Летняя архитектура в замерзающей стране

Куратор премии АРХИWOOD подводит «деревянные» итоги года.

author pht

Автор текста:
Николай Малинин

28 Декабря 2012
mainImg
Обычно мы считаем цыплят по весне – выбирая лучшие «деревянности» на выставке «АрхМосква». Но этот год принес невиданное доселе количество деревянных сооружений общественного назначения. И мы поняли, что грех не подвести его итоги сейчас. Ибо это не просто набор объектов, а явление, за которым маячат важные смыслы. В то время, как большая архитектура нас ничем не радует, а все главные «события» года – какие-то фейки (Большая Москва, парк в Зарядье), миражи (Сколково) или печали («Детский мир», «Динамо»), архитектура малая – парковая, павильонная, временная, деревянная – оказывается единственным производителем позитивных новостей. Спорить тут тоже есть о чем, но важно, что у нас появилась архитектура (помимо исторической), которую мы готовы признать «своей». И которую можно считать полноценным высказыванием – пусть быстрым, коротким, легким. Но это такой же важный жанр, как в литературе экспромт, афоризм или эпиграмма.

Это еще не конкурс, не голосование – всё это будет, как и заведено, в мае. Это просто обзор. Но чтобы подкрепить его, мы решили выложить на сайт АРХИWOOD 70 объектов – это первые претенденты на победу в номинациях «арт-объект», «дизайн городской среды», «общественное сооружение». Что логично, поскольку зимою эти номинации обычно и не прирастают. Впрочем, грядущий сезон будет переломным и в этом смысле: деревянные «Микродома» количеством 20 штук оккупируют парк «Музеон». Это будет уже 15-й фестиваль «Города», но впервые он пройдет в Москве – и в этом смысле это знаменательное событие: смычка города и деревни.

Ибо, конечно, началось все там – на природе. Загородные фестивали были и остаются главными поставщиками самых ярких и необычных деревянных объектов. В этом году фестивалей стало еще больше, а только арт-объектов уже с полсотни. Но в этом жанре дерево всегда и было основным материалом, а вот его прорыв в город – это действительно маленькая революция. Радует, что процесс пошел не только в Москве, а весомее всех выступила Вологда – где деревянные объекты появились не только в парках. А точнее, совсем не в парках, а на площадях, проспектах и набережных.

В Вологде сработала идеальная схема. В 2011 году туда приехал фестиваль «Дни архитектуры» (с лекциями и выставками), чрезвычайно всех вдохновил – и уже на следующий год основным сюжетом «Дней» было не созерцание, а действие: в городе построили пять отличных деревянных объектов. Создатели «Дней архитектуры в Вологде», москвичи Александр Дуднев и Константин Гудков, помогали с организацией, все остальное студенты местного университета сделали сами: объединились в группу «АВО!» («Активация Вологды»), выбрали места, придумали идеи и своими руками все построили.
«Красный пляж», Вологда, фестиваль «Активация». Архитекторы: Надежда Снигирева, Маргарита Иванова, Татьяна Белова («АВО!»)
«Треугольный сад», Вологда, фестиваль «Активация». Архитекторы: Вера Смирнова, Елизавета Апциаури, Анастасия Колтакова, Ксения Михайлова («АВО!»)

Самым оригинальным (но при этом естественно выросшим из скрещения тропинок) оказался «Треугольный сад» – парк-аудитория под открытым небом. Деревянные тротуары (привычные на русском Севере) перетекли в скамьи, те – в лежаки и парты, в результате студенты Политеха могут предаваться тут чему угодно. Лекции, пресс-конференции и концерты уже состоялись. Самым романтичным объектом стал «Красный пляж»: крутой берег реки превратился в деревянный амфитеатр и любимое место для фотосессий. А самым действенным – «Новый пейджер» (бетонные руины зашили досками), где регулярно проходит городской фримаркет. Зажили своей жизнью и другие объекты: на «Подмостках» у Драмтеатра смотрят кино, на «Бульваре раскладушек» учат оригами. Удивительно, насколько точно все эти объекты вписались в город – необычайно милый и уютный, в котором старая деревянная архитектура убывает так же тихо и безархнадзорно. Но еще больше удивляет реакция местных жителей, брюзжащих, что на «Пейджере» пыль и птичий помет, что зелень в «Раскладушках»  увяла, а на «Пляже» – комары и «гопота с пивом».

