштабе новаций.
Константинов: путь к архитектуре
До 26 мая включительно не поздно успеть на распределенную по двум площадкам выставку Александра Константинова, доктора математики и художника-концептуалиста, автора объектов, причем очень крупных, городского и ландшафтного масштаба. Выставка – в Западном крыле ГТГ, два восстановленных объекта – в ГЭС-2. Автор экспозиции в ГТГ – Евгений Асс.
Памятный круг
В Петербурге крупный конкурс: 12 местных бюро борются за право проектировать мемориальный комплекс Ленинградской битвы. Мы сходили на выставку, где представлены эскизы, и поймали дежавю – там многое напоминает о несостоявшемся музее блокады.
Степь полна красоты и воли
Задачей выставки «Дикое поле» в Историческом музее было уйти от археологического перечисления ценных вещей и создать образ степи и кочевника, разнонаправленный и эмоциональный. То есть художественный. Для ее решения важным оказалось включение произведений современного искусства. Одно из таких произведений – сценография пространства выставки от студии ЧАРТ.
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Энергия [пост]модернизма
В Аптекарском приказе Музея архитектуры открылась выставка Владимира Кубасова. Она состоит, по большей части, из новых поступлений – архива, переданного в музей дочерью архитектора Мариной, но, с другой стороны, рисунки Кубасова собраны по проектам и неплохо раскрывают его творческий путь, который, как подчеркивают кураторы, прямо стыкуется с современной архитектурой, так как работал архитектор всю жизнь до последнего вздоха, почти 50 лет.
Мастер яркого высказывания
Искусство архитектора и художника Владимира Сомова построено на столь ярких контрастах, что, входя на выставку, в какой-то момент думаешь, что получил кулаком в нос. А потом очень интересно. Мало кто, даже из модернистов, допущенных к работе с уникальными проектами, искал сложности так увлеченно, чтобы не сказать самозабвенно. ММОМА показывает выставку, основанную на работах, переданных автором в музей в 2019–2020 годах, но дополненную так, чтобы раскрыть Сомова и как художника, и как архитектора.
Вулканическое
В Никола-Ленивце сожгли Черную гору – вулкан. Ее автор – она же автор Вавилонской башни 2022 года, и два объекта заметно перекликаются между собой. Только если предыдущий был про человеческое дерзновение, то теперь форма ушла в природные ассоциации и растворилась там. Вашему вниманию – фотографии сожжения.
Два, пять, десять, девятнадцать: Нижегородский рейтинг
В Нижнем Новгороде наградили победителей XV, по-своему юбилейного, архитектурного рейтинга. Вручали пафосно, на большой сцене недавно открывшейся «Академии Маяк», а победителей на сей раз два: Школа 800 и Галерея на Ошарской. А мы присоединили к двум трех, получилось пять: сокращенный список шорт-листа. И для разнообразия каждый проект немного поругали, потому что показалось, что в этом году в рейтинге есть лидеры, но абсолютного – вот точно нет.
Соборы Грозного
Новую выставку в Анфиладе Дома Талызиных в какой-то мере можно определить как учебник по истории архитектуры XVI века, скомпонованный по самым новым исследованиям, с самыми актуальными датировками и самыми здравыми интерпретациями хрестоматийных памятников. Как церковь Вознесения в Коломенском, собор Покрова на Рву, церковь в Дьякове и другие. Это ценный и, главное, свежий, обновленный материал. Но в него надо вдумываться. Объясняем что можем, и всех зовем на выставку. Она отлично работает для ликвидации безграмотности. Но надо быть внимательным.
Поэт, скульптор и архитектор
Еще один вопрос, который рассматривал Градсовет Петербурга на прошлой неделе, – памятник Николаю Гумилеву в Кронштадте. Экспертам не понравился прецедент создания городской скульптуры без участия архитектора, но были и те, кто встал на защиту авторского видения.
Крестовый подход
Градостроительный совет Петербурга рассмотрел проект дома на Шпалерной, 51, подготовленный «Студией 44». Жилой комплекс располагается внутри квартала, идет на уступки соседям, но не оставляет сомнений в своем статусе. Эксперты отметили крестообразную композицию и суровую стилистику, тяготеющую к 1960-х годам.
