Летняя архитектура в замерзающей стране

Куратор премии АРХИWOOD подводит «деревянные» итоги года.

Николай Малинин

Автор текста:
Николай Малинин

28 Декабря 2012
mainImg
0 Обычно мы считаем цыплят по весне – выбирая лучшие «деревянности» на выставке «АрхМосква». Но этот год принес невиданное доселе количество деревянных сооружений общественного назначения. И мы поняли, что грех не подвести его итоги сейчас. Ибо это не просто набор объектов, а явление, за которым маячат важные смыслы. В то время, как большая архитектура нас ничем не радует, а все главные «события» года – какие-то фейки (Большая Москва, парк в Зарядье), миражи (Сколково) или печали («Детский мир», «Динамо»), архитектура малая – парковая, павильонная, временная, деревянная – оказывается единственным производителем позитивных новостей. Спорить тут тоже есть о чем, но важно, что у нас появилась архитектура (помимо исторической), которую мы готовы признать «своей». И которую можно считать полноценным высказыванием – пусть быстрым, коротким, легким. Но это такой же важный жанр, как в литературе экспромт, афоризм или эпиграмма.

Это еще не конкурс, не голосование – всё это будет, как и заведено, в мае. Это просто обзор. Но чтобы подкрепить его, мы решили выложить на сайт АРХИWOOD 70 объектов – это первые претенденты на победу в номинациях «арт-объект», «дизайн городской среды», «общественное сооружение». Что логично, поскольку зимою эти номинации обычно и не прирастают. Впрочем, грядущий сезон будет переломным и в этом смысле: деревянные «Микродома» количеством 20 штук оккупируют парк «Музеон». Это будет уже 15-й фестиваль «Города», но впервые он пройдет в Москве – и в этом смысле это знаменательное событие: смычка города и деревни.

Ибо, конечно, началось все там – на природе. Загородные фестивали были и остаются главными поставщиками самых ярких и необычных деревянных объектов. В этом году фестивалей стало еще больше, а только арт-объектов уже с полсотни. Но в этом жанре дерево всегда и было основным материалом, а вот его прорыв в город – это действительно маленькая революция. Радует, что процесс пошел не только в Москве, а весомее всех выступила Вологда – где деревянные объекты появились не только в парках. А точнее, совсем не в парках, а на площадях, проспектах и набережных.

В Вологде сработала идеальная схема. В 2011 году туда приехал фестиваль «Дни архитектуры» (с лекциями и выставками), чрезвычайно всех вдохновил – и уже на следующий год основным сюжетом «Дней» было не созерцание, а действие: в городе построили пять отличных деревянных объектов. Создатели «Дней архитектуры в Вологде», москвичи Александр Дуднев и Константин Гудков, помогали с организацией, все остальное студенты местного университета сделали сами: объединились в группу «АВО!» («Активация Вологды»), выбрали места, придумали идеи и своими руками все построили.
«Красный пляж», Вологда, фестиваль «Активация». Архитекторы: Надежда Снигирева, Маргарита Иванова, Татьяна Белова («АВО!»)
«Треугольный сад», Вологда, фестиваль «Активация». Архитекторы: Вера Смирнова, Елизавета Апциаури, Анастасия Колтакова, Ксения Михайлова («АВО!»)

Самым оригинальным (но при этом естественно выросшим из скрещения тропинок) оказался «Треугольный сад» – парк-аудитория под открытым небом. Деревянные тротуары (привычные на русском Севере) перетекли в скамьи, те – в лежаки и парты, в результате студенты Политеха могут предаваться тут чему угодно. Лекции, пресс-конференции и концерты уже состоялись. Самым романтичным объектом стал «Красный пляж»: крутой берег реки превратился в деревянный амфитеатр и любимое место для фотосессий. А самым действенным – «Новый пейджер» (бетонные руины зашили досками), где регулярно проходит городской фримаркет. Зажили своей жизнью и другие объекты: на «Подмостках» у Драмтеатра смотрят кино, на «Бульваре раскладушек» учат оригами. Удивительно, насколько точно все эти объекты вписались в город – необычайно милый и уютный, в котором старая деревянная архитектура убывает так же тихо и безархнадзорно. Но еще больше удивляет реакция местных жителей, брюзжащих, что на «Пейджере» пыль и птичий помет, что зелень в «Раскладушках»  увяла, а на «Пляже» – комары и «гопота с пивом».