Виноваты, конечно, архитекторы, кто ж еще провоцирует распитие. Поэтому надеяться, что «новое дерево» поможет осознать ценность дерева «старого» – утопия, пока оно лишь стремительно уходит. Что в Вологде, что в Нижнем Новгороде, где состоялся очередной фестиваль «О!Город». Постоянно меняющий дислокацию, на этот раз он проходил в Почаинском овраге. Это был точный выбор: в самом центре города живет волшебная, но запущенная яма, преобразовать которую и попытались молодые архитекторы, а самой полезной среди десятка арт-объектов оказалась Сцена. Полной антитезой ее простоте и функциональности стала инсталляция «Архитектура движения» на Волжской набережной Ярославля. Построенная в рамках одноименного фестиваля (проходил в 5-й раз), она не только радикально трансформировала привычный ландшафт – чересчур парадный и монументальный, но и продемонстрировала способность дерева быть легким, воздушным, гибким.
Инсталляция на Волжской набережной, Ярославль, фестиваль «Архитектура движения». Авторы: Татьяна Горбачевская,Кириакос Чатципараскевас

Проект «Про.Движение» отметил конец света, проведя под Одессой фестиваль «Катастрофа». Правда, самые смачные объекты (типа гигантского каркаса бутылки «Столичной») были не деревянными, но это и логично: ну какая катастрофа из дерева? Но был там и эффектный «Куб света» (еще одна вариация на тему самого цитируемого шедевра современной русской архитектуры – «меганомовского» Сарая), и остроумный оммаж нью-йоркским «близнецам», сделанный из поддонов (вечером в них, естественно, загорались свечи). А на новосибирском фестивале «Елки-Палки» Андрей Чернов представил композицию «Манхэттен» – тут уже Нью-Йорк был из сосновых чурочек. Сам же фест, проходивший впервые, чуть было не стал «катастрофой»: за пару дней до открытия добрые люди сожгли все тщательно заготовленные топляки. Но архитекторы не сдались, и даже из них сумели сочинить арт-объекты: Слава Мизин, например, настрогал из них карандашей.
Объект «9_11», фестиваль «Катастрофа». Авторы: Юлия Степушина, Олеся Криволапова, Илья Хван

«Поезд Байкал – Байкал через «Ах, какая красота – Места», Иркутск, фестиваль «Бух-Арт». Авторы: команды «БезБЕды» и «ХП» (Красноярск, ИАиД СФУ)

Иркутский «Бух-АРТ» проходил уже в шестой раз, как всегда, на лютом морозе, а его главным хитом стала карусель, изображающая купе поезда. Обзавелся архитектурой кайт-лагерь на берегу Горьковского моря: фестиваль «Деревянный ветер» принес в нашу копилку один купольный домик и несколько скатных, феерически расписанных. Но круче всех неожиданно оказался Воронеж, где аспирант местного университета Марина Молодых организовала фестиваль «Архидром». Хотя базировался он на турбазе «Кировец», к участию отбирались только те проекты, которые потом могли быть использованы в благоустройстве города. Поэтому среди самых актуальных был «Велопорт» – велопарковка, дополненная скамейкой и навесом. Или душевая кабинка для города, где жалюзи играют роль условных стен (вопрос о подаче воды решен, увы, пока тоже условно). Особенно же возбудила молодежь тема беседки: одна из них, оборудованная гамаком, предназначена для буккроссинга (книгоообмена), другая имеет стены из паутины, третья (детская) предстает в виде гигантского стула, а четвертая (беседка-чемодан) так и грозит захлопнуться, проглотив замедитировавшегося путника.
«Велопорт», Воронеж, фестиваль «Архидром». Архитекторы: Игорь Ефимов, Павел Мусамба, Евгения Корнеева

