English version

Форпосты городского уюта

Участвуя в конкурсе на концепцию развития бывшей промзоны на Бережковской набережной, «Архитектурное бюро Асадова» придумало, как сделать эту территорию неотъемлемой частью города.

Анна Мартовицкая

Автор текста:
Анна Мартовицкая

29 Апреля 2013
mainImg
Проект:
«Бережки – город для жизни». Конкурсный проект развития территории на Бережковской набережной
Россия, Москва, Бережковская наб., 20

Авторский коллектив:
А.Р.Асадов, А.А.Асадов, Е.Дидоренко, Т.Чернова, Т.Коновалова, К.Шепета, А.Гераскина

2013

ООО «ИФК Лираль»
О конкурсе, предметом которого стала промзона площадью 26 га в столичном районе Дорогомилово, Архи.ру уже писал. Она протянулась от Киевского вокзала до Третьего транспортного кольца, занимая все пространство между железной дорогой и Бережковской набережной. Сегодня это хаотично и непрезентабельно застроенная территория, на которой расположены всевозможные производства и предприятия сферы логистики, но собственник участка – компания LIRAL – намерен в ближайшие годы кардинально изменить ее судьбу. Комплексное обновление участка и стало темой закрытого состязания, в рамках которого «Архитектурное бюро Асадова», разработало концепцию под названием «Бережки – город для жизни». 
«Бережки – город для жизни». Конкурсный проект развития территории на Бережковской набережной © Архитектурное бюро Асадова
«Бережки – город для жизни». Конкурсный проект развития территории на Бережковской набережной © Архитектурное бюро Асадова

Для того, чтобы превратить промзону в благоустроенный жилой кластер, архитекторам пришлось решить немало проблем. Главные из них – транспортная доступность (или, что точнее, недоступность) и огромное количество обременений, которыми участок обязан своим ближайшим соседям. Санитарно-защитные зоны железной дороги, ТТК, расположенной между промзоной и вокзалом ТЭЦ-12, а также склада дизельного топлива «отъедают» почти половину полезной площади. Но сдать бесценные земли без боя архитекторы, конечно, не могли: и экономическая целесообразность проекта в этом случае была бы сведена к нулю, и гипотетический жилой квартал оказался бы в кольце отчуждения. Наоборот, в своем проекте бюро Асадова постаралось задействовать весь потенциал территории, разработав поэтапную стратегию превращения существующих ограничений в преимущества для будущей среды обитания.
«Бережки – город для жизни». Конкурсный проект развития территории на Бережковской набережной © Архитектурное бюро Асадова

Прежде всего, авторы переосмыслили близкое соседство с железнодорожным полотном. Справедливости ради, тут команда Асадовых ничего принципиально нового для себя не изобрела – наоборот, архитекторы с удовольствием вернулись к одному из своих любимых замыслов, который они уже не раз «примеряли» на Москву. Речь о создании т.н. обитаемых платформ над железнодорожными путями, которые позволят минимизировать шум от проходящих поездов и эффективно использовать площадь самого полотна и санзоны вокруг него. Интересно, что в данном проекте «Архитектурное бюро Асадова» предложило перекрыть не только тот отрезок путей, который проходит по северной границе участка, но и железную дорогу между реабилитируемой промзоной и Киевским вокзалом. Всего, по подсчетам авторов, на высвобожденной таким образом территории с могут разместиться деловые, выставочные и др. функции площадью до 1 млн. кв.м.
«Бережки – город для жизни». Конкурсный проект развития территории на Бережковской набережной © Архитектурное бюро Асадова

Конечно, это решение на очень долгосрочную перспективу, но с архитекторами трудно не согласиться: только такого рода «мост» способен принципиально изменить островное положение промзоны, которая сегодня фактически отрезана от города. Кроме гигантского (и, конечно, очень дорогостоящего) «футляра» для железной дороги архитекторы предлагают построить несколько мостов – один автомобильный, который свяжет «Бережки» прямую с районом Москва-сити, и три пешеходных, которые, в свою очередь, сделают новый район доступным для горожан практически с любой стороны: от метро, с противоположного берега Москва-реки и с Мосфильмовской улицы и из парка поймы реки Сетунь.
«Бережки – город для жизни». Конкурсный проект развития территории на Бережковской набережной © Архитектурное бюро Асадова