Виноваты, конечно, архитекторы, кто ж еще провоцирует распитие. Поэтому надеяться, что «новое дерево» поможет осознать ценность дерева «старого» – утопия, пока оно лишь стремительно уходит. Что в Вологде, что в Нижнем Новгороде, где состоялся очередной фестиваль «О!Город». Постоянно меняющий дислокацию, на этот раз он проходил в Почаинском овраге. Это был точный выбор: в самом центре города живет волшебная, но запущенная яма, преобразовать которую и попытались молодые архитекторы, а самой полезной среди десятка арт-объектов оказалась Сцена. Полной антитезой ее простоте и функциональности стала инсталляция «Архитектура движения» на Волжской набережной Ярославля. Построенная в рамках одноименного фестиваля (проходил в 5-й раз), она не только радикально трансформировала привычный ландшафт – чересчур парадный и монументальный, но и продемонстрировала способность дерева быть легким, воздушным, гибким.
Инсталляция на Волжской набережной, Ярославль, фестиваль «Архитектура движения». Авторы: Татьяна Горбачевская,Кириакос Чатципараскевас

Проект «Про.Движение» отметил конец света, проведя под Одессой фестиваль «Катастрофа». Правда, самые смачные объекты (типа гигантского каркаса бутылки «Столичной») были не деревянными, но это и логично: ну какая катастрофа из дерева? Но был там и эффектный «Куб света» (еще одна вариация на тему самого цитируемого шедевра современной русской архитектуры – «меганомовского» Сарая), и остроумный оммаж нью-йоркским «близнецам», сделанный из поддонов (вечером в них, естественно, загорались свечи). А на новосибирском фестивале «Елки-Палки» Андрей Чернов представил композицию «Манхэттен» – тут уже Нью-Йорк был из сосновых чурочек. Сам же фест, проходивший впервые, чуть было не стал «катастрофой»: за пару дней до открытия добрые люди сожгли все тщательно заготовленные топляки. Но архитекторы не сдались, и даже из них сумели сочинить арт-объекты: Слава Мизин, например, настрогал из них карандашей.
Объект «9_11», фестиваль «Катастрофа». Авторы: Юлия Степушина, Олеся Криволапова, Илья Хван

«Поезд Байкал – Байкал через «Ах, какая красота – Места», Иркутск, фестиваль «Бух-Арт». Авторы: команды «БезБЕды» и «ХП» (Красноярск, ИАиД СФУ)

Иркутский «Бух-АРТ» проходил уже в шестой раз, как всегда, на лютом морозе, а его главным хитом стала карусель, изображающая купе поезда. Обзавелся архитектурой кайт-лагерь на берегу Горьковского моря: фестиваль «Деревянный ветер» принес в нашу копилку один купольный домик и несколько скатных, феерически расписанных. Но круче всех неожиданно оказался Воронеж, где аспирант местного университета Марина Молодых организовала фестиваль «Архидром». Хотя базировался он на турбазе «Кировец», к участию отбирались только те проекты, которые потом могли быть использованы в благоустройстве города. Поэтому среди самых актуальных был «Велопорт» – велопарковка, дополненная скамейкой и навесом. Или душевая кабинка для города, где жалюзи играют роль условных стен (вопрос о подаче воды решен, увы, пока тоже условно). Особенно же возбудила молодежь тема беседки: одна из них, оборудованная гамаком, предназначена для буккроссинга (книгоообмена), другая имеет стены из паутины, третья (детская) предстает в виде гигантского стула, а четвертая (беседка-чемодан) так и грозит захлопнуться, проглотив замедитировавшегося путника.
«Велопорт», Воронеж, фестиваль «Архидром». Архитекторы: Игорь Ефимов, Павел Мусамба, Евгения Корнеева