Продолжается заочная конкуренция двух наших главных фестивалей: калужские против тульских. «АрхСтояние» стало серьезной структурой – это уже не какая-то там «деревня», а «природно-творческий кластер», где строятся арт-резиденции и проходят воркшопы. Издержки роста закономерны (цена палатко-места изумила в этом году всех), но при всем том фестиваль не теряет архитектурной остроты. Хотя тяга к монументальности и тут очевидна. Построив в Сколково Гиперкуб, в Ленивце Борис Бернаскони сотворил Гиперарку. Но если с первым не все задалось (замах-то на рубль), то Арка стала великим символом нашей современности. Это триумф рациональности (все из стандартной 6-метровой доски), ироничности (арка высится над тропинкой), пористости (которая символизирует невозможность подлинной  прозрачности), неопределимости (это и лестница, и смотровая площадка, и бар, и колодец, и погреб). Мощной антитезой Арке выглядит «Вселенский разум» Николая Полисского: он совсем нефункционален, загадочен и аттрактивен. В ту же сторону устремлен и «Штурм неба»: бюро Manipulazione Internationale достойно продолжает дело Юрия Аввакумова по наращиванию объемов и смыслов вокруг простой лестницы.
Арка, Никола-Ленивец, фестиваль «АрхСтояние». Архитекторы: Борис Бернаскони, Ксения Трофимова, Стас Субботин (BERNASKONI). Фото: Антон Кочуркин

«АрхФерма» в этом году была цитатна (радовала публику Храмом из сена или маятником Фуко в силосной башне) и самоцитатна: «Плавгород» – очередная фантазия на тему обитаемого плота, «Маяк варваров» – увлекательное конструкторское упражнение на тему доски, клееной крест-накрест. Полезность здесь всегда оттеняется иронией – поэтому «Кибитка» похожа на деревянный бензовоз, Акведук нужен, чтобы кончиться прозаическим душем, а трехэтажный отель «Скворечник» великолепно глумится над риэлторской присказкой про «каждую квартиру с отдельным входом».
Мини-отель «Скворечник», «АрхФерма», фестиваль «Города». Архитекторы: Татьяна Пряхина, Игорь Пряхин Фото: Иван Овчинников

Интервенцию же «Городов» в город Иван Овчинников собирался свершить через Парк культуры, но потом стало очевидно, что он и так перенасыщен: как объектами, так и посетителями. Что, впрочем, совсем не мешает ему второй год держать марку главного места Москвы. Оставаясь им даже зимою – что не так-то просто для парка. Но у ЦПКиО есть надежный хит – каток, демонстрирующий важное качество сезонной архитектуры: способность быть не только разборной, но и сборной. Отрадовав город в прошлом сезоне, он был демонтирован и собран заново – увеличившись в размере и изменив набор павильонов, к нему прилагавшихся. Летом из них тоже собирали новые объекты (по новым проектам и в других местах), а сейчас часть их обрела еще одну – уже третью жизнь, став павильонами «Булка», «Спорт» и «Меркато». (Оргкомитет премии АРХИWOOD в некотором замешательстве: считать ли эти объекты новыми или дать им спецпремию «Птица F» – за демонстрацию выживаемости в тяжелом российском климате?) Бережно воссоздан реставраторами и стоеросовый наш Хай-Лайн – пешеходный мост для безконькового меньшинства.
zooming
Туалет, Москва, Парк культуры. Архитекторы: Олег Шапиро, Дмитрий Ликин, Анастасия Измакова (WOWHAUS). Фото: Илья Иванов

Кроме того, бюро WOWHAUS, основной застройщик парка и первопроходец летней архитектуры вообще, украсило главную площадь Парка перголой, дарившей фотографов волшебными тенями (летом и она вернется на свое место). Набережную – конструктивистской террасой с набором аутентичных развлечений: стреляем, загораем, чай пьем. Наконец, Анастасия Измакова построила в Парке самый красивый в городе туалет. Фирменную стилистику WOWHAUS разнообразили вкрапления иных манер. Александр Бродский аккуратно приземлил на травку обманчиво-простенькую (как всегда, впрочем) беседку, бюро FAS(t) – теннисный клуб в пока еще не существующем стиле «неопостконструктивизм». Александр же Цимайло с Николаем Ляшенко соорудили совершенно волшебное кафе на берегу Пионерского пруда. Собрав в 25-метровую балку все технические подробности, они довели тему «парковости» до предела: изъяв из павильона всяческую материальность, оставили лишь раму, кадрирующую вид. В сумерках – не отличить от кафе со знаменитой картины Эдварда Хоппера.
Лодочная станция + кафе, Москва, Парк культуры. Архитекторы: Александр Цимайло, Николай Ляшенко, Иван Шильников, Ольга Конюкова, Никита Сергиенко, Наталия Степанова («Цимайло Ляшенко&Партнеры») Фото: Алексей Народицкий