Третье транспортное кольцо, конечно, так не зачехлишь, поэтому для борьбы с его шумным соседством авторы концепции искали архитектурные средства. Вдоль всей границы участка, обращенной к ТТК, вырастает линейный супер-дом, как его называют сами Асадовы, выполняющий функцию шумозащитного экрана и одновременно роль визитной карточки нового района. Его этажность постепенно понижается по мере приближения к набережной, а плавный изгиб, вторящий трассировке дороги, архитекторы усиливают с помощью крупных ячеек оконных проемов, придающих фасаду сложный многомерный рисунок.
«Бережки – город для жизни». Конкурсный проект развития территории на Бережковской набережной © Архитектурное бюро Асадова

Необходимость защиты от прилегающей ТЭЦ, в свою очередь, породила развитый культурно-общественный центр в восточной части участка, призванный стать точкой притяжения городского масштаба. Он получил форму подковы, развернутой в сторону нового района и тем самым формирующей комфортное пространство. В конкурсном проекте Асадовы предлагают перекрыть его легкой тентовой конструкцией, показывая на визуализациях изящную полупрозрачную сферу, подвешенную на уровне кровли общественного центра на тонкие стальные тросы. Ассоциация с берлинским Сони центром приходит в голову сразу же, впрочем, авторы и не скрывают, что этот объект послужил одним из прототипов, – в конкурсе предварительных концепций развития участка, когда речь о конкретном архитектурно-планировочном решении не идет, это вполне уместно. Включить в состав общественного комплекса они предлагают выставочный центр, концертный зал, медиатека, а также Центр альтернативной энергетики, где будут исследоваться и внедряться новые технологии энергообеспечения – преемники ТЭЦ.
«Бережки – город для жизни». Конкурсный проект развития территории на Бережковской набережной © Архитектурное бюро Асадова

Озелененные и застроенные платформы над железной дорогой, дом-стена и буфер в виде общественного центра – вот «форпосты», с помощью которых архитекторы заставляют существующие санзоны если не расступиться, то хотя бы немного ослабить свою «хватку». «Выставив их со всех неблагоприятных сторон, мы получили уникальное по комфортности внутреннее пространство, где разместили основные жилые и общественные площади», – комментирует замысел архитектор Андрей Асадов. И если в аналоге Сони центра общественные пространства возникали, в основном, на первых этажах возводимых центров или на почти закрытой от сторонних воздействий площади, то здесь авторы дают себе волю в проектировании благоустроенных рекреационных зон, делающих новый район по-настоящему комфортным и привлекательным. Жилая застройка делится на две линии кварталов, между которыми расположена прогулочная зона с искусственным озером треугольной формы. Жилье первой линии, выходящее на Москву-реку, получит все преимущества «дома на набережной», в то время как достойные виды внутренним кварталам обеспечит именно этот водоем с благоустроенными набережными, решенными в нескольких уровнях. На стилобатах приподняты и все дворовые пространства – по замыслу авторов проекта, это позволит не только разместить необходимое количество машиномест, заглубляясь всего на один подземный уровень, но и четко разделить приватные и общественные пространства.
«Бережки – город для жизни». Конкурсный проект развития территории на Бережковской набережной © Архитектурное бюро Асадова
«Бережки – город для жизни». Конкурсный проект развития территории на Бережковской набережной © Архитектурное бюро Асадова
«Бережки – город для жизни». Конкурсный проект развития территории на Бережковской набережной © Архитектурное бюро Асадова
«Бережки – город для жизни». Конкурсный проект развития территории на Бережковской набережной © Архитектурное бюро Асадова
«Бережки – город для жизни». Конкурсный проект развития территории на Бережковской набережной © Архитектурное бюро Асадова
Проект:
«Бережки – город для жизни». Конкурсный проект развития территории на Бережковской набережной
Россия, Москва, Бережковская наб., 20