Продолжается заочная конкуренция двух наших главных фестивалей: калужские против тульских. «АрхСтояние» стало серьезной структурой – это уже не какая-то там «деревня», а «природно-творческий кластер», где строятся арт-резиденции и проходят воркшопы. Издержки роста закономерны (цена палатко-места изумила в этом году всех), но при всем том фестиваль не теряет архитектурной остроты. Хотя тяга к монументальности и тут очевидна. Построив в Сколково Гиперкуб, в Ленивце Борис Бернаскони сотворил Гиперарку. Но если с первым не все задалось (замах-то на рубль), то Арка стала великим символом нашей современности. Это триумф рациональности (все из стандартной 6-метровой доски), ироничности (арка высится над тропинкой), пористости (которая символизирует невозможность подлинной  прозрачности), неопределимости (это и лестница, и смотровая площадка, и бар, и колодец, и погреб). Мощной антитезой Арке выглядит «Вселенский разум» Николая Полисского: он совсем нефункционален, загадочен и аттрактивен. В ту же сторону устремлен и «Штурм неба»: бюро Manipulazione Internationale достойно продолжает дело Юрия Аввакумова по наращиванию объемов и смыслов вокруг простой лестницы.
Арка, Никола-Ленивец, фестиваль «АрхСтояние». Архитекторы: Борис Бернаскони, Ксения Трофимова, Стас Субботин (BERNASKONI). Фото: Антон Кочуркин

«АрхФерма» в этом году была цитатна (радовала публику Храмом из сена или маятником Фуко в силосной башне) и самоцитатна: «Плавгород» – очередная фантазия на тему обитаемого плота, «Маяк варваров» – увлекательное конструкторское упражнение на тему доски, клееной крест-накрест. Полезность здесь всегда оттеняется иронией – поэтому «Кибитка» похожа на деревянный бензовоз, Акведук нужен, чтобы кончиться прозаическим душем, а трехэтажный отель «Скворечник» великолепно глумится над риэлторской присказкой про «каждую квартиру с отдельным входом».
Мини-отель «Скворечник», «АрхФерма», фестиваль «Города». Архитекторы: Татьяна Пряхина, Игорь Пряхин Фото: Иван Овчинников

Интервенцию же «Городов» в город Иван Овчинников собирался свершить через Парк культуры, но потом стало очевидно, что он и так перенасыщен: как объектами, так и посетителями. Что, впрочем, совсем не мешает ему второй год держать марку главного места Москвы. Оставаясь им даже зимою – что не так-то просто для парка. Но у ЦПКиО есть надежный хит – каток, демонстрирующий важное качество сезонной архитектуры: способность быть не только разборной, но и сборной. Отрадовав город в прошлом сезоне, он был демонтирован и собран заново – увеличившись в размере и изменив набор павильонов, к нему прилагавшихся. Летом из них тоже собирали новые объекты (по новым проектам и в других местах), а сейчас часть их обрела еще одну – уже третью жизнь, став павильонами «Булка», «Спорт» и «Меркато». (Оргкомитет премии АРХИWOOD в некотором замешательстве: считать ли эти объекты новыми или дать им спецпремию «Птица F» – за демонстрацию выживаемости в тяжелом российском климате?) Бережно воссоздан реставраторами и стоеросовый наш Хай-Лайн – пешеходный мост для безконькового меньшинства.
zooming
Туалет, Москва, Парк культуры. Архитекторы: Олег Шапиро, Дмитрий Ликин, Анастасия Измакова (WOWHAUS). Фото: Илья Иванов

Кроме того, бюро WOWHAUS, основной застройщик парка и первопроходец летней архитектуры вообще, украсило главную площадь Парка перголой, дарившей фотографов волшебными тенями (летом и она вернется на свое место). Набережную – конструктивистской террасой с набором аутентичных развлечений: стреляем, загораем, чай пьем. Наконец, Анастасия Измакова построила в Парке самый красивый в городе туалет. Фирменную стилистику WOWHAUS разнообразили вкрапления иных манер. Александр Бродский аккуратно приземлил на травку обманчиво-простенькую (как всегда, впрочем) беседку, бюро FAS(t) – теннисный клуб в пока еще не существующем стиле «неопостконструктивизм». Александр же Цимайло с Николаем Ляшенко соорудили совершенно волшебное кафе на берегу Пионерского пруда. Собрав в 25-метровую балку все технические подробности, они довели тему «парковости» до предела: изъяв из павильона всяческую материальность, оставили лишь раму, кадрирующую вид. В сумерках – не отличить от кафе со знаменитой картины Эдварда Хоппера.
Лодочная станция + кафе, Москва, Парк культуры. Архитекторы: Александр Цимайло, Николай Ляшенко, Иван Шильников, Ольга Конюкова, Никита Сергиенко, Наталия Степанова («Цимайло Ляшенко&Партнеры») Фото: Алексей Народицкий