Но самым оригинальным сооружением Парка стал все же первый павильон «Гаража» – замотанный в строительную сетку набор параллелепипедов, тонко салютующий как Жолтовскому, так и Фрэнку Гери. «В пасмурную погоду павильон растворяется и тонет в окружении, и это растворение так же не декларативно и естественно, как и сумеречная подсветка», – объект даже заставил стать критиком лучшего архитектурного фотографа страны Юрия Пальмина.
Выставочный зал ЦСК «Гараж», Москва, Парк культуры. Архитекторы: Артем Китаев,Николай Мартынов,Леонид Слонимский, Максим Спиваков,Артем Стаборовский. Фото: Николай Малинин

Второй павильон «Гаража», обретший непонятное профанам имя «шигерубанка», к нашей теме практически не относится, хотя он сыграл важную роль в текущем процессе, показав, что Парк не только строит деревянную архитектуру, но и размышляет о ней. Выставка «Временная архитектура от Мельникова до Бана», которой павильон открылся, анализировала прошлое (ВСХВ-1923) и рефлексировала по поводу настоящего: специальный ее раздел «Современное временное» на 9/10 состоял из «деревяшек». Дизайнер же выставки Ольга Трейвас выступила еще и как архитектор книжного киоска «Гаража» – где металлическая сетка остроумно использована в качестве ограждающей конструкции, а другую стену покрывает гонт, в городской архитектуре не использовавшийся лет сто.

Но главным ньюсмейкером сезона стал все-таки соседний парк – «Музеон». Начал он, как и полагается, с генерального плана. Правда, не объявлял, как Парк культуры, на него конкурс, зато поручил его самому тонкому московскому архитектору – Евгению Ассу. Который умудрился ничем не испортить наш город, ничего в нем не построив за ужасные последние 20 лет. И парковые его проекты также максимально минималистичны: они стелются по земле, обходят деревья, не бросаются в глаза – таковы терраса у ЦДХ и променад, деревянной змейкой вьющийся через весь парк. А недавно здесь началось строительство кафе по его же проекту. Что же касается запаздывания этой явственно «летней» архитектуры, то это не абсурд, а вызов – долгой зиме, глубокому снегу, ранним сумеркам, в конце концов, самим себе.
zooming
Променад, Москва, парк «Музеон». Архитекторы: Евгений Асс, ГригорАйказян («архитекторы асс»)

Не меньшим «вызовом» станут «Микродома», строительство которых уже началось в «Музеоне». Что получится – говорить рано, но важно, что предшествовал строительству большой и качественно проведенный конкурс. И это еще одна важная особенность сюжетов этого лета: большинство общественно значимых деревянных объектов идет через конкурс. Самым интересным из которых стал конкурс на здание «Школы», который выиграли Игорь Чиркин с Алексеем Подкидышевым и сумели реализовать проект аккурат к «АрхМоскве». Круглое здание, чьи фасады поровну поделены на дерево и поликарбонат, стало удачным контрастом к махине ЦДХ, а также настоящим центром культурно-архитектурной жизни.
zooming
Павильон «Школа», Москва, парк «Музеон». Архитекторы: Игорь Чиркин, Алексей Подкидышев. Фото: Нина Фролова

Одновременно со «Школой» у входа в ЦДХ открылся павильон «Периптер» – построенный также по итогам конкурса, давшего любопытные результаты. Павильон был предназначен для демонстрации шорт-листа премии АРХИWOOD, то есть, для пропаганды лучших образцов деревянной архитектуры, но так, чтобы и сам был не лыком шит. И Александру Купцову с Сергеем Гикало и Антоном Федуловым это прекрасно удалось. Предполагалось, что павильон будет разобран и собран на новом месте, но этого по разным причинам не произошло, зато в ноябре «Периптер» неожиданно стал новой городской выставочной площадкой на открытом воздухе: в нем открылась выставка «Книгострой», приуроченная к ярмарке nonfiction и посвященная взаимоотношениям архитектуры и книг. Сложится ли у павильона полноценная выставочная жизнь – покажет время, пока же решено, что АРХИWOOD-2013 пройдет здесь же (а генеральным его партнером по-прежнему будет компания «Росса Ракенне СПб» (HONKA).