Авторский коллектив:
А.Р.Асадов, А.А.Асадов, Е.Дидоренко, Т.Чернова, Т.Коновалова, К.Шепета, А.Гераскина

2013

ООО «ИФК Лираль»

29 Апреля 2013

Анна Мартовицкая

Автор текста:

Анна Мартовицкая
Архитектурное бюро ASADOV: другие проекты
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Прогулки по воде
Набережная Марка Шагала в скором времени превратится в крупнейший прибрежный парк Москвы с зелеными променадами, велосипедными и беговыми дорожками, парковыми аллеями, спа-центром на воде, водным садом и скульптурными павильонами в духе художников-авангардистов, прежде всего самого Шагала. Рассматриваем проект второй очереди.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Премия Москвы: итоги 2020
Названы пять проектов-лауреатов Архитектурной премии Москвы. Впервые среди победителей – объект транспортной инфраструктуры и проект, реализуемый в рамках программы реновации.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Открытый космос
К 300-летию Кузбаса в 2021 году по проекту ГК «Спектрум» и бюро ASADOV в Кемерове будет построен новый пассажирский терминал аэропорта имени Алексея Леонова.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Экстрим с комфортом
В Якутии подвели итоги конкурса на проект для туристического кластера в селе Оймякон. Победу одержал консорциум, возглавляемый бюро ASADOV. Рассказываем об их проекте и показываем работы других призеров.
Идем на запад
Для проекта большого района в Калининграде бюро Асадова предложило несколько оригинальных решений, меняющих представление о современной жилой застройке и комфортной городской среде.
Архитектура здоровья
Авторы первого корпуса Медицинского кластера, открывшегося в сентябре 2018 года в ИЦ «Сколково», бюро Асадова и компания Transumed нашли оригинальные решения для объектов здравоохранения, предложив новую типологию архитектуры здоровья
Билет на праздник: архитекторы о WAF-2018
В конце ноября прошел очередной фестиваль WAF. На этот раз в Амстердаме. Говорим с восемью российскими участниками, вошедшими в шорт-лист и презентовавшими свои проекты. В том числе и с Никитой Явейном, победителем в номинации Культура-Проект.
Заглядывая в экобудущее
Конкурс на концепцию первого экорайона в Казани завершился победой российско-британско-французского консорциума во главе с консалтинговой компанией Knight Frank. Показываем проекты всех трех финалистов и видеопрезентации к ним.
Башни и мосты
Комплекс на Нахимовском проспекте – пример яркой и неординарной жилой архитектуры, где смелые пространственные и дизайнерские решения соединяются с традициями отечественной архитектурной школы.
WAF: российские проекты
В шорт-лист премии Всемирного фестиваля архитектуры WAF-2018 вошли тринадцать российских проектов от семи архитектурных бюро. Мы поговорили со всеми номинантами о проектах и о том, зачем им фестиваль.
10 аэропортов
В стране интенсивно строят и реконструируют здания аэропортов: российские и иностранные архитекторы, причем нередко интерьеры получаются интереснее наружности, а иногда и фасад неплох. Рассматриваем 7 построек и 3 проекта по следам круглого стола с Арх Москвы.
Крылатый образ Перми
В новом терминале аэропорта Перми бюро Асадова не только добилось баланса между технологичностью, безопасностью, комфортом и имиджевой составляющей, но и предложило новый символ для всего Прикамья.
Качество vs количество
Круглый стол «Погоня за радугой» на фестивале «Зодчество» стал заключительной чертой в обсуждении проблем архитектурного качества. Дискуссия сфокусировалась на вопросах профессиональной этики, ответственности архитектора и особенностях российской ментальности.
Взгляд вглубь
Коллекция арт-объектов проекта «Эталон качества», показанная на фестивале «Зодчество», наглядно продемонстрировала, как архитекторы соотносят ключевые ценности своей профессии и свое собственное творчество
Одежда для интроверта
Здание с ажурным, завораживающе поблескивающим фасадом было попыткой скрестить типологию шопинг-молла и городской улицы. Молл оказался сильнее; но ТРЦ – реализованный результат конкурса, проведенного архсоветом – красив и сам по себе.
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.