Но самым оригинальным сооружением Парка стал все же первый павильон «Гаража» – замотанный в строительную сетку набор параллелепипедов, тонко салютующий как Жолтовскому, так и Фрэнку Гери. «В пасмурную погоду павильон растворяется и тонет в окружении, и это растворение так же не декларативно и естественно, как и сумеречная подсветка», – объект даже заставил стать критиком лучшего архитектурного фотографа страны Юрия Пальмина.
Выставочный зал ЦСК «Гараж», Москва, Парк культуры. Архитекторы: Артем Китаев,Николай Мартынов,Леонид Слонимский, Максим Спиваков,Артем Стаборовский. Фото: Николай Малинин

Второй павильон «Гаража», обретший непонятное профанам имя «шигерубанка», к нашей теме практически не относится, хотя он сыграл важную роль в текущем процессе, показав, что Парк не только строит деревянную архитектуру, но и размышляет о ней. Выставка «Временная архитектура от Мельникова до Бана», которой павильон открылся, анализировала прошлое (ВСХВ-1923) и рефлексировала по поводу настоящего: специальный ее раздел «Современное временное» на 9/10 состоял из «деревяшек». Дизайнер же выставки Ольга Трейвас выступила еще и как архитектор книжного киоска «Гаража» – где металлическая сетка остроумно использована в качестве ограждающей конструкции, а другую стену покрывает гонт, в городской архитектуре не использовавшийся лет сто.

Но главным ньюсмейкером сезона стал все-таки соседний парк – «Музеон». Начал он, как и полагается, с генерального плана. Правда, не объявлял, как Парк культуры, на него конкурс, зато поручил его самому тонкому московскому архитектору – Евгению Ассу. Который умудрился ничем не испортить наш город, ничего в нем не построив за ужасные последние 20 лет. И парковые его проекты также максимально минималистичны: они стелются по земле, обходят деревья, не бросаются в глаза – таковы терраса у ЦДХ и променад, деревянной змейкой вьющийся через весь парк. А недавно здесь началось строительство кафе по его же проекту. Что же касается запаздывания этой явственно «летней» архитектуры, то это не абсурд, а вызов – долгой зиме, глубокому снегу, ранним сумеркам, в конце концов, самим себе.
zooming
Променад, Москва, парк «Музеон». Архитекторы: Евгений Асс, ГригорАйказян («архитекторы асс»)

Не меньшим «вызовом» станут «Микродома», строительство которых уже началось в «Музеоне». Что получится – говорить рано, но важно, что предшествовал строительству большой и качественно проведенный конкурс. И это еще одна важная особенность сюжетов этого лета: большинство общественно значимых деревянных объектов идет через конкурс. Самым интересным из которых стал конкурс на здание «Школы», который выиграли Игорь Чиркин с Алексеем Подкидышевым и сумели реализовать проект аккурат к «АрхМоскве». Круглое здание, чьи фасады поровну поделены на дерево и поликарбонат, стало удачным контрастом к махине ЦДХ, а также настоящим центром культурно-архитектурной жизни.
zooming
Павильон «Школа», Москва, парк «Музеон». Архитекторы: Игорь Чиркин, Алексей Подкидышев. Фото: Нина Фролова

Одновременно со «Школой» у входа в ЦДХ открылся павильон «Периптер» – построенный также по итогам конкурса, давшего любопытные результаты. Павильон был предназначен для демонстрации шорт-листа премии АРХИWOOD, то есть, для пропаганды лучших образцов деревянной архитектуры, но так, чтобы и сам был не лыком шит. И Александру Купцову с Сергеем Гикало и Антоном Федуловым это прекрасно удалось. Предполагалось, что павильон будет разобран и собран на новом месте, но этого по разным причинам не произошло, зато в ноябре «Периптер» неожиданно стал новой городской выставочной площадкой на открытом воздухе: в нем открылась выставка «Книгострой», приуроченная к ярмарке nonfiction и посвященная взаимоотношениям архитектуры и книг. Сложится ли у павильона полноценная выставочная жизнь – покажет время, пока же решено, что АРХИWOOD-2013 пройдет здесь же (а генеральным его партнером по-прежнему будет компания «Росса Ракенне СПб» (HONKA).