Организатором же выставки «Книгострой» выступил городской проект «Книги в парках» – и в историю про новые типы книжных пространств вполне логично вписал собственные «Гоголь-модули» – павильоны-трансформеры для книжной торговли. Этой истории также предшествовал конкурс, ознаменовавшийся причудливым финалом: жюри выбрало один проект, заказчик явно хотел другой, а в результате были построены обе версии – как «лесенки», так и «барабаны». Полной же случайностью (но весьма знаменательной) было то, что у обоих вариантов оказался один и тот же автор – молодое бюро RueTemple.
«Гоголь-модуль», Москва, парк «Музеон». Архитекторы: Дарья Бутахина, Александр Кудимов (RueTemple). Фото: Александр Кудимов

«Гоголь-модули» встали сразу в трех московских парках, включая Сад Баумана, который явственно устремился в гонку за лидерами. Построив еще детскую мегагорку и перголу для выставок – силами вездесущего бюро WOWHAUS (а в следующем сезоне нас ждет «Обитаемый забор» по их же проекту). Самая стильная эстрада года появилась в парке «Перово» – ее, как и детский клуб, сделало бюро «Практика». В Сокольниках открыли сразу несколько симпатичных кафе и буквально только что – каток весьма затейливой архитектуры. Самый же эффектный городской деревянный объект за пределами столицы вырос в Уфе: Игорь Паличев смастерил здесь оригинальное кафе «Ямайка».
Сцена, Москва, Перовский парк. Архитекторы: Денис Чистов, Григорий Гурьянов, Анастасия Глухова, Станислав Каптур («Практика»)

Нам, конечно, особенно приятно, что это уфимское бюро DarkDesign – лауреат премии АРХИWOOD-2012. Работы же претендентов на премию будущего года уже сегодня можно видеть на сайте премии. Этот преждевременный старт спровоцирован именно тем прорывом, который случился в этом году и который нам кажется очень важной тенденцией, знаменующей поворот архитектуры к человеку. С той же целью мы решили максимально упростить (и в то же время авторизовать) подачу объекта на сайт АРХИWOOD. Теперь авторы могут абсолютно самостоятельно загружать на сайт свои объекты. Правда, активирует заявку все равно администратор сайта, но иначе мы рискуем превратить нашу «доску почета» в рекламную мусорку. Пока – в тестовом порядке – мы сами загрузили на сайт «деревяшки» общественного назначения, номинированные членами Экспертного совета Премии. Теперь слово как за авторами (объекты на Премию принимаются до 31 марта 2013 года), так и за всеми интересующимися: нам очень важны ваши комментарии!
Кафе «Ямайка», Уфа. Архитектор: Игорь Паличев (DarkDesign). Фото: Игорь Паличев


28 Декабря 2012

author pht

Автор текста:

Николай Малинин
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Марина Игнатушко: «Наш рейтинг – не про абсолютные...
Говорим с куратором, организатором и вдохновителем Нижегородского архитектурного рейтинга – единственной российской архитектурной премии, которой удается сохранять несерьезность; ведь победившее здание съедают в виде торта.
Опалубка для экзоскелета
Жилая башня One Thousand Museum в Майами по проекту Zaha Hadid Architects получила вынесенную на фасад бетонную конструкцию с постоянной опалубкой из стеклофибробетона.
Зеленый холм у Потамака
Пристройка, расширившая Кеннеди-центр в Вашингтоне, почти полностью спрятана в зеленом холме. Она выстраивает задуманную в 1960-е связь центра с рекой и не закрывает никаких видов.
Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.