Безумие хрупкости бытия
В оставшиеся полу-выходные рекомендуем зайти на выставку Александра Пономарева в Инженерном корпусе ГТГ: если большая стеклянная лодка кажется несколько случайной – впрочем не в контексте творчества автора – то ретроспектива объектов и инсталляций очень интересна и даже увлекательна, прямо не оторваться. Одна география чего стоит.
Мавзолей Щусева
Выставка храмов Алексея Щусева в музее ДПИ на Делегатской, курированная и оформленная Юрием Аввакумовым – самое художественное высказывание на тему юбилея архитектора. И материал, и зрителя погружают в это высказывание, а потом Щусева аккуратно хоронят. Звучит сильно.
Достижения по отражению: мегапроекты на Казаныше...
Форум – явление необъятное, сложно все посетить. Мы выбрали пару мегапроектов, показанных давеча в Казани: о водных пространствах города и о том, как до него добираться по автостраде. Оба по-разному созвучны теме форума, не только идентичности, но и отражениям: мост отражает другой мост, а вода, ну она всё отражает.
Достижение равновесия
Градсовет Петербурга рассмотрел и положительно оценил проект второй очереди ЖК «Шкиперский, 19». Решение, которое представило бюро SLOI Achitects, эксперты нашли сдержанным и соответствующим контексту.
Островная застройка
Градсовет Петербурга вновь рассмотрел проект застройки бывшей территории «Ленэкспо». Концепцию с восстановлением двух исторических зданий, продолжением Среднего проспекта и разностилевыми жилыми группами представила мастерская «Евгений Герасимов и партнеры».
Шумят березы
В фонде RuArts открылась выставка новых приобретений за последние 3 года: New Now. По воле куратора их объединяет тема эмоциональной рефлексии внехудожественных событий через искусство, а нам кажется, что – березовые стволы, рубленое дерево, привлекательная керамика и еще немного спирали разных Инфанте. Так или иначе, а срифмовано неплохо.
Ансамбль Петров
Градсовет Петербурга рассмотрел и в основном одобрил проект Триумфального столпа в честь победы России в Северной войне. Его должны установить рядом с Лахта-центром. Высота сооружения – 82 метра.
Архитектура и социум
Изучаем разношерстную, как тематически, так и формально, выставку фестиваля «Открытый город» 2023. Резюме: он не только, как все признают, растет содержательно и физически, в этом году целых 15 проектов плюс 4, – он еще «пускает корни», вдохновляясь фестивалями прежних лет. На выставку надо идти, чтобы: подышать цветами, полежать на сене, посмотреть мультики и – конечно же, изучить грани возможного участия архитектора в социально-ответственных делах. Их очень, очень, очень много, они правда нужны и отнюдь не все конъюнктурные.
Завтра-завтра
Небольшой репортаж с фестиваля «Зодчество» 2023, сегодня он работает последний день, но успеть еще не поздно. Общее впечатление – всё как всегда, и нивелирование приемов и подходов скорее спасает, чем портит положение. Но есть нюансы; часть из них лучше уловить при личном присутствии.
Градсовет Петербурга 11.10.2023
К дому в створе Искровского проспекта петербургские архитекторы делают подход в третий раз. Вариант мастерской «Б2» эксперты назвали наиболее удачным с точки зрения генплана и композиции: силуэт делает его достаточно убедительной доминантой, а кроме того появляются зачатки комфортной среды. При этом фасады все еще скупы и «скучноваты».
Гибкая сторона силы
В экопарке Ясно Поле осваивают технологию 3D печати на примере двух разных принтеров и на глазах восхищенной общественности. Неделю назад показали запуск второй машины и результаты работы первой, разрешили сравнить. Изучаем процесс и результаты: ощущение, что нечто «лепится» прямо у нас на глазах, а значит, момент исторический – технология и архитектура наконец-то найдут друг друга?
Ковер-самолет
Юбилейная выставка графики Тотана Кузембаева «Горизонты событий» показывает как очень старую – практически, стартовую, графику автора 1980-х годов из фондов Музея архитектуры, так и довольно много листов из серии Невесомость, нарисованных специально для нее в 2023 году. Нам показалось, что автор представляет реальность как левитирующий в пространстве, иногда кверху ногами, ковер-самолет, у которого «есть слои».
Ребус исторической застройки
Делимся впечатлениями от форума «Ребус», на котором два дня обсуждалось строительство в историческом центре, в том числе: проект Кэнго Кума для кубанского казачьего хора, невозможность (пока) создать цифровой двойник объекта культурного наследия, восстановление разрушенной ураганом усадьбы на новом месте. Государственно-частное партнерство и инвестиционные паспорта тоже были.