Организатором же выставки «Книгострой» выступил городской проект «Книги в парках» – и в историю про новые типы книжных пространств вполне логично вписал собственные «Гоголь-модули» – павильоны-трансформеры для книжной торговли. Этой истории также предшествовал конкурс, ознаменовавшийся причудливым финалом: жюри выбрало один проект, заказчик явно хотел другой, а в результате были построены обе версии – как «лесенки», так и «барабаны». Полной же случайностью (но весьма знаменательной) было то, что у обоих вариантов оказался один и тот же автор – молодое бюро RueTemple.
«Гоголь-модуль», Москва, парк «Музеон». Архитекторы: Дарья Бутахина, Александр Кудимов (RueTemple). Фото: Александр Кудимов

«Гоголь-модули» встали сразу в трех московских парках, включая Сад Баумана, который явственно устремился в гонку за лидерами. Построив еще детскую мегагорку и перголу для выставок – силами вездесущего бюро WOWHAUS (а в следующем сезоне нас ждет «Обитаемый забор» по их же проекту). Самая стильная эстрада года появилась в парке «Перово» – ее, как и детский клуб, сделало бюро «Практика». В Сокольниках открыли сразу несколько симпатичных кафе и буквально только что – каток весьма затейливой архитектуры. Самый же эффектный городской деревянный объект за пределами столицы вырос в Уфе: Игорь Паличев смастерил здесь оригинальное кафе «Ямайка».
Сцена, Москва, Перовский парк. Архитекторы: Денис Чистов, Григорий Гурьянов, Анастасия Глухова, Станислав Каптур («Практика»)

Нам, конечно, особенно приятно, что это уфимское бюро DarkDesign – лауреат премии АРХИWOOD-2012. Работы же претендентов на премию будущего года уже сегодня можно видеть на сайте премии. Этот преждевременный старт спровоцирован именно тем прорывом, который случился в этом году и который нам кажется очень важной тенденцией, знаменующей поворот архитектуры к человеку. С той же целью мы решили максимально упростить (и в то же время авторизовать) подачу объекта на сайт АРХИWOOD. Теперь авторы могут абсолютно самостоятельно загружать на сайт свои объекты. Правда, активирует заявку все равно администратор сайта, но иначе мы рискуем превратить нашу «доску почета» в рекламную мусорку. Пока – в тестовом порядке – мы сами загрузили на сайт «деревяшки» общественного назначения, номинированные членами Экспертного совета Премии. Теперь слово как за авторами (объекты на Премию принимаются до 31 марта 2013 года), так и за всеми интересующимися: нам очень важны ваши комментарии!
Кафе «Ямайка», Уфа. Архитектор: Игорь Паличев (DarkDesign). Фото: Игорь Паличев

28 Декабря 2012

Николай Малинин

Автор текста:

Николай Малинин
Похожие статьи
Любовь и мир
В Доме МСХ на Кузнецком мосту открылась выставка Василия Бубнова. Он известен как автор нескольких монументальных композиций в московском метро, Артеке и Одессе, но в последние 30 лет работал в основном как очень плодовитый станковист.
Боги некритического реализма
Как непротиворечиво совместить современное искусство и поздний академизм эпохи Александра III в одном зале? Ответом на этот вопрос стал яркий и чувственный экспозиционный дизайн, предложенный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки Генриха Семирадского в ГТГ.
Градсовет Петербурга 26.04.2022
Градсовет обсудил два масштабных проекта северной столицы: застройку второй половины намыва Васильевского острова жилыми кварталами и перенос основной части Санкт-Петербургского государственного университета в город Пушкин.
Сцена и графика
Или графика на сцене. В театре Мастерская Петра Фоменко открылась выставка акварелей и рисунков Сергея Кузнецова. Небольшой фоторепортаж.
Первая легальная
Руководство Винзавода и Москомархитектуры открыли выставку граффити на бетонной железнодорожной стене при Курском вокзале. По словам организаторов, это первый опыт легального граффити в городском пространстве Москвы. Он интересным образом соседствует с нелегальными надписями напротив.
Архсовет Москвы – 74
Проект ЖК на территории ПВСВ, построенной по проекту архитекторов мастерской Весниных, тесно соседствует с известным «Домом-Самолетом», но сохранных памятников конструктивизма на его территории немного. Авторы – АБ ЦЛП, – уделили много внимания памяти о конструктивистском прошлом места, так же как и парку. Но главной темой обсуждения совета стала проницаемость территории в будущем хотя бы для транзитного прохода.
Сгорание
В воскресенье в Никола-Ленивце сожгли объект молодого архитектора Екатерины Поляковой, Вавилонскую башню. Решение о том, чтобы не отменять готовое действо, было принято не без труда; согласно заявлению организаторов, Масленица 2022 года – не праздник, а невеселое художественное высказывание, призыв к прощению и примирению.
Стирание
В четверг (или в среду?) в Анфиладе Музея архитектуры открылась выставка Валерия Кошлякова Domus Maxima. Открытие началось с обсуждения возможности открывать выставку в кризисные времена вообще – но сама живопись, пожалуй, дает ответ на этот вопрос. Выставка очень красивая, ее даже можно понять как вариант истории архитектурной культуры, увиденной через призму личного взгляда художника.
Суметь посметь
Выставка в галерее «Беляево» объединяет советское и современное монументальное искусство – и стрит-арт, поднимая тему их сходств и отличий, в которых, если подумать, не все так просто, как кажется.
Ценность подлинности
Музей Третьяковых в 1-м Голутвином переулке – пример нестандартного подхода к формированию экспозиции там, где невозможна мемориальная обстановка дома-музея. Другая особенность – проект реставрации вырос из дизайна экспозиции, и оба нацелены на демонстрацию подлинности и акцентирование аутентичности. Такое сращение экспозиции и проекта реставрации возможно только при очень последовательной работе от идеи к воплощению. Показываем, рассказываем, беседуем с автором проекта Наринэ Тютчевой.
Градсовет Петербурга 26.01.2022
Парадокс с сохранением дореволюционной застройки, Покрас Лампас и правило брандмауэра: эксперты повторно рассмотрели проекты санатория в Репино и гостиницы на Уральской улице.
Путь Цоя
Planet 9 создали дизайн для выставки «Путь героя», которая открыта сейчас с Манеже. Пластическое и пространственное решение, интерпретируя историю жизни и творчества Виктора Цоя, выстраивает собственный, очень активный комментарий.
Грани Вестника
В ЦДА открылась юбилейная выставка старейшего из современных архитектурных изданий, выстраивающего связи между «Архитектурой СССР» и постсоветской профессиональной журналистикой, также как и между теорией и историей архитектуры. В сухом остатке – мы находимся где-то рядом с точкой сингулярности.
Горизонт Венеции
В Музее архитектуры открыта выставка панорам Венеции от XV до XX века. В наше время она приобретает неожиданный привкус ностальгии по городу, который теперь не так просто посетить.
Архсовет Москвы – 73
Архсовет поддержал проект здания ресторанного комплекса на Тверском бульваре рядом с бывшей Некрасовской библиотекой, высоко оценив архитектурное решение, но рекомендовав расширить тротуары и, если это будет возможно, добавить открытых галерей со стороны улиц. Отдельно обсудили рекламные конструкции, которые Сергей Чобан предложил резко ограничить.
Градсовет Петербурга 14.01.2022
На днях состоялся первый после смены председателя КГА и главного архитектора Петербурга градостроительный совет. На нем рассматривались: доработанный вариант реконструкции «Фрунзенской», жилой комлпекс на месте «Ленэкспо» и очередная LEGENDA Евгения Герасимова. Также были представлены новые лица в составе совета.
Архсовет Москвы – 72
Концепцию развития территории бывшего завода «Красный богатырь», разработанную Buromoscow и включающую идеи сохранения пяти исторических зданий без статуса ОКН, Архсовет Москвы поддержал, выразив надежду на превращение будущего комплекса площадью 473 000 м2 в часть нового линейного центра, формирующегося на северо-востоке города вдоль Яузы; эксперты также предложили повысить высоту части башен не до 100 метров, в больше.
Осознание Москвы
Выставка «Москва: проектирование будущего» в Музее Москвы рассказывает историю города – в том числе управления им и его утопических проектов наравне с реальными генпланами – в очень наглядной и популярной форме. Прямо-таки формирует сознание.
Маленькое нефтяное подсознание
«Музей подсознания Москвы» Павла Пепперштейна и Сони Стереостырски, дополненный виртуальрной реальностью от Immerse Lab и спектаклем Дмитрия Мелкина «Солярис», представляет подсознание российской столицы как Нефтяриса, нефтяного океана, генерирующего образы, созвучные шаблонному мышлению. Нейросеть Алиса в другой части выставки шепчет про кроссовки.
Скажи мне, птица
Выставку «Вещественные доказательства» архитектора-художника Александра Бродского можно посмотреть в Гоголь-Центре до 23 января, а благоустроенное им же фойе театра, к которому приурочена выставка, – и после. Это часть проекта «Гоголь-арт», который курирует Евгения Гершкович. Представленные «улики» развивают тему, давно представленную в творчестве Бродского, но выставку и амфитеатры, как мы считаем, надо воспринимать целостно, как тонкую работу с пространством Гоголь-центра.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Что есть истина
В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так.
От ЗИМа до -изма
В Самаре 13 сентября торжественно, в сопровождении перформанса, спонсированного Сбербанком, была презентована общественности реставрация здания фабрики-кухни, нового филиала Третьяковской галереи. Вашему вниманию – репортаж о промежуточных, но уже вполне значительных, результатах реставрации памятника авангарда.
Архив архитектуры
В Музее архитектуры открылась выставка «Профессия – реставратор», первая из экспозиций, приуроченных к будущему юбилею. Нетрадиционная тема позволяет показать работу не самых заметных, но очень важных для музея людей – тех, кто восстанавливает предметы и готовит их к хранению и показу.
Технологии и материалы
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Duravit для Сколково
В новом городе, рассчитанном на инновации, и сантехника современная и качественная. От компании Duravit.
Куда дальше? В Ираке появился объект с российским...
Много стекла, света, белые тона в наружной отделке, интересные геометрические детали в оформлении фасадов – фирменный стиль Lalav Group графичный и минималистичный. Он отсылает к архитектуре современных мегаполисов, хотя жилой комплекс Wavey Avenue расположен всего в нескольких километрах от древней цитадели.
Изящная длина
Ригельный кирпич благодаря необычному формату завоевывает популярность и держится в трендах уже несколько лет. Рассказываем, когда уместно использовать этот материал, и каких эффектов он позволяет добиться.
Пятерка по химии
Компания «Новые Горизонты» разработала и построила в Семеновском сквере Москвы игровой комплекс «Атомы». Авторская площадка мотивирует детей к общению и активности, а также служит доминантой всего сквера.
Punto Design: как мы создаем мебель для общественных пространств...
Наши изделия разрабатываются совместно с ведущими мировыми дизайнерами и архитекторами – профессионалами со всего мира: студиями «Karim Rashid», «Pastina», «Gibillero Design», «Studio Mattias Stendberg», «Arturo Erbsman Studio», Мишелем Пена и другими.
Сейчас на главной
Градсовет Петербурга 25.05.2022
Градсовет рассмотрел дом от Евгения Герасимова на Петроградской стороне и жилой квартал на Пулковском шоссе от Сергея Орешкина. Обе работы получили поддержку экспертов, но прозвучало мнение о проблемах с масштабом и разнообразием в новой застройке.
Незаживающая рана
Проект «памятника последнему геноциду» Георгия Федулова занял 3 место на международном конкурсе. Памятник, ради которого проводился конкурс, планируется установить в канадском городе Брамптоне.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Уголок в лесу
В проекте загородного дома RoomDesignBuro использует несколько нестандартных решений: каркасную систему на фанерных коннекторах, угловой план, мягкую кровлю и магнезиевое покрытие полов.
Народный театр XXI века
На Тайване завершено строительство Тайбэйского центра исполнительских искусств по проекту OMA. Здание рассчитано на смелые эксперименты и иную, чем обычно, социальную позицию театра.
Выше супремума
Максим Кашин разместил в своей мастерской пространственную инсталляцию, посвященную супрематизму, но на него не похожую – авторы исследуют границы и возможности направления, декларированного Малевичем. Свой супрематизм они называют новым.
Энергия искусства вместо электричества
В Ташкенте представлен проект реновации здания электростанции, где располагается Центр современного искусства, а также проекты арт-резиденций в Старом городе. Автором выступило французское бюро Studio KO.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Что вы хотите знать об архбетоне?
– теперь можно спросить.