Москва в кольце
В Лефортове открылась выставка, посвященная истории проектирования московских кольцевых трасс. В ней 2 главные темы: одна ностальгическая – воспоминание о защите палат Щербакова, развернувшей московское градостроительство вместе со страной, другая – исследование истории проектирования больших московских трасс. Есть новые материалы, в которые надо вникнуть, если хочется понимать историю города.
Я / МЫ. Каждый из нас по-своему Африка
Деколонизация и декарбонизация – главные темы «Лаборатории будущего» на биеннале Лесли Локко – навязли в зубах и звучат как дань моде. Но акцент на гуманности и сочувствии позволил выстроить очень человечную выставку. Хотя неясно, способен ли эстетский дискурс биеннале на самом деле помочь беднейшим. Ольга Альтер и Арсений Петров рассказывают из Венеции об успехах и провалах крупнейшего архитектурного смотра, а также читают литературную критику на беллетристику куратора Локко.
Осознать и сформулировать
Спецпроект «Тезисы» на прошедшей Арх Москве собрал восемь молодых «рок-звезд» от архитектуры, а хедлайнером выступил Владислав Кирпичев, основатель школы EDAS. Рассказываем о своих впечатлениях от инсталляций и перспективах, в которые всматривается новое поколение архитекторов.
Технологии и материалы
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Сейчас на главной
Деревья и арки
В условиях дефицита площади спорткомплекс Шаосинского университета вместил на разных уровнях серию игровых полей и площадок, общественные пространства и даже деревья.
Радиоволна
Бюро «Цимайло Ляшенко и Партнеры» подготовило концепцию приспособления к современному использованию Дома Радио – официальной резиденции Теодора Курентзиса в Петербурге. Проект подчеркнет исторические слои пространств и привнесет новое звучание, связанное с более совершенным техническим оснащением залов.
Орел шестого легиона
С сегодняшнего дня в ГМИИ открыта выставка, посвященная Риму. В основном это коллекция гравюр и античной пластики Максима Атаянца – очень большая, внушительная коллекция, дополненная, как хороший букет, вещами из музейного хранения. Как она скомпонована и зачем туда идти – в нашем материале.
Жалюзи для льда
В Домодедово по проекту мастерской Юрия Виссарионова построена ледовая арена. Чтобы протяженный фасад, обусловленный техническими характеристиками сооружения для зимних видов спорта, не выглядел однообразным, архитекторы предложили использовать навесные конструкции с разнонаправленными ламелями. Таким образом лед защищается от солнечных лучей, а стена приобретает фактурность и детализацию.
Яхты-лайнеры
Максим Рымарь построил для футбольной команды Сергея Галицкого, с которым работает уже давно, спортивно-оздоровительный комплекс в окрестностях Краснодара. Типология отеля-лайнера, растущего лентами террас на берегу озера – яркое и емкое пластическое высказывание. В плане как три эллиптических лепестка, нанизанных на продольную ось.
Тетрис в порту
Смотровая башня, спроектированная для Старого порта Монреаля бюро Provencher_Roy, и общественная зеленая зона вокруг нее от ландшафтного бюро NIPPAYSAGE вобрали в себя множество элементов местной идентичности.
Стержни и лепестки
Для московского района Преображенское бюро GAFA спроектировало камерный комплекс Artel, который состоит всего из двух корпусов по 12 этажей. Отсылки к ар-деко и его ответвлению – стримлайну – мы нашли не только в архитектуре, но и в благоустройстве, напоминающем поглощенную природой железнодорожную эстакаду.
Закулисная история
В Грозном по проекту Alexey Podkidyshev studio преобразился Театр юного зрителя. Авторы не только разделили исторические объемы и более поздние пристройки, но и превратили невзрачный объект в востребованное общественное пространство.
Место силлы
В Петропавловске-Камчатском прошел конкурс на создание общественно-культурного центра. В финал вышли три бюро, о работе каждого мы считаем важным рассказать. Начнем с победителя – консорциума во главе с Wowhaus.
Памяти Марии Зубовой
Мария Зубова преподавала историю искусства и архитектуры нескольким поколениям студентов МАРХИ. Художник, иконописец, искусствовед, автор учебников, книги о графике Матисса, инициатор переиздания книг Василия Зубова по истории и теории архитектуры, реставрации и христианской философии.
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Маршрут на выбор
После реновации парк культуры и отдыха Белорецка предлагает посетителям больше сценариев для досуга: на его территории появились экотропа, лестница со смотровой площадкой, музей в водонапорной башне и другие объекты.
Кампус за день
Кто-то в теремочке живет? Рассказываем о том, чем занимались участники хакатона Института Генплана на стенде МКА на Арх Москве. Кто выиграл приз и почему, и что можно сделать с территорией маленького вуза на краю Москвы.
Не-стирание. Памяти Николая Лызлова
Николай Лызлов умер три дня назад, 7 июня. Вспоминаем его архитектуру, старые и новые проекты, построенное и не построенное, принципы и метод, отношение к среде и контексту. Светлая память. Прощание завтра в ЦДА.
Пресса: Город, сделанный из древнерусского
Суздаль: совместное предприятие интеллигенции и власти. Рассказ о Суздале принято начинать, продолжать и заканчивать описанием его средневекового наследия. Слов нет, оно величественно. Три памятника в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО говорят сами за себя. Однако исключительность города все же не в них.
Игра в «Тезисы»
Спецпроект АРХ Москвы «Тезисы» в 2024 году – результат и демонстрация профессиональной игры, которая создает условия для рефлексии. По мнению кураторов, времени на нее в современном мире ни у кого не хватает, при этом рефлексия – необходимое условие для роста архитектора. Объясняем правила и пытаемся распутать ход мыслей участников.
Трое и башня
Офисный центр Neuer Kanzlerplatz, построенный в Бонне по проекту бюро JSWD, улучшает связанность городской ткани и интригует объемными фасадами из архитектурного бетона.
Марина Егорова: «Мы привыкли мыслить не квадратными...
Карьерная траектория архитектора Марины Егоровой внушает уважение: МАРХИ, SPEECH, Москомархитектура и Институт Генплана Москвы, а затем и собственное бюро. Название Empate, которое апеллирует к словам «чертить» и «сопереживать», не должно вводить в заблуждение своей мягкостью, поскольку бюро свободно работает в разных масштабах, включая КРТ. Поговорили с Мариной о разном: градостроительном опыте, женском стиле руководства и даже любви архитекторов к яхтингу.
Вертикальный «парк»
Бывшая фабрика электроники в Шэньчжэне превращена по проекту JC DESIGN в многоярусное общественное пространство и офисы для «креативных индустрий».
Зубцами к Неве
Градсовет Петербурга рассмотрел проект жилого комплекса на Матисовом острове, предложенный бюро Intercolumnium. Эксперты отметили ряд проблем, которые касаются композиции, фасадов и сценария жизни в окружении промышленных предприятий.
В центре – пустота
В Лондоне открывается очередной летний павильон галереи «Серпентайн». В этом году южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies сместили фокус внимания с сооружения на свободное пространство вокруг и внутри него.
Андрей Чуйков: «Баланс достигается через экономику»
Екатеринбургское бюро CNTR находится в стадии зрелости: кристаллизация принципов, системность и стандартизация помогли сделать качественный скачок, нарастить компетенции и получать крупные заказы, не принося в жертву эстетику. Руководитель бюро Андрей Чуйков рассказал нам о выстраивании бизнес-модели и бонусах, которые дает архитектору дополнительное образование в сфере управления финансами.
«Почвенная» архитектура
Медицинский центр в Провансе – землебитное сооружение без дополнительного каркаса: материал для него «добыли» непосредственно на стройплощадке. Авторы проекта – бюро Combas.
Антипольза побеждает
Десять участников спецпроекта NEXT на АРХ Москве представили свои работы-размышления на тему пользы. Молодое поколение демонстрирует усталость от эффективного менеджмента и декларирует: польза есть там, где за зданиями виден город и человек.
«Рынок неистово хочет общаться»
Арх Москва уже много лет – не только выставка, но и форум, а в этом году количество разговоров рекордное – 200. Человек, который уже пять лет успешно управляет потоком суждений и амбиций – программный директор деловой программы выставки Оксана Надыкто – проанализировала свой опыт для наших читателей. Строго рекомендовано всем, кто хочет быть «спикером Арх Москвы». А таких все больше... Так что и конкуренция растет.