Запускаем проект, посвященный архитектурному бетону, и предлагаем архитекторам, которые работают с этим актуальным материалом, так же как и тем, кто собирается начать, задать свои вопросы производителям.
Несущий свет
Новый ландшафтный объект красноярского бюро АДМ – решетчатый «забор» на склоне Енисея, в противовес названию совершенно проницаем и открывает путь к террасе над рекой. Форма его узнаваемо-современна.
Кино как поиск
В ГЭС-2 на презентации 99 номера «Проекта Россия» показали фильм – «архитектурное высказывание» бюро Мегабудка. Говорят, первый такого рода опыт в нашем контексте: то ли часть заявленного архитекторами поиска «русского стиля», то ли завершающий штрих исследования.
Расскажи мне про Австралию
Способны ли волнистые линии на белом фоне перенести клиентов московского кафе на побережье Австралии? Напомнить о просторе, морском воздухе, волнах? На этот вопрос попытались ответить в своем проекте авторы интерьера кафе WaterFront.
Стандарты по школам
Москомархитектура представила новые рекомендации проектирования объектов образования и инженерной инфраструктуры.
Прохлада в степи
Многоуровневая вилла в Ростовской области, отвечающая аскетичному природному окружению чистыми формами, слепящим белым и зеркалом воды.
Войти в матрицу
Девять отсутствующих колонн, форму которых создает лишь обвивший их плющ из кортеновской стали, дизайнер и художник Ху Цюаньчунь собрал в плотный кластер, противостоящий индустриализации окружающих территорий.
Сосновый дзен
Загородный дом от бюро «Хвоя» с характерным лиризмом и чертами японской традиционной архитектуры, построенный меж сосен Карельского перешейка.
Любовь и мир
В Доме МСХ на Кузнецком мосту открылась выставка Василия Бубнова. Он известен как автор нескольких монументальных композиций в московском метро, Артеке и Одессе, но в последние 30 лет работал в основном как очень плодовитый станковист.
Бетон, дерево и кофе
Замысел нового кофе-плейса, спрятанного в глубине дворов на Мясницкой, родился в городе Орле и отчасти реализован орловскими мастерами по дереву. Кофейня YCP совмещает минимализм подхода с натуральными материалами: дубовой мебелью и бетонными потолками.
Пресса: Неотвратимость счастья
Григорий Ревзин о том, как Сен-Симон назначил утопию государственным долгом. Сен-Симон относится к ограниченному числу подлинных пророков веры в социализм, что вселяет известную робость любому, кто собирается о нем писать,— в него инвестировано слишком много надежд, светлых мыслей и желаний.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Винный дом
Счастливая история возрождения заброшенного особняка в качестве ресторана с энотекой и новой достопримечательности Воронежа.
Каспийские дары
Рыбное бистро и лавка в центре Махачкалы по проекту Studio SHOO: яркие росписи, морские канаты для зонирования и вид на город.
Нетипичная реновация
Проект, предложенный для реновации пятиэтажек в центре Калуги, совмещает две очень актуальные идеи: реконструкцию без сноса и деревянные фасады. Тренды не новы, но в РФ редки и прогрессивны